Поля Бурдье

Удачную структуризацию социальных пространств осуществил Пьер Бурдье, выделив несколько полей — областей коммуникативной практики. Поле здесь — это пространство игры, подчиненное исторически сложившимся законам функционирования, интересам, целями, ценностям. Понятие поля позволяет различать по функциональному основанию относительно замкнутые области практики: религию, культуру, экономику, политику. Индивидов, действующих в поле, П. Бурдье называет агентами поля. Агент может занимать позиции одновременно в нескольких из них. Они могут быть как индивидуальными, так и институциональными.

В поле СМИ индивидуальными агентами выступают отдельные журналисты, репортеры, ведущие передач, редакторы, владельцы СМИ, а институциональными агентами являются вещательные организации, теле- и радиоканалы, информационные агентства, издательства, газеты, интернет-издания и т. д.

Понятие агента заменяет понятия субъекта и индивида, отличаясь от них тем, что агенты реализуют стратегии — системы практики, движимые определенной целью. Агенты «доминирующие в данном поле, находятся в позиции, когда они могут заставить его функционировать в свою пользу, но должны всегда рассчитывать на сопротивление, встречные требования, претензии, «политические» или нет, тех, кто находится в подчиненной позиции»[1].

Согласно концепции П. Бурдье, массмедиа — это поле, являющееся системой социально-детерминированных объективных связей между различными позициями, находящимися в альянсе или в конфликте, в конкуренции или кооперации, и независимых от физического существования индивидов, которые эти позиции занимают. Культурная практика агентов поля СМИ заключается в производстве и распространении информации. Массмедиа имеют дело только со знаками и поэтому объективно не отражают реальность. Однако они не являются и манипуляторами общественным мнением, так как поле СМИ — это конкурентная среда, где пересекаются интересы, позиции и практики многих агентов.

Для описания практик П. Бурдье вводит понятие «габитус». Габитус — это система диспозиций, порождающая и структурирующая практику агента и его представления, позволяющая ориентироваться в социальном пространстве и адекватно реагировать на события и ситуации. Габитус есть продукт социализации, произведенный за счет неосознанного усваивания жизненного опыта. В каком-то плане габитус можно сравнить с понятием социальной установки (аттитюдом), которая определяет форматы реагирования на определенные ситуации и поведения при решении определенных социальных задач.

Политическая власть и влияние медиа, политическое влияние и политика влияния СМИ во взаимодействии образуют символическое пространство, т. е. являются предпосылкой формирования институции символической власти. Она заключается в управлении моделями массового и индивидуального поведения, социальными представлениями, установками, а также проектами устройства общества и государства. Вот в каком смысле можно говорить о четвертой власти журналистики.

В современном мире поле политики и поле СМИ все более пересекаются, так как все более обостряется борьба за информационные ресурсы, за доступ к вещанию.

Анализ концепции П. Бурье вызывает ряд вопросов. Например, применима ли концепция поля в ситуации расширения участия интернет- организованностей в политической и информационно-коммуникативном действительности, если одно из системных свойств Интернета заключается в том, что все в нем происходящее трудно оконтурить, и следовательно, трудно определить поля и их агентов. В силу этого усиливающиеся взаимопересечения полей политики и СМИ, равно как и бизнеса, образования, религии и других, являются следствием интеграционных процессов, свойственных информационному обществу.

Символическая власть — эта так называемая четвертая власть СМИ, а точнее СМК, которая претендует уже на нечто большее — на управления образом реальности (эйкосом).

Также актуальным становится вопрос, насколько поведение юзеров в Интернете (именно поведение, а не только общение) будет модифицировать поведение обывателей в социуме, то есть насколько коммуникативное пространство будет задавать модусы поведения, ценности и установки в посюсторонней от экрана дисплея жизни.

  • [1] Бурдье П. Социология политики: пер. с фр. М.: Socio-Logos, 1993. С. 19.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >