Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow ДЕНЬГИ, КРЕДИТ, БАНКИ
Посмотреть оригинал

Развитие денег в условиях ограниченного характера рыночных отношений

История возникновения и развития денег полна интересного содержания и довольно любопытных метаморфоз. Как имманентный элемент рыночных отношений деньги возникли и стали развиваться в процессе и в результате реализации этих отношений. Зарождение и развитие рынка, системы рыночных отношений — это и есть собственно исторический процесс зарождения и развития денег. Как было отмечено выше, данный процесс начался в те далекие времена, когда у имущественно обособленных лиц (семейных хозяйств), пребывавших в тех или иных особенных природно-климатических условиях, стала утрачиваться хозяйственная самодостаточность и формироваться производственная дифференциация, т.е. специализация на производстве относительно узкого ассортимента товаров. Эти товары выставлялись на продажу с целью получения за них таких продуктов, которые удовлетворяли наиболее насущную потребность, и вместе с тем на них можно было приобрести все необходимое для удовлетворения других жизненных потребностей и возобновления производственного процесса. Такие продукты выделялись из всех остальных не случайно, а вполне закономерно в силу того, что у них были потребительские свойства, удовлетворявшие именно наиболее насущную потребность, которая имелась у всех людей, проживавших в данных природно-климатических условиях. При этом такие продукты, имевшее органическое происхождение, зачастую служили еще сырьем для производства многих других продуктов, также необходимых для удовлетворения текущих потребностей. В Китае это был рис, в Средней и Центральной Азии — лошади или овцы, у приморских народов — рыба, у северных народов — пушнина и т.д. На Руси таким продуктом еще накануне царствования Иоанна IV Грозного являлся крупный рогатый скот, вследствие чего «княжеская казна называлась скотницей, а казначей — скотником»1. Перечисленные продукты выступали исторически первыми деньгами, в которых выражались цены соответственно исторически первых товаров — товарных продуктов.

Важно обратить внимание

Товар — товарный продукт есть один и тот же объект, только рассматриваемый с разных сторон рыночной сделки. С точки зрения производителя-продавца, данный объект является товаром, ценность которого заключается в возможности удовлетворения им потребности в деньгах, в доходе. А с точки зрения покупателя-потребителя, обладающего соответствующими бюджетными возможностями и имеющего свои особенные потребности, этот же объект выступает товарным продуктом, ценность которого обусловливается позитивным отношением потребности, вкуса, текущих жизненных обстоятельств и т.п. к потребительским свойствам данного продукта; соответственно, ценность товарного продукта заключается в возможности удовлетворения им какой-либо особенной потребности платежеспособного покупателя-потребителя[1] [2].

Заметим, что цены у товаров — товарных продуктов появились сразу же, как только возникли деньги. Цены были привнесены извне. Цены товаров стали проявлением потребностей производителей-продавцов в тех продуктах, которые выступали деньгами, т.е. проявлением потребности собственно в (продуктовых) деньгах; а цены товарных продуктов стали проявлением объективных (бюджетных) возможностей и субъективного отношения к потребительским свойствам этих продуктов со стороны поку- пателей-потребителей.

Несмотря на закономерный характер выделения тех или иных продуктов в качестве денег, величина цен, определяемых участниками рыночных отношений на исторически первых этапах становления рынка, имела преимущественно случайный характер. Дело в том, что производители — продавцы товаров в те времена практически не учитывали свои издержки в количестве продуктовых денег и не стремились к получению прибыли, которая могла быть выражена в виде разницы между количеством потраченных продуктовых денег для производства товаров и величиной вырученных денег от их продажи. Целью производителей — продавцов товаров в те времена было главным образом простое удовлетворение текущих потребностей. Отсюда в основе определения величины цен товаров тогда находился не размер издержек вкупе с некоторой надбавкой, а просто субъективное представление о том, сколько за данные товары можно было выручить в каждой конкретной рыночной сделке. Нерегулярность осуществления таковых сделок не способствовала формированию представления и владельцев продуктовых денег о размере цен тех или иных товарных продуктов. Поэтому величины компромиссных цен, которые устанавливались в каждой конкретной рыночной сделке, существенно различались. И только со временем в результате регулярности осуществления сделок с одними и теми же товарами — товарными продуктами, очевидно, формировались относительно устоявшиеся величины цен.

Явным недостатком исторически первых продуктовых денег было то, что они в силу причин естественного порядка, т.е. своего органического происхождения, с течением времени теряли характерные им потребительские свойства; вследствие чего утрачивались их свойства и как денег. Изначальное предназначение таких продуктов состояло все-таки в удовлетворении насущных потребностей, а не в том, чтобы вследствие отказа от удовлетворения таковых накапливаться, сравнительно длительное время храниться и выступать средством присвоения (купли) других необходимых товарных продуктов — средством отчуждения (продажи) товаров. Довольно ограниченный срок существования продуктовых денег (без утраты их потребительских свойств) ставил физические пределы в объеме их накапливания. Вместе с тем владельцы таких денег не могли израсходовать (потребить) их полностью, так как определенное количество необходимо было оставлять для воспроизводства самих этих денег (овец, лошадей, коров, риса и т.п.). Наконец, в таких продуктовых деньгах, как, например, лошади или коровы, практически невозможно было выразить величину цен каких-либо относительно «незначительных» товаров — товарных продуктов. Животные как целостные существа являлись изначально неделимыми и в тоже время довольно крупными денежными единицами, на которые довольно сложно было приобрести какие-либо относительно «мелкие» товарные продукты. Все эти особенности продуктовых денег обуславливали функциональную и историческую ограниченность их использования в рыночных отношениях в рамках даже тех или иных конкретных природно-климатических условий.

По мере же развития рыночных отношений между народами, проживавшими в разных условиях, у продуктов, служивших им деньгами, обнаружился еще один недостаток. Он заключался в том, что продукты, совершенно необходимые людям для потребления в одной местности, не являлись таковыми для других народов, проживавших в другой местности, в других условиях. Поэтому такие «местные» продуктовые деньги не могли быть использованы во внешних рыночных отношениях между народами, пребывавшими в разных географических зонах с разной природой, с разным климатом. К тому же многие исторически первые продуктовые деньги были недостаточно транспортабельными. Развитие внешней торговли требовало выделения такого продукта, у которого не было бы перечисленных недостатков и потому он мог бы выступать деньгами при реализации внешних рыночных отношений. Соответственно, он должен был:

  • • в течение длительного времени сохранять свои потребительские свойства, вследствие чего его можно было бы накапливать в большом объеме;
  • • удовлетворять не самые насущные потребности, и потому его можно было бы расходовать полностью, без остатка, не оставляя для удовлетворения потребностей самих владельцев;
  • • иметь неорганическое происхождение, и потому его можно было бы не оставлять для его собственного воспроизводства;
  • • относительно легко делиться без утраты своих потребительских свойств, и потому в его количестве можно было бы выражать величину цен всех, даже самых «незначительных» товаров — товарных продуктов;
  • • являться сравнительно компактным, и потому его можно было бы относительно легко транспортировать на дальние расстояния;
  • • иметь потребительские свойства, которые бы удовлетворяли потребность, имевшуюся в той или иной степени у всех народов, ведущих между собой торговлю; и потому его действительно можно было бы использовать при реализации внешних рыночных связей.

Всем этим требованиям отвечало золото. К тому же этот металл является редкоземельным, а его цвет совпадает с цветом солнца, находящегося в центре солнечной системы и являющегося источником всех видов материальной энергии на земле. В силу перечисленных объективных свойств и их субъективного восприятия золото стало выступать исторически следующим видом продуктовых денег. При этом деньги (подобно солнцу) постепенно становились в центр системы рыночных отношений, а их субъективное восприятие участниками этих отношений генерировало внутреннюю энергию, приводящую их в движение[3].

Золото (серебро, медь) стало использоваться при расчетах сначала во внешних рыночных сделках, а затем и во внутреннем рыночном обороте. Мировое признание этих металлов в качестве денег и переход в установлении цен товаров как во внешней, так и во внутренней торговле от продуктов, удовлетворявших наиболее насущные потребности, к золоту (серебру, меди), которое предназначалось для удовлетворения менее насущных потребностей, означал переход жизни народов на более высокую ступень материального развития и более тесную степень их интеграции.

Однако использование слитков драгоценных металлов в качестве денег тоже создавало свои проблемы, которые обуславливались прежде всего тем, что эти слитки были разной чистоты (разного качества), т.е. имели разное содержание побочных примесей. При этом при всей относительной легкости деления слитков золота (серебра, меди) на части практическое отделение или же, напротив, присоединение какого-то количества металла к уже имеющемуся слитку вызывало определенные технические сложности. Кроме того, у участников рыночных отношений не всегда под рукой были весы для измерения точного веса слитков. Зачастую было трудно определить чистоту (качество) слитков золота (серебра, меди) и их точный вес (количество), что сдерживало оперативное нахождение компромисса интересов сторон рыночной сделки при установлении размера цен товаров — товарных продуктов.

Возникновение и функционирование института государя-государства позволило преодолеть эти сложности. Государь-государство стал(о) производить из золота (серебра, меди) мерные слитки строго установленного веса, определенного качества, известной формы и вида. По одной из исторических версий эти слитки получили название «монета» вследствие того, что в Римской империи в IV в. до н.э. их производили во дворе языческого капища, посвященного богине плодородия, имевшей имя Юнона Монета. На монетах чаще всего изображались на одной стороне (аверсе) профиль государя (кесаря) или символы государственной власти, удостоверявшие принадлежность монет к конкретной стране и в то же время как бы гарантирующие соответствующее качество металла, из которого они производились; на другой стороне монет (реверсе) так или иначе обозначалось мерное количество металла, содержащегося в них. Таким образом, с вводом в обращение монет величина цен товаров — товарных продуктов стала выражаться уже не просто в количестве золота (серебра, меди), а в количестве металла, содержащегося в монетах, произведенных государем-государством, определенного качества, строго установленного веса, известных формы и вида.

Важно обратить внимание

Хотя монеты в отличие от простых слитков золота (серебра, меди) уже в принципе не выступали в качестве обычного материала, служащего сырьем для производства каких-либо товаров — товарных продуктов, гем не менее но инерции мышления их по-прежнему в большинстве случаев воспринимали именно как вещь, имеющую ценность саму по себе. Соответственно, рыночные сделки в таких условиях также по-прежнему воспринимались как акт обмена одной вещи на другую, а нс как акт продажи товара — купли товарного продукта за деньги (монеты). Между тем в действительности дело обстояло именно так. С появлением монет рыночная сделка представляла из себя уже акт именно купли-продажи. Продавцы сопоставляли не столько свои товары с количеством золота (серебра, меди), содержащегося в монетах, сколько величину цепы, установленную ими, с размером цены, предлагаемой покупателями за их товар. Соответственно, покупатели продуктов также сопоставляли не столько количество золота (серебра, меди), содержащегося в их монетах, с интересующими их товарными продуктами, сколько размер своих бюджетных возможностей с гой величиной цены, которую выставлял и запрашивал за товар продавец.

Из того факта, что монеты производились государем-государством из металла определенного качества, строго установленного веса, известных формы и вида, объективно вытекало важное их отличие от случайных слитков золота (серебра, меди), ранее использовавшихся в рыночных сделках. Если слитки металлов можно было использовать не только как средство приобретения (купли) товарных продуктов — средство отчуждения (продажи) товаров, но и как обычное сырье для производства чего- либо, то монеты для этих целей в принципе уже не были предназначены. Монеты вышли из круга продуктов, непосредственно удовлетворявших потребности людей, или же продуктов, служащих сырьем для производства таковых. Они значили уже нечто большее, чем обычное изделие, содержащее в себе определенное количество золота (серебра, меди). Они были некоторым символическим выражением власти государя-государ- ства, призванного регулировать в том числе рыночные отношения. И как таковые они были противопоставлены товарам, предлагавшимся на рынке к продаже. С одной стороны, на рынке были товары, а с другой — монеты (деньги). Соответственно, с одной стороны, у производителей — продавцов товаров существовала внешняя потребность в монетах (деньгах), а с другой — у владельцев монет (денег), покупателей-потребителей, имелась внутренняя потребность в соответствующих товарных продуктах. Внутренние потребности существовали у людей от рождения и развивались в процессе жизнедеятельности, а внешние потребности в средствах приобретения (купли) необходимых товарных продуктов — средствах отчуждения (продажи) товаров возникли с момента введения государем-государством в оборот монет. Монеты сами по себе не были пригодны для удовлетворения каких-либо внутренних потребностей людей, но на них можно было купить на рынке все, что только предлагалось к продаже. Отсюда цены товаров стали проявлением «внешней потребности в деньгах»1 произво- дителей-продавцов, а не каких-либо внутренних свойств самих товаров, в частности «меновой стоимости»[4] [5]. Цены товаров были привнесены извне вследствие введения в оборот государем-государством монет (денег). И поскольку достоинство монет определялось количеством содержащегося в них золота (серебра, меди), которое, в свою очередь, измерялось принятыми на тот момент мерами веса, исторически первые названия монет зачастую совпадали с названиями того количества мер веса, которое в них содержалось. При этом рыночные сделки внешне по-прежнему выглядели как акт обмена товаров на соответствующее количество золота (серебра, меди), в то время как по сути они представляли из себя акты продажи товаров — купли товарных продуктов за деньги (монеты).

Монеты, произведенные государем-государством из золота (серебра, меди), являлись определенными изделиями, которые так же, как и товары должны были иметь свою цену, в структуру которой, как известно, входит не только цена того материала, из которого они непосредственно произведены. В нее включены еще различные затраты, обусловленные самим процессом производства; в данном случае затраты, связанные с осуществлением процесса выплавки или чеканки монет. Совокупность всех затрат образует издержки. Кроме издержек в структуру цены товара входит еще некоторая часть, превышающая эти издержки. Цена товаров — товарных продуктов выражается в деньгах; во времена использования монет она выражалась в количестве мер золота (серебра, меди), содержащегося в монетах.

Но как можно было выразить в те времена цену денег, т.е. цену монет как некоторых изделий, произведенных государем-государством? Ясно, что их цена не могла быть выражена в количестве тех же металлов, из которых они производились. Ее нельзя было выразить и в каком-либо другом продукте, который подобно золоту (серебру, меди) противопоставлялся бы всем остальным товарам, а заодно и самим этим металлам. Также ясно, что цена монет не могла сводиться к цене одного только золота (серебра, меди), содержащегося в них. Она должна была включать в себя все остальные расходы, а также ту структурную часть, которая превышала издержки. Цена есть количественная величина и как таковая она выражается в определенных единицах измерения — числах. Соответственно, цену монет как некоторых изделий, произведенных государем-государством, можно было выразить именно в числах. Таковые со временем появились в виде числа денежных единиц — номинала монет.

На монетах стал указываться не конкретный вес золота (серебра, меди), содержащегося в них, а некоторое число денежных единиц (номинал). В каждой стране денежная единица имела свое отличительное название. Это название, как и названия исторически первых монет, во многих случаях, повторим, совпадало с названием мер веса1. В числе денежных единиц стали выражаться цены товаров — товарных продуктов, в том числе золотых (серебряных, медных) изделий. Выражение же цены этих изделий в количестве металла, содержащегося в монетах, выплавленных из таких же металлов, было, конечно же, тавтологией. С появлением номинала монет данная проблема была снята. В числе денежных единиц стало возможным определять величину денежной цены самих монет. При этом данная величина, как отмечал Аристотель, тяготела «к постоянству». «Монета, — писал он в “Никомаховой этике”, — претерпевает то же (что и другие товары), ведь не всегда она стоит столько же. И все же монета более тяготеет к постоянству. Потому и нужно, чтобы всему была назначена цена»[6] [7].

Несмотря на то, что на монеты стали приобретать товарные продукты в соответствии с указанным на них числом денежных единиц, участники рыночных отношений по-прежнему ценили монеты не столько по величине этого числа, сколько по тому количеству и качеству металла (золота, серебра, меди), которое в них содержалось. Соответственно, величину денежной цены монет как изделий, произведенных государем-государством из золота (серебра, меди), они сводили собственно лишь к размеру цены того количества металла, которое в них содержалось. Затраты же по самому производству монет, а также ту часть цены монет, которая превышала эти затраты и составляла основу «сеньоража» государя-государ- ства, они во внимание не принимали. Существенное превышение величины номинала монет над величиной цены того количества металла, которое в них содержалось, выступало залогом того, что участники рыночных отношений использовали золотые (серебряные, медные) монеты на протяжении всего срока нахождения их в обращении преимущественно но прямому назначению, а не просто как некоторые слитки металлов, которые можно было использовать для производства каких-либо непосредственно полезных продуктов. А как только размер цены того количества золота (серебра, меди), которое содержалось в монетах, превысил бы величину номинала, указанного на них, частные лица бы стали переплавлять монеты в обычные слитки и продавать их с выгодой. В итоге монет в обращении могло бы не остаться совсем.

В каждой стране соотношение между величиной веса металла строго определенного качества, содержащегося в монетах, и размером номинала (числом денежных единиц), обозначаемого на них, или, иначе, соотношение между качественной и количественной определенностью монет (денег), было свое. Это соотношение в той или иной стране изначально фиксировалось и впоследствии, т.е. во всех последующих партиях монет, производимых государем-государством, должно было оставаться неизменным. Поэтому одна денежная единица должна была представлять строго определенное количество золота (серебра, меди), содержащегося в монете. Такое представительство одной денежной единицей определенного количества металла, содержащегося в монете, составляло масштаб денежной единицы. В каждой стране он был свой. Участники рыночных отношений ревностно следили за тем, чтобы государь-государство не повышал(о) размер номинала монет без соответствующего увеличения количества золота (серебра, меди), содержащегося в них; или, наоборот, чтобы не уменынал(о) количество металла в монетах без понижения величины их номинала. Произвольное понижение государем-государством масштаба денежной единицы обычно вызывало активное непонимание у населения страны1.

Против попыток государя-государства произвольно понизить масштаб денежной единицы выступила в свое время и зарождающаяся политическая экономия. Так, один из основателей английской школы политэкономии В. Петти писал, что «...повышение наименования, или порча денег, является весьма неприятным и неравномерным способом обложения населения. И когда какое-либо государство прибегает к таким способам, то это признак упадка его, ибо они ведь сопровождаются бесчестием приложения изображения государя для подтверждения правильности фальсифицированных товаров и изменой общественному доверию, проявляющейся в наименовании вещи тем, чем она в действительности не является»[8] [9].

Можно отметить, что производство монет государем-государством и указание на них определенного числа денежных единиц является одним из аргументов, подтверждающих справедливость мнения рационалистической теории происхождения денег как результата «общего договора», реализованного в виде волевого политического акта. Сторонники же эволюционной теории, в свою очередь, могли бы возразить, что монеты производились из того материала, который эволюционным путем выделился из всех остальных продуктов для использования в качестве денег. Научная истина в этом споре находится, образно говоря, посередине. Она заключается в том, что возникновение денег было обусловлено одновременным развитием политических и экономических процессов. Деньги возникли как вследствие так называемого «общего договора», выразившегося в обозначении на монетах символов государственной власти и со временем определенного номинала (числа денежных единиц), который «существует не по природе, а по установлению»1, так и в результате эволюционного развития рыночного процесса, эволюционного пути выделения того материала, из которого стали производить монеты.

Введение обозначения на монетах определенного числа денежных единиц было одним из наиболее важных событий в истории развития рыночных отношений и генезиса понимания сущности денег. В числе денежных единиц, обозначаемых на монетах, стали выражаться внешние потребности производителей — продавцов товаров в деньгах; эти числа стали, образно говоря, тем общим знаменателем, который появился у всех товаров - товарных продуктов. Кстати сказать, одна из философско-математических школ, возникших и существовавших во времена появления в обращении первых монет с указанием на них номинала, была пифагорейская школа, которая считала число «основным определением вещей»[10] [11], утверждая, что оно (число) выражает «сущность всех вещей»[12]. С появлением номинала монет одну из сущностей товара — товарного продукта стало возможным выразить в определенном числе денежных единиц, которые производитель-продавец желал получить за свой товар, а покупатель-потребитель готов был предложить за интересующий его товарный продукт. Другими словами, в числе денежных единиц, обозначаемых на монетах, стали выражаться, с одной стороны, внешние потребности производителей — продавцов товаров в деньгах, в доходе, а с другой — возможности покупателей — потребителей товарных продуктов но их приобретению. В денежных единицах можно вести «счет», сопоставлять между собой затраты и результаты рыночной деятельности, определять размер полученной выгоды и т.п. Словом, появление у монет номинала и, соответственно, масштаба национальной денежной единицы стало ключевым пунктом в истории развития рыночных отношений.

  • [1] Аникин А. В. Желтый дьявол. Золото и капитализм. М. : Молодая гвардия, 1978. С. 18.
  • [2] Более подробно о различных аспектах ценности товара и товарного продукта см.: Кронин 10. А. Национальный курс политической экономии : моногр. М. : ВГПА Минфина России, 2009. С. 95-119.
  • [3] Наряду с золотом продуктовыми деньгами стали выступать также серебро и медь.Между прочим, любопытно заметить, что цвет серебра совпадает с цветом луны, отражающей в ночное время суток свет, исходящий от солнца; а цвет меди ассоциируется с цветомзвезд на ночном небосклоне.
  • [4] Гегель Г. В. Ф. Философия права. М.: Мысль, 1990. С. 405.
  • [5] Маркс К. Капитал. Т. 1. Кн. 1. С. 44.
  • [6] Таковым до сих нор остается название, например, английской национальной денежнойединицы — фунт стерлингов, что дословно означает «соответствующий вес серебра».
  • [7] Аристотель. Этика. С. 143.
  • [8] Одним из наиболее известных выступлений населения в истории развития системырыночных отношений (денежных расчетов) в нашей стране был так называемый медныйбунт в царствование Алексея Михайловича.
  • [9] Петти В. Трактат о налогах и сборах // Антология экономической классики. М., 1991.Т. 1. С. 73.
  • [10] Аристотель. Этика. С. 142.
  • [11] Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия философских наук. Т 1. Наука логики. М.: Мысль, 1974.С. 253.
  • [12] Энгельс Ф. Диалектика природы. М.: Политиздат, 1982. С. 160, 221.
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы