ТЕОДОР ДРАЙЗЕР: ТЯЖЕЛАЯ ПОСТУПЬ ПРАВДОИСКАТЕЛЯ

Первые ступени:«газетные дни». — «Сестра Керри»: две жизни, две судьбы. — «Трилогия желания»: анатомия успеха. — «Американская трагедия»: преступление и наказание Клайда Гриффитса. — Послекризисные годы: «логика жизни».

Мне хотелось бы, чтобы Соединенные Штаты сблизились с Советским Союзом... С какой бы точки зрения ни посмотреть на наши две страны... укрепление тесных дружеских отношений между нами будет иметь огромное значение. Я знаю, простые люди в Соединенных Штатах думают точно так же. Поэтому взаимное понимание и знание друг друга совершенно необходимы.

Теодор Драйзер

Драйзер — одна из ключевых фигур американской литературы. Он, в сущности, открыл ее новый этап — XX в.

Это обстоятельство отметил Синклер Льюис, первый американец — лауреат Нобелевской премии по литературе. В своей Нобелевской речи (1930), запальчиво и метко озаглавленной «Страх американцев перед литературой», характеризуя своих собратьев по перу, достойных, по его мнению, этой престижнейшей награды, С. Льюис назвал первым имя Драйзера, несмотря на то, что состоял с ним в личной ссоре. Драйзер, по его словам, был «первооткрывателем», поборником «смелого и страстного» изображения жизни, освободившим литературу от «викторианской» и «хоуэллсианской» робости и претенциозности, художником, в нелегкой борьбе пробивавшим дорогу тем реалистам, которые осмелились запечатлеть действительность нелицеприятно, без оглядки на разного рода табу и правила «хорошего тона». С этой, по сути, принципиальной оценкой позднее солидаризировались в своих высказываниях Шервуд Андерсон, Уильям Фолкнер, Эрнест Хемингуэй, Роберт Пенн Уоррен и др.

В статье «Драйзер» (1916), написанной в пору резких нападок на автора «Сестры Керри», Андерсон писал: «Тяжка, тяжка поступь Теодора. И как просто было бы разбирать по косточкам некоторые его книги, посмеяться над тяжеловесностью его прозы. Но тяжелая поступь Теодора, его тяжелая неуклюжая поступь проторила нам тропу. Он идет по пустыни лжи, он прокладывает нам тропу. И тропа эта скоро станет улицей».

Столь значимая роль Драйзера определялась несколькими факторами. Писатель, тяготевший к эпическому размаху, стремился, по его словам, «выразить характер и дух действительности». В его творчестве отчетливо выражено автобиографическое начало. Он был бесстрашен, способен, по словам критика Матиссена, «идти поперек толпы». Работал в самых разных жанрах: как романист, новеллист, драматург, критик, очеркист, мемуарист. Значительный пласт в его наследии — книги документально-публицистического характера. Он был неподкупно предан правде, отвергал лживые стереотипы и шаблоны. Видный критик Генри Менкен, один из первых глубоких интерпретаторов Драйзера, подчеркивал, что он оставил «прочный и прекрасный след в национальной словесности. Американская литература до и после его времени отличается почти так же, как биология до и после Дарвина».

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >