«Моби Дик, или Белый Кит»: архитектоника и сюжет

В творчестве некоторых писателей ярко выделяются произведения вершинные, их «визитные карточки», «главные книги». У Мелвилла — это роман «Моби Дик» (1851). Творчество Мелвилла 1840-х гг. позволяет проследить, как писатель шел к своему шедевру, как крепло его мастерство. Судьба его романа парадоксальна в такой же мере, как и, например, судьба «Листьев травы» Уитмена. Только признание к «Моби Дику» пришло с еще большим запозданием. Поначалу роман был воспринят и критиками, и немногочисленными читателями как произведение, по меньшей мере, «странное». А затем великий эпос был прочно предан забвению. Современников ставила в тупик непривычная архитектоника романа, в котором причудливым образом были «перетасованы» самые разнообразные элементы: повествование о корабельной жизни, философские экскурсы, лирические монологи, научные отступления о китах, «технологические» описания их промышленной переработки, притчи.

Известны слова Пушкина о «смелости изобретения» как примете литературных шедевров. Подобное суждение приложимо и к «Моби Дику». История литературы убеждает: великие произведения нередко являют собой не образец жанра в чистом виде, а рождаются на стыке жанров, становясь их оригинальным сплавом. Пример тому — творение Мелвилла. Сегодня «Моби Дик» безоговорочно признан величайшим романом XIX века, посвященным человеку и Человечеству, историческому пути Америки.

Первоначально книга задумывалась как морской роман о китобойном промысле. Но постепенно замысел трансформировался, план и структура романа усложнялись, обретали философско-социальную масштабность. Писатель бесстрашно раздвигал сложившиеся жанровые и стилевые границы, придя в итоге к созданию книги новаторской, к художественному синтезу разных стилевых пластов. Роман аккумулирует бытописательство и приключенческую тематику, аллегорию и символику, документалистику и высокую патетику, подлинные реалии китобойного промысла и корабельной службы и библейские, религиозно-философские аллюзии. В «Моби Дике» различимы черты таких жанров, как морской роман в его «китобойном варианте», социальный роман, роман философский.

В основе линейно развивающегося сюжета, драматичного, причудливого и увлекательного, — перипетии погони за огромным Белым Китом, океанским исполином, причинившим морякам немало зла.

«Зовите меня Измаил» — таков «зачин» романа. Измаил — один из участников драмы, он же рассказчик. Но иногда нить повествования переходит к автору; подобная «взаимозаменяемость» образует своеобразные перепады в повествовании.

О себе Измаил сообщает, что у него «в кошельке почти не осталось денег, а на земле не осталось ничего, что могло бы еще занять». Он намерен наняться китобоем на судно и знакомится с гарпунщиком по имени Квикег, туземцем, уроженцем Южных морей. Они становятся друзьями, нанимаются на шхуну «Пекод», «удивительную старую посудину», «судно старинного образца, не слишком большое и по-старомодному раздутое в боках». «Пекод» окружает атмосфера мистической таинственности. Шхуна готовится уйти в трехлетнее плавание. Старый моряк Илия предупреждает Измаила и Квикега об опасности потерять душу, плавая на этом судне.

С первых же страниц читателя не покидает ощущение того, что «Пекод» — не просто обычное китобойное судно. Едва ли не каждый эпизод, связанный с его драматической одиссеей, может быть истолкован как аллегорический или символический.

Команда «Пекода» — это особый микромир, человечество в миниатюре, пестрый конгломерат национальностей, рас и темпераментов. Здесь старший помощник Старбек, квакер из Нантукета, второй помощник Стабб, многоопытный мореход, никогда нс расстающийся с трубкой, третий помощник Фласк, дружелюбный и с чувством юмора. Среди членов команды — таинственный азиат Федалла, уже упоминавшийся гарпунер Квикег, человек «честного сердца», краснокожий индеец Тэштего, африканец Дагу, чернокожий слуга Пин.

Но над всеми ими возвышается таинственный капитан Ахав, мощная романтическая фигура, вызывающая ассоциации с Прометеем Шелли, Каином Байрона, Сатаной Мильтона. В его фанатической одержимости кроется нечто, роднящее его с пуританами, ступившими в XVII в. на американскую землю. Он захвачен всепоглощающей страстью — рассчитаться с загадочным китом Моби Диком, который олицетворяет мировое Зло, «темную неуловимую силу, что существует от века». Команда, судьбой которой он распоряжается, беспрекословно ему подчинена. Ахав велит прибить к мачте золотой дублон, который будет принадлежать тому, кто первым заметит Моби Дика.

Кит — существо загадочное и пугающее. По словам моряков, он обладает «беспримерной расчетливостью» и «адской свирепостью». Его белый цвет имеет символическое значение: он — эмблема холодной безжалостности.

Сюжет романа — цепь красочных эпизодов, подчиненных общей линии: поискам Моби Дика. У каждого из встречных Ахав осведомляется о том, не замечали ли они Белого Кита. И всякий раз следует рассказ о том, как какой-то член команды погиб или был искалечен в схватке с морским великаном. Капитан одного английского китобойного судна сумел загарпунить Белого Кита, но тот вырвался, а капитан потерял руку. На другом китобойце — «Иеровоам» — старший помощник Мейси вопреки предостережениям устремился в погоню за кашалотом, который ударом хвоста выбросил его в море, где гот бесследно исчез.

Наконец, на «Пекоде» замечают Моби Дика. Погоня за ним длится три дня. Несколько раз вельботы с моряками приближаются к разъяренному киту. Однажды он выбрасывает в море Ахава, но тот остается в живых. Наступает финальный акт трагедии. Одноногий капитан штурмует ожесточившегося кита, который таранит и топит «Пекод» вместе с командой. Видя катастрофу корабля, Ахав с яростью поражает Белого Кита гарпуном со словами: «О, одинокая смерть в конце одинокой жизни! Теперь я чувствую, что все мое величие в моем глубочайшем страдании». Гарпун впивается в белую тушу кита, который гибнет, увлекая за собой в океанскую пучину Ахава. В морской воронке исчезает и «Пекод». Из всей команды спасается только Измаил.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >