Первые буржуазные реформы.

8 сентября 1868 г. в Японии был принят новый девиз правления — Мэйдзи. Еще 17 июля 1868 г. Эдо был переименован в Токио. Молодой император Мэйдзи дал клятву следовать программе из 15 пунктов. Он обещал, что будет создано широкое собрание и все государственные дела будут решаться с учетом общественного мнения. Все японцы смогут посвятить себя делу процветания нации; в стране будут соблюдаться законы; государство позволит каждому и всем развивать свою деятельность, осуществлять свои собственные стремления; знания будут заимствоваться отовсюду, и через эти знания будут упрочены основы империи. Эту программу часто называют «первой конституцией Мэйдзи». В этом же году был принят закон о государственном устройстве. По нему законодательная, исполнительная и судебная власть была сосредоточена в руках назначаемого императором Государственного Совета. Создавались многочисленные вспомогательные советы и департаменты. В 1868—1873 гг. были проведены первые реформы. Решающий удар по сепаратизму был нанесен в августе 1871 г., когда были полностью уничтожены княжества и вместо них созданы префектуры.

Япония была разделена на 72 провинциальные префектуры и три столичные — это Токио (Эдо) — Восточная столица, Киото и Осака. Стремясь сохранить сословные привилегии самураев, правительство постановило назначать им денежные пенсии в размере 10% прежнего валового дохода. То есть князья лишались земель путем выкупа, а не компенсации. Пенсии получали примерно 318 тыс. человек. В марте 1872 г. была проведена сословная реформа. Упразднялись старые сословия. Законодательно закреплялось новое сословное деление общества: высшее дворянство — кадзоку (бывшие князья); просто дворянство — сидзоку (японская интеллигенция); хэймин — народ. Провозглашалось равенство трех сословий. В 1870 г. была проведена денежная реформа и введена единая денежная единица — иена. В 1872 г. принимается закон о всеобщей воинской повинности, начинается плановая реорганизация вооруженных сил по западному образцу. Однако в регулярной японской армии сохранился самурайский кодекс чести — бусидо.

Реформы начального периода Мэйдзи создали условия для развития рыночных отношений. Примером может служить проведение аграрной реформы, которая должна была создать финансовую основу для регулярного сбора государственного налога. Кроме того, с ее помощью реформаторы надеялись прекратить крестьянские волнения. В феврале 1872 г. был отменен запрет на куплю-продажу земли, проведен земельный кадастр, и земля закреплялась за теми, кто ею фактически владел. Согласно японской традиции владельцем земли считался налогоплательщик. Таковыми к 1868 г. были или зажиточные крестьяне, или так называемые «новые помещики». Последние (выходцы из купечества и части самурайства) старались сделать свои хозяйства рентабельными. По закону 1872 г. все земли делились на частные и правительственные. Правительственными землями считались леса, рудники, луга и парки. В 1873 г. был принят закон об изменении земельного налога. Теперь им облагались все владельцы земли в размере 3% от цены земли. Так как цена земли была высока (в Японии мало плодородных земель, большая плотность населения), то налог был примерно равен половине урожая. Только очень крепкие хозяйства, тесно связанные с рынком, были в состоянии платить такой налог. В результате произошло обезземеливание крестьянства. Часть крестьян была вынуждена продавать свои земли «новым помещикам», затем брать земельные участки у новых собственников в аренду. Самурайское сословие лишилось своего влияния.

Также в Японии были осуществлены реформы в области культуры и образования: принят новый для японцев григорианский календарь, увеличено количество общеобразовательных школ, появились детские сады. В 1877 г. был открыт Токийский университет. Исследователи отмечают две тенденции в преобразованиях 1870-х гг. Первая — буржуазный характер реформ; вторая — их незавершенность, особенно в области промышленности и политической системы. Однако в 1880—1890-е гг. реформы были продолжены. Несмотря на незавершенность, реформы Мэйдзи имели огромное значение. Япония встала на путь капиталистического развития и избежала превращения в колонию. В дальнейшем страна выберет путь внешней экспансии, утверждая свои приоритеты в Восточной Азии и в мире в целом.

В современном отечественном востоковедении историю Японии с 1868 по 1914 г. принято называть «периодом Мэйдзи». Во внешнеполитическом плане страна пережила период реставрации монархии и отмены неравноправных договоров (1868—1894). Буржуазные реформы 1871 — 1873 гг. открыли новую страницу в жизни японского государства. Ликвидация политической раздробленности, уничтожение крупного княжеского землевладения, упразднение сословий, легализация сделок по купле-продаже земли, поощрение предпринимательства — все это создавало условия для развития капитализма. Кроме того, в стране имелись особые социальные условия для капиталистического процветания, в том числе дешевая рабочая сила. Дешевизна рабочей силы в Японии связана была с тем, что на фабриках и заводах широко применялся детский и женский труд. В 1880—1890-е гг. в японской деревне появились вербовщики. Они заключали соглашения с родителями об «уступке» их детей фабрикантам. Дешевый труд, особенно женский и детский, принимал гигантские размеры. В 1882 г. 69% японских рабочих составляли женщины и дети. Такая же ситуация наблюдалась и в 1895 г. — из 425 тыс. рабочих 250 тыс., т.е. 60% всех занятых в промышленности, также были дети и женщины. Условия труда на первых фабриках были типичными для периода накопления капитала: никаких прав, никакого социального страхования и других западных нововведений японское общество не знало. В 1890-е гг. предприятия, принадлежащие государству, были проданы за небольшую компенсацию в руки частных владельцев. Так создавались торгово-финансовые дома Мицуи, Мицубиси и др. Возникали первые монополистические объединения. Произошло слияние банковского капитала с промышленным. Процесс концентрации производства в Японии был ускорен гем, что новые крупные промышленные компании и банки развивались на базе нескольких старых торгово-купеческих домов, с их связями и положением.

Всеобщая воинская повинность окончательно подорвала монополию служилого самурайского сословия на военную службу. Самураи требовали сильной, а точнее агрессивной, внешней политики. Недовольных самураев возглавил военный министр Сайго Такамори. Он постоянно напоминал правительству о том, что Япония уже может «показать себя» в Азии: на Тайване, в Корее. Чтобы избежать самурайского взрыва, правительство предприняло экспедицию на Тайвань (1874). В 1876 г. были отменены пенсии самураям. Их заменили единовременной компенсацией в размере от 5 до 14-летней суммы прежних пожалований. В следующем году вспыхнул крупный реакционный мятеж на юге Японии в провинции Сацума. Возглавил мятежников военный министр. С большим трудом правительству удалось подавить восстание и спасти реформы. Сайго как истинный самурай покончил жизнь самоубийством. Впрочем, отношение правящих кругов к этому мятежу и к самому Сайго было двойственным. Предводитель мятежников не только получил посмертное «прощение», но и был канонизирован как «идеальный» самурай. В Токио есть памятник Сайго Такамори.

Превращение Японии в централизованное современное государство происходило достаточно быстро. Об этом свидетельствует и рост политической активности в стране. Новые социальные группы в лице крупной и средней буржуазии и так называемых «новых помещиков» были недовольны засильем в правительстве представителей двух княжеских домов Сацума и Теею. Не случайно период с 1868 г. стали называть «сегунатом Сацума». Даже государственный флаг Японии — красный круг на белом фоне — это родовой знак дома Сацума. Рост оппозиционного движения привел к созданию первых в Японии политических партий. В 1881 г. была создана либеральная партия. В нее входили «новые помещики», мелкая городская буржуазия и даже крестьянство. Появление первой партии имело большое значение. Молодая буржуазия и «новые помещики» хотели участвовать в политической жизни, что свидетельствовало о пробуждении нации. В 1882 г. была образована партия реформ. В нее входили в основном представители буржуазии. Пик политической активности партии пришелся на 1882—1883 гг. В 1890 г. после первого серьезного натиска правительства эта партия объявила о самороспуске.

Образование двух партий привело к росту демократического движения в стране. Оно получило название «Движение за народные права». В нем принимали участие широкие слои населения. В дальнейшем активисты движения организовали первые японские профсоюзы, партии левого толка и т.д. Участники движения считали своей главной целью борьбу за конституцию. Требование введения конституции серьезно беспокоило правительство. В 1881 г. правительство обещало через 10 лет принять конституцию и созвать парламент. Прусско-германская система, введенная Отто фон Бисмарком, была положена в основу японской конституции 1889 г. Японская конституция не ограничивала, а расширяла власть императора, его права и привилегии. Де-юре с принятием конституции страна становилась конституционной монархией, но де-факто — это был японский вариант монархии с активным парламентом.

Согласно конституции, в Японии утверждался двухпалатный парламент. Верхняя палата состояла из 300 человек, персонально назначаемых императором. В нее входили принцы крови, титулованная аристократия. Нижняя палата также состояла из 300 лиц, избранных на основе высокого имущественного и возрастного ценза. По закону только 1% населения страны мог участвовать в выборах. Женщины не имели избирательных прав. Однако активная внешняя политика укрепила позиции правительства и привела к союзу парламентской оппозиции с правящими кругами Японии. В дальнейшем либералы действовали по принципу «дайдо сен» — «расхождение по мелочам, единство по крупным вопросам».

Таким образом, к началу XX в. Япония стала великой державой Азии. И хотя она отставала от таких стран, как Германия и США, однако в Дальневосточном регионе ей не было равных. Экономические и политические успехи Японии, по мнению Л. С. Васильева, объясняются особым менталитетом японского народа, его склонностью к активным полезным заимствованиям извне; активной предпринимательской инициативой, а также отсутствием чиновничьей бюрократии.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >