Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК РФ)

Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека — наиболее опасное из рассматриваемых общественно опасных посягательств. Законом оно отнесено к разряду тяжких преступлений, а при наличии особо отягчающих обстоятельств — к разряду особо тяжких преступлений.

Объект преступления — общественные отношения, гарантирующие неприкосновенность здоровья другого человека. Им может быть любое физическое лицо, пребывающее в любом психофизиологическом состоянии с момента начала рождения и вплоть до момента наступления биологической смерти.

Объективная сторона представляет собой нанесение деянием виновного тяжкого вреда здоровью потерпевшего, в результате которого:

  • а) возникла опасность для жизни потерпевшего;
  • б) наступило одно из указанных в ч. 1 ст. 111 УК РФ последствий.

Следовательно, состав данного преступления по конструкции объективной стороны является формально-материальным. Формальным умышленное причинение тяжкого вреда здоровью признается но признаку опасности для жизни потерпевшего, а материальным — в связи с установлением одного из последствий, перечисленных в диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ.

Противоправное причинение тяжкого вреда здоровью человека чаще всего производится физическим воздействием с использованием различного рода предметов (палки, камня, куска стекла), колюще-режущих предметов бытового назначения (ножа, топора, лопаты, вил), оружия, сил природы (воды, огня), источников повышенной опасности (машин, электрического тока, газа, ядовитых веществ), ударов руками, ногами и т.д.

Наряду с этим тяжкий вред может быть причинен и психическим воздействием. Например, намеренное сообщение определенному лицу заведомо ложных сведений о смерти близкого человека или о наступлении каких-либо других особо тяжких последствий, которое причиняет травму, повлекшую заболевание потерпевшего.

Судебная практика подтверждает возможность воздействия на здоровье психическими средствами. Однако констатация, доказывание и процессуальное закрепление доказательств преступного воздействия на организм человека этими средствами весьма затруднены.

Тяжкий вред здоровью может быть причинен и путем бездействия, к примеру лицом, обязанным выполнять определенного рода действия, которые обеспечивают безопасность здоровья другого человека. Так, сестра-сиделка, халатно относящаяся к режиму питания тяжелобольного человека, не обеспечивая строгости предписанной врачом диеты и часового режима поступления питательных веществ в организм после проведенной операции, способна своими действиями причинить вред его здоровью, включая тяжкий, в зависимости от фактических обстоятельств дела.

Многообразие форм умышленного причинения тяжкого вреда здоровью человека в теории уголовного права принято сводить к двум классификационным разновидностям:

  • а) умышленному причинению тяжкого вреда здоровью по признаку опасности для жизни;
  • б) умышленному причинению тяжкого вреда здоровью, не опасному для жизни, но отнесенному к таковому по исходу (наступившим последствиям).

Среди них наибольшую трудность при квалификации вызывает констатация вреда здоровью, опасного для жизни человека. В данном случае, как- уже отмечалось, состав преступления ч. 1 ст. 111 УК РФ является формальным, т.е. не зависит от реально наступивших в итоге последствий.

Опасным для жизни признается вред здоровью, вызывающий состояние, угрожающее жизни, которое может закончиться смертью. Иными словами, это такой вред, который может и не сопровождаться наступлением тяжких последствий, однако уже в момент причинения таит в себе реальную угрозу жизни и при обычном его течении завершается летальным исходом.

К ним относятся как телесные повреждения, так и заболевания, и патологические состояния. В связи с этим предотвращение смертельного исхода в результате оказания медицинской помощи не изменяет оценку вреда здоровью как опасного для жизни. В литературе, особенно судебно-медицинской, долгое время не было единого мнения, как понимать опасность телесного повреждения для жизни и какие повреждения следует относить к опасным для жизни?

Правила от 17.08.2007 № 522 не раскрывают понятие опасности для жизни потерпевшего. Обходят они стороной и вопрос о критериях причиненного вреда здоровью человека, отдавая его решение «на откуп» Медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, что недопустимо во исполнение принципа законности в Российской Федерации: «Преступность деяния, а также его наказуемость и иные уголовно-правовые последствия определяются только настоящим Кодексом» (ч. 1 ст. 3 УК РФ). В связи с этим, думается, «ведомственная» криминализация деяний, связанных с установлением критериев степени тяжести вреда здоровью человека (тяжкого, средней тяжести и легкого), способна нанести значительный ущерб укреплению правопорядка в Российской Федерации.

Как представляется, только принятый федеральный закон о критериях определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (а никак не ведомственный подзаконный акт), может послужить той бланкетной платформой, на базе которой без нарушения принципа законности в нашем государстве может осуществляться квалификация деяний, посягающих на здоровье человека.

В современных российских доктринах уголовного права и медицины в настоящее время отсутствует единая позиция как в определении самого понятия «вред, опасный для жизни» потерпевшего, так и в решении вопроса о том, когда и в какой момент его необходимо признавать опасным для жизни.

Одни авторы полагают, что степень тяжести и опасности, например, телесного повреждения (как разновидности причиненного вреда) должна определяться на основании его исхода, так как вообще не существует неопасных повреждений, а общее состояние здоровья следует оценивать по последствиям перенесенной или не перенесенной болезни. Другие специалисты считают, что повреждение должно быть признано опасным для жизни и, следовательно, тяжким при наличии причинной связи между нанесенным повреждением и возникшей на его основе опасностью для жизни. И при этом несущественно, было повреждение опасным уже в момент его нанесения или опасность проявилась во время последовавшей за ним болезни, оставило такое повреждение после себя стойкое расстройство здоровья или нет.

Обязательное признание опасности повреждений для жизни именно в момент нанесения обусловлено тем, что смертельная угроза появляется одновременно с возникновением повреждения. Именно появляется, тогда как проявляться она может не сразу, а на различных этапах — как в начале, так и по течению травмы. Отсюда следует, что независимо от благоприятного исхода повреждения, не повлекшего за собой никаких тяжелых последствий, благодаря принятым мерам (оказание квалифицированной и своевременной медицинской помощи) или по иным причинам, если это повреждение по своему характеру создавало реальную угрозу (опасность) для жизни потерпевшего, такое повреждение является опасным для жизни в момент причинения и должно квалифицироваться как тяжкий вред здоровью.

Согласно Медицинским критериям 2008 г. под вредом здоровью, опасным для жизни человека, следует понимать такой вред, который по своему характеру непосредственно создает угрозу для жизни потерпевшего, а также вред здоровью, вызвавший развитие угрожающего жизни состояния (п. 6.1).

В Медицинских критериях 2008 г. содержится перечень (включающий 30 пунктов) видов вреда, опасного для жизни человека, создающего непосредственно угрозу для жизни потерпевшего. В их числе: рана головы, перелом свода (лобной, теменной костей) и (или) основания черепа; внутричерепная травма; рана шеи, проникающая в просвет глотки или гортани; перелом шейного отдела позвоночника; вывих одного или нескольких шейных позвонков; ушиб шейного отдела спинного мозга с нарушением его функции; рана грудной клетки, проникающая в плевральную полость; множественные двусторонние переломы ребер с нарушением анатомической целости каркаса грудной клетки; рана живота, проникающая в брюшную полость, и т.п.

Кроме того, Медицинские критерии 2008 г. называют 10 угрожающих жизни потерпевшего состояний (последствий нанесенного повреждения), которые вызывают расстройство жизненно важных функций организма человека и не могут быть компенсированы организмом самостоятельно, а следовательно, обычно заканчиваются смертью пострадавшего. Они также подпадают под признаки тяжкого вреда, опасного для жизни человека. В их числе: шок тяжелой (III—IV) степени; кома II—III степени различной этиологии; острая, обильная или массивная кровопотеря; острая сердечная и (или) сосудистая недостаточность тяжелой степени; острая почечная или острая печеночная недостаточность тяжелой степени; острая дыхательная недостаточность тяжелой степени и т.п.

Таким образом, тяжкий вред здоровью по признаку опасности для жизни признается в том случае, когда он сам непосредственно создает угрозу для жизни или вызывает развитие угрожающего жизни состояния.

Предотвращение смертельного исхода, обусловленное оказанием медицинской помощи, не должно приниматься во внимание при определении степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека.

В отличие от предыдущей разновидности тяжкого вреда здоровью исчерпывающий перечень видов вреда, относимого к тяжкому по исходу, содержится в самой диспозиции ч. 1 ст. 111 УК РФ и расширительному толкованию не подлежит.

Потеря зрения — полная стойкая слепота на оба глаза или такое необратимое состояние, когда в результате травмы, отравления либо иного внешнего воздействия у человека возникло ухудшение зрения, что соответствует остроте зрения, равной 0,04 и ниже.

Потеря зрения на один глаз оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. При определении тяжести вреда здоровью по признаку потери зрения правоприменитель не учитывает возможность улучшения зрения с помощью медико-технических средств, например корригирующих очков.

Потеря речи — необратимая потеря способности выражать мысли членораздельными звуками, понятными для окружающих.

В действовавших ранее Правилах судебно-медицинской экспертизы тяжести вреда здоровью 1996 г. к потере речи судмедэкспертиза относила еще и потерю голоса (афонию). Однако указанный признак из Медицинских критериев 2008 г. исключен.

Потеря слуха — полная стойкая глухота на оба уха или такое необратимое состояние, когда человек не слышит разговорную речь на расстоянии 3—5 см от ушной раковины.

Потеря слуха на одно ухо оценивается по признаку стойкой утраты общей трудоспособности. При этом, как представляется, не должна учитываться возможность улучшения слуха с помощью слуховых аппаратов.

Под потерей органа понимается полное (безвозвратное, навсегда) его отделение от организма в момент совершения преступления или в результате последующего хирургического вмешательства и вынужденной ампутации.

Утрата органом своих функций означает невосстановимую потерю в результате причинения вреда способности данного органа к нормальному функционированию при сохранении полностью или частично самого этого органа.

Как свидетельствует судебно-медицинская практика, чаще всего в правоприменительной деятельности под потерей какого-либо органа либо утратой органом его функций приходится констатировать потерю руки, ноги (т.е. анатомическое отделение их от туловища) либо утрату ими функций (паралич или иное состояние, исключающее их деятельность), потерю наиболее важной в функциональном отношении части конечности (кисти, стопы), повреждение половых органов, сопровождающееся потерей производительной способности.

Прерывание беременности — прекращение течения беременности независимо от срока, вызванное причиненным вредом здоровью, с развитием выкидыша, внутриутробной гибелью плода, преждевременными родами либо обусловившее необходимость медицинского вмешательства.

Для правильной квалификации преступления по данному признаку важно учитывать следующее.

Во-первых, прерывание беременности (выкидыш или преждевременные роды) должно находиться в причинной связи с внешним воздействием, т.е. действиями причинителя вреда. Как правило, такое воздействие осуществляется путем причинения телесного повреждения беременной женщине.

Во-вторых, прерывание беременности не должно быть обусловлено индивидуальными особенностями организма или заболеваниями потерпевшей (общие инфекционные и неинфекционные заболевания, нарушения обмена веществ, аномалии развития половых органов и др.).

В-третьих, срок беременности, а также промежуток времени между моментом причинения телесного повреждения и прерыванием беременности на квалификацию не влияют.

В-четвертых, для квалификации по ст. 111 УК РФ требуется, чтобы виновный был осведомлен о том, что потерпевшая беременна, и сознавал, что своими действиями может вызвать прерывание беременности.

Если внешние причины обусловили необходимость прерывания беременности путем медицинского вмешательства (выскабливание матки, кесарево сечение и пр.), то эти повреждения и наступившие последствия приравниваются к прерыванию беременности и оцениваются как тяжкий вред здоровью.

Психическое расстройство как признак тяжкого вреда здоровью означает, что в результате телесного повреждения или причинения иного вреда здоровью человек становится психически больным. Диагностику психического расстройства и установление его причинной связи с полученным воздействием осуществляет судебно-психиатрическая экспертиза.

Заболевание наркоманией или токсикоманией характеризуется болезненным пристрастием к наркотическим средствам, психотропным и токсическим веществам, патологическим ощущением потребности в них.

Наркомания — заболевание, наступающее в результате злоупотребления наркотическими средствами, психотропными веществами или их аналогами. Токсикомания — заболевание, наступающее в результате злоупотребления сильнодействующими веществами или токсикантами.

Способ доведения потерпевшего до заболевания наркоманией или токсикоманией на квалификацию не влияет. Им может быть обман, исихическое принуждение, насильственное введение в организм потерпевшего наркотических средств или токсических веществ.

Насильственное введение наркотических средств, приведшее к заболеванию наркоманией, должно квалифицироваться по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 111, ст. 2281 (незаконный сбыт наркотических средств и психотропных веществ), п. «г» ч. 2 ст. 230 УК РФ (склонение к потреблению наркотических средств или психотропных веществ с применением насилия или с угрозой его применения).

Неизгладимое обезображивание лица как разновидность тяжкого вреда здоровью имеет место, когда в результате повреждения лицевых тканей или органов (нос, уши, глаза, рот) лицу потерпевшего придается уродливый, отталкивающий, эстетически неприглядный вид, неустранимый терапевтическими методами лечения.

Как видим, основное внимание здесь сосредоточивается на последствиях после залечивания телесного повреждения.

Данную разновидность тяжкого вреда здоровью характеризует совокупность двух обязательных и взаимосвязанных признаков: а) неизгладимость повреждения и б) обезображенность лица. Первый из них определяется с помощью медицинского, второй — эстетического критерия.

Под неизгладимостью повреждения понимается невозможность исчезновения видимых последствий повреждения или значительного уменьшения их выраженности (т.е. выраженности рубцов, деформаций, нарушений мимики и др.) с течением времени или под влиянием нехирургических средств (консервативных методов лечения). Для устранения таких повреждений требуется косметическая операция.

Установление факта неизгладимости повреждения есть компетенция судебных медиков, а того, насколько неизгладимое повреждение обезображивает лицо потерпевшего — исключительная прерогатива органов следствия и суда. Руководствуясь эстетическим критерием, именно суд в конечном счете должен решить вопрос об окончательной квалификации содеянного.

Расстройство здоровья, соединенное со значительной стойкой утратой общей трудоспособности не менее чем на одну треть или с заведомо для виновного полной утратой профессиональной трудоспособности.

Значительная стойкая утрата общей трудоспособности — необратимая потеря способности к труду в результате полученного повреждения, заболевания или патологического состояния.

Под трудоспособностью понимается совокупность врожденных и приобретенных способностей человека к действию, направленному на приобретение социально значимого результата в виде определенного продукта, изделия или услуги.

Значительность утраты трудоспособности — количественный показатель: трудоспособность должна быть потеряна не менее чем на одну треть (т.е. более чем на 33%).

Стойкость утраты — качественный показатель: трудоспособность должна быть потеряна, как правило, навсегда. Утрата трудоспособности на время (независимо от ее размера) исключает возможность квалификации содеянного как причинения тяжкого вреда здоровью.

Размер утраты общей трудоспособности рассчитывается на основании объективных данных по специальной таблице в процентах после исхода (стабилизации) полученного повреждения здоровья.

Под полной утратой профессиональной трудоспособности понимается необратимая потеря лицом способности заниматься той профессиональной деятельностью, которую он избрал в качестве основного рода занятий.

В основном здесь имеются в виду такие виды профессиональной деятельности, которые требуют особых природных талантов или редких благоприобретенных навыков (профессии музыканта, скульптора, художника, актера, хирурга, дегустатора, спортсмена и т.п.).

Специфика этого вида тяжкого вреда здоровью состоит в том, что виновный не только заведомо (т.е. абсолютно точно, достоверно) знает о профессии потерпевшего, но и причиняет вред здоровью, желая лишить его полностью профессиональной трудоспособности.

Действует причинитель вреда настолько избирательно и целенаправленно, что общая трудоспособность может быть и сохранена, а само по себе повреждение — относиться к категории вреда средней тяжести или даже легкого. Однако на квалификацию данное обстоятельство влиять не будет: ответственность должна наступать по ст. 111 УК РФ.

Определение полной утраты профессиональной трудоспособности производится на основании Правил установления степени утраты профессиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний, утвержденных постановлением Правительства РФ от 16.10.2000 № 789.

Субъективную сторону умышленного причинения вреда здоровью образует вина в форме умысла (прямого или косвенного).

Виновный сознает, что своими действиями (бездействием) посягает на здоровье другого человека, предвидит возможность или неизбежность нанесения тяжкого вреда его здоровью и желает наступления таких последствий (прямой умысел) или сознательно допускает либо безразлично к ним относится (косвенный умысел).

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 14 лет.

Часть 2 ст. 111 УК РФ предусматривает квалифицирующие обстоятельства умышленного причинения тяжкого вреда здоровью. Это совершение его:

  • а) в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга;
  • б) в отношении малолетнего или иного лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно с особой жестокостью, издевательством или мучениями для потерпевшего;
  • в) общеопасным способом;
  • г) по найму;
  • д) из хулиганских побуждений;
  • е) по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы;
  • ж) в целях использования органов или тканей потерпевшего;
  • з) с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия.

Часть 3 ст. 111 УК РФ предусматривает четыре особо квалифицирующих признака причинения тяжкого вреда здоровью, а именно совершение его:

  • а) группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой;
  • б) в отношении двух или более лиц.

Вышеперечисленные квалифицирующие признаки умышленного причинения тяжкого вреда здоровью по содержанию в целом совпадают с аналогичными квалифицирующими признаки убийства, раскрытыми нами в параграфе 2.2 настоящей главы.

Часть 4 ст. 111 УК РФ предусматривает ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Это наиболее опасная разновидность умышленного причинения тяжкого вреда здоровью человека, поскольку в результате рассматриваемого преступления по неосторожности наступает смерть потерпевшего.

В этом сложном для уяснения составе преступления как бы слиты воедино два самостоятельных деяния — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью и причинение смерти по неосторожности. В какой-то мере это создаст трудности в квалификации деяний и необходимости отграничения их, с одной стороны, от убийства, а с другой — от причинения смерти по неосторожности.

С объективной стороны анализируемое преступление заключается в причинении тяжкого вреда здоровью (фактически опасного для жизни), которое вызвало, явившись непосредственной причиной, еще более тяжкое последствие — смерть потерпевшего.

Если главной причиной наступления смерти стало что-то иное, например, небрежно оказанная медицинская помощь либо индивидуальные особенности организма потерпевшего, то ч. 4 ст. 111 УК РФ не применяется.

Для квалификации деяния по ч. 4 ст. 111 УК РФ необходимо установить наступление смерти непосредственно в результате причинения тяжкого вреда здоровью потерпевшего, т.е. между причинением тяжкого вреда здоровью и наступлением смерти должна быть непосредственная причинная связь. При этом не имеет значения, когда наступила смерть: сразу либо вскоре после причинения тяжкого вреда здоровью, либо спустя какое-то время.

Особую сложность на практике представляет оценка субъективной стороны данного преступления, психического отношения виновного к деянию и его последствиям.

Преступление, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ, с субъективной стороны характеризуется умыслом (прямым или косвенным) на причинение тяжкого вреда здоровью (первое последствие) и неосторожностью (легкомыслием или небрежностью) по отношению ко второму последствию — смертельному исходу.

Это означает, что причинение смерти не охватывалось умыслом виновного, однако он предвидел возможность ее наступления, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на ее предотвращение либо не предвидел, но по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть возможность наступления смерти.

Только такая трактовка вины позволяет отграничить содеянное от убийства, при котором лицо желает или сознательно допускает смертельный исход, и от причинения смерти по неосторожности, при котором всегда отсутствует умысел на причинение тяжкого вреда здоровью человека.

Если у виновного отсутствовал умысел (прямой или косвенный) на причинение тяжкого вреда здоровью, а смерть наступила от нарушения им правил предосторожности в обращении, и он по обстоятельствам дела должен был и мог предвидеть ее, то его действия квалифицируются как причинение смерти по неосторожности.

Пример

К., стоя на лестнице крыльца, покрытого льдом, разговаривал со своим знакомым И. В это время к ним подошел А. и, поднявшись по лестнице, схватил К. за плечи, стал трясти его и нецензурно оскорблять. В ответ К. нанес удар А. кулаком в плечо. А. от удара поскользнулся и, падая, ударился головой о ступеньки крыльца и об асфальт. От полученных при падении повреждений через три дня А. скончался.

Суд признал К. виновным в неосторожном причинении смерти (ст. 109 УК РФ) и в приговоре указал, что нанесенный удар сам по себе не причинил какого-либо вреда здоровью А., и что у К. отсутствовал умысел на причинение не только смерти, но и тяжкого вреда здоровью.

Однако, нанося удар, К. должен был и мог предвидеть, что А. находился в неустойчивом положении, поскольку был пьян, ступеньки были покрыты льдом, высота крыльца составляла около двух метров, и что если своим ударом он собьет А., то тот упадет и получит такие повреждения, от которых наступит смерть.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 № 1 подчеркивается необходимость отграничения убийства от умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, имея при этом в виду, что при убийстве умысел виновного направлен на лишение потерпевшего жизни, а при совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 111 УК РФ, отношение виновного к наступлению смерти потерпевшего выражается в неосторожности.

При решении вопроса о направленности умысла виновного следует исходить из совокупности всех обстоятельств содеянного и учитывать, в частности, способ и орудие преступления, количество, характер и локализацию телесных повреждений (например, ранения жизненно важных органов человека), а также предшествующее преступлению и последующее поведение виновного и потерпевшего, их взаимоотношения (п. 3 указанного постановления).

Продолжительный промежуток времени, прошедший до момента наступления смерти, не исключает умысла субъекта на лишение жизни другого человека. Точно так же мгновенно наступившая после нанесения тяжкого вреда здоровью смерть не всегда свидетельствует о наличии умысла на убийство. В первом случае налицо может быть убийство (ст. 105 УК РФ), а во втором — речь может идти о преступлении, предусмотренном ч. 4 ст. 111 УК РФ.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >