Принципы разрешения противоречий и конфликтов в марксистской философии

Карл Маркс

Карл Маркс (1818—1883) родился в г. Трире (прирейнская Пруссия). Отец его был адвокат, еврей, в 1824 г. принявший протестантство. Семья была зажиточная, культурная, но не революционная. Окончив гимназию в Трире, Маркс поступил в университет, сначала в Бонне, потом в Берлине изучал юридические науки, но больше всего историю и философию. Окончил курс в 1841 г., представив университетскую диссертацию о философии Эпикура. По взглядам своим Маркс был еще тогда гегельянцем-идеалистом. В Берлине он примыкал к кружку «левых гегельянцев» (Бруно Бауэр и др.), которые стремились делать из философии Гегеля атеистические и революционные выводы.

Фридрих Энгельс

По окончании университета Маркс переселился в Бонн, рассчитывая стать профессором. Но реакционная политика правительства, которое в 1832 г. лишило кафедры Людвига Фейербаха и в 1836 г. снова отказалось пустить его в университет, а в 1841 г. отняло право читать лекции в Бонне у молодого профессора Бруно Бауэра, заставила Маркса отказаться от ученой карьеры.

В сентябре 1844 г. в Париж приехал на несколько дней Фридрих Энгельс (1820—1895), ставший с тех пор ближайшим другом Маркса.

Они вдвоем приняли самое горячее участие в тогдашней кипучей жизни революционных групп Парижа (особенное значение имело учение Прудона, с которым Маркс решительно рассчитался в своей «Нищете философии», 1847 г.) и выработали, резко борясь с различными учениями мелкобуржуазного социализма, теорию и тактику революционного пролетарского социализма или коммунизма (.марксизма).

Марксизм — система взглядов и учения Маркса. Маркс явился продолжателем и гениальным завершителем трех главных идейных течений XIX в., принадлежащих трем наиболее передовым странам человечества: классической немецкой философии, классической английской политической экономии и французского социализма в связи с французскими революционными учениями вообще.

Еще при жизни Маркса одними авторами идеи Маркса объявлялись гениальными, а другими подвергались жесточайшей критике. Значительная часть работ самого Маркса была посвящена полемике с оппонентами. Пройдя существенную национальную модернизацию, идеи Маркса стали ядром ряда идеологий революционных движений XX в. и оказали огромное влияние на ход мировой истории XIX—XX вв.

Существуют и иные точки зрения на оценку его роли в истории науки, однако нельзя не признать огромного влияния, оказанного его идеями на ход мировой истории XIX—XX вв.

По данным опроса общественного мнения, проведенного в 1999 г. ВВС, Маркс был назван величайшим мыслителем тысячелетия. По данным каталога Библиотеки Конгресса США, Марксу посвящено больше научных трудов, чем любому другому человеку. По этому критерию он возглавляет список 100 самых изученных личностей в истории.

Работы Маркса сформировали в философии диалектический и исторический материализм, в экономике — теорию прибавочной стоимости, в политике — теорию классовой борьбы. Как философ Маркс сформировался в значительной степени под влиянием работ Г. Гегеля. В основе идей Гегеля лежало противопоставление «субъективного духа» (отдельного человека), «объективного духа» (системы существующих условий и условностей, которые налагают на человека ограничения в его возможностях) и «абсолютного духа» (в терминах религии — «бога», в терминах Платона — «идеи», а в терминах неоплатоников — «единого»).

В то же время на взгляды Карла Маркса оказали заметное влияние идеи материализма, в частности идеи Людвига Фейербаха. Интерес Маркса к материализму проявился уже в его диссертации, посвященной древнегреческому атомизму. Неудовлетворенный идеализмом Гегеля, Маркс примыкал к кружку младогегельянцев. Последние призывали «перевернуть Гегеля с головы на ноги» — вернуть его умозрительную диалектику на реальную почву. Они предлагали рассматривать вместо умозрительного «субъективного духа» конкретного человека с его потребностями и эмоциями, например страхом смерти.

Единение людей с людьми, основанное на реальном различии между людьми, понятие человеческого рода, перенесенное с неба абстракции на реальную землю, — что это такое, как не понятие общества!

К. Маркс

Маркс пошел дальше по пути творческой переработки (или, выражаясь немецким философским термином, «критики») Гегеля — он предложил поставить на место умозрительного «абсолютного духа» конкретные понятия и явления — общество, государство, науку и т.п.

Общество, а не бог, является более высокой стадией развития отдельного человека. Чтобы познать и улучшить мир, нужно познать и улучшить свое общество. Совершая эту «философскую революцию»,

он нашел союзника в лице Ф. Энгельса. Маркс и Энгельс считали, что только историческое развитие человеческого сообщества, а не кабинетный анализ, сможет на самом деле улучшить мир:

«...Точка зрения нового материализма есть человеческое общество, или обобществившееся человечество» (Тезисы о Фейербахе, 1845 г., 10-й тезис).

Чем больше человек вкладывает в бога, тем меньше остается в нем самом.

***

Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его.

К. Маркс

В 1848 г. выходит «Манифест коммунистической партии», в котором Маркс и Энгельс уже очень четко заявляют: «История всех до сих пор существовавших обществ была историей борьбы классов... Современная буржуазная частная собственность есть последнее и самое полное выражение такого производства и присвоения продуктов, которое держится на классовых антагонизмах, на эксплуатации одних другими. В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности».

Иными словами, по мнению Маркса и Энгельса, основная причина существования эксплуатации — это наличие частной собственности и порождаемая ею классовая борьба.

Творить мировую историю было бы, конечно, очень удобно, если бы борьба предпринималась только под условием непогрешимо благоприятных шансов.

К. Маркс

Маркс и Энгельс не выделяли в качестве сколько-нибудь существенных общественных противоречий ни различие языков и культур, ни территориальную разобщенность людей. Современное им экономическое и социальное развитие показывало, что все эти противоречия быстро и успешно преодолеваются, в то время как выявленное ими, ключевое, по их мнению, противоречие — в отношении к средствам производства и в распределении произведенного продукта — напротив, очень быстро усиливается.

Вся дальнейшая теоретическая и практическая деятельность Маркса была посвящена изучению вопроса противоречий в обществе, вызванных отношением собственности.

Революции — локомотивы истории.

К. Маркс

Уже в самом начале своей деятельности Маркс понимал, что механическое устранение (законодательная отмена) частной собственности само по себе не приведет к созданию идеального общества, что такая попытка может лишь привести к возникновению еще более «грубого» общества, чем современное ему.

В отличие от идеалистической традиции немецкой классической философии в марксизме противоречие представляет собой философскую категорию, отражающую процесс взаимодействия взаимоисключающих, противоположных сторон, моментов, тенденций развития во всех явлениях и процессах природы (и духа, и общества в том числе). Противоречие здесь выступает как сущность самодвижения мира, но не в качестве атрибута абсолютной идеи, а как самоотрицательное отношение предмета к самому себе.

Опираясь на такое понимание противоречия, К. Маркс и Ф. Энгельс сумели преодолеть ограниченность прежних трактовок и синтезировать основные линии понимания разрешения противоречий. Не фиксирование противоречий и сведение их к более общим, не соединение противоположностей при помощи умозрительных конструкций, а подробный анализ движения конкретных противоречий и прогнозирование на этой основе форм и методов предстоящего разрешения противоречий составляют концепцию марксизма. Вроде бы, чего проще, но не надо торопиться с выводами.

Первой трудностью на этом пути является барьер неразрешимости (неразрешенности). Человечество существует и действует на грани разрешения противоречий: оно постоянно оставляет позади себя разрешенные противоречия, считая их представляющими интерес лишь для истории, но не может разрешить все известные противоречия, выйти за барьер неразрешимости. Отрицательная диалектика фиксирует неразрешенные противоречия за этим барьером и отметает их, формальная логика и метафизическая философия опираются на уже разрешенные противоречия до барьера и экстраполируют это на противоречия за ним.

Это противостояние по обе стороны барьера неразрешимости снимается в немецкой классической философии, но вновь возникает в концепциях, принадлежащих линиям И. Канта и Г. Гегеля. Первые подходят вплотную к барьеру неразрешимости и не планируют его преодолеть, лишь увеличивая число выявленных противоречий. Вторые пытаются преодолеть барьер при помощи виртуозных умозрительных конструкций. Общий недостаток таких подходов в том, что они рассматривают лишь результаты человеческой деятельности по разрешению противоречий, закрепленные в мышлении, но не сам практический процесс разрешения и развертывания противоречий.

Марксизм также подходит вплотную к барьеру неразрешимости, изучая неразрешенные противоречия, кроме этого он изучает практический опыт преодоления барьера — опыт практического разрешения противоречий, далее — прогнозируется на основе этого переход через барьер, даются практические рекомендации по разрешению противоречий. Прогноз разрешения противоречий в марксистской философии также умозрителен, идеален, но, во-первых, он строится только на назревших формах и методах, во-вторых, он создается на возможно более научной основе, в-третьих, всегда учитывается ограниченность прогноза и необходимость его изменения при модификации условий, подходов, средств и т.п.

Принятием материалистической основы разрешения противоречий было снято доминирование линии Гегеля в разрешении противоречий и поднято значение тщательного изучения противоречий, составляющего основу линии Канта.

Важным достижением марксистской диалектики является продолжение разработки проблемы асимметрии противоположностей. К. Маркс характеризует пролетариат как революционную (отрицательную) противоположность, заинтересованную в свертывании противоречий капиталистического общества, буржуазию как консервативную (положительную) противоположность, заинтересованную в сохранении и развертывании этих противоречий: «Пролетариат как пролетариат вынужден упразднить самого себя, а тем самым обусловливающую его противоположность — делающую его пролетариатом. Это отрицательная сторона антагонизма, его беспокойство внутри самого антагонизма, упраздненная и упраздняющая себя частная собственность. Буржуазия — удовлетворенная в себе самой частная собственность, вынужденная сохранять свое существование и существование собственной противоположности»[1]. Анализируя противоречие притяжения и отталкивания, Ф. Энгельс характеризует притяжение на Земле как консервативную противоположность, всем активным движением мы обязаны притоку отталкивания, идущему от Солнца.

Кроме качественной, анализируется и количественная асимметрия: одна из крайностей берет верх над другой, положение обеих неодинаково. Одна из противоположностей абсолютно преимущественна. Благодаря существованию количественной асимметрии, в противоречии происходит постоянное движение выравнивания, соответствие может быть достигнуто путем прохождения крайних несоответствий. Все это выражается в марксизме термином «борьба противоположностей».

Были выделены также и две тенденции в движении противоречий. Ф. Энгельс, анализируя соотношение притяжения и отталкивания во Вселенной, писал, что, таким образом, мы имеем уже не две основные формы притяжения и отталкивания, а целый ряд подчиненных форм, в которых совершается процесс универсального движения, развертываясь и свертываясь в рамках противоположности притяжения и отталкивания. Выделяется также цикличность взаимодействия противоположностей, которая понимается как внутренняя пульсация самодвижения, имеющая спиралеобразную форму. Эта цикличность в движении противоречия проявляется уже на элементарном уровне как постоянное возникновение противоречия и одновременное его разрешение. Более того, в элементарных циклах были выделены противоположные взаи- мопревращающиеся подциклы, например, в товарном обмене — подциклы стоимости и потребительной стоимости, в обмене веществ — подциклы ассимиляции и диссимиляции.

Разрешение противоречий представлялось классикам марксизма как синтез противоположностей, т.е. такое их соединение, в результате которого получается не какофония, а симфония[2] (термин «симфония» заставляет предположить, что это равномерное, ритмичное следование циклов разрешения и возобновления противоречий по законам гармонии). Являясь продолжением традиций немецкой классической философии, марксизм вобрал в себя богатство разработанных последней форм и методов разрешения противоречий, материалистически их переосмыслив.

Надо заставить народ ужаснуться себя самого, чтобы вдохнуть в него отвагу.

***

Для пролетариата смелость, сознание собственного достоинства, чувство гордости и независимости — важнее хлеба.

К. Маркс

Вместе с тем марксизм имеет и свои недостатки, свою историческую ограниченность, как и всякое учение. В марксистской концепции разрешения противоречий можно выделить три типа ограниченностей, или ошибок.

  • 1. Ограниченность методологии самих основоположников (К. Маркс, Ф. Энгельс, В. И. Ленин).
  • 2. Невыполнение ими декларируемых методологических принципов.
  • 3. Неумение или нежелание применить методологическое наследие классиков их учениками. Поскольку два последних вида ошибок достаточно подробно разобраны в литературе и публицистике,остановимся подробнее на первом виде ограниченностей.

Основным недостатком марксистской концепции разрешения противоречий было то, что классики марксизма ограничились лишь общими законами диалектики. Этого явно недостаточно, поскольку это ньютоновский уровень теории: не разработаны конкретные закономерности, в результате прогноз будущего оказался абстрактным и утопичным. В. Леонтьев, отдавая дань уважения большому эмпирическому материалу, собранному и проанализированному К. Марксом, заявляет о неприменимости марксовского диалектического метода для анализа современной экономической ситуации. Как противный, положительный, пример он приводит теорию баланса интересов Кейнса, которая позволила проанализировать экономическую ситуацию в США 1930-х гг. и на основе установления баланса интересов предпринимателей и рабочих и т.п. преодолеть кризис экономики[3].

Хотя метод К. Маркса отличен от метода Г. Гегеля, он во многом разделяет его недостатки. Г. Гегель, разрешая противоречия, стремился привести их к непротиворечивому состоянию, к конечной точке движения, абсолютной идее. Напротив, К. Маркс видит разрешение противоречий в их движении и никакой абсолютной конечной точки в движении противоречий не предполагает.

В этом смысле развитие товара не снимает этих противоречий (товарного обмена), но создает форму для их движения. Таков и вообще метод, при помощи которого разрешаются действительные противоречия. В марксизме движение и разрешение противоречий тождественны: движение противоречий возможно лишь при их своевременном разрешении, разрешение открывает путь для дальнейшего движения противоречий, их обострения, которое требует своего разрешения и т.д.

Однако в своем социально-политическом учении марксизм создает относительную конечную точку развития и разрешения социальных и социально-природных противоречий — коммунизм. Критикуя соци- алистов-утопистов за создание ими модели идеального общества, где завершится развитие общества, марксисты сами не избежали создания такой модели и ее крушения.

Классики марксизма первоначально принимают также гегелевскую схему движения противоречий. В. И. Ленин выписывает из

«Науки логики» положение о том, что мыслящий разум (ум) заостряет притупившееся различие, простое разнообразие представлений до существенного различия, до противоположности. Структура анализа противоречий товарного мира в «Капитале» К. Маркса и структура анализа противоречий в «Науке логики» Г. Гегеля идентичны. Затем анализ движения и разрешения противоречий действительности заставляет основоположников марксизма отходить от гегелевской схемы и понять, что объективной основой для различения этапов движения противоречий является специфика взаимодействия противоположностей.

Несмотря на декларирование разрешения противоречий как синтеза противоположностей, в реальной практике разрешение трактовалось как абсолютная победа одной противоположности над другой: пролетариата над буржуазией, социализма над капитализмом и т.д. Поверженная противоположность подвергалась ликвидации. Развитием этого тезиса, доведением его до абсурда было сталинское положение об обострении классовой борьбы в период строительства социализма, преследование инакомыслящих, антиалкогольная кампания и т.д. При реальном воплощении этого в жизнь происходит либо срыв противоречия, либо замедление его движения — рушатся традиции, исчезает опыт хозяйствования, снижается уровень культуры. Между тем разрешение противоречия как синтез противоположностей предполагает, что при победе одной противоположности другая уходит в тень, в оппозицию. Конечно, добровольно это сделать она не всегда хочет, налицо обострение борьбы противоположностей, но это обострение имеет определенную границу, за которой идет добивание побежденных.

Совершенно не было замечено марксистами, что всякая революция как форма разрешения противоречий старого мира заканчивается контрреволюцией, хотя было отмечено, что революции «забегают вперед».

Контрреволюция означает, что после победы ранее приниженной противоположности происходит новый подъем побежденной противоположности, созидание обеими противоположностями новых экономических отношений. Характер этой контрреволюции может быть разный: конструктивный или деструктивный, военный или мирный, но никогда уже общество не возвращается к предреволюционному состоянию. Это подметил П. А. Кропоткин в своей книге «Великая французская революция»[4].

При определении сроков и форм разрешения социальных противоречий марксисты, как правило, путают стабилизирующие и революционные формы и методы разрешения противоречий. Так, В. А. Короленко в своих письмах к Луначарскому писал, что американские социалисты считают, что капитал в их стране не закончил своего дела и социалистическая революция пока не своевременна[5].

Люди, хвалившиеся тем, что сделали революцию, всегда убеждались на другой день, что они не знали, что делали, — что сделанная революция совсем не похожа на ту, которую они хотели сделать.

Ф. Энгельс

Этот далеко не полный перечень ограниченностей марксистской концепции показывает, что она сохранила в себе опасности, связанные с ее истоками, т.е. идущие от предшествующих концепций. Кроме вышеописанных, имеются опасности застрять при разрешении противоречий, затушевать противоречия, создать утопические конструкции при разрешении противоречий и т.д. К сожалению, марксизм их не миновал. В его истории было и затушевывание противоречий советского общества, и неспособность вовремя разрешить их, и создание образа будущего непротиворечивого общества и т.д., и т.п.

В наибольшей мере были повторены ошибки гегелевской концепции. Несмотря на то, что в марксизм фактически синтезировал подходы И. Канта и Г. Гегеля и открыл дорогу для объективного анализа движения и разрешения противоречий, предпочтение все же отдавалось гегелевской концепции, хотя и в снятом виде. А. В. Гуревич по этому поводу пишет: «Маркс без колебаний встал на позиции Гегеля, отвергнув его объективный идеализм, но сохранив в материалистической интерпретации его панлогизм. Гегелевская диалектика была перевернута с головы на ноги, но лежащая в ее основе уверенность во всемогуществе познания не подвергалась сомнению»[6].

В этом смысле К. Маркс вслед за Г. Гегелем продолжил линию абсолютного рационализма, который предполагает беспредельную экстраполяцию достигнутых разумом и практикой человечества успехов в разрешении противоречий. Это привело в конечном итоге к сциентизму марксистской философии, к стиранию особенностей в разрешении противоречий природы, общества и человеческого мышления.

В марксистской философии в целом и в марксистской концепции разрешения присутствует противоречие между научным анализом движения и разрешения противоречий и революционным характером этого учения. Если на ранних этапах развития марксизма доминировала научная сторона учения, то в дальнейшем — революционная. Это привело к искажению картины исследуемых противоречий в интересах класса, которому марксизм служил в качестве идейного оружия. Пролетариат, как и всякий класс, имеет и общечеловеческие, и сугубо классовые интересы не всегда позитивного свойства: стремление к уравниванию всех, отсутствие приверженности к сбережению «чужой» собственности и т.п. Это наиболее ярко проявилось у рабочих низкой и средней квалификации, которые составляли опору марксистских партий «нового типа».

С завоеванием власти пролетариатом (его партией), когда марксизм стал господствующей идеологией, он переболел всеми болезнями апологетической идеологии: догматизмом, схоластикой, неумением применить опыт человечества при решении назревших противоречий. Характеризуя в целом марксистскую концепцию разрешения противоречий, приходится констатировать, что первая попытка материалистического понимания противоречия и его разрешения носила прагматический характер.

Не может быть свободен народ, угнетающий другие народы. Сила, нужная ему для подавления другого народа, в конце концов, всегда обращается против него самого.

Ф. Энгельс

Марксисты взяли из предшествующей истории человеческой мысли все, что соответствовало интересам пролетариата, и разработали на этой основе свою концепцию разрешения противоречий, входящую составной частью в учение о «великой миссии пролетариата» по преобразованию мира. Чтобы снять ограниченность марксистской концепции, необходимо перестать отождествлять марксистскую и материалистическую диалектики и рассматривать первую лишь как этап диалектики вообще и материалистической в частности. Есть смысл очистить марксистскую концепцию разрешения противоречий от панлогических, прагматических и других наслоений и взять из нее все ценное для разработки общей теории движения и разрешения противоречий.

Основное противоречие, вызывающее к жизни эту систему (между разрешенностью и неразрешимостью в данный момент противоречий), проходит ряд уже обозначенных в главе этапов:

  • 1) практическое разрешение конфликтов и противоречий и обобщение этого в различных формах общественного сознания на эмпирическом уровне;
  • 2) полярные концепции разрешения в формальной логике и конфликтологии, а также противостояние концепций разрешения позитивной и негативной диалектик и т.п.;
  • 3) концепция И. Канта выступает как опосредующее звено между ними;
  • 4) в дальнейшем в немецкой классической философии формируется система концепций разрешения, и выделяются две линии, два основных подхода к разрешению противоречий;
  • 5) победа линии И. Канта и синтез этой линии и линии Гегеля положили начало перелому в движении исходного противоречия. В настоящее время, хотя количество концепций и достаточно велико, созрели все предпосылки для формирования обобщающей теории разрешения и развертывания противоречий, которая аккумулирует все жизнеспособное и ценное из предшествующих концепций.

Разбор философских концепций разрешения противоречий ценен не только тем, что в них схвачены основные черты развертывания и разрешения реальных противоречий и конфликтов, но и тем, что в современных подходах к разрешению противоречий они в снятом виде продолжают существовать.

  • [1] Указ. соч. Т. 21. С. 278.
  • [2] Ленин В. И. Полное собрание сочинений : в 55 т. 1965—75. Т. 42.
  • [3] Леонтьев В. Экономические эссе. М.: Политиздат, 1990.
  • [4] Кропоткин П. А. Великая французская революция 1789—1793 гг. М.: Наука, 1979.
  • [5] Короленко В. А. Письма к Луначарскому // Своевременные мысли, или Пророкив своем отечестве. Л., 1989.
  • [6] Гуревич А. Я. Теория формаций и реальность истории // Вопросы философии. 1990.№ 11. С. 35.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >