Правило 2. Тезис должен оставаться неизменным без специальных оговорок.

Фактически это реализация в теории аргументации принципа тождества. Если критика исходного тезиса частично удается, тезис может быть скорректирован по ходу самой дискуссии, но сделано это должно быть «публично».

Характерные нарушения этого правила {«подмена тезиса» в широком смысле слова) и основные уловки следующие.

  • 1. Замена чужого тезиса более сильным. Обычно условные высказывания в этом случае подменяют безусловными. Скажем, пропонент заявляет: «Если они откажутся, нам необходимо будет применить силу». Оппонент представляет этот тезис в своей критике в виде: «Мой соперник утверждает о необходимости применения силы». Для менеджеров, политиков, организаторов всех рангов важно понимать сущность гипотетических императивов («Если вы хотите добиться цели А, надо использовать средства В»). В ряде случаев эти утверждения не носят ценностного (субъективного) характера и могут быть верифицированы (скажем, из истории, науки, опыта известно, что без В событие А не наступает, и эта связь не зависит от установок и желаний людей), в отличие от суждения типа «Некто S предлагает использовать В» (особенно если это самое В представляет собой, так сказать, некую непопулярную меру, а по отношению к S аудитория уже настроена негативно). Никогда нельзя путать утверждения «Надо делать то-то и то-то» и «Если ставится такая-то цель, надо делать то-то и то-то». К сожалению, мы все чаще видим, как игнорирование современными политиками и менеджерами именно этого важнейшего момента приводит к кризисам, крахам, провалам (в спорте, образовании, бизнесе и т.д.). Сущность данной ошибки кроется в том, что, согласно логике, даже доказанная ложность более сильного утверждения не означает ложности более слабого.
  • 2. Замена своего тезиса более слабым. Скажем, заявляется тезис: «Социальная идеология X несостоятельна». Но доказывается с помощью имеющихся аргументов на самом деле совсем другой: «Политика конкретного государства 5, исповедовавшего социальную идеологию X, потерпела историческую неудачу». Ясно, что наиболее часто встречающаяся подмена такого рода — замена общего высказывания частным (единичным). В последнее время в политической публицистике этот прием стал применяться все чаще.

Среди специалистов по теории аргументации широко известна следующая максима: «Кто доказывает много, не доказывает ничего». Формулировка эта на первый взгляд парадоксальна (казалось бы, всегда лучше доказывать больше, чем меньше!); ее смысл лучше всего прояснить на примере, который приводит Г. Челпанов. Пусть кто-то обосновывает недопустимость самоубийства тем, что человек не вправе отнять у себя то, что сам себе не дал. Но из этого аргумента следует и то, что нельзя резать ногти, продавать дом, доставшийся в наследство, и т.д. Иными словами, при этой ошибке из аргумента следует не только тезис, но и ряд других утверждений, которые невозможно признать истинными. А это обесценивает нужное следствие (тезис).

  • 3. Создание фиктивной точки зрения. Критикуется не сам тезис про- понента, а некое (действительно легко опровергаемое) утверждение, приписываемое пропоненту. Иногда бывает, что оно действительно ему принадлежит (скажем, когда-либо высказывалось), но поскольку не имеет отношения к теме аргументации, его критика является в данном случае нерелевантной.
  • 4. Подмена тезиса (в узком смысле слова). Скажем, администрация некоего коррумпированного вуза пытается «найти управу» на строгого и принципиального преподавателя. И в процессе «разбирательства» его деятельности тезис «Вы строго спрашиваете и задаете много вопросов» подменяется тезисом «Вы унижаете студентов» (который аргументируется тем, что «Студенты не могут ответить на многие вопросы, и у них возникает комплекс неполноценности»).
  • 5. Логическая диверсия. Речь идет о переводе разговора на другую, часто «более общую» тему. «Нас обвиняют в том, что игроки не боролись за победу. Но давайте лучше поговорим вообще о состоянии отечественного спорта, особенно — о положении дел в детском спорте...» {пример Д. Зайцева). Хорошо знаком этот прием нерадивым студентам, которые не утруждают себя выучиванием всего материала, рассчитывая в любом случае (пользуясь объективной взаимосвязью предметов и явлений) при ответе на любой вопрос незаметно перейти к знакомым темам. Хорошо известен анекдот, в котором студент, зная из курса зоологии лишь вопрос «Блохи», начал на экзамене ответ на вопрос «Ежи» так: «Еж — это такой зверек, у которого есть только иголки, а шерсти нет. А вот если бы у него была шерсть, то в ней водились бы блохи...» Однако, квалифицируя подобный прием как логическую ошибку, не стоит впадать в крайности. Надо иметь в виду следующую схему мысли (ее формулировка принадлежит авторам «Проекта Россия»): «Бессмысленно заниматься подтиранием лужи на полу, вместо того чтобы починить протекающую крышу». В условиях современного мира все явственнее проявляется зависимость конкретных социальных явлений от глобальных установок социальной политики. Поэтому рассмотрение общих («философских») вопросов не только не является нерелевантным по отношению к частной теме аргументации, но зачастую является просто ключевым моментом! Скажем, бессмысленно обсуждать эпатажное поведение молодых русских людей на Манеже в Москве 11 декабря 2010 г., не рассматривая весь контекст социальной и национальной политики российского государства в предшествующие 10—15 лет. Бессмысленно обсуждать содержание новых учебных стандартов и новых учебников, не рассмотрев вопроса о стратегической политике в области образования вообще, и т.д. Конечно, это не значит, что при обсуждении любых конкретных вопросов надо всегда начинать «с Адама», но принцип целостного рассмотрения действительности приобретает в современной аналитике, журналистике, геополитике, менеджменте первостепенное значение.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >