ДЕВИАНТОЛОГИЯ ХАМСТВА

Основные термины

Хам, хамство как явление, функции хамства, хамосознание, ответственность.

Как известно, психология — древнейшая наука (использование понятия «психология» насчитывает более 500 лет), благодаря которой сложилось множество различных психологических направлений, разделов, ветвей и наук. Однако такого направления, как девиантология хамства, в ней нет. Это подтвердит любой психолог-девиантолог и ... ошибется. По аналогии с социологией хамства[1] рискнем утверждать, что девиантология (психология) хамства не просто существует, сопровождая всю нашу жизнь, но занимает достаточно прочные позиции в современном научном дискурсе. Правда, научный статус девиантологии хамства не лишен некоторой парадоксальности, поскольку многие ученые (психологи, социологи, криминологи), сами того не ведая, уделяют немало внимания этому направлению исследований, и выступают, таким образом, в роли мольеровского господина Журдэна, говорившего прозой, но не знавшего об этом, и заставляют исследователей вольно или невольно соприкасаться с проблематикой хамства. При этом на самом феномене хамства внимание, как правило, почти не фиксируется. Между тем, он актуален и вполне заслуживает специального рассмотрения.

Согласно «Толковому словарю живого великорусского языка» В. И. Даля, хамство — это преднамеренное желание обидеть собеседника, выраженное в действии или даже бездействии.

Мы предлагаем следующее определение. Хамство — эмоциональное, агрессивное, вычурное, нарочито показательное состояние (состояние сознания, направленного на заведомое унижение чести и достоинства личности) человека, заведомо понимающего то, что адекватного ответа или противодействия оппонент оказать не в состоянии по причине слабости, зависимости, беспомощности и внезапной растерянности.

В Большом энциклопедическом словаре приводятся синонимы слову «хамство»: циничность, бесстыжесть, мордоплюйство, бессовестность, неотесанность, беспардонность, невежливость, наглость, грубость, нахальность, неучтивость и др.

Известна библейская история, рассказывающая о недостойном поведении сына библейского патриарха Ноя, проповедующего нравственные заповеди, среди которых почитание своих родителей, Хама, который увидел наготу своего спящего подвыпившего отца и рассказал об этом своим братьям. Поступок Хама обнаружил изъяны в духовно-нравственной природе человека, и его имя стало впоследствии нарицательным, так что оно и по сей день употребляется при характеристике тех людей, чье вызывающее поведение идет вразрез с нормами цивилизованного общежития.

Таким образом, хамство предстает как вид психологического насилия, посредством которого конструируется ситуативное неравенство позиций акторов. В хамстве реализуется стремление одного из участников взаимодействия строить коммуникацию по своему собственному сценарию, не считаясь с интересами другой стороны. Можно сказать, что в Хаме представлен не просто социальный тип нарушителя базовых нравственных требований, но архетип «человека девиантного» (В. Бачинин), для описания которого более всего подходит язык девиантологии.

У рассматриваемого нами явления есть две очевидные особенности: отсутствие социальной ответственности и анонимность. Часто хамство — следствие крайней неуверенности личности в себе, которую она «маскирует» под грубость; нередко это — специфическая защитная реакция человека на имеющиеся у него комплексы.

Следует заметить, что в современной культуре та девиация, которая именуется хамством, рассматривается, как правило, в двух основных ценностно-нормативных измерениях — секулярном и библейском. Так, секуляр- ное сознание склонно называть хамством те формы бытового поведения, в которых отсутствуют малейшие признаки духовности и субъекты которых открыто демонстрируют свои аморально-деструктивные наклонности. Библейское сознание признает присутствие в хамстве темной брутальности, роднящей его с демонической реальностью. Для него Хам, как и первый убийца, Каин, — это не просто отрицательные субъекты недолжного (греховного) поведения, но резиденты духа тьмы, отличающиеся дерзостью и склонностью к употреблению своего разума и свободной воли во зло себе подобным[2], «духов злобы поднебесные» (по Д. С. Мережковскому).

В «Грядущем Хаме» Д. С. Мережковский писал, что «у этого Хама в России — три лица. Первое, настоящее, — над нами, лицо самодержавия, мертвый позитивизм казенщины, китайская стена табели о рангах, отделяющая русский народ от русской интеллигенции и русской церкви. Второе лицо, прошлое, — рядом с нами, лицо православия, воздающего кесарю Божие, той церкви, о которой Достоевский сказал, что она “в параличе”... Архиереи наши так взнузданы, что куда хошь поведи», — жаловался один русский архипастырь XVIII века, и то же самое с еще большим правом могли бы сказать современные архипастыри. Духовное рабство — в самом источнике всякой свободы; духовное мещанство — в самом источнике всякого благородства. Мертвый позитивизм православной казенщины, служащий позитивизму казенщины самодержавной. Третье лицо, будущее, под нами, лицо хамства, идущего снизу, — хулиганства, босячества, черной сотни, — самое страшное из всех трех лиц»[3].

Проделав длинный исторический путь и примерив первые два лица- маски, мы уверенной поступью вступили в «эру будущего», в эпоху «сквер- номыслия», «сквернословия» и «сквернодействия», т.е. «эпоху хамства, идущего снизу, — самого страшного из всех трех лиц». Мы вошли в то самое будущее, где возникла тенденция распада духовных, религиозных, нравственных основ, некогда объединявших людей в цивилизованное сообщество; многие люди стали ощущать себя существами, выпавшими из прочных нормативно-ценностных структур и оставшихся беззащитными перед одолевающими их «бесами» саморазрушения, безумия, вседозволенности, бытового остервенения. Сегодня становится обычным мировосприятие и мироощущение, суть которого гениально передана А. А. Блоком в поэме «Возмездие»:

И, встретившись лицом с прохожим,

Ему бы в рожу наплевал,

Когда б желания того же В его глазах не прочитал.

Следует заметить, что «синдром хама» характеризуется примитивными и грубыми эмоциями и отображает катастрофическое мироощущение секу- лярного сознания, когда кажется, что духовно опустошенный мир неудержимо скользит к гибельному финалу, и потому уже нет никакой надобности в прежних нормах, ценностях и смыслах. И подобное мироощущение сегодня становится едва ли не закономерным и вполне «нормальным». В этой связи совершенно прав, на наш взгляд, В. Бачинин, который указывает на одно существенное обстоятельство: когда человек становится заложником бесчисленного множества антропологических катастроф, когда мера наполняющего его зла избыточна, когда деструктивные начала доминируют над конструктивными, аномия довлеет над моралью, законом и порядком, а нормы вытеснены девиациями, когда люди с деформированными, травмированными жизненными мирами превращаются в носителей устойчивых психических, ментальных и поведенческих девиаций, — то все это самым роковым образом влияет на личностные структуры индивидуального «Я».

Катастрофично также и другое: государство, породившее массовое хамосознание, девиантные микросистемы, огромное количество механизмов тиражирования социальных типов, для которых девиантность стала сущностью, само превратилось в цивилизационного макродевианта.

Что касается подростково-молодежной среды, то к основным причинам хамства здесь можно отнести следующие[4]. Во-первых, дефицит общения, любви и внимания. Эта причина является основной. Хамами, как известно, нс рождаются, и чаще всего ими становятся дети, которым родители в детстве не говорили слов похвалы, которым не уделяли достаточного внимания, к словам которых не относились всерьез.

Во-вторых, стремление к самоутверждению за счет хамского поведения. Когда собеседник не может достойно ответить на хамство, хам замечает это и начинает унижать человека, возвышаясь в собственных глазах. Чаще всего такие хамы встречаются среди людей, обладающих даже минимальной властью.

В-третьих, состояние разочарования, усталости и отчаяния. Находясь в одном из этих состояний, каждый из нас способен нахамить собеседнику, даже не будучи при этом хамом. Как правило, после случившегося человек извиняется, а собеседник (если, конечно, он не является хамом) принимает его извинения. Однако если культурный человек нахамит человеку менее культурному (т.е. хаму), то никакие его извинения «не пройдут», ибо хам будет уже «на взводе», сделав все для начала конфликта.

К основным социально-психологическим функциям хамства как коммуникативной практики эмоционального насилия В. Н. Казаринова относит:

  • 1. Статусно-образующая функция хамского поведения. Хам, как правило, демонстрирует статус опасной личности, которую можно не уважать, но приходится опасаться, что вызывает насмешки, злость, отпор. Он враг и тем, кто ниже его по социальной лестнице, и тем, кто выше, и, соответственно, чувствует себя врагом. Невозможность стать господином, но необходимость (и желание) им казаться формируют основные лакейские черты: трусость и подлость.
  • 2. Защитно-компенсаторная функция хамского поведения. Это своеобразный способ самоутвердиться, к которому прибегают неуверенные в себе люди: хам компенсирует внутреннюю слабость, завоевывает жизненное пространство, ощущает себя не изнутри, а через столкновение с другим.
  • 3. Манипуляторная функция хамского поведения. Преследует прагматическое отношение к использованию хамского поведения, его оценку как эффективного средства при достижении манипулятивных или провокатив- ных целей.
  • 4. Критическая функция хамского поведения. Не всегда хамящие люди, имеют истинное намерение нахамить. Часто хамство является следствием беспомощности, человек просто не умеет выразиться иначе о важном, о реальных социальных проблемах. Хамить его научили, а вот разговаривать с другими уважительно и конструктивно — нет[5].

Теперь вернемся к двум особенностям современного хамства, которые я выше упоминал — отсутствие социальной ответственности и социальной анонимности.

Считается, что ответственность — это субъективная обязанность личности отвечать за поступки и действия, а также их последствия. И в этом

смысле ответственность характеризует отношение личности к выполнению обязательств, требующих от нее безусловного их выполнения. Стало быть, ответственность имеет тесную связь с совестью человека. Совесть, таким образом, представляет собой осознание и переживание ответственности, основанные на самооценках исполнения обязанностей. И здесь речь идет о принятии и следовании личностью тех социальных норм поведения, которые признаны в данном обществе. Особенность социальной ответственности состоит в том, что ее объектом являются социальные нормы и ролевые функции. Субъектом контроля может выступать как сам человек, так и его социальное окружение. Однако человеку свойственно приписывать ответственность либо внешним силам (случаю, судьбе и т.п.), либо собственной уникальности, собственным способностям, стремлениям (интернальность — экстернальность). Осознание личностью своей социальной ответственности — это еще и понимание смысла совершаемых ею действий и последствий. В зависимости от этого формируются определенные стратегии поведения человека, которые он активно демонстрирует. Хамство, в данном случае, — одна из таких девиантологических стратегий поведения.

Чувство социальной ответственности является аксиоматичным проявлением духовности личности. И если в человеке нет этой духовной составляющей, духовного стержня, то происходит замещение ее на неадекватную атрибуцию ответственности — безответственность, которая лишена нравственности, она парализует сознание человека, разрушает его связь с окружающим миром и людьми, деморализует его. Такой человек (в нашем случае — хам) — вне морали и долга, однако его хамское поведение, конечно же, преследуется административными и общественными санкциями, а также законом.

С точки зрения девиантологии, ответственность как устойчивая черта характера личности имеет и «отягчающие обстоятельства» — амбициознопрагматические мотивы, мотивацию достижения, межличностное манипулирование, нарциссизм, социальный инфантилизм. В социальной психологии хорошо известен «феномен Цахеса», описанный А. В. Петровским и заимствованный им из сказки Э. Т. А. Гофмана «Крошка Цахес, по прозвищу Циннобер»[6]. Суть этого феномена в том, что герой сказки карлик Цахес, с помощью колдовства смог занять, говоря психологическим языком, социально неуязвимую позицию, гарантирующую ему «авторство» всех происходящих в социуме благодеяний и безответственность за совершаемые им самим злодеяния, которые не связывались с его именем и ответственность за которые возлагалась на других, ни в чем не повинных людей.

Как показывают наши наблюдения, современное российское общество сегодня представляет собой отчетливо выраженную группу социального риска в отношении проявления феномена Цахеса, в том числе и в самых крайних и деструктивных формах его проявления.

Теперь, что касается другой особенности современного хамства — социальной анонимности. В социальной психологии анонимность (от греч. avcovuiioq — «безымянный») — поведенческий феномен, характеризующийся тем, что люди в условиях, когда они остаются неизвестными друг другу, склонны вести себя более аморально, менее ответственно и не столь осторожно (даже рисковать своей жизнью), нежели в обычных условиях межличностного взаимодействия*.

Социальной психологии хорошо известен эксперимент, проведенный Ф. Замбардо по изучению социальной анонимности (обезличенности) в больших городах США. Ученый предположил, что социальная анонимность и обезличенность в больших городах способствуют более интенсивным проявлениям вандализма но сравнению с малыми городами. Суть эксперимента заключалась в том, что возле Нью-Йоркского университета в Бронксе и Стэнфордского университета в Пало-Альто был оставлен на 64 часа без номерных знаков, открытый, с поднятым капотом старый автомобиль, чтобы привлечь внимание потенциальных вандалов, которые «раздевают» машины.

Полученные результаты соответствовали ожиданиям: в Нью-Йорке в течение первых 24 часов с машины были сняты все части, которые только можно было отвинтить, а к концу третьих суток от нее осталась груда металлолома. Однако против ожиданий большую часть разрушений произвели хорошо одетые белые взрослые среди бела дня и в присутствии свидетелей. В Пало-Альто до машины никто даже не дотронулся.

Вот еще один интересный эксперимент. В канун праздника Хэллоуин в 27 домах, расположенных в различных районах Сиэтла, было установлено наблюдение за 1352 приглашенными на праздник детьми, пришедшими поодиночке или в группе. Их встречали экспериментаторы и приветливо приглашали в дом, предлагая каждому «угоститься шоколадкой», после чего выходили из комнаты. Скрытые наблюдения установили, что дети в группе брали лишнюю шоколадку в два с лишним раза чаще, чем те, которые заходили поодиночке. Точно так же дети, остававшиеся анонимами, в два с лишним раза были более склонны к обману по сравнению с детьми, у которых выяснили их имя и адрес. Этот эксперимент демонстрирует, что степень честности во многом зависит от ситуации. В том случае, когда растворенность в группе сочеталась с гарантией анонимности, дети брали лишнюю шоколадку чаще всего[7] [8].

Анонимность и вседозволенность в характеристике хамства занимают особое место, поскольку аноиим-хам в большинстве случаев уверен в своей безнаказанности за свой поступок, что в ситуации анонимности хам склонен вести себя более безнравственно, неэтично и даже рискованно, чем он вел бы себя в обычных условиях, т.е. самоконтроль снижен или отсутствует полностью.

Вследствие анонимности проявляется и другая особенность хамского поведения личности, связанная со снижением психологического и социального риска в процессе общения — аффективная раскрепощенность, ненор- мативность и безответственность других участников такого общения. Поэтому аноним-хам проявляет большую свободу высказываний, действий и поступков (вплоть до оскорблений, нецензурных выражений, сексуальных домогательств, рукоприкладства и т.п.), так как риск разоблачения и личной отрицательной оценки окружающими минимален.

Практикум

Контрольные вопросы и задания

  • 1. Феноменология фамства: понятие и характеристика.
  • 2. Почему хамтсво считается видом психологического насилия?
  • 3. Каковы социальные и психологические особенности хамства?
  • 4. Охаратсризуйтс три лица Хама в «Грядущем Хаме» Д. С. Мережковского.
  • 5. Как вы понимаете смысл явления «массовое хамосознание»? К чему это может привести общество?
  • 6. Назовите и дайте характеристику основным социально-психологическим функциям хамства.

Практическое задание

Дискуссия. Тема «Хамство как особая социальная девиация»

Вряд ли найдется человек, которому было бы все равно, что думают и говорят о нем окружающие. Одно грубое слово случайного прохожего или продавца в магазине способно испортить настроение на целый день. Но зависеть от чужого хамства для человека с интеллектом как-то не солидно. Так давайте учиться защищаться от обид при помощи психологии. Используйте следующие приемы.

Прием № 1. Ветряная мельница

Это упражнение поможет впечатлительным и обидчивым людям спокойно переносить конфликтные моменты в повседневном общении. Сядьте на стул и представьте, что напротив вас сидит человек, который вас оскорбляет — говорит вам обидные и грубые слова. Слова эти попадают вам прямо в сердце, вызывая бурю негодования. Но вот между вами и обидчиком возник вентилятор, нет, ветряная мельница. Вы нажимаете воображаемую кнопку, и ее лопасти начинают вращаться, кромсая на мелкие кусочки и разгоняя но ветру обидные слова. Теперь вам легко и спокойно. Ни одно слово обидчика вас не трогает. После того, как вы научились «разгонять» обиды, пробуйте на живых людях. Чувствуете, что вам хамят, — раз, и нажали заветную кнопочку. На душе будет легко и спокойно даже после того, как вас назовут коровой или свиньей.

Прием № 2. Аквариум

Это один из вариантов «ветряной мельницы» — мощнейшая защита от человека, который регулярно «переводит вас на мыло» — злобный начальник, недоброжелательный коллега или подчиненный, сварливая свекровь или теща. Только они раскрыли рот, чтобы навести на вас критику, как — бац, и вы вообразили себе, что этот человек сидит в аквариуме, за толстым стеклом и, как рыба, открывает рот, смешно корча рожи. По вместо слов изо рта у него вылетают пузыри. Метод проверенный, спасший нервы тысячам впечатлительных людей. Как прием лучше поработать сначала с воображаемым партнером, и только когда вы четко его освоите, начинайте переносить на травмирующих вас людей.

Прием № 3. Детский сад

Бывают дни, когда все будто с цепи сорвались — наезжают не по делу, цепляются, орут, делают замечания, будто сговорились. И их тоже можно обезвредить.

Представьте себе, что перед вами младшая группа детского сада. Дети капризничают, дерутся, не слушаются, бросают в вас игрушки, кричат. Сердиться на них невозможно. Взрослому человеку за этим просто смешно наблюдать. Представьте себе, если бы Петр Иванович, вот уже десять минут повторяющий одно и то же в назидательно- раздражительном тоне, был трехлетним мальчуганом в приспущенных колготках, на которые надеты шортики. «Петя, сейчас получишь но попке!» — думаете вы про себя и улыбаетесь от одной мысли о порке своего начальника. И нервы целы, и окружающие сыты (так как не услышали от вас ответной речи).

Прием № 4. Делаем из мухи слона

Этот прием нс для всех, а только для смелых и уверенных в себе людей, так как требует определенных навыков словесной дискуссии. Впрочем, научиться ему никогда не поздно. Скажем, вас в чем-то обвиняют или намекают на какую-то неприятную черту вашей личности. Вы всегда теряетесь в этой ситуации — начинаете оправдываться и не знаете, что ответить. Прекрасный способ защиты — довести обвинение до абсурда, т.е. сделать из мухи слона. Вы повторяете предъявленные вам претензии, только в гипертрофированном, смешном виде. Например, упреки жены но поводу неполной рабочей занятости мужа хорошо отражаются описанием времяпрепровождения в утрированном виде: «Ты хочешь сказать, что я целый день сижу, развалившись в кресле, посасываю из соломинки коньяк и ковыряю в носу?» Ну что тут скажешь!

Прием № 5. Все под контролем

Этот способ психологической защиты в психоанализе называют рационализацией. Допустим, вам очень хочется иметь такую же шубу, как купила себе ваша подруга. По у вас на это нет денег. А она как будто хочет вам сделать побольнее — так и крутится в своей шубке вокруг самых перспективных для вас мужчин. Можно, конечно, выцарапать любимой подруге глаза или подпалить объект вашего желания. Но лучше сказать строго себе: «Дорогие шубы очень старят. А я еще слишком молода и красива, чтобы их носить». Если вы сами поверите этим словам, то никакие искушения вам не будут страшны. Потому что у вас все иод контролем.

Литература

БачиниНу В. Хам как девиантная личность / В. Бачинин // Социальное пространство личности. - 2010. - № 2. - С. 76-88.

Казариновау Н. В. Хамство и оскорбления как коммуникативные практики негативной солидарности / Н. В. Казаринова // Язык, коммуникация и социальная среда. — Вып. 8. — Воронеж, 2010. — С. 46—55.

Клейберг, Ю. А. Основы психологии девиантного поведения : монография / Ю. А. Клейберг. — СПб.: Альфа-Пресс, 2014.

Клейберг, /О. А. Девиантология : хрестоматия / Ю. А. Клейберг. — СПб., 2007.

  • [1] См.: Бачипии В. Хам как девиантная личность // Социальное пространство личности.2010. № 2. С. 76—88; Его же. Диктатура русского хама. URL: http://gazeta.mirt.ru/72-37-1155(дата обращения: 20.03.2015).
  • [2] См.: Бачинин В. Хам как девиантная личность.
  • [3] Мережковский Д. С. Грядущий Хам. Не мир, но меч // Интеллигенция. Власть. Народ.Русские источники современной социальной философии : антология. М. : Институт философии РАН, 1993. С. 103—104; Его же. Грядущий Хам. Не мир, но меч. Харьков ; Мм 2000.С. 324-325.
  • [4] URL: http://www.therapv.bv/articles/kak_reagirovat_na_hamstvo (дата обращения:20.07.2016).
  • [5] См.: Казаринова Н. В. Хамство и оскорбления как коммуникативные практики негативной солидарности // Язык, коммуникация и социальная среда. Вып. 8. Воронеж, 2010.С. 46-55.
  • [6] См.: Петровский А. В. Записки психолога. М.: Изд-во У РАО, 2001.
  • [7] Жмуров В. Л. Большая энциклопедия но психиатрии. 2-е изд. М., 2012.
  • [8] Майерс Д. Социальная психология: Интенсивный курс : пер. с англ. 4-е междунар. изд.СПб.; М.: Прайм-Еврозиак ; Олма-Пресс, 2004. С. 142.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >