Варианты устройства национальной банковской системы

Комбинация основных элементов банковской системы с точки зрения нахождения их в частной собственности или пребывания в государственной принадлежности в принципе допускает возможность четырех вариантов устройства национальной банковской системы. Рассмотрим последовательно каждый из них и определимся, какой является обоснованным, т.е. действительно соответствующим ныне существующей денежной системе страны и отвечающим национальным интересам.

  • 1. Центральный банк принадлежит государству, а банки, обслуживающие клиентов, находятся в частной собственности.
  • 2. Центральный банк находится в частной собственности банков, которые, в свою очередь, являются собственностью частных лиц.
  • 3. Центральный банк находится в частной собственности, а банки, обслуживающие клиентов, принадлежат государству.
  • 4. Центральный банк и банки, обслуживающие клиентов, принадлежат государству.

Первый вариант устройства национальной банковской системы существует в нашей стране. Так, Банк России, согласно Закону о Банке России», хотя и не имеет конкретных учредителей-собственников и не является собственником своего имущества (последнее находится в федеральной собственности), тем не менее «осуществляет полномочия но владению, пользованию и распоряжению» этим имуществом; что свидетельствует о государственной принадлежности Банка России. При этом банки, обслуживающие физических и юридических лиц, находятся в частной собственности; они являются коммерческими и преследуют свои частные интересы, состоящие прежде всего в получении прибыли. Интересно отметить, что, хотя Банк России выступает государственной принадлежностью, он в соответствии со ст. 2 указанного выше Закона не отвечает по обязательствам государства; и в то же время, будучи экономически обособленным от коммерческих банков, так или иначе несет ответственность за результаты их деятельности. Наличие данного противоречия в деятельности ЦБ обусловлено противоречивым характером статуса коммерческих банков: с одной стороны, они являются частными компаниями, воля собственников (акционеров) которых является для них законом; а с другой — выступают периферическим продолжением Банка России, выполняя все его установки и нормативные требования. Такая двойственность статуса коммерческих банков обусловливается общей противоречивостью устройства национальной банковской системы в нашей стране, наличием противоречия между ней и современной денежной системой.

Рыночный тип денежной системы, как было подчеркнуто выше, предполагает, что банковская система выступает одним из законных носителей числа денежных единиц, функционирующим (живым) национальным денежным знаком. И как таковая она не противостоит остальным участникам рыночного процесса, а соединяет собой государство с остальными частями рынка. Между тем Банк России в современных условиях по-прежнему позиционирует себя как своеобразная национальная монета, т.е. как орган, располагающий определенными активами и потому определяющий банкноты и монету как свои «безусловные обязательства»[1]. В действительности же число денежных единиц, обозначенное на всех законных носителях, представляет не активы Банка России, а вещественное содержание всей страны (всего рынка) и потому в принципе не является «безусловным обязательством» ЦБ по обмену наличных денежных средств на свои активы.

Запасы монетарного золота были унаследованы Банком России от Государственного Банка СССР. А последний осуществлял свою деятельность не просто в социалистической системе хозяйствования; он существовал в условиях золотостандартной денежной системы, в рамках которой один советский рубль представлял 0,987... г золота. С переходом же от социалистической системы отношений к рыночной поменялась и денежная система. Она также стала рыночной. Монетарное золото в рамках дайной системы стало просто унаследованным объектом владения, пережитком прежней денежной системы. Однако фактически оно осталось в своем прежнем статусе — одним из активов Банка России, что было закреплено названным федеральным законом.

Другим активом Банка России являются запасы иностранной свободно конвертируемой валюты. Причем эти запасы составляют подавляющую часть активов (около 90%). Наличие таковых означает, что рубли представляют не вещественное содержание российского рынка, а запасы преимущественно иностранной валюты, которая, в свою очередь, представляет не все вещественное содержание рынка стран — эмитентов этой валюты, а в лучшем случае лишь импортируемые из них товары. Очевидно, что такое положение дел противоречит не только существующей денежной системе, но и национальным интересам. Оно свидетельствует об ущербности статуса рубля. Экспорт товаров из России происходит не за национальную, а за иностранную свободно конвертируемую валюту. При этом валютная выручка, получаемая российскими экспортерами, не только по сути, но и по факту не может быть использована для приобретения каких-либо объектов собственности внутри стран — эмитентов этой валюты, имеющих стратегический характер. Так, на эту экспортную выручку нельзя приобрести значительную долю акций какой-либо крупной компании, высокие технологии двойного назначения, участки земли, находящиеся вблизи государственных границ, и т.п.

Обменивая валютную выручку на рубли, российские экспортеры тем самым увеличивают количество денежных средств в стране на фоне убывших из страны товаров; что неизбежно ведет к инфляции. Причем чем величина обменного курса рубля ниже, тем инфляция выше; и в то же время для экспортеров выгоднее иметь заниженный обменный курс рубля, так как полученную выручку они могут обменять на большее количество рублей. Банк России, обменяв рубли на валютную выручку и пополнив тем самым свои запасы иностранной свободно конвертируемой валюты, может произвести новую эмиссию. Если он это сделает, то уровень инфляции в стране станет еще выше. Между тем, согласно ст. 3 Закона о Банке России одна из целей деятельности Банка России состоит в «обеспечении устойчивости рубля». Препятствием для реализации этой цели является противоречие между существующей денежной системой и фактическим устройством банковской системы страны, существующим статусом рубля.

Экономическая обособленность Банка России от коммерческих банков обусловливает необходимость введения в оборот эмиссионных средств именно на кредитной основе, т.е. посредством рефинансирования. Рефинансируемые средства становятся практически добавкой к созданному национальному валовому доходу и потому также усиливают инфляционный процесс в стране. Эти средства вводятся в оборот под определенную ставку, на которую коммерческие банки накручивают свой процент и предлагают кредиты заинтересованным лицам. Однако кредиты, обремененные ставкой рефинансирования, становятся менее привлекательными. Национальный интерес состоит в обеспечении условий для экономического роста, а Банк России своей ставкой рефинансирования, подмененной в последнее время так называемой ключевой ставкой, сдерживает экономический рост страны. Это сдерживание экономического роста усугубляется кратковременностью использования рефинансированных средств. Деятельность Банка России находится в противоречии с национальными интересами страны.

Изымая пассивы коммерческих банков в виде обязательных резервов, Банк России также сокращает инвестиционный потенциал страны, инвестиционную активность участников рыночных отношений. Деятельность Банка России соответствует интересам конкурентов нашей страны, что вызывает насущную необходимость реформирования российской банковской системы, приведение ее в соответствие с рыночным типом денежной системы и национальными интересами.

Второй вариант устройства национальной банковской системы существует во многих экономически развитых странах, в частности в США. Этот вариант, на первый взгляд, отвечает сущности банковской системы, соединяющей собой институт национальной принадлежности с институтом частной собственности. Однако в действительности их соединение содержит в себе большое количество противоречий. Так, являясь частной компанией, центральный банк США не может иметь в своем названии слово «федеральная», но он его имеет. Однако имея название «Федеральная система», он не обозначен в реестре федеральных органов управления. Являясь частной компанией, центральный банк США распространяет свои требования на все банки страны в том числе на те, которые не являются совладельцами этого органа и формально не входят в состав ФРС. Частнособственнический статус ФРС и ее как бы федеральный характер (монополизм) на самом деле не вполне сочетаются между собой.

Будучи монополистическим органом, ФРС США не может быть участником экономических отношений, стремящимся к получению прибыли. В рамках этих отношений лица конкурируют между собой по различным направлениям. Между тем у ФРС в США нет конкурентов. Она монопольно занимается, в частности, эмиссией банкнот. И как у монополиста и в то же время как эмитента наличных денежных средств у нее в принципе не должно быть интереса к получению прибыли. Практически она может напечатать для себя произвольное количество денежных средств. Между тем, будучи частной компанией, ФРС США стремится к получению прибыли и получает ее в запредельном количестве, прежде всего в виде сеньоража. Получая прибыль, данная система должна уплачивать с нее налоги. Однако она законодательно освобождена от их уплаты. С прибыли, полученной от эмиссионной деятельности, от разницы в процентах между величиной ставки рефинансирования и ставки по обязательным резервам коммерческих банков, между разницей курсовой цены ценных бумаг, которыми оперирует ФРС США на фондовых площадках, данный федеральный орган, т.е. данная частная компания, не уплачивает налоги в государственный бюджет. Являясь частной компанией, ФРС США как бы добровольно направляет Министерству финансов до 80% полученной прибыли. Причем способ расчета величины прибыли известен только самой ФРС США, являющейся дочерней компанией ряда коммерческих банков страны.

Наличие таких очевидных противоречий в устройстве национальной банковской системы вызывает время от времени в СМИ ее критику, которая имеет преимущественно академический характер. В практическом же плане относительно длительное существование данной системы обусловливается тем, что в ее рамках осуществляется взаимоприемлемый компромисс интересов участников рыночных отношений. Так, величина ставки рефинансирования ФРС США большую часть времени существования данной частной федеральной компании была относительно невысокой, а в современных условиях она имеет уже почти символический характер. Норматив обязательного резервирования средств также является относительно приемлемым для коммерческих банков. ФРС США не только исправно перечисляет часть своей прибыли в государственный бюджет, но и приобретает государственные долговые обязательства. Получая со всех своих операций немалую прибыль, ФРС лишь незначительную ее часть направляет на выплату дивидендов своим совладельцам, что создает впечатление умеренности их аппетита и стремления к реализации национальных интересов[2]. Такое впечатление всячески культивируется и подчеркивается различными СМИ, находящимися по большей части под контролем совладельцев ФРС США.

И тем не менее следует признать, что в функционировании данной системы все же наступил предел вследствие превышения величины государственного долга США над размером национального валового продукта. В результате Министерство финансов страны более уже не может заимствовать у ФРС. Соответственно, данная система лишается возможности пополнять свои активы государственными долговыми обязательствами. А так как для обеспечения бесперебойности рыночного оборота все-таки необходимо постоянно увеличивать размер наличных денежных средств на рынке, то ФРС США теперь вынуждена будет производить их вследствие такой необходимости, а не иод свои пополняющиеся активы. В результате американские доллары даже внешне все больше и больше будут выступать представителями не активов эмитента, а просто самих себя. Эта замкнутость на самих себе, создающая «порочный круг», неизбежно подорвет доверие не только к американским долларам, но и ко всей монетарной системе США. Данная система была какое-то время приемлемой как для самих США, так и для других субъектов мирового хозяйства; однако наличие большого количества противоречий в ее устройстве поставило ее дальнейшее существование под сомнение. Дальнейшее функционирование данной системы в ее прежнем виде становится опасным как для самих США, так и для стран, накопивших относительно большие резервы валюты этой страны. Такая модель устройства национальной банковской системы находится также в противоречии с существующей денежной системой и потому не является перспективной.

Третий вариант устройства национальной банковской системы, при которой центральный банк находится в частной собственности, а банки, обслуживающие физических и юридических лиц, принадлежат государству, является алогичным в принципе. Органом, стоящим над всеми частными лицами и призванным регулировать рыночные процессы, является государство. Процессы, протекающие в денежно-валютной и кредитно-заемной сфере, призван регулировать центральный банк. Практически он может находиться в частной собственности, но руководить им должно все-таки государство, например посредством назначения своего представителя на высшую административную должность. Находиться же одновременно в собственности и в управлении частных лиц центральный банк не может в принципе. Частные лица должны делать деньги посредством реализации произведенных ими товаров по цене, превышающей издержки, а не просто путем наличия у них права печатать наличные денежные средства. Соответственно, было бы нелогичным, если центральный банк, находящийся в собственности и в управлении частных лиц, господствовал над государственными банковскими предприятиями и регулировал их деятельность. Не частная компания должна руководить государственными органами, а, напротив, государство должно регулировать деятельность частных лиц и рыночные процессы. Ввиду явной алогичности данного варианта устройства банковской системы он не практикуется ни в одной стране. А рассмотрели мы его лишь в связи с нашей установкой на раскрытие всех теоретически возможных вариантов комбинации основных элементов банковской системы с точки зрения нахождения их в частной собственности либо пребывания в государственной принадлежности.

Наконец, четвертый вариант устройства национальной банковской системы предполагает принадлежность всех ее основных элементов государству. Данная система выступает прежде всего законным национальным носителем определенного числа денежных единиц, представляющих вещественное содержание рынка во всем многообразии его форм. Непосредственно числа размещены на лицевых счетах, находящихся в банковской системе. В современных условиях лицевые счета находятся в системе коммерческих банков. Причем удельный вес средств, привлеченных коммерческими банками, в большинстве случаев превышает удельный вес их собственных средств почти в девять раз. В таких условиях в случае банкротства какого-либо коммерческого банка он практически не будет способен погасить свои обязательства перед вкладчиками в части сохранения и возврата их вкладов. Такое положение дел вынуждает принимать целый ряд мер но страхованию вкладов. Так, существует коэффициент но соотношению между размером собственных средств банков и удельным весом балансовых и забалансовых активов, взвешенных по степени риска. На международном уровне этот коэффициент был разработан в 1988 г. под началом Базельского комитета по банковскому надзору, созданному при Банке международных расчетов, (Швейцария, г. Базель), и принят соглашением центральных банков ведущих стран Запада. В нашей стране его размер, утвержденный Банком России в 2000 г., составляет 10%, если величина собственного капитала банка более 5 млн евро в рублевом исчислении, и 11%, если величина собственных средств банка меньше данной суммы, но не меньше 180 млн руб. Кроме того, коммерческие банки вынуждены формировать собственные резервные фонды на случай невозможности погашения своей дебиторской задолженности и несения непредвиденных убытков. В современных российских условиях размер этих фондов составляет около 10% уставного капитала. Данные фонды страхуют банки от возможных их убытков, но нс страхуют сохранность вкладов. Последнее делает Агентство по страхованию вкладов, которому банки также отчисляют часть своих средств.

Следует заметить, что общий размер средств в фонде этого Агентства в нашей стране составляет менее 1% всех средств, находящихся на счетах физических лиц. И в случае относительно массового банкротства банков, входящих хотя бы в последнюю сотню из примерно 800 банков нашей страны, у АСВ просто не хватит средств для возврата вкладов всем физическим лицам. Для этих целей не хватит средств даже у Банка России, которые он формирует посредством выполнения коммерческими банками норматива по обязательному резервированию.

Кстати, функция этих средств в современных условиях не вполне определена. С одной стороны, они должны служить некоторым страховым фондом для оказания помощи нуждающимся коммерческим банкам, с другой — инструментом антициклического регулирования рыночных процессов, регулирования объема так называемой денежной массы в рыночном обороте. В действительности же они не служат ни одной, ни другой цели. Они просто отвлекают часть средств коммерческих банков, сокращая их кредитный потенциал. В случае же нахождения всех банков иод одной «крышей» государства банковская система избавилась бы от необходимости формировать все перечисленные фонды, и тем самым увеличилась бы ее возможность предоставлять кредиты участникам экономических отношений. При этом сохранность вкладов в банках гарантировалась бы не 10% собственных средств коммерческих банков и ничтожными по размеру фондами Агентства по страхованию вкладов, а всем потенциалом национальной банковской системы. Банковская система, принадлежащая государству, не может обанкротиться в принципе, гак как не может обанкротиться и быть расформированным само государство. Данное обстоятельство послужило бы хорошим условием для доверия к банковской системе со стороны населения. И потому оно в меньшей степени хранило бы свои временно свободные средства в иностранной валюте, а размещало бы их на счетах в банковской системе, которая бы гарантировала сохранность вкладов нс в ограниченном размере (на настоящий момент — до 1 млн 400 тыс. руб.), а в полном объеме. При этом размер денежных средств в рыночном обороте регулировался бы не нормативом обязательного резервирования, а выполнением требований закона денежного обращения, свойственного денежной системе рыночного типа. Инфляция в этом случае была бы исключена в принципе, что дополнительно усилило бы инвестиционную активность участников экономических отношений.

При этом ограничения в привлечении заемных средств обусловливались не столько ограниченностью возможностей банковской системы, сколько требованием закона соразмерности (равновесия) займов. Другими словами, размер привлекаемых средств участниками экономических отношений ограничивался бы либо их реальной платежеспособностью, либо величиной цены того объекта собственности, который служил материальным обеспечением кредитно-заемной сделки.

Реализация требований закона соразмерности (равновесия) займа придаст кредитно-заемному процессу более органичный характер. Это будет обусловливаться тем, что инициатором привлечения заемных средств станут выступать лица, нуждающиеся в этих средствах, а не банки, стремящиеся где-то разместить имеющиеся у них денежные средства с целью обеспечения высокой скорости оборота капитала, получения наибольшей прибыли. Такое их стремление в действительности лишь подстегивает инфляцию. Вектор инвестиционной активности должен будет иметь направленность от периферии рынка к центру, т.е. от сферы семейных хозяйств и отраслевых компаний к банковской системе. Таким образом, банки должны будут выступать в инвестиционных процессах пассивной, а не активной стороной.

Поскольку в рамках рассматриваемого варианта устройства национальной банковской системы все банки будут находиться под одной «крышей», отпадет необходимость и такого инструмента регулирующей деятельности ЦБ, как рефинансирование. В современных условиях данный инструмент нацелен на пополнение наличных денежных средств коммерческих банков; но на самом деле он приносит непомерную прибыль центральному банку, который по-прежнему позиционирует себя как орган, фундаментом которого являются его активы, в частности золотовалютные резервы. Ранее указывалось на полную несовместимость наличия таковых активов с сутью современной денежной системы, на противоречие между современным устройством банковской системы и рыночным типом денежной системы. В случае же принадлежности всей банковской системы государству такое противоречие снимется. Производство и введение в обращение наличных денежных средств в этом случае будет происходить в соответствии с требованием закона денежного обращения.

Отсутствие такого инструмента регулирующей деятельности ЦБ, как рефинансирование, соответственно, исключит обременение банковского процента ставкой рефинансирования. Займы станут более привлекательными, инвестиционная активность возрастет пропорционально снижению величины банковского процента. Величина этого процента в условиях принадлежности банковской системы государству снизится еще и вследствие того, что банки станут свободными от необходимости получать прибыль для выплаты дивидендов но акциям. Следовательно, структура банковского процента будет включать в себя лишь процент но депозитным вкладам, издержки банков как предприятий и относительно небольшую надбавку к этим издержкам, служащую экономической основой прибыли, необходимой для развития банковской деятельности.

Упразднение такого инструмента, как рефинансирование, позволит увеличить продолжительность использования предоставляемых кредитов, что даст возможность привлекать средства для инвестирования на длительное время, финансирования долгосрочных проектов, направленных на развитие основного капитала компаний отраслей национальной экономики. Последнее благотворно отразится как на общем состоянии рынка (страны), так и на контроле над инфляцией.

Объединение большого количества коммерческих банков в единую систему государственных банковских предприятий приведет не к простому сложению их потенциала, а к определенному синергетическому эффекту. Он проявится как в упрощении и повышении оперативности операций с денежными средствами на счетах клиентов, так и в возможности маневрирования с пассивами банковской системы. В современных условиях экономической обособленности коммерческих банков для осуществления расчетов между клиентами разных банков необходимо открывать корреспондентские счета. Чтобы клиенты одного банка имели возможность осуществлять свои расчеты с контрагентами, счета которых находятся в других банках, данный банк должен иметь такие счета в очень большом количестве других банков; как максимум, один банк должен иметь счета во всех остальных банках. Однако это является технически сложным и довольно затратным делом, которое для мелких и средних банков практически непосильно. Вследствие этого национальная банковская система в современных условиях является не цельной, а как бы сотканной из множества лоскутков. Каждый такой лоскуток представляет собой банк с его корреспондентской сетью. Это затрудняет проведение денежных расчетов между клиентами банков и выступает фактором, не дающим возможности дальнейшего совершенствования деятельности национальной банковской системы. Между тем расчеты между клиентами одного банка, имеющими свои счета в разных его отделениях, происходят довольно просто, оперативно и с минимальными затратами для всех участников рыночного процесса.

Синергетический эффект объединения пассивов коммерческих банков под одной крышей, повторим, выразится в возможности большего маневрирования этими средствами, сосредоточения их на более важных направлениях с точки зрения национальных интересов. Если в современных условиях средства вкладчиков банков распределены между большим количеством коммерческих банков и при этом каждый из них, стремясь снизить свои кредитные риски, старается проводить активные операции с возможно большим количеством заемщиков, что в результате делает кредиты относительно небольшими по размеру и непродолжительными по сроку, то объединение пассивов банков даст возможность предоставлять кредиты в большем размере, под более низкие проценты, на более продолжительные сроки. Само собой разумеется, что в рамках нового устройства национальной банковской системы отпадет необходимость в межбанковских кредитах-займах, операции по которым в современных условиях нередко представляют собой просто имитацию банковской деятельности.

При этом возросший потенциал банковской системы не будет довлеть над национальной экономикой, угрожая ей инфляцией, поскольку у банков нс будет интереса в получении прибыли для выплаты дивидендов и ставки рефинансирования. Банки будут руководствоваться не своими коммерческими, а национальными интересами, состоящими, в частности, в обеспечении условий для получения прибыли компаниями отраслей национальной экономики, создания национального валового дохода.

Поскольку потенциал такой системы будет адекватным потребностям отечественных заемщиков, они не будут привлекать заемные средства у иностранных кредиторов, и тем самым инфляция на рынке также будет сдерживаться.

Рассматриваемое устройство национальной банковской системы в принципе исключит ведение «двойной бухгалтерии» юридическими лицами, что благотворно отразится на собирании налогов, величине доходной части государственного бюджета, обеспечении его сбалансированного характера, что также будет оказывать положительное влияние на равновесное развитие рынка в целом.

Такая система действительно будет выступать соединительным элементом между государством как таковым, с одной стороны, и национальной экономикой, сферой семейных хозяйств и сферой оборота ценных бумаг — с другой, т.е. она практически будет соответствовать своей сущности. Повторим, отсутствие у нее собственных коммерческих интересов будет заменено стремлением к реализации национальных интересов. Поэтому данная система по самой своей сути будет национальной (а не коммерческой); по форме же она будет государственной.

Национальная банковская система в таких условиях действительно будет выступать своеобразным живым совокупным (национальным) денежным знаком, на котором число денежных единиц будет возрастать вследствие получения прибыли клиентами банков, создания национального валового дохода. Национальная по сути, государственная по форме данная система не может не быть частной по содержанию. Такое ее содержание будут составлять денежные средства, находящиеся на счетах физических и юридических лиц. Таким образом, в целом данная система будет национальной по сути, государственной по форме и частной по содержанию. Такое сочетание соединит различные части рынка в органическое целое, а в рамках самой банковской системы централизованное начало соединится с частнособственнической периферией. Тем самым устройство данной системы будет полностью соответствовать ее подлинной сущности, и при этом она будет находиться в органическом соответствии с современным типом денежной системы.

Такая система должна будет состоять из двух частей:

  • 1) государственных банковских предприятий, обслуживающих физических и юридических лиц;
  • 2) органа, аналогом которого в современных российских условиях является Банк России.

Первая часть — банковские предприятия — будет являться именно предприятиями, а не компаниями, поскольку у них не будет собственника, использующего их в целях получения прибыли; они будут принадлежать государству, стремящемуся к реализации национальных интересов. Такие предприятия должны быть в каждом регионе страны и иметь свою специфику, соответствующую специфике отраслевой структуре данного региона. Поэтому каждое такое предприятие будет иметь одновременно универсальность и свою специфику. Универсальность их будет обусловливаться тем, что они будут обслуживать компании всех отраслей экономики, находящихся в данном регионе, а их специфика будет вытекать из особенностей отраслевой структуры экономики региона.

Вторая часть — орган, находящийся в центре всех государственных банковских предприятий, — должна состоять также из двух подразделений.

Первое из них должно регулировать денежное обращение внутри страны, осуществлять контроль за работой государственных банковских предприятий, а второе — сопровождать денежное, т.е. валютное, обращение в сфере внешних рыночных отношений. Объектом регулирования второго подразделения должны быть валютный баланс страны, величина обменного курса национальной валюты по отношению к валютам всех стран, с которыми имеются внешние рыночные связи, и расчетный (платежный) баланс страны.

Сферу денежного обращения внутри страны (рынка), повторим, будет регулировать первое подразделение того органа, аналогом которого в современных условиях является Банк России. Его функцией будет прежде всего поддержание равновесного развития рынка в сфере денежного обращения посредством регулярного восстановления постоянного нарушающегося равновесия (органически сложившейся пропорции) между удельным весом наличных и безналичных денежных средств, т.е. реализация требований закона денежного обращения. Кроме того, его функцией останется выполнение роли агента правительства по исполнению закона о государственном бюджете, хранению его различных фондов и резервов. Вместе с тем оно должно будет осуществлять регулирование деятельности государственных банковских предприятий, разрабатывая необходимые нормативные документы и осуществляя контроль над их выполнением.

Очень важной функцией такого подразделения будет проведение анализа конъюнктуры рынка и мирового хозяйства с целью определения содержания денежно-валютной и кредитно-заемной политики как в текущем плане, так и на относительно длительную перспективу.

Поскольку такой орган не будет заниматься собственно банковской деятельностью, его неуместно будет определять как центральный банк; его следует назвать как-то иначе, например «комитет». А так как он будет находиться в центре государственных банковских предприятий и при этом заботиться о реализации национальных интересов, его можно было бы назвать национальным банковским комитетом.

Высокая степень ответственности, лежащая па данном государственном органе, должна быть подкреплена соответствующей процедурой назначения и ротации его руководства. В этом отношении можно было бы использовать практику назначения и ротации председателя и членов Совета управляющих Федеральной резервной системы США.

  • [1] Впрочем, в Законе о Банке России не указано, какое именно обязательство и перед кем,собственно, он несет.
  • [2] Размер дивидендов по акциям ФРС США составляет около 6% годовых.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >