Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА + ХРЕСТОМАТИЯ В ЭБС
Посмотреть оригинал

Детская литература, детское чтение, культура детства в формировании личности

В вопросах воспитания и педагогике вообще есть такие вещи, которые кажутся аксиомой, а потому заданный практически в самом начале постижения нами феномена «детская литература» вопрос, воспитывает и должна ли литература воспитывать граждан Отечества, может априори показаться странным. Если же спросить, почему он неуместен, некорректен и т.д., то мнения отвечающих разделятся, причем окажутся диаметрально противоположными. Одни скажут, что в детской литературе как словесном искусстве с естественной педагогической составляющей уже заложена воспитательная функция, зачем же ломиться в открытые ворота! Другие же будут настаивать на том, что ребенку нужно дать свободу и не навязывать устаревших представлений о том, что нравственно, а что не очень.

Обратимся к истории детской литературы — от «сотворения» до Ю. И. Коваля и В. М. Приемыхова[1]. Писатели во все времена понимали, что чувство Родины делает нас самостоятельными людьми, более того — личностями. Об особой драгоценности этого чувства писал в таком недавнем XX в. М. М. Пришвин («Я расту из земли, как трава, цвету, как трава, меня косят, меня едят лошади, а я опять с весной зеленею и летом к Петрову дню цвету. Ничего с этим не сделаешь, и меня уничтожат, только если русский народ кончится, но он не кончается, а может быть, только что начинается»), а также К. Г. Паустовский в «Золотой розе» («Все его (родник — И. М.) обхаживаю. Надо думать, получилось оно оттого, что тут вода зарождается. Родник родит реку, а река льется-течет через всю нашу матушку землю, через всю родину, кормит народ. Вы глядите, как это складно выходит, — родник, родина, народ. И все эти слова как бы родня между собой. Как бы родня!»).

Впрочем, напоминание произнесенных выше имен уже отсылает нашу память к глубоко личному постижению открытия этого чувства, которое не может не расти вместе с растущей и развивающейся личностью, «тать и любить» и «верить и любить» сходятся в нем воедино. Так прежде понималось это чувство, это свойство натуры, характера у детских писателей — от А. О. Ишимовой и П. Р. Фурмана до С. П. Алексеева.

Что происходит сегодня? Какие книги для начала дать в руки ребенку, дошкольнику и младшему школьнику, чтобы мы с радостью воскликнули: действительно, это тот, чьему слову нельзя не поверить, вот книга о подлинном чувстве любви к семье, родному краю, Отечеству. Вы не сразу назовете имя писателя (поэта, прозаика), а если и назовете, то с оговорками. Потому что зачастую вспомнятся сусальные современные ремейки того, что уже есть у русских классиков, от В. Ф. Одоевского до Лидии Чарской, и ребенок лишь из уважения к самому предмету — Вера и Праздник - однажды прочитает и послушает...

Авторы детских произведений, которых мы не могли даже заподозрить в индифферентности по отношению к заданному нами вопросу, все-таки пишут о проблемах детства и актуальных для него конфликтах, не поднимаясь от психологии и социальных вопросов до идеологии и философии (если кто-то отказался от коммунистической идеологии, то ее место не будет пусто, его ныне занимает другая, содержание которой почему-то или с трудом формулируется, или стыдливо замалчивается).

История Отечества предстает перед глазами ребенка с ужасающими «провалами памяти». Какие события истории Родины может назвать ученик 3—4-го класса — события, которыми он может и должен гордиться? Какие герои предстанут перед ним, когда вы спросите его: «На кого бы ты хотел быть похожим, когда вырастешь?»

Вопрос не пришлось бы ставить так остро, если бы образцами нравственно-идеологического порядка на самом высоком уровне какое-то время назад не были названы... Смешарики. Ничего не приходится иметь против забавы, но забава, удостоенная Государственной премии, вызывает некоторое чувство тревоги за будущее юных граждан государства.

В 1941 г., когда народ стоял насмерть, защищая свое Отечество, Государственной (Сталинской) премии удостоилась «Малахитовая шкатулка» П. П. Бажова. Не каждый взрослый сегодня понимает, почему уральские сказы оказались тогда целительно-спасительными и как они в роковые для Родины и ее граждан времена разрешали вопросы государственной важности. Конечно, Смешарики не гоблины («гоблины, надо сказать, жестокие, злобные и скверные существа. Они не умеют делать красивых вещей, но зато отлично делают все злодейское. Они не хуже гномов, исключая наиболее искусных, умеют рыть туннели и разрабатывать рудники, когда захотят, но сами они всегда грязные и неопрятные»[2]) и не орки[3], но не очень далеко убежали от покемонов и телепузиков, у которых, конечно, «свое отечество» — «смешариковое», ничего общего не имеющее с тем, где мы живем...

Если же оставить иронию и начать говорить серьезно, то сам факт присуждения Госпремии феномену Смешариков стоит в одном ряду с попранием святого для всякого гражданина чувства Родины, проявляющегося во внешне безобидных действиях современного книгоиздательства — например, в издании «адаптированного» (для Иванов, не помнящих родства) рассказа Аркадия Гайдара «Чук и Гек», в котором все «адаптирование» начинается и заканчивается удалением авторского монолога о Родине в финале произведения. А ведь этот монолог — и праздничный тост, и молитва, и здравица за всех и каждого в Отечестве!

Задавать вопрос исключительно о детской литературе и приводить в качестве примера Смешариков — не ошибка: ведь подмена феномена культуры и художественной литературы феноменом коммерции в современном обществе налицо. Доминирование видеоряда в «Смешариках» сопровождается крайне слабым в художественно-речевом отношении текстом, так что озабоченность вызвана в первую очередь бедностью их речи, легковесностью отношения абсолютно ко всему и всеядностью «моднича- ния».

Симптомы и тенденция отношения к теме кажутся очевидными, несмотря на то что идеи патриотизма наличествуют и в системе воспитания, и в намерениях, и в финансировании государственных образовательных программ. Поэтому воспитание в педагогах взыскательности к отбору литературного материала, постижение уровня его художественности — дело первостепенной важности. Обратитесь, например, к мультфильмам «Про Василия Блаженного»[4] и «Егорий Храбрый»[5], где и художественно-речевая основа, и мультипликация высшего художественного наполнения представляют собой пример органического синтеза литературы и мультипликации, в котором сегодняшними художниками без дидактизма решаются задачи нравственно-эстетического воспитания, в них — подлинно современное звучание Красоты и Отечества. Значит, и сегодня есть художники во всех областях искусства, понимающие, что их искусство призвано и врачевать, и назидать, и преображать духовный мир юных граждан Державы.

Практикум

Необходимо знать!

  • 1. Дайте определение детской литературы.
  • 2. Перечислите функции детской литературы как искусства слова.
  • 3. Назовите литературные произведения, которые изначально создавались не для детей.

Как хорошо уметь!

  • 1. Аргументируйте приоритеты в организации детского чтения.
  • 2. Какие подтверждения своим мыслям о чтении и детской литературе вы нашли в этой главе?
  • 3. Что значит «читать внимательно»?

Владеть в совершенстве: пригодится и в жизни, и в работе!

  • 1. В чем разница феноменов «детская книга» и «произведение для детей»? Сформулируйте отличия письменно. Аргументируйте свою точку зрения.
  • 2. Каковы причины того, что книги, изначально создававшиеся не для детей, входят в круг их чтения?
  • 3. Может ли содержание книги для детей быть «открытием» для взрослых? Приведите примеры своих «открытий».
  • 4. Верно ли утверждение, что детская литература предполагает многоаспектный синтез?

  • [1] Мииералова И. Г. Юрий Коваль — мастер рассказа // Мировая словесность для детейи о детях. М., 2008. Вып. 13. С. 3. URL: http://www.filolunc.narod.ru/sborniki/slovesnost2008.html (дата обращения: 11.01.2016).
  • [2] Толкиен Дж. Р. Р. Хоббит, или Тула и обратно / пер. с англ. Н. Рахмановой. СПб. :Северо-Запад, 1991.
  • [3] Шиппи Т. А. Орки, призраки, нежить: толкиеновские образы зла / пер. с англ. Д. Вино-ходова, А. Ханапашвили // Палантир. № 43. С. 3—17. URL: http://eressea.ru/library/public/shippiOl.shtml (дата обращения: 15.10.2015).
  • [4] Про Василия Блаженного. Московская легенда. Сценарий: Н. Березовая и Э. Назаров;режиссер и художник-аниматор — Н. Березовая.
  • [5] Сказ о Егории Храбром (по мотивам русских народных духовных сказок). Сценарий:С. Пронькина, А. Пронькин, Н. Румянцева; режиссер — С. Меринов.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы