ПРОФЕССИОГРАФИЧЕСКИЕ ПАРАМЕТРЫ ЖУРНАЛИЗМА

Образ профессиональной деятельности

Журналистика является профессиональной сферой деятельности. Профессия (от лат. professio — официально указанное занятие, специальность) — это возникший в условиях разделения труда профиль трудовой деятельности, требующий владения комплексом общих и специальных знаний, умений и навыков, опытом. В профессии выделяются специальности и специализации. Причем по мере расширения спектра массово-информационной деятельности количество специальностей и специализаций растет. Однако «как бы далеко ни отстояли одна от другой специфические области труда репортера и ответственного секретаря, комментатора и режиссера, заведующего отделом писем и собственного корреспондента, сохраняется и более того становится все более значимой совокупность общепрофессиональных свойств, которые в особых проявлениях и своеобразных взаимодействиях составляют основу «структуры» личности каждого журналиста- профессионала»[1].

Однако выявить эти общие свойства профессии журналиста и структуру его личности и ответить на вопрос, в чем основные черты журналистского профессионализма, далеко не так просто, но необходимо. Эта необходимость является следствием многих причин. Профессиональной школе журналистики (кстати, само ее наличие свидетельствует о том, что журналистика — это действительно профессиональная сфера деятельности) нужно знать, кого и как обучать журнализму. Медийному рынку необходимо знать, кого нанимать на работу, какими эти люди должны обладать качествами (компетенциями). Молодым людям, которые решили выбрать журналистское поприще, нужно знать, что требует от них эта профессия и что она им может дать. Профессиональному сообществу журналистов нужно уметь различать, кого они могут признать своими коллегами, а кого нет.

Эти и другие вопросы заставляют подробнее остановиться на границах журналистского профессионализма, причем в точке «здесь и сейчас». Уже неоднократно отмечалось, что мы находимся в таком месте и в такой момент цивилизационного и культурного развития, где и когда существенно трансформируются многие традиционные представления. Особенно если речь идет об информационно-коммуникативной деятельности.

Требует уточнения и само понятие профессионализма. Является ли профессионалом тот, кто прошел соответствующую профессиональную школу? И тот, кто пребывает в соответствующей должности или просто получает за свою работу деньги? А возможно, только тот, кто хорошо делает свою работу. Или тот, кто сам себя считает таковым, в такой степени, что его принимают за своего коллеги? В научной среде существует определенная система инициации, иерархия степеней и званий, но и там не всякий кандидат наук становится ученым и не всякий ученый обязательно имеет ученую степень.

Вопрос — кто такой профессионал? — существенно обострился в России после передачи инициативы управления жизнью и деятельностью граждан от партии к стихийным силам рынка. Действительно, рынок в меньшей степени, чем государство, зависим от всякого рода знаков отличия и ориентируется на качество и свойства производимого продукта и его потребительские характеристики. Не случайно на рынке профессий появилось множество новых специальностей, особенно в сфере информационно-коммуникативной деятельности и соответствующих специалистов. Они называют себя креаторами, спичрайтерами, копирайтерами, мифодизайнерами и т. п. Причем многие из них выпестовались из журналистов, а всем перечисленным стали в одночасье.

Сложившееся положение с самопроизвольной профессиональной идентификацией размывает отношение к профессионализму и профессиональной работе как таковой и долго продлиться не может. Медийный рынок по мере роста собственного профессионализма, являющегося следствием профессионализма сотрудников изданий, будет повышать требования к компетенциям кандидатов и, следовательно, к продукции социального института образования, готовящего кадры.

Слова «профессионал» и «профессиональный», как правило, используются как что-то интуитивно ясное, особенно в форме: «Он настоящий профессионал!» или «Это действительно профессиональная работа!» Этим подчеркивается ценность профессионализма как такового, вызывающего непременное уважение к его носителю независимо от области профессиональной деятельности. Однако тот же термин, примененный к киллеру или проститутке, звучит уже двусмысленно, заставляя усомниться в абсолютной ценности профессионализма.

Данный пример, к сожалению, может быть распространен и на журналистику. Достаточно вспомнить некоторых известных и вроде бы высокопрофессиональных журналистов, использующих всю мощь своего мастерства для выполнения частного политического заказа, не задумываясь о последствиях для общества. К сожалению, часто считается, что ангажированность не противоречит профессионализму, напротив, является знаком признания для профессионала. Считается также, что профессиональные качества, степень владения ремеслом, мастерство следует отличать от таланта, нравственных качеств, принципиальности, позиции.

Вообще говоря, признание за свойством профессионализма абсолютной ценности — явление достаточно новое, окончательно оформившееся в XX в. и являющееся порождением технической цивилизации, когда человек стал презентовать себя с позиции своей специализации, т. е. своего места в «общественном конвейере». Конвейер как технологический процесс последовательной сборки действительно не интересуют нравственные качества своего звена — сборщика. Это означает, что за словами «врач», «физик», «журналист» немедленно открывается некий стереотипический образ, накладываемый на человека. Этот образ начинает доминировать и закрывать собой уникальные личностные качества.

Но интуитивная ясность понимания профессионализма обманчива и на деле очень редко руководствуется четко обозначенными критериями, описаниями и оценками, а также сопряжена с подменой (или смешением) двух оценочных сфер: субъективного отношения к профессионализму и соответствия некой работы традициям качества, нормам ремесла и профессиональной деятельности. Никто из членов профессионального сообщества не застрахован от ошибочных толкований профессионализма, тем более не застрахована от этого публика.

В общем случае профессионал отличается особым специфическим отношением к миру, ценностной установкой и доминирующим типом поведения.

Профессионализм иногда понимают как «...модус независимости по отношению к миру, где все уже расколдовано и превращено в материал для дела»[2]. В этом ярком определении так и слышится хрестоматийное: «Природа не храм, а мастерская, и человек в ней хозяин». Возможно, мотив отделенности профессионала от мира и превращение мира в материал для рационального преобразования методологически полезен. Он позволяет различать работу и служение (прислушайтесь, как бы звучало, например, «профессиональный священник» или «профессиональный президент»). Однако в информационно-коммуникационной профессиональной деятельности эта отделенность достаточно опасна, поэтому здесь мы будем понимать профессионализм более широко, включая в него не только параметры мастерства и ремесленничества, но и характеристику связей и отношений с жизненным и профессиональным миром журналиста.

Другая сложность в описании понятия «профессионализм» заключается в новой тенденции, можно даже сказать, в революции профессионализма, которую переживает цивилизация наряду с другими революциями: экономической, культурной, технологической и т. д. Среди обширного списка скачкообразных изменений, сопровождающих цивилизационный процесс, присутствует и революция профессиональная.

Происходит не только резкое увеличение числа новых специальностей, но и качественные изменения отношения к профессионализму как со стороны его носителей, так и со стороны работодателей. Относительно новым явлением является постепенное осознание того, что образованность и компетентность — это не свойство товара — рабочей силы, а личный человеческий капитал, вкладываемый работником в капитал организации. Это означает, что наш профессионализм не только производит стоимость, но и увеличивает капитализацию организации, в которой мы работаем, не говоря уже о репутации, имидже, положении на рынке и т. п. В профессии журналиста эти факторы действуют особенно значимо. Конечно, важную роль везде, в том числе и в журналистике, играет менеджмент, но при хорошем менеджменте, но плохих журналистах издание все равно останется плохим.

Нужно упомянуть также еще об одном важнейшем признаке профессионализма. Профессиональная работа отличается от непрофессиональной тем, что может быть подвергнута системному анализу. С его помощью могут быть выявлены структура профессиональной деятельности, профессиональные подсистемы нижнего уровня, надсистемы, включающие анализируемую; выявлены и описаны связи и отношения как внутри системы, так и вне ее. В частности, профессиональная деятельность журналиста включена в систему профессионального образования, профессиональных сообществ, медиапространства и медиарынка, систему политических процессов, социокультурную реальность в целом. Эти надсистемы создают свои критериальные коридоры, которые вместе с внутренними критериями позволяют отделять действительный профессионализм от подобия профессионализма. Конечно, эти критерии являются временными соглашениями, и часто бывает, что считавшееся любительством, самодеятельностью, андеграундом приобретает профессиональные формы и становится законодателем моды в профессиональной сфере, однако общее требование системной связи и системного подобия анализируемой сферы деятельности с другими сферами деятельности остается.

Е. П. Прохоров в своем учебном пособии «Введение в теорию журналистики» выделяет ядро, или каркас, профессии, который может быть описан с помощью следующих системообразующих параметров:

  • • функции журналистики;
  • • преобладающие виды, тип, характеристики, объект и условия деятельности;
  • • типы контактов и способы взаимодействия с аудиторией;
  • • объекты отражения;
  • • система источников информации;
  • • режим и ритм труда.

Это означает, что важнейшими профессиональными качествами являются:

  • • способность осознавать системную связь своей деятельности с профессиональной средой и социально-культурной реальностью в целом;
  • • способность быстро приобретать новые профессиональные качества и осваивать новые профессиональные среды;
  • • постоянно наращивать интеллектуальные компоненты личного человеческого капитала;
  • • уметь работать в команде, т. е. быть коммуникационно и комму- нитарно компетентным.

Эти требования как раз и составляют сущность революции профессионализма, заключающуюся в рождении профессионалов нового качества, так называемых транспрофессионалов. Подобная, третья в истории, профессиональная революция, по мнению известного психолога и специалиста по управлению человеческими ресурсами Т. Ю. Базарова, определяет не только тип профессионализма, но и тип деятельности и соответствующий типу деятельности тип организационной культуры. В нашем случае это совместно-творческий тип деятельности и партиципативная организационная культура изданий.

Т. Ю. Базаров объясняет это так: «Традиционные организации — массовые профессии — «внизу», а свободные профессионалы — «наверху»; пирамида, которая основанием обращена вниз. Переживаемая революция — это переворачивание пирамиды. Наверх ее могут попадать люди, которые являются транспрофессионалами. Они должны быть готовы свободно, за счет своего мышления и способов организации своей деятельности, работать в различных профессиональных средах. Для них не важно положение в той или иной организационной структуре. Они могут свободно входить в эти организационные структуры и покидать их, создавая для решения какой-либо комплексной проблемы адекватные формы организации. Комплексирование методов, средств, способов мышления и деятельности под конкретную проблемную ситуацию, не имеющую стандартных вариантов решения, — такова специфика транспрофессиональной работы. При этом необходимо учитывать многообразные и весьма противоречивые интересы самых различных людей, социальных групп, в том числе и присутствующих в данной проблемной ситуации виртуально (например, еще не родившиеся будущие поколения)»[3].

«Перед менеджерами-транспрофессионалами, управляющими жур- налистами-транспрофессионалами и самими журналистами встает задача научиться брать моральную ответственность и за себя, и за организацию, и за творческие и управленческие решения, и за реализацию этих решений. Поэтому ключевой процесс здесь — это «процесс кастомизации» (от англ, customization) — ожидаемый результат проектируется совместно с заказчиком, обязательно учитывая его граничные условия»[4]. Следовательно, журналист-транспрофессионал должен быть готов выполнять функции и предпринимателя, и менеджера, и психолога, и экономиста, и проектировщика, и другие, причем выполнять эти функции необходимо вполне профессионально.

Нужно добавить, что транспрофессионализм подобно многим другим постнеклассическим[5] категориям существенно преобразует традиционные понимания профессионализма как отделенное™ и независимости от мира. Это описание здесь уже не работает, так как выводит всякую профессиональную деятельность в более широкий общественный контекст, актуализируя мотив ответственности, который, как известно, есть единственное условие реализации свободы.

Итак, профессионализм — это качество человека, определяющее системный характер его деятельности, подчиняющееся совокупности критериев, выработанных самим человеком в процессе его рефлексии, профессиональным сообществом, профессиональной школой, рынком, другими социальными образованиями, а также социокультурной реальностью в целом.

С этих позиций мы и попытаемся реконструировать черты журналистского профессионализма.

  • [1] Прохоров Е. П. Введение в теорию журналистики. М.: Аспект-Пресс, 2007. С. 22.
  • [2] Батыгин Г. Профессионалы в расколдованном мире // Этика успеха. Тюмень; М.,1994. С. 15.
  • [3] Управление персоналом: учебник для вузов / под ред. Т. Ю. Базарова, Б. Л. Еремина М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. С. 11.
  • [4] Управление персоналом: учебник для вузов / под ред. Т. Ю. Базарова, Б. Л. Еремина М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2001. С. 12.
  • [5] Современное состояние развивающегося научного знания многие философыобозначают как постнеклассическое. Среди главных признаков постнеклассическойнауки выделяется принцип диалогового отношения к миру. В отличие от проективноконструктивной установки познания, характерной для классической и неклассическойнауки, при которой мы смотрим на мир как на скопление необходимых нам предметови орудий, постнеклассическая парадигма предполагает, что можно обращаться к предметам, людям, к Богу как к «Ты» —личности, другу. «Я — Ты» является новой ментальнокультурной доктриной, которая носит название «диалогической» в противоположность«монологической».
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >