Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ РОССИИ XX
Посмотреть оригинал

Внутриполитическая обстановка в стране накануне революции

Внутренняя политика России в 1916 году

Начало 1916 г. прошло в тревожном ожидании перемен. Верховная власть, отразившая первый серьезный натиск оппозиции, решила не торопиться с созывом очередной сессии Думы, отложив ее начало иа февраль 1916 г. Основное внимание она уделяла кадровым изменениям в правительстве. 20 января (2 февраля) было объявлено об отставке И. Л. Горемыкина. Новым премьером стал мало чем примечательный сановник, бывший тверской и ярославский губернатор 67-летний обер-камергер Б. В. Штюрмер. Считали, что своим неожиданным возвышением он обязан Г. Е. Распутину, без участия которого, по слухам, в тот год не проходило ни одного заметного назначения. Назначение Шгюрмера с особым раздражением было встречено оппозицией, хотя сам новый министр стремился к смягчению отношений с Думой. 9 февраля 1916 г. после полугодового перерыва состоялось открытие думской сессии, на которое приехал император. Своим присутствием в зале фрондирующей Думы Николай II как бы призывал к примирению власть и оппозицию. Однако оппозиционеры были настроены не в пользу компромиссов. Демонстрируя кажущуюся покорность в Думе, они перенесли всю свою антигосударственную работу в общественные организации, находящиеся полностью под их контролем. Центром внедумской деятельности оппозиционеров с весны 1916 г. становится вторая столица империи.

Григорий Ефимович Распутин (Новых) (1872—1916) — друг императорской семьи, крестьянин села Покровское Тюменского уезда Тобольской губернии. Приобрел известность при дворе благодаря своим уникальным способностям и познаниям в нетрадиционной и народной медицине. Большое влияние, которое Распутин оказывал на императрицу, позволило ему подняться к вершинам власти. Большое сомнение вызывает его обще культурная компетентность, хотя многие исследователи приписывают «старцу» проведение самостоятельной политической линии. Между тем он умело ориентировался в закулисной жизни дворца благодаря своей природной интуиции. В силу разных обстоятельств Распутин стал центральной фигурой дворцовых интриг и так называемых «темных сил» в последние годы царизма. Различные спекуляции и слухи на этот счет были выгодны оппозиции, получившей в лице «святого черта» прекрасную возможность для дискредитации режима. Распутину приписывали ряд шумных назначений: в марте 1916 г. — замену военного министра А. А. Поливанова генералом Д. С. Шуваевым, в июле — отставку министра иностранных дел С. Д. Сазонова, которого сменил на этом посту премьер Б. В. Штюрмер, и выдвижение на должность министра внутренних дел А. Д. Протопопова. В результате заговора, организованного В. М. Пуришкевичем совместно с Ф. Ф. Юсуповым и великим князем Дмитрием Павловичем Романовым, Распутин был убит в ночь с 16 на 17 декабря во дворце князя Юсупова на Мойке.

12—14 марта в Москве созывается Всероссийский съезд городов, в котором приняли участие видные лидеры оппозиции. С большим докладом о снабжении армии на съезде выступил Н. В. Некрасов. Он остро критиковал правительство, характеризуя его политику как «преступную бездеятельность». Некрасов призвал к объединению всех существующих общественных организаций в единый Союз Союзов. По его мнению, такое объединение будет способствовать общей целенаправленной работе оппозиции не только в столице, но и в провинции, среди различных сословий и групп населения. Предполагалось, что этот «штаб общественных сил» будет существовать вполне легально и сплотит вокруг себя как уже существующие, так и вновь созданные самостоятельные образования: Земский союз и Союз городов, военно-промышленные комитеты, кооперативные, торгово-промышленные, рабочие и крестьянские организации. Причем главной сферой приложения сил этого нового органа должно было стать продовольственное дело, которое планировалось полностью изъять из рук правительства и передать представителям либерально-демократической общественности.

Кто, по вашему мнению, играл ведущую роль в консолидации антиправительственных сил?

Процесс сплочения антиправительственных сил весной 1916 г. шел весьма успешно и осуществлялся по разным направлениям. Не последнюю роль здесь сыграли и масонские контакты, позволившие вовлечь в орбиту антигосударственной деятельности представителей различных политических партий, включая и самые левые. Внешне конкурирующие между собой политические соперники-оппозиционеры и революционеры были спаяны едиными целями и единой организацией.

В начале апреля 1916 г. на московской квартире супругов Е. Д. Кусковой и С. Н. Прокоповича, по инициативе князя Д. И. Шаховского, состоялось очередное обсуждение будущего состава кабинета министров. Согласованные кандидатуры несколько отличались от списка, опубликованного в газете «Утро России», летом 1915 г. Так, на должность председателя Совета министров планировался Г. Е. Львов, а не М. В. Родзянко, как год назад. Остальные министерские посты распределялись следующим образом: министр иностранных дел — П. Н. Милюков, военный министр — А. И. Гучков, торговли и промышленности — А. И. Коновалов или С. Н. Третьяков, юстиции — В. А. Маклаков или В. Д. Набоков. В обсуждении кандидатов наряду с кадетами участвовали и социалисты: эсеры и социал-демократы, включая большевиков (И. И. Скворцова-Степанова). Согласованный с представителями различных партий состав кабинета затем был передан на утверждение съезда кадетов.

Другая тайная встреча лидеров оппозиции состоялась 30 апреля в Москве в доме князя П. Д. Долгорукова, на ней обсуждалось правительство Штюрмера, работа которого квалифицировалась не иначе как «государственное преступление» и «измена». Д. И. Шаховской за полгода до скандального выступления Милюкова в Думе употребил именно эти выражения. «Начиная войну, — сообщал он, — Вильгельм мечтал о революции в России. Вильгельм жестоко обманулся, но ему поспешили на помощь господа Горемыкины, Хвостовы, Штюрмеры. Патриотический порыв они подменяют чувством острого озлобления, сеют бурю, вносят хаос, дезориентируют тыл. Это величайшее преступление правительства нельзя назвать иначе как государственной изменой». Участники встречи решили, что в урочный час они публично выступят с обвинением правительства и потребуют передачи власти. «Мы живем сейчас как на вулкане, — заявил Долгоруков, — взрыв возможен в каждую минуту... И вот когда где-нибудь разразится голодный бунт — наступит момент для возбуждения того ходатайства, о котором я говорю. Под свежим впечатлением стихийного взрыва народного возмущения обращение к Верховной власти может получить необычайную силу и убедительность. Пока же, в ожидании подходящего момента, нужно готовиться к проектируемому шагу»1.

Замысел радикальной оппозиции, таким образом, не предусматривал ликвидации монархии, а был рассчитан на перехват власти из рук деградирующей бюрократии. Предполагалось лишь совершить переворот во власти, используя стихийное народное возмущение в связи с трудностями в продовольственной сфере, которые стали объектом политических манипуляций оппозиции.

8 мая в Москве при экономическом отделе Союза городов состоялось совещание, на котором был образован Центральный комитет общественных организаций по продовольственному делу. Это событие прошло почти незамеченным для современников и не вполне осмыслено историками. Между тем, в совещании приняли участие видные деятели оппозиции и представители практически всех общественных объединений: Союза городов, Земского союза, ЦВПК, центральных кооперативных, [1] [2]

сельскохозяйственных, рабочих и торгово-промышленных учреждений. Новый орган, взявший на себя функции Союза Союзов, фактически присвоил и правительственные полномочия. Его председателем был избран М. М. Федоров — кадет, один из видных масонов.

Федоров также выступил организатором тайного собрания лидеров оппозиции на своей квартире в 1916 г., где было решено осуществить государственный переворот и добиться отречения Николая II в пользу его сына Алексея, при регентстве великого князя Михаила Александровича. Многие детали этого собрания до сих пор не ясны. Известно, что на нем присутствовали М. В. Родзянко, П. Н. Милюков, А. И. Гучков, С. И. Шид- ловский, А. И. Шингарев, И. В. Годнев, Н. В. Некрасов, М. И. Терещенко и М. М. Федоров.

Все они сошлись на том, что недовольство режимом стало всеобщим, и в самом ближайшем будущем следует ожидать неминуемого взрыва. Помешать этому может смена власти, которая имеет шанс на успех только в случае отречения Николая II. П. Н. Милюков позднее так вспоминал об этой встрече: «Мы ушли, во всяком случае, без полной уверенности, что переворот состоится, но с твердым решением в случае, если он состоится, взять на себя устройство перехода власти к наследнику и регенту. Будет ли это достигнуто решением всей Думы или от ее имени, или как-нибудь иначе, оставалось, конечно, открытым вопросом, так как само существование Думы и наличность сессии в момент переворота не могли быть заранее известны. Мы, как бы то ни было, были уверены после совещания... что наше решение встретит поддержку общественных внедумских кругов»[3].

Таким образом, основную работу но подготовке переворота должны были совершить представители внсдумской общественности, т.е. те организации, которые уже объединились.

Что касается Думы, то активность оппозиции и Прогрессивного блока в ее стенах вплоть до ноябрьской сессии была минимальной. Тем не менее ей отводилась важная роль в налаживании контактов оппозиции с союзниками.

В апреле — июне 1916 г. парламентская делегация России с официальным визитом посетила союзные страны Англию и Францию. В составе делегации преобладали оппозиционные депутаты. От Государственной Думы семь депутатов, включая П. Н. Милюкова и А. И. Шингарева, принадлежали к Прогрессивному блоку, из шести членов Государственного совета трое (В. И. Гурко, А. В. Васильев и Д. А. Олсуфьев) примыкали к нему. Главной целью этих поездок было наладить контакты с западными парламентариями и заручиться поддержкой со стороны правительственных и общественных кругов стран Антанты в условиях усилившегося противостояния власти и оппозиции в России. В значительной степени поставленные задачи думскими оппозиционерами были решены. Англичане тут же публично заявили о «великом братстве парламентов», была достигнута договоренность о создании регулярно функционирующей межпарламентской союзнической группы, к которой Дума могла бы апеллировать в случае конфликта с правящим режимом. Лидеры Запада проявили большой интерес к русской оппозиции. За четыре месяца своего пребывания за границей Милюков имел ряд доверительных бесед с европейскими государственными и общественными деятелями, банкирами, промышленниками, учеными и военными. Он был принят королями Англии, Швеции и Норвегии, президентом Франции Р. Пуанкаре, британским и французским премьерами Г. Асквитом и А. Брианом, встречался с представителями банков Ротшильдов и Морганов.

Многие из встречавших Милюкова на Западе смотрели на него как на одного из будущих лидеров новой России. Сам дипломат относился к встречам со всей серьезностью, а кроме того он собирал сведения для предстоящего выступления в Думе.

Характерно, что царское правительство не препятствовало визитерам парламентского типа, попустительствовало прямым контактам оппозиции с союзниками, надеясь таким образом сгладить довлеющую напряженность. Однако революционные процессы было не остановить.

  • [1] 1 Хрестоматия по отечественной истории (1914—1945) / под. ред. А. Ф. Киселева,
  • [2] М. Щагина. М.: Владос, 1996. С. 14-15.
  • [3] Милюков П. II. Воспоминания / сост. и авт. вст. ст. д. и. н. М. Г. Вандалковская ; комм,и им. аннот. указ. к. и. и. А. Н. Шиханов. Т. 2. М.: Современник, 1990. С. 244.
 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы