Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Финансы arrow ДЕНЬГИ, КРЕДИТ, БАНКИ
Посмотреть оригинал

Развитие денег в период становления и функционирования всеобщего характера рыночных отношений

Металлические (золотые, серебряные, медные) монеты имели самый продолжительный период обращения в мировой истории рыночных отношений. Он начался задолго до нашей эры и продолжался до эпохи Ренессанса, которая ознаменовалась не только возрождением язычества и демократии в западноевропейских странах, но и становлением всеобщего характера рыночных отношений. Количество осуществляемых сделок стало заметно возрастать; соответственно, значительно возрастал объем оборота золотых (серебряных, медных) монет. Для обеспечения же большей оперативности и безопасности денежных расчетов, а также с целью привлечения заемных средств участники рыночных отношений все чаще стали прибегать к услугам золотых дел мастеров, постепенно превративших свое прежнее ремесло в новое дело — банковское. Они принимали на ответственное хранение монеты, драгоценные металлы и взамен выдавали расписки — своеобразные векселя, которые затем какое-то время использовались в рыночных сделках вместе с монетами и вместо монет.

Частый переход таких расписок из рук в руки довольно быстро приводил их в ветхое состояние, вследствие чего владельцы рисковали утратить их совсем и тем самым потерпеть убытки вследствие невозможности востребования того количества золота (серебра, меди), которое они представляли и которое находилось на ответственном хранении у золотых дел мастеров. Во избежание этого расписки необходимо было делать на бумаге, обладающей повышенной прочностью, износоустойчивостью. Необходимость же выдачи все возрастающего количества расписок (векселей), в свою очередь, обусловливала необходимость использования в этих целях соответствующих технических приспособлений, повышающих, если можно так выразиться, производительность труда эмитента. Использование таких приспособлений требовало в то же время защиты выданных расписок от подделки. Поэтому каждая расписка должна была иметь свой идентификационный номер и различные обозначения, свидетельствующие о ее подлинной принадлежности конкретному эмитенту. Словом, со становлением всеобщего характера рыночных отношений при выдаче расписок (векселей) возникла необходимость применения бумаги повышенной прочности, определенных технических приспособлений, а также определенных элементов криптограммы. Последние были довольно неплохо развиты у еврейского народа, не имевшего своего государства, рассеянного по разным европейским странам, и потому вынужденного сообщаться посредством посылаемых друг другу записок, в которых тайнопись, в частности в виде различной символики, была вполне привычным делом. При этом многие золотых дел мастера были представителями именно данного народа.

Бумага, отличавшаяся повышенной износоустойчивостью, на которой стали делать долговые расписки, имела водяные знаки[1]. Кроме усвоения секрета производства бумаги повышенной прочности эпоха Ренессанса ознаменовалось также изобретением Иоганном Гуттенбергом в 1440 г. печатного станка, что дало возможность производить в достаточно большом объеме необходимую печатную продукцию. Необходимость выпуска относительно большого количества расписок (векселей) на бумаге повышенной прочности, имеющей свои секреты производства, которые нельзя было воспроизвести в кустарных условиях, с одной стороны, и возможность технического осуществления такого выпуска — с другой, привели к тому, что выдаваемые расписки стали более репрезентативными по форме и несколько измененными по содержанию — утратив межличностный характер, т.е. перестав быть отражением отношений только между двумя данными конкретными лицами, они стали билетами на предъявителя. Из простых векселей они превратились, так сказать, в переводные векселя. Если их эмитировали банки, как, например, в Швеции, Англии, то это были банковские билеты (банкноты); а если их эмитировало государственное казначейство, как, например, во Франции, в России, — государственные казначейские билеты (ассигнации).

Но в любом случае, поскольку эти билеты с обозначенным на них определенным числом денежных единиц выдавались в обмен на золото (серебро, медь), они воспринимались как представители данных металлов, находящихся на ответственном хранении у эмитента. И подобно тому как некогда на монетах размер номинала соответствовал определенному количеству золота (серебра, меди), содержащегося в них, так теперь каждая денежная единица, указываемая на банковских или государственных казначейских билетах, представляла (должна была представлять) строго установленное количество золота (серебра, меди), содержащегося в виде определенных запасов этих металлов у эмитента. Данные билеты выступали и соответственно воспринимались рядовыми участниками рыночного процесса как требования но отношению к эмитенту, а эмитентом — как обязательства перед этими лицами по конвертации их на соответствующее количество золота. И такое их восприятие, сложившееся с самого начала, закрепилось за ними в сознании участников рыночных отношений на последующие времена. Однако в дальнейшем эти средства стали трансформироваться самым существенным образом.

Совершив однажды акт обмена золотых (серебряных, медных) монет на бумажные денежные средства, частные лица продолжали заниматься каждый своим делом — производством и продажей каких-либо особенных товаров, стремясь при этом к расширению размера оборота своего капитала. Возрастание размера рыночного оборота, создание национального валового дохода (НВД) требовало появления на рынке возрастающего числа денежных единиц, обозначенного на банковских или казначейских билетах. Соответственно, эмитент в целях обеспечения бесперебойности рыночного процесса должен был производить и выпускать в обращение дополнительное количество этих средств. Но так как данные средства с самого начала появления их в обращении воспринимались как представители золота (серебра, меди), то каждая новая партия их эмиссии должна была сопровождаться пополнением запасов указанных металлов у эмитента. Пополнить же их запасы можно было путем либо непосредственной добычи, либо приобретения у добывающих компаний. Чаще всего эмитенты пополняли запасы золота вторым способом, т.е. посредством его приобретения у золотодобытчиков. Эмитенты производили банковские или казначейские билеты, указывая на них определенное число денежных единиц, и приобретали на них драгоценные металлы. Золотодобывающие компании, в свою очередь, покупали на них необходимые им товарные продукты, оплачивали труд наемных работников, выплачивали налоги государству, дивиденды акционерам; и таким образом новая партия эмитированных средств вводилась в рыночный оборот. Отвлекаясь от того обстоятельства, что издержки по производству билетов были, мягко говоря, несколько ниже издержек по добыче соответствующего количества золота (серебра, меди), обратим внимание лишь на то, что эти новые эмиссионные средства хотя и представляли пополняющиеся запасы драгоценных металлов, но уже принципиально отличались от начальной партии таких средств.

Если начальная партия вводилась в обращение посредством обмена их на золото (серебро, медь) и, соответственно, воспринималась как требование рядовых участников рыночных отношений к эмитенту — как обязательство эмитента перед этими лицами, то следующая партия вводились в обращение посредством купли на них золота (серебра, меди). И потому она уже в принципе не являлась обязательством эмитента перед продавцом золота (серебра, меди) по его обратной продаже; или, точнее сказать, обязательством по его обратному обмену на предоставленные билеты; не являлась она и требованием продавца золота (серебра, меди) по его обратному выкупу или обмену на полученные им бумажные билеты. При этом внешне эмиссионные средства начальной и последующих партий ничем не отличались. И поэтому различить, какие из них являлись именно требованием-обязательством, а какие — обычными объектами ранее совершенных рядовых рыночных сделок, было невозможно. Таким образом, внешне одинаковые бумажные банковские или государственные казначейские билеты состояли из принципиально разных частей.

Одна из причин того, что некогда золото стало выступать деньгами, состояла в том, что оно было достаточно ограничено в природе. Расширение же размера рыночного оборота, увеличение объема создания национального валового дохода требовало, чтобы запасы золота не просто постоянно пополнялись, но чтобы размер этого пополнения был безграничен. Однако такого не могло происходить в силу причин объективного порядка. Рост объема рыночного оборота и соответствующего создания национального валового дохода (НВД) в странах, вступивших на капиталистический путь развития, стал заметно опережать рост пополнения запасов золота (серебра, меди) у эмитентов банкнот или казначейских билетов. Но даже если предположить, что запасы золота (серебра, меди) пополнялись бы в размерах, адекватных росту объема рыночного оборота, величине создания НВД, то эмитент должен был расширять свои хранилища драгоценных металлов до бесконечных размеров и нести расходы не только по их приобретению, но и по хранению, текущему обслуживанию. Это превратило бы эмитента в бесконечно расширяющуюся складскую компанию, противостоящую всем остальным участникам рыночного процесса. Ясно, что такого роста запасов золота (серебра, меди), к тому же во всех странах мира, происходить не могло. В каждой стране эмитент но мере возможности, конечно же, пополнял запасы драгоценных металлов, но все же не в той пропорции, в которой происходил рост объема рыночного оборота, создание национального валового дохода. Поэтому каждая последующая партия эмиссионных средств, выпускаемых им в оборот, была не только принципиально отличной по сути от первоначальной партии таковых средств, но и число денежных единиц, обозначенное на ней, представляло все меньшее и меньшее количество золота (серебра, меди). Фактически масштаб денежной единицы постепенно и неуклонно сокращался, оставаясь при этом декларативно неизменным.

Невозможность введения в обращение эмиссионных средств в размере, соответствующем росту рыночного оборота, величине создаваемого национального валового дохода, через приобретение на них золота (серебра, меди) у добывающих компаний обусловливала необходимость использования других путей, одним из которых стало кредитование. Произведя бумажные средства, эмитент не мог реализовать их как обычный товар, т.е. как обычную печатную продукцию, по цене несколько превышающей издержки типографского производства. В этом случае разницу между ценой этих средств (как обычной печатной продукции) и тем числом денежных единиц, которая на них указывалась, приобретатель присваивал бы себе. Поскольку эмитент в своих действиях руководствовался собственными интересами, он вводил эмитируемые им средства в рыночный оборот как обычные банковские (казначейские) билеты путем предоставления их в кредит.

Если в стране не происходило денежной реформы, связанной со сменой банковских (казначейских) билетов, то эти кредитуемые средства по внешнему виду также ничем не отличались от первоначальных партий эмитированных средств, в то время как по сути отличие между ними было принципиальное. Прежде всего, оно состояло в том, что новые средства становились требованием эмитента по отношению к заемщикам и, соответственно, обязательством заемщиков по отношению к эмитенту вернуть их по истечении определенного времени и при этом с процентом. Мало того, что эти новые средства уже не представляли соответствующее количество золота (серебра, меди), так они еще превращались в прямую противоположность первоначальной партии эмиссионных средств. С данными средствами, вводимыми в оборот посредством их кредитования, произошла коренная метаморфоза. Между тем по инерции мышления все средства по-прежнему воспринимались в изначальном понимании их сути, т.е. как представители соответствующего количества и качества золота (серебра, меди). Владелец таких средств в любой момент в принципе мог потребовать у эмитента конвертировать их в соответствующее количество драгоценного металла; в то время как запасов золота (серебра, меди) у эмитента, повторим, становилось все меньше и меньше по сравнению с числом денежных единиц, обозначенным на билетах, выпущенных им в оборот.

Эмиссионные средства предоставлялись в кредит учреждениям, которые сами занимались предоставлением кредитов и осуществлением взаиморасчетов между своими клиентами. Таковыми операциями занимались коммерческие банки. В банках находились счета участников рыночных отношений. Осуществляя расчеты между собой в безналичной форме (посредством банков), компании как капиталистические организмы рождали дополнительное число денежных единиц, которые принципиально отличались от денежных единиц, ранее выпущенных в обращение эмитентом банкнот (ассигнаций). Так, их отличало:

  • — от первоначальной партии числа денежных единиц, обозначенной на билетах и просто обмененной на золото (серебро, медь) или же золотые (серебряные, медные) монеты;
  • — последующей партии, введенной в оборот путем приобретения на нее золота (серебра, меди) у добывающих компаний; и, наконец,
  • — средств, предоставленных в кредит коммерческим банкам, —

то, что они по сути, уже не выступали обязательством эмиссионного центра перед частными лицами, равно как и не являлись требованием частных лиц к этому центру по их конвертации на соответствующее количество золота (серебра, меди); они не являлись и требованием эмиссионного центра к коммерческим банкам, равно как и обязательством коммерческих банков перед эмиссионным центром. Это дополнительно появляющееся число денежных единиц уже не только не представляло запасы золота (серебра, меди) центрального банка, но даже не было обеспечено традиционными непосредственными носителями — билетами; при этом оно представляло часть дополнительно созданного вещественного содержания рынка во всем многообразии его форм. Непосредственными же носителями этого дополнительно появившегося числа денежных единиц стали выступать не банкноты, а сами банки, а точнее, счета участников рыночных отношений, открытые в банках. Удельный вес таких принципиально новых денег постоянно рос и со временем стал доминировать в общем объеме денег, находящихся в обороте. При этом банки по-прежнему обязаны были беспрепятственно выдавать своим клиентам по их требованию денежные средства, появившиеся на их счетах в безналичной форме, в наличных средствах (банкнотах); а центральный банк обязан был беспрепятственно обменивать последние на соответствующее количество драгоценного металла. В результате в денежной системе неуклонно возрастал разрыв между числом денежных единиц, формально представлявшим запасы монетарного золота, и фактическими его запасами у центрального банка.

  • [1] Секрет производства такой бумаги привез из Китая в XIII в. итальянский мореплаватель Марко Поло. Кстати, именно в Китае впервые в мировой истории рыночных отношенийбыли использованы бумажные денежные знаки, о чем мореплаватель поведал европейцамв своей «Книге о разнообразии мира».
 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы