Вопросы: сущность, структура, основные классификации

В гл. 2 мы уже характеризовали вопрос как смысл вопросительного предложения и давали соответствующее определение. Напомнив о том, что риторические вопросы с точки зрения логики вопросами не являются («Найдется ли кто-то, кто способен оспорить тот факт, что “добросовестный чиновник”это оксюморон в условиях нынешней России?»), сейчас же приведем чуть другое определение, принадлежащее Ю. В. Ивлеву.

Из судебной практики: невыдуманные диалоги

Адвокат: Назовите день вашего рождения.

Свидетель: 29 февраля.

Адвокат: Год?

Свидетель: Каждый год.

Адвокат: Каким образом амнезия действует на вашу память?

Свидетель: Иногда я о чем- нибудь забываю.

Адвокат: Приведите примеры того, о чем вы забыли.

Адвокат: Сколько лет вашему сыну?

Свидетель: Какому из трех?

Адвокат: Двадцатилетнему.

Свидетель: Скоро будет двадцать один.

Интернет

Вопрос — это мысль, в которой выражается требование или просьба дополнить имеющуюся информацию с целью устранения или уменьшения познавательной неопределенности.

По своей логической форме вопросы делятся на «ли-вопросы», «какой-вопросы», «почему-вопросы».

«Ли-вопросы» используются тогда, когда вопрошающий уже располагает конкретной информацией по интересующему его факту (что-то помнит, что-то слышал, что-то читал и т.д.), но не уверен, верна (точна) ли она. Например, «Правда ли, что ноги кенгуру и страусов устроены так, что эти животные не могут делать шагов назад?» «Какой-вопросы» используются тогда, когда вопрошающий хочет получить информацию конкретного характера («Кто такой Инцитат и чем он знаменит?», «Когда закончилась Вторая мировая война?», «Где пройдут летние Олимпийские Игры в 2020 г.?», «Какой закон носит имя Ома?» и т.д.).

«Почему-воиросы» используются тогда, когда вопрошающий хочет узнать о причинах соответствующего явления, о природе связи фактов и событий и т.д. («Почему гитлеровская армия не смогла взять Москву осенью 1941 г.?»).

Вопросы, как и высказывания, могут быть простыми и сложными. Простой вопрос не содержит в себе других вопросов («Под каким именем прославился Кассиус Клей?»), сложный же содержит в себе два или более простых вопроса («Кто был главным судьей финального матча чемпионата мира по футболу 2010 г. и сколько желтых карточек он тогда показал?»). Очевидно, что сложные вопросы образуются из простых с помощью обычных пропозициональных связок. Но здесь есть одна принципиальная тонкость: вопросы с союзом «если» вообще не являются сложными. И это понятно почему — «антецедентная» (выражение Д. Зайцева) часть таких вопросов де-факто представляет собой явно сформулированную предпосылку. Например, «Если в ответном матче наша команда выиграет со счетом 3 : 2, пройдет ли она в следующий раунд турнира?». Ситуация с этим вопросом такова. «Дано: ответный матч закончился со счетом 3 : 2 в нашу пользу. Какая из этих двух команд пройдет дальше в соответствии с регламентом турнира?». В методологии философии истории условные высказывания типа «Если бы случилось А, случилось бы и В» называют контрфактическими, ибо, по существу, они одновременно предполагают истинность высказывания «Неверно, что А» (А или еще пока отсутствует или уже окончательно «не произошло»). Примеры: «Если бы Гитлер в 1941 г. начал наступление не одновременно на трех направлениях, а все силы сконцентрировал для удара по Москве, чем бы закончилась война?»; «Если человечество все-таки в ближайшей перспективе освоит Марс, стоит ли сажать там обещанные песней яблони?»

Выбрали

Президент США посетил с рабочим визитом свиноферму. Был сделан ряд фотографий, одну из которых в редакции «Вашингтон пост» решили опубликовать на следующий день на первой полосе. Вечером на планерке обсуждались варианты подписей под снимком. «Президент среди свиней» - грубо, «Свиньи окружают президента» — двусмысленно и т.д. В итоге утром газета выходит с такой шапкой над фотографией: «Третий справа — господин президент».

У вопросов существуют так называемые предпосылки, благодаря которым можно использовать эти вопросы для неявной передачи информации. Ю. В. Ивлев приводит яркий пример подобного вопроса: «С кем окажется армия, если будет предпринята попытка государственного переворота?» (становится ясно, что такая попытка может быть предпринята и что армия может оказаться на любой стороне). Вот еще пример (учитывая то, что вопрос корректный):

«Что именно марксисты имели в виду, когда утверждали о наличии в философской системе Гегеля логического противоречия?» (из самого вопроса мы узнаем, что в системе Гегеля можно увидеть противоречие; за это противоречие его критиковали прежде всего марксисты).

То обстоятельство, что любой вопрос имеет предпосылку (соответствующий факт), верные последователи софистов часто используют для совершения уловки «сокрытие необоснованного утверждения».

Просто в данном случае этот аргумент высказывается не прямо, а неявно, в виде предпосылки соответствующего вопроса. Например: «Иван Петрович, когда же вы станете задавать нам меньше задач на дом?», «Товарищ директор, когда мне ожидать выплаты премии за мой проект?» Заметим, что предпосылка может вообще быть ложным утверждением, как в вопросе: «Как звучит четвертый закон диалектики Гегеля?» (в ней, как известно, только три закона).

«Другая уловка, связанная с предпосылками вопросов, имеет название “подмена вопроса”. Пользуясь тем, что одним и тем же вопросительным предложением могут быть выражены разные вопросы из-за различия в подразумеваемых или содержащихся в контекстах предпосылках, заданный вопрос заменяют другим или же ответ на один вопрос выдают за ответ на другой» (Ю. В. Ивлев).

Искусство слышать вопрос

Мальчика-габровца спрашивают: «У тебя есть шесть яблок, если ты отдашь половину брату, сколько останется?» — «Пять с половиной».

И вот пример подобного софизма, ставший классическим: «Однажды стокгольмский епископ приехал в США по делам. “Будьте осторожны с американскими журналистами, — напутствовали священника. — Там ради сенсации могут написать что угодно”. Поэтому, когда в Ныо-Йорке нахрапистый репортер местной газеты с ходу задал епископу провокационный вопрос: “А не собираетесь ли вы посетить места, где можно повеселиться ночыо?”, тот опасливо спросил: “А что, здесь есть такие места?” На следующий день газета вышла с интервью на первой странице под огромным заголовком: “Первый вопрос шведского епископа: “Есть ли в Нью-Йорке места, где можно повеселиться ночью?”»[1]

Вот еще один пример. «Какой комплимент был для вас самым приятным? — Самое большое удовольствие получаешь от комплиментов от близких людей» (спрашивали «какой?», а не «чей?»).

Студенты часто делают такую методологическую ошибку. Предположим, некое творческое задание звучит так: «Сравните концепции X и У». А ответ выглядит так: «В концепции X утверждается, что... В концепции Y утверждается, что...» С одной стороны, если ответ в данной форме полон, очевидно, что студент знает материал, владеет терминологией, помнит, «кто что сказал» и т.д. Но от него требовалось совершенно другое — не изложить суть моделей, а сопоставить их, неявно предполагая, что сами они уже построены (изложены). То есть студенту следовало определить (перечислить) критерии (пункты) сравнения, выявить в искомых концепциях общее и различное, совместимое и несовместимое и т.д.

Разумеется, отвечая на подобные вопросы, следует указать, какая ошибка допущена (какая уловка применена).

Вопросы делятся на логически корректные и логически некорректные.

Логически корректный вопрос — это вопрос, на который можно дать истинный ответ, снижающий познавательную неопределенность. На логически некорректный вопрос такого ответа дать нельзя. Соответственно, предпосылка логически корректного вопроса — истинное высказывание, некорректного — неистинное.

Логически некорректные вопросы бывают нескольких видов. При ответе на них следует указать соответствующий вид и объяснить, почему вопрос некорректен.

1. Бессмысленные вопросы. В формулировке вопроса могут встречаться «заумные» термины, денотат и интенсионал которых не поддаются вычислению (дефиниции) «за полиномиальное время» (эта фраза, хоть и пародирует описываемую в ней ошибку, сама эту ошибку не содержит). Например: «Предполагает ли интенциональность трансцендентального гипостазирования наличие герменевтического круга в оптических моделях интерсубъективности?» Бывает и так, что все слова понятны, но согласования между ними нет: «Хотите ли вы прочитать позавчера предыдущий ненаписанный рассказ Николая Горькавого?» Разновидностью бессмысленных вопросов являются схоластические вопросы в стиле: «Сколько беременных кентавров может уместиться в салоне “девятки”?» Схоластичность может проявляться и в том, что в предпосылке вопроса содержится утверждение о факте, анализ которого на данном этапе развития теории и практики человечества невозможен: «Будет ли на мировом рынке в 2100 г. цена на яблоки из марсианских садов меньше ста долларов за унцию?»

Минюст предупреждает: будьте внимательны!

Рассказ одного студента-юриста из Мюнхена о том, как недавно буквально вся их группа «засыпалась» на одной из контрольных. Профессор, и ранее не отличавшийся особыми симпатиями к их довольно «ершистой» компании, предложил разрешить гипотетическую тяжбу двух соседей: ветки яблонь в саду одного нависали над клумбами с тюльпанами другого, и яблоки, падая, ломали цветочные стебли. Одна часть студентов встала на сторону любителя тюльпанов, другая рьяно защищала садовода, все вместе блеснули знаниями тонкостей головоломного немецкого законодательства. А в результате-то выяснилось: яблоки опадают осенью, тюльпаны цветут весной, и, стало быть, ситуация, сконструированная профессором, в жизни ни за что нс случится. Все протесты профессор парировал холодно: здравый рассудок надо включать прежде, чем вспоминать статьи и параграфы.

Юридический юмор.

URL: http://www.yurclub.ru/docs/humor/articlel6.html

P.S. Михаил Задорнов любит приводить примеры алогичности в популярных песнях. Например, в знаменитом «Марше трактористов» (В. Лебедев-Кумач) есть такие строки: «Мы с чудесным конем // Все поля обойдем // Соберем, и засеем, и вспашем» - явное нарушение реальной хронологии сельскохозяйственных событий!

2. Провокационные вопросы. Это вопросы, предпосылкой которых является ложное высказывание (см. выше пример про четвертый закон диалектики). Ими иногда сознательно «балуются» мастера игры в «Что? Где? Когда?», например: «Кому посвятил Пушкин стихотворение “Ты жива еще, моя старушка?”» (Д Жарков). Правильный ответ: «Это стихотворение Есенина». А вот еще пример (Е. и И. Сиволюб). В драме Шекспира «Король Лир» есть такой монолог: «Приехал герцог с неизвестной целью. Я упрошу его закрыть пути и гавани. Не улизнет преступник, мы для его поимки разошлем по всей стране его изображенье». Как выглядело это «изображенье»? Ответ: никак; в IX в. до н.э. (время действия пьесы) такие методы еще не могли использоваться. Шекспир необоснованно перенес в прошлое популярный в его время способ поимки преступников. Такими вопросами (типа «Давно ли ты вышел из тюрьмы?») еще древнегреческие софисты ставили в тупик своих не подготовленных к таким атакам оппонентов. Уловка эта широко применяется и в «эпоху победившего двоемыслия». «Только скажите сразу, какую плату вы предпочтете за выполнение этого задания — деньги или продвижение по службе, мы зафиксируем это в приложении к договору». Предполагается, что подчиненный не может отказаться от выполнения этого задания вообще. Ну а если оно противоречит его нравственным принципам, идеалам и т.д.?

На вопрос учителя: «Как называется место на кладбище, где сидит сторож?» самый парадоксальный ответ был таков: «Живой уголок».

Искусство задавать вопросы

Умер Бертран Рассел

  • (кстати, автор атеистической книги «Почему я не христианин»). И вот Господь ему говорит на небесах:
  • — Ты был искренним и честным противником, и прежде чем отправить тебя в ад, я отвечу на любые три твоих вопроса.

Обрадованный Рассел начинает «интервью»:

  • — Всемогущ ли ты?
  • -Да.
  • — А можешь ли ты создать такой камень, который сам не сможешь поднять?
  • — Могу.
  • — Но можешь ли ты объяснить этот парадокс?
  • — Могу.
  • 3. Недоопределенные вопросы. В формулировке используются неоднозначные термины, и из контекста неясно, в каком смысле употребил их вопрошающий. Простейший пример: «Ты революционер?» Что значит «революционер»? Любой человек, открывающий новые горизонты, например, в науке — по определению «революционер». Или революционеры, по мысли автора вопроса, — это только те, кто с оружием в руках сражается на улицах за «правое дело»? Известна такая история, о которой любителям занимательной логики поведал маэстро игры «Что? Где? Когда?» Д. Жарков. Однажды группе молодых художников, в числе которых был знаменитый Павел Федотов, преподаватель дал задание сделать рисунок на классическую тему: «Как вы представляете себе сюжет “Похищение небесного огня”? Изобразите это на холсте!» Федотов изобразил человека, раскуривающего трубку от солнца с помощью увеличительного стекла. А все остальные, разумеется, изобразили Прометея, похищающего огонь у богов, чтобы передать его людям. Следует также отметить (вспомните тему «Определение»), что нечто известное в одной аудитории может быть неизвестным в другой и, соответственно, корректные вопросы для одних могут оказаться некорректными (недоопределенными) для других.

Каверзный вопрос

Вопрос:

— Должен ли коммунист платить членские взносы со всех взяток?

Ответ:

— Должен, если он честный коммунист.

Анекдоты от Никулина.

URL: http://anek-worlds.ru/ anek.php? 10572

Подловил

Судья:

  • - Итак, подсудимый назвал вас идиотом. Это правда?
  • -Да.
  • - Так чего же вы жалуетесь?

Д. В. Зайцев предлагает различать тривиально некорректные и нетривиально некорректные вопросы. Вопрос называется тривиально некорректным, когда его неистинный базис (предпосылка) не может быть назван ложным из-за своей имманентной абсурдности, бессмысленности («Почему зеленые химеры грустят, когда улыбаются осенние деревья?»). Вопрос называется нетривиально некорректным, если его базис представляет собой ложное утверждение («Почему в известном мысленном (пока!) эксперименте тот из двух близнецов, который некоторое время путешествовал в космосе с околосве- товой скоростью, по возвращении на Землю оказывается старше своего брата, не покидавшего родную планету?»).

  • 4. Тавтологичные вопросы. Это вопросы, на которые дать ответа, снижающего познавательную неопределенность, невозможно по весьма прозаической причине — ее нет изначально. М. Задорнов приводит пример такого вопроса: «Были ли вы на том вечере в нашем клубе, когда вас там сфотографировали?» В тавтологичный вопрос можно превратить и «проблему Винни-Пуха»: «Возможно ли, чтобы кто-нибудь был за дверью, если мы слышим оттуда: “Здесь никого нет”?» Любой ложный ответ на подобные вопросы представляет собой логически ложное утверждение. Возможна и обратная ситуация — сама предпосылка вопроса есть логически ложное утверждение (но вряд ли это является основанием считать такие вопросы провокационными): «Верно ли, что в военное время косинус данного угла обстрела позиций противника меняется в зависимости от погоды?» (из военного юмора). Почему бы не ответить просто и ясно: «Нет, эго величина постоянная»?
  • — Кто из здесь присутствующих Сидоров?
  • — Известно кто, товарищ генерал. Младший лейтенант Иван Петрович Сидо- ров.

Изобретательная

студентка

Студентку спрашивают на экзамене:

  • — Вы знаете убийцу Лермонтова?
  • — Конечно, но ведь он не убийца, а великий поэт...

По степени неопределенности, подлежащей устранению, вопросы можно разделить на трудные и легкие (признавая определенный «субъективизм» подобных терминов), не путать с простыми! Сравните два вопроса: «Кто был самым известным учеником Платона?» и «Какой из учеников Сенеки стал виновником его смерти?»

Очевидно, что первый вопрос легче второго, хотя, казалось бы, они одинаковы по форме, более того, во втором вопросе есть некая уточняющая информация. Эту классификацию, а также ее подводные камни (подобные упомянутым только что) стоит всегда иметь в виду при составлении блоков контрольных вопросов и заданий, если имеет место требование примерно равной их сложности.

Что это? Спрашивающий не планирует узнать ничего нового, а отвечающий не может сказать ничего нового. — Экзамен.

По виду возможных ответов вопросы делятся на открытые и закрытые. Закрытые вопросы предполагают конкретное, определенное число ответов («да», «нет», «не знаю» и т.д.). Открытые вопросы подобных ограничений не предполагают (в том числе с наличием строки «ваш вариант»). Следует заметить, что в ряде случаев для получения адекватных результатов в анкеты должны включаться только закрытые вопросы (например, в тесты типа «Матрицы Равена», где надо выбрать из нескольких предложенных рисунок, который логичным образом завершает ряд уже имеющихся). Пример. Открытый вопрос: «Как, на ваш взгляд, выступила олимпийская команда России на Играх в Ванкувере?» Закрытый: «Какую оценку по школьной системе вы бы поставили выступлению олимпийской команды России на Играх в Ванкувере?»

  • [1] См.: URL: http://nemaloknig.info/read-270647/?page=16.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >