Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ. ЧАСТЬ 2. ИСТОРИЯ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
Посмотреть оригинал

Первая мировая война и ее последствия. Создание Версальско- Вашингтонской системы международных отношений

Подготовка и начало мировой войны. Цели и планы держав.

К концу XIX в. развитые европейские государства в основном завершили колониальный раздел мира. Созданная в 1871 г. Германская империя опоздала к разделу самых привлекательных кусков колониального пирога и чувствовала себя обделенной. Это объективно ставило на повестку дня борьбу за передел колониального мира. Заслуженную репутацию «пороховой бочки» Европы имели в начале XX в. Балканы. Именно в этом регионе сталкивались интересы держав, в первую очередь Австро-Венгрии, России и Турции. В начале октября 1908 г. Австро-Венгрия насильно аннексировала славянские территории Боснии и Герцеговины, чем вызвала взрыв возмущения в Сербии, Черногории, России и даже Турции. Под эту дипломатическую бурю последовало провозглашение славянской Болгарии независимым государством во главе с германской династией Кобургов. Затем произошли две Балканские войны (октябрь 1912 — август 1913 г.), в результате которых Турция и Болгария потерпели поражения и понесли территориальные потери. В итоге оба государства — мусульманская Турция и славянская Болгария — перешли на сторону Германо-австро-венгерского военного союза.

Балканские войны еще больше обострили международную обстановку в Европе. Несмотря на то, что турецкому владычеству над балканскими странами был положен конец, обстановка в регионе, как и в целом в Европе, была напряженной.

Австро-Венгрия и Турция ждали удобного момента, чтобы решить свои далеко идущие планы. Австрия хотела нанести удар по Сербии, а Турция — вернуть себе Эгейские острова. За всем этим внимательно следили в Берлине и Петербурге. Германия выбирала время, когда можно будет начать войну за передел мира. Россия не хотела и не могла бросить на произвол судьбы Сербию, в которой видела свою союзницу против Австро-Венгрии.

Все происходящее самым непосредственным образом касалось Франции и Англии. В Париже понимали, что поражение России не только ослабит ее, но и лишит возможности бороться с угрозой германского вторжения. Однако английская дипломатия до самого начала войны скрывала свои цели.

В конце 1913 — начале 1914 г. резко обострились отношения между Россией и Германией. В ноябре 1913 г. Германия направила очередную военную миссию в Турцию, что могло повлиять на режим проливов. Россия всегда была очень чувствительна к проблемам черноморских проливов и видела в немецкой военной миссии шаг на пути к установлению контроля Германии над ними.

В это же время по инициативе Франции проходили переговоры между Англией и Россией о заключении военно-морской секретной конвенции. Дела продвигались медленно. Англичане, понимая слабость русского флота, требовали больших уступок, а Россия не соглашалась. Хотя обе страны в связи с усиливающейся напряженностью были заинтересованы в скорейшем заключении конвенции, до начала войны ее так и не удалось подписать. Летом 1914 г. и Тройственный союз, и Антанта были готовы начать войну. Непосредственным поводом к ней послужило убийство сербским националистом Гаврилой Принципом 28 июня 1914 г. в Сараево наследника австрийского престола, эрцгерцога Франца Фердинанда и его супруги. Венское правительство, проконсультировавшись с Берлином и получив заверения в полной поддержке, начало раздувать инцидент с целью превращения его в формальный повод для военной расправы над Сербией. Немедленного начала войны против Сербии требовали военные круги Австрии. Их поддерживало министерство иностранных дел. «Теперь или никогда!» — написал кайзер Вильгельм II на полях доклада своего посла в Вене, явно имея в виду не только войну с Сербией.

Вильгельм II указал на необходимость действовать быстро и энергично. Такая позиция кайзера поощрила сторонников военных действий в Вене, которые сразу после убийства престолонаследника обвинили Сербию в потворстве организаторам этого преступления. Император Австро-Венгрии, 84-летний Франц Иосиф, писал германскому кайзеру: «Кровавый акт не является работой одинокого индивидуалиста, а хорошо организованным заговором, нити которого ведут в Белград... Сербия должна быть устранена как политический фактор на Балканах».

Военная спираль раскручивалась с огромной скоростью. Россия ни в экономическом, ни в военном отношении не была готова к войне. Но в правительстве понимали, что война неизбежна, и считали необходимой немедленную общую мобилизацию. В Париже, наоборот, ждали войны и оказывали на Россию большое влияние. Для того чтобы укрепить союз с Россией и продемонстрировать перед Европой дружбу двух государств, 20 июля в Петербург прибыл президент Франции Раймоп Пуанкаре. За его визитом внимательно следили в Берлине и Вене. 23 августа президент Франции покинул пределы России, возвращаясь на родину. В тот же день Австро- Венгрия предъявила ультиматум Сербии.

Ультиматум был составлен так, чтобы ни одно уважающее себя государство не могло его принять. Сербское правительство, говорилось в ультиматуме, должно взять обязательства: «не допускать никаких публикаций, возбуждающих ненависть и презрение» к австро-венгерской монархии; немедленно закрыть общества, которые занимаются пропагандой против Австро-Венгрии; уволить с военной и административной службы всех офицеров и должностных лиц, виновных в пропаганде против Австро-Венгрии; допустить на территорию Сербии представителей органов венского правительства для подавления революционного движения, направленного против территориальной неприкосновенности Австро-Венгрии. В расследовании убийства эрцгерцога также должны были принять участие представители Австро-Венгрии. Срок ультиматума истекал 25 июля, т.е. Сербии предоставлялось для ответа 48 часов. На следующий день австро-венгерское правительство направило сообщение об ультиматуме в Лондон, Париж и Петербург.

Немецкое командование летом 1914 г. считало необходимым ускорить начало войны ввиду того, что германская армия была лучше подготовлена, чем армии других стран. В Берлине полагали, что Россия будет боеспособна через несколько лет. Поэтому считалось, что для Германии настало самое подходящее время. Но нужно было еще знать, как поведет себя Англия. О позиции Англии нигде ничего нс говорилось, се правительство ни словом, ни каким-либо действием не раскрывало своих планов. Это вызывало беспокойство не только в Берлине, но и в Париже и Петербурге.

События продолжали развиваться стремительно. 28 июля Австро- Венгрия объявила войну Сербии и начала военные действия. 29 июля стало известно, что британский флот ночью направился на свою военно- морскую базу Скапа-Флоу. В этот же день МИД Англии намекнул германскому послу, что Англия может остаться в стороне, если в военном конфликте будут участвовать только Австрия и Россия. Но если в войну втянутся Франция и Германия, то Англия должна будет принять срочные меры. Одновременно министр иностранных дел Англии Э. Грей сообщил в Берлин, что нейтралитет Англии возможен при условии, если Германия не нападет на Францию и не нарушит нейтралитет Бельгии. Для Германии это было неприемлемо, так как означало лишение Германии главной цели — разгрома Франции.

Подчеркнем, что если бы Англия не готовила войну тайно, а прямо заявила о своей позиции, то война не началась бы в августе 1914 г. или, во всяком случае, не приняла бы таких больших размеров.

Чтобы опередить противников, в Берлине решили действовать очень быстро. Немецкое командование рассчитывало на медлительность России и надеялось, что, пока там будет проведена мобилизация, на которую уйдет около полутора месяцев, Германия сумеет разгромить французские войска. Чтобы задержать развертывание российских армий, немецкий министр иностранных дел потребовал от Петербурга приостановить всякие военные приготовления, заявляя, что в противном случае Германия объявит мобилизацию.

Николай II колебался. Министр иностранных дел Сергей Дмитриевич Сазонов смог убедить Николая II в необходимости всеобщей мобилизации, так как война все равно неизбежна и отсрочка военных приготовлений России была бы только на руку Германии. В 5 часов вечера 30 июля указ о всеобщей мобилизации был передан но телеграфу во все районы страны. В полночь 31 июля к Сазонову прибыл посол Германии граф Пурталес и заявил, что если Россия на следующий день не демобилизуется, то Германия тоже объявит мобилизацию. Сазонов заявил, что такое для России неприемлемо. 1 августа всеобщая мобилизация в Германии была объявлена, а вечером того же дня Пурталес вручил Сазонову ноту об объявлении войны.

Германия стремилась как можно быстрее начать военные действия против Франции и любыми средствами задержать развертывание русских армий. В целях предупреждения пограничных инцидентов Франция 30 июля отвела свои войска на 10 км от границы. Но все же 1 августа Франция начала мобилизацию. Вечером 3 августа Германия объявила войну Франции. Накануне германские войска вторглись в Бельгию, что дало основание Англии 4 августа объявить войну Германии. Это означало, что в войну вступает вся Британская империя. Если страны Антанты вступили в войну в полном составе, то Тройственный союз понес потери: Италия не поддержала своих партнеров, заявив о нейтралитете, а позднее и вовсе вышла из германского союза, войдя в Антанту. Союзником агрессоров стала Турция, подписавшая 2 августа 1914 г. союзный договор с Германией. Через год к германскому блоку присоединилась Болгария, вследствие чего Германия получила через болгарскую территорию прямую связь с Турцией. Так сложился Четверной союз.

Что касается Антанты, то к ней присоединился еще ряд стран, в том числе 23 августа Япония, которая захватила германские владения в Китае и на Тихом океане. Таким образом, война, начавшаяся в августе 1914 г. в Европе, быстро приобрела всемирный масштаб.

Война во многом отличалась от всего того, что знало человечество в прошлом. Во-первых, она впервые в истории была всемирной, в ней приняли участие 38 стран с населением 1,5 млрд человек (75% жителей земли). Под ружье было поставлено 65 млн человек. Сухопутные и морские сражения носили масштабный и ожесточенный характер. Во многих битвах одновременно участвовали миллионы солдат и офицеров. Война эта обошлась человечеству в 10 млн убитых, 20 млн раненых и еще много миллионов умерших от голода и болезней. Наряду с применением традиционных видов оружия — артиллерии, винтовок и пулеметов — на полях сражений появились новые достижения науки и техники: бронеавтомобили, танки, боевые отравляющие вещества. В войне впервые стали участвовать самолеты и дирижабли, способные бомбить города, находящиеся за линией фронта, а на море — новейшие военные корабли и подводные лодки.

С первых дней войны державы формулировали те цели, которые они ставят в ней. Основные планы Германии в войне были изложены в секретном меморандуме рейхсканцлера Теобальда Бетман-Гольвега 9 сентября 1914 г. В качестве главных целей войны в нем провозглашалось ослабление Франции настолько, чтобы она никогда не смогла вновь стать великой державой. Для этого предполагались передача Германии ее рудных месторождений и французского побережья у пролива Па-де-Кале, уничтожение всех крепостей, выплата огромной контрибуции с тем, чтобы Франция в течение 20 лет не могла вооружиться. Помимо этого, предусматривалось лишить Францию и Англию большинства африканских колоний и создать под эгидой Германии среднеафриканское колониальное государство. Бельгия должна была уступить часть территории и фактически стать вассальным государством Германии. Люксембург просто должен был быть включен в состав рейха.

В перспективе Берлин намеревался создать в центре Европы большой экономический союз с общей таможенной системой при хозяйственной гегемонии Германии над Францией, Австро-Венгрией, Бельгией, Голландией, Данией, Польшей. В дальнейшем предполагалось включить в него Италию, Швецию и Норвегию. Таким образом, в случае победы в войне немецкого блока в Европе создавалось бы новое политическое объединение, по сути — милитаристская империя. Более того, по мере военных успехов Германии в первые годы войны аппетиты ее разгорались. В Берлине стали мечтать о присоединении Финляндии, прибалтийских областей и даже Украины, Белоруссии, Крыма и Кавказа. Россия, следовательно, была бы отброшена далеко на восток, а ее влияние в Европе сведено к минимуму.

Союзники Германии имели менее амбициозные планы. Австро-Венгрия стремилась сохранить свою «лоскутную» империю, установить гегемонию на Балканах. Турция претендовала на территории российского Закавказья.

Болгария рассчитывала вернуть земли, утраченные в результате поражения во второй Балканской войне.

Страны Антанты тоже не скрывали своих планов. Франция хотела вернуть Эльзас и Лотарингию, захватить Саарский угольный бассейн, расширить свои колониальные владения в Африке, но самое главное — разоружить Германию, потребовать от нее возмещения ущерба от оккупации части французской территории и расходов на войну. Англия видела свою главную задачу в сокрушении военного могущества Германии, ликвидации ее военной машины, в первую очередь флота, с тем, чтобы сохранить в неприкосновенности и даже расширить свою колониальную империю. Важно было устранить Германию и как конкурента на мировом рынке. У Турции англичане рассчитывали захватить богатые нефтью Месопотамию и Палестину.

Руководство Российской империи, формулируя цели войны, подобно другим участникам конфликта, не ограничивалось сугубо оборонительными задачами. Вскоре после начала войны Петербург (18 августа 1914 г. переименован в Петроград) в специальной ноте о предварительных условиях мира заявил о претензиях России на Восточную Галицию, нижнее течение Немана (часть Восточной Пруссии), восстановление зависимой от России Польши с включением в ее состав остальной части Восточной Пруссии, Познани, Силезии и Западной Галиции, т.е. областей, входивших с XVIII в. в состав Пруссии и Австрии. Позднее, весной 1915 г., Россия заявила союзникам о своем стремлении к расчленению Турции и овладению Черноморскими проливами и Константинополем.

Формулируя свои цели в войне, Россия и Франция беспокоились о том, чтобы члены Антанты оставались верными друг другу до конца. 5 сентября 1914 г. Россией, Англией и Францией было подписано соглашение о неза- ключении сепаратного мира в течение настоящей войны. Три страны обязались, когда придет время, не ставить мирных условий без предварительного соглашения друг с другом.

Подводя итоги изложенному, следует отметить, что, хотя Европа начала XX в. была на пороге войны за передел колониального мира, такая война не была неизбежной. Реальностью войну сделали просчеты лидеров всех основных европейских стран, которые нагнетали напряженность, провоцировали друг друга в надежде получить выгоды не только путем войны, сколько путем угрозы войной, а также некоего локального непродолжительного конфликта. Однако в какой-то момент процесс «управляемого кризиса» вышел из-под контроля и привел к кровавой мировой бойне.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы