Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Журналистика arrow СТИЛИСТИКА И ЛИТЕРАТУРНОЕ РЕДАКТИРОВАНИЕ
Посмотреть оригинал

ТЕКСТЫ ДЛЯ КОМПЛЕКСНОЙ ПРАВКИ

Комплексная правка текста представляет собой совокупность всех редакторских приемов. К текстам, которые даны здесь для тренировки, могут быть применены все изученные в предыдущих главах способы совершенствования текста. Однако первым этапом подготовки текста к публикации должен быть редакторский анализ текста, включающий не только оценку его литературных качеств, но и жанровую квалификацию, определение функционально-смыслового речи, характера фактического материала и пр.

Текст 1

ПЕТЕРБУРЖЦЫ СТАЛИ ЭКОНОМИТЬ НА ЕДЕ

Петербургские домохозяйства увеличили в октябре по сравнению с сентябрем расходы на продукты питания — с 71 до 73%. При этом население переходит на более дешевы епродукты.

По данным исследовательского холдинга «Ромир», рост расходов домохозяйств, прекратившийся в сентябре, в октябре вновь возобновился. Среди причин резкого изменения в поведении жителей называют неопределенность на валютном рынке, отсутствие надежных способов сохранения сбережений, успокоение после первой волны беспокойств, вызванной информацией о надвигающемся кризисе.

Однако, по словам генерального директора»Ромир Панель» Андрея Федорова, в первой половине ноября динамика затрат домохозяйств уже меняется: они начали переходить на более дешевые продукты.

Например, объем потребления кофе не сократился, однако спрос сместился на более дешевые сорта, тоже самое происходит с растительным маслом. Майонез население стало покупать реже из-за его высокой цены.

Хотя количество посещений торговых точек пока не сокращается (7—8 раз в месяц), как, впрочем, и сумма среднего чека. Причем лидером продаж является сеть «Пятерочка»: из опрошенных 322 домохозяйств закупают продукты в ней 60%. Несмотря на то что массовых увольнений еще не было, население уже сейчас начинает серьезно задумываться о кризисе. Петербуржцы стали экономить на еде.

Текст 2

ОКОВАНГО: ПОТЕРЯННАЯ ДЕЛЬТА

Река Окованго начинается в горах Анголы и растекается дельтой внутри Африки. 10 000 лет назад здесь лежало гигантское озеро Макгадикгади.

Сегодня в этих заповедных местах развелось много зверей, они ничуть не бояться людей и готовы отобедать под прицелом фотокамер.

Пилот шестиместной Cessna запрещает мне открывать окно. Жаль — за царапанным стеклом лежит заполненная водой дельта реки Окованго. Ее воды стремятся выйти к морю, но все они испаряются в южноафриканской пустыне Калахари и лишь немногие капли достигают озера Нгами. Здесь сохранился не тронуты цивилизацией животный мир, а местные заповедники — лучшее место на планете для погружения в дикую природу.

Антилопы «Джао»

Наблюдение за животными в Ботсване доведено до идеала. Частная компания арендует на несколько лет некогда охотничьи земли. За то время, что существует заповедник, здесь появились огромные стада непуганых зверей. Они не знают, что такое звук выстрела, — только щелчки фотокамер. В день львы и антилопы обязательно встречают четыре-пять машин, от которых не исходит агрессии, и потому подпускают к себе близко.

Вечером иод домиком в лагере Джао я обнаруживаю пару антилоп импала, они устроились тут на ночь, в ветках над крышей шумит бабуин, а после ужина прямо на поляну перед лагерем приходит семейство гиппопотамов. У меня ощущение, что я нахожусь в зоопарке наоборот — это животные здесь приходят смотреть на людей. Утром перед балконом в десяти метрах от меня проплывают две змеи, у каждой голова больше кулака. Проводник с восторгом объясняет, что это пара южноафриканских питонов.

В первый же вечерний выезд нам повезло: мы встретили большое стадо антилоп редлечуа. В закатном свете они переправлялись через глубокуб протоку. Хорошо, что антилопы не пустились вброд, — следующей ночыо мы встретили здесь нескольких нильских крокодилов. Такой не то, что антилопу — и человека запросто утащит в воду.

Два дня я провожу в «Джао» — распорядок в лагерях одинаковый. На утреннее сафари выдвигаемся еще затемно, возвращаемся на ланч и после обеда снова отправляемся колесить в поисках животных. По желанию можно отправиться в поездку ночыо. Это особенное удовольствие, когда ты светишь фонарем по сторонам и выхватываешь из темноты глаза какого-нибудь животного. Мой гид каким-то образом умеет определять по размеру глаз, кого именно я обнаружил в ночи. Чаще всего это небольшие прыгающие зверьки, чем-то напоминающие кроликов, лил скопление глаз антилоп. Ночных хищников в «Джао» мы так и не увидели — только свежие следы львов и леопарда. Впрочем, у егерей и гидов всего мира есть верная всегда и везде поговорка: «Если ты не видишь зверя, это вовсе не значит, что зверь не видит тебя». И потому без разрешения гида выходить из машины — нашего открытого лендровера — категорически нельзя.

«Джао» находится в дельте Окованго, и здесь же неподалеку сосредоточено большинство подобных лагерей. Сейчас июнь месяц, и в Ботсване начинается зима, которая больше похожа на теплое московское лето. Совсем недавно здесь закончился сезон дождей, вода поднялась и затопила большую часть местных дорог, потому лендроверы тяжело передвигаются в почти метровом слое воды, а прямо на затопленных дорогах в поисках рябы выскакивают голодные крокодилы.

Через два дня за мной пребывает вертолет.и мы отправляемся к следующему пункту путешествия — в лагерь «Дуба Плэйн». Пилот-женщина, больше похожая на Индиану Джонса, — разрешает открыть окно и летит невысоко, чтобы можно было снимать с воздуха, а увидев стадо буйволов зависает на минуту над ними.

Львиный обед в «Дуба Плэйн»

Лагерь «Дуба Плэйн» знаменит тем, что здесь можно днем наблюдать львиную охоту. Обычно эти животные питаются ночыо, но здесь много буйволов — на них они предпочитают охотиться в светлое время суток.

В первый же вечер мы видим такую картину: одна львица с удовольствием потрошит свежепойманного буйвола — мы опоздали на охоту на считанные минуты. Другие львицы лежат рядом, с набитыми, как футбольные мячи, животами. Глава прайда — в тени неподалеку. Паша машина стоит буквально в нескольких метрах от пиршества и животные почти не обращают на нее внимания. Правда, когда львица встает и делает пару шагов к машине, становится не по себе, чувствуешь, как кровь наполняется адреналином.

В сотне метров на ветке расселись грифы, они ждут, когда можно будет склевать остатки мяса с костей буйвола. Наблюдаем за львиной трапезой словно под гипнозом.

На обратной дороге гид показывает мне дом неподалеку от лагеря. Здесь живут Дерек и БуверлиДжубер — они много лет назад уехали на Ботсвану и полжизни провели, снимая фильмы о взаимоотношениях львов и буйволов и всех прочих обитателей дельты Окованго.

ночью в лагере начинается звериный спектакль. После заката в темноте хрипят гиппопотамы, они выползают из воды прямо около домика, и я слышу их дыхание за тканевой стенкой. Кажется , вот-вот — и они снесут дом. Потом к ним добавляется топот слонов, орут встревоженные птицы, и вся эта какофония хрипов, стонов, рыков продолжается несколько часов. Одна из заповедей жизни в подобных лагерях — чтобы ни происходило ночью ни в коем случае нельзя выходить из домика.

За завтраком все невыспавшиеся, но полные впечатлений о ночном концерте. Потом львов мы будем встречать часто, но они сыты, и охоты мы не увидим еще несколько дней.мой следующий и последний лагерь в Окованго — «Савути».

Утреннее сафари в «Савути»

Лагерь находится на берегу одной из проток дельты. Когда я прилетаю в «Савути», все вокруг зеленое, а перед террасой река, полная воды. Но судя по фотографиям из альбома «Савути», обычное состояние — когда воды в протоке нет, а слоны приходят пить к бассейну. По рассказам местных гидов слоны во время засухи как-то раскопали водопровод, который вел в лагерь и продырявили его.

Гиды убеждают, что ни один лев не набросится на людей в открытой машине, но, когда ловишь в взгляд желтых глаз хищника, начинаешь сомневаться в словах проводников.

«Савути» славится большим количеством животных. В первый же день встречаем группу жирафов и несколько слоновьих семейств. Здесь же обитает многочисленное львиное семейство, которое так и зовут — савути-прайд. Мы встречаем их на утреннем сафари. В прайде двенадцать львов — они неспешной колонной следуют вдоль протоки, останавливаясь на пригорках, чтобы принюхаться к окружающим запахам. Охота не за горами. Но в «Савути» увидеть ее почти невозможно: местность открыта только у реки, остальная территория — это кусты с невысоким лесом, и все кровавое действо происходит в зарослях.

Гид предупреждает, что мы не будем приближаться к хищникам ближе чем на десять метров, но, преследуя прайд по зарослям, наш лендровер неожиданно выскакивает на поляну и оказывается прямо посреди дюжины львов, они со всех сторон, почти не обращая внимания на машину, но иногда некоторые из львов отвлекаются и вдруг смотрят глаза в глаза немигающим взглядом. Но коже — мурашки. Машина ничем не защищена и у проводников нет никакого оружия, но, по словам, гида, львы воспринимают автомобиль как единое целое, как крупное животное, которое испускает неприятные запахи и совершенно непригодно на вкус. Но опять же, лишь ловишь взгляд желтых львиных глаз — начинаешь в этом сомневаться.

«Савути», кроме большого львиного прайда, славится обилием слонов и гиппопотамов. Но если слоны как всегда бродят и жуют траву, то гиппопотамы по большей части сидят в озере — из воды торчат лишь смешные маленькие уши. Сейчас в дельте Окованго очень высокая вода, и они пользуются счастливым моментом.

Вечером встречаем зебр, жирафов и несколько гиен. С набитыми животами последние пробегают мимо нас и скрываются в зарослях. А вечером один из гидов показывает здорового питона и говорит, что обнаружил у себя в домике.

Животные в Ботсване повсюду, здесь их развелось множество — за все годы существования системы частных заповедников. Из многих стран приезжают туристы, с заката до восхода они трясутся в машинах, желая как можно ближе подобраться к животным. И если не нарушать законов дикой природы, можно увидеть картины, которые раньше встречались лишь на страницах журнала National Geographic.

Текст 3

Внутренние дворики под стеклянной крышей — их еще называют «атриумы» — стали атрибутом дорогих бизнес-центров, отелей и больших магазинов. Это архитектурное решение, зародившееся в эпоху античности, обретает вторую жизнь в начале XXI в.

Толковые словари дают определение атриума, которое отражает не столько архитектурную форму, сколько функциональность. Атриум, или атрий, — это главная комната в древнегреческом доме, довольно распространенный на юге тип жилища, когда жилые помещения выходят во внутренний дворик, в котором сосредоточивалась жизнь хозяев. Часто такой дворик украшали декоративные растения.

В северной столице прижился более поздний архитектурный вариант атриума — под стеклянной крышей. Он берет начало в прошлом веке, когда появились металлические конструкции. Тогда были построены первые залы с верхним светом. Позже их стали называть атриумами по аналогии с древнеримскими постройками и тем стилем взаимоотношений между функциональными помещениями и центральным пространством дома.

Основная идея атриума — запустить свет во внутренний двор в центре здания. Прозрачная крыша служит источником дополнительного освещения, защищая при этом от непогоды, для Петербурга с его постоянными дождями и дефицитом солнца и то и другое особенно актуально. Кроме того, крытый дворик создает дополнительное свободное пространство там, где никто не ожидал.

Элементы этого стиля появились в общественных зданиях Петербурга еще в XIX в. Атриумы проектировались в дворцовых постройках (Мариинский дворец), торговых рядах (магазин «Пассаж»), гостиницах («Европейская»), Знаменитый световой фонарь работы Максимилиана Месмахера формирует интерьер Мухинского училища. Многосветные пространства характерны и для операционных банковских залов. Такое помещение, спроектированное архитектором Леонтием Бенуа, есть, например, в здании Промстройбанка на углу Невского проспекта и Михайловской улицы. Те же элементы можно обнаружить в зданиях банков на Малой и Большой Морской улицах.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы