Преступления против личной свободы

Похищение человека (ст. 126 УК РФ)

Это преступление в последние годы получило довольно широкое распространение и обнаруживает неблагоприятные тенденции в количественнокачественном отношении. Вот почему ответственность за него в УК РФ сохраняется с 1993 г. по настоящее время. Более того, законодатель не без оснований расширил сферу ответственности за это преступление, включив в норму и другие, наряду с уже имевшимися, отягчающие обстоятельства. Ранее (до принятия ст. 126 УК РФ) такие преступления квалифицировались как незаконное лишение свободы.

Основным непосредственным объектом данного преступления является свобода конкретного человека. В качестве дополнительного объекта нередко выступают жизнь и здоровье человека, собственность.

Потерпевшим при совершении этого преступления может быть любой человек независимо от его пола, физического и психического состояния, гражданства, социального положения и других личных и социальных характеристик, если закон не придает им квалифицирующего значения (например, несовершеннолетие или беременность).

Согласие потерпевшего втайне от родных и близких на его «похищение», к примеру, в целях вымогательства выкупа, исключает состав этого преступления. Нельзя также считать преступлением символическое (ритуальное) похищение женихом невесты в тех местностях, где существует такой обычай, с ее согласия, хотя бы и попреки воле родных.

Вместе с тем не должно приниматься в расчет согласие на похищение со стороны малолетнего, недееспособного или лица, введенного в заблуждение. Полученное от них фактическое согласие на похищение не имеет юридического значения.

Объективная сторона преступления не раскрывается в уголовном законе и сформулирована в виде простой диспозиции, т.е. той, которая, называя противоправное деяние (похищение), не указывает его признаков, что в отдельных случаях не способствует единообразному и правильному применению закона, однозначному уяснению и объяснению его терминов.

В результате в современных учебниках по уголовному праву России неодинаково раскрываются признаки объективной стороны состава похищения человека.

Господствующей точкой зрения в доктрине уголовного права является понимание объективной стороны состава похищения человека как совокупности трех его составляющих: противоправного умышленного завладения (захвата) другого человека любым способом (тайно, открыто, путем обмана), перемещения последнего с постоянного или временного местонахождения в другое место для последующего насильственного удержания.

Под захватом понимается неправомерное установление физической власти над лицом, сопряженное с ограничением его личной свободы, а иод перемещением — доставка в другое по усмотрению похитителя место в целях последующего удержания потерпевшего. В случае если виновные захватили, но не успели переместить жертву, содеянное следует квалифицировать как покушение на преступление. Аналогичным образом должны квалифицироваться случаи при неудачной попытке захвата похищаемого лица.

Если захват и перемещение потерпевшего как форма насилия входят в объективную сторону посягательства на другой объект (например, при изнасиловании), то ст. 126 УК РФ не должна вменяться[1].

Время пребывания в неволе может быть как достаточно продолжительным (несколько суток, месяцев или даже лет), так и относительно кратковременным (минуты или часы), что не влияет на квалификацию содеянного по ст. 126 УК РФ.

Похищение потерпевшего может быть осуществлено путем применения насилия на всех этапах преступления, а может на каких-то этапах не иметь насильственного характера (к примеру, приглашение потерпевшего в определенное место путем обмана).

Состав по конструкции формальный. Похищение человека относится к длящимся преступлениям. Оконченным преступление считается с момента фактического захвата, лишающего человека возможности передвигаться по своему усмотрению.

Похищение близкими родственниками детей вопреки воле других родных, с которыми проживает ребенок, не образует состава рассматриваемого преступления при условии, что лица действуют в интересах ребенка.

Субъективная сторона преступления характеризуется виной в форме прямого умысла. Виновный сознает, что незаконно захватывает человека и помимо его воли перемещает в другое место с целью последующего удержания, и желает совершить эти действия.

Мотивы таких действий могут быть различными: корысть, месть, выполнение каких-либо иных действий и др. Они не являются обязательными элементами состава преступления, за исключением корыстных побуждений, которым законодатель придает значение квалифицирующего признака (п. «з» ч. 2 ст. 126 УК РФ).

Субъект преступления общий — им может быть любое вменяемое физическое лицо, достигшее 14-летнего возраста.

Степень опасности рассматриваемого преступления значительно повышается при наличии квалифицирующих обстоятельств.

Часть 2 ст. 126 УК РФ к ним относит совершение похищения: группой лиц по предварительному сговору (п. «а»); с применением насилия, опасного для жизни или здоровья, либо с угрозой применения такого насилия (п. «в»); с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия (и. «г»); заведомо несовершеннолетнего (п. «д»); женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (и. «е»); двух или более лиц (п. «ж»); из корыстных побуждений (п. «з»).

Похищение человека признается совершенным группой лиц по предварительному сговору, если в нем непосредственно участвовали лица (два и более), заранее договорившиеся о совершении преступления. При этом каждый член группы должен принимать участие в изъятии потерпевшего, т.е. выполнять объективную сторону преступления. Действия соисполнителей квалифицируются по п. «а» ч. 2 ст. 126 УК РФ без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Под насилием, опасным для жизни или здоровья, следует понимать такое фактическое насилие, которое повлекло причинение потерпевшему тяжкого, средней тяжести или легкого вреда здоровью, повлекшего за собой кратковременное расстройство здоровья или незначительную стойкую утрату общей трудоспособности, либо создавало реальную опасность для жизни или причинения такого вреда.

Угроза применения насилия, опасного для жизни или здоровья, означает выраженное в любой объективной форме намерение виновного причинить потерпевшему смерть или вред его здоровью. Такая угроза не требует дополнительной квалификации по ст. 119 УК РФ.

Похищение человека с применением оружия или предметов, используемых в качестве оружия, предполагает использование при совершении данного преступления любого вида оружия, указанного в Федеральном законе от 13.12.1996 № 150-ФЗ «Об оружии», а также иных предметов, с помощью которых виновный наносит или пытается нанести вред здоровью либо создает реальную угрозу для жизни или здоровья потерпевшего. Применение оружия или предметов, используемых в качестве оружия, предполагает использование любого огнестрельного, холодного, газового оружия, а также бытовых предметов и предметов, специально приспособленных для нанесения телесных повреждений или причинения иного вреда. При этом не имеет значения, подвергались ли указанные предметы предварительной обработке, были ли они подготовлены заранее либо случайно оказались под рукой в процессе совершения преступления. Однако использование предметов, имитирующих оружие, не дает основания для квалификации содеянного по п. «г» ч. 2 ст. 126 УК РФ.

Похищение заведомо несовершеннолетнего означает, что умыслом виновного охватывался факт недостижения потерпевшим 18-летнего возраста.

Похищение женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, имеет место, когда факт беременности охватывался умыслом виновного до начала совершения преступления или в момент похищения. При этом для квалификации не имеет значения срок беременности потерпевшей.

Похищение двух или более лиц предполагает одновременное завладение (захват) и перемещение как минимум двух лиц при наличии единого умысла виновного. Если виновный имел умысел на похищение одного человека, а по неосторожности захватил двух и более, которых продолжает удерживать, то содеянное следует квалифицировать, как похищение одного и незаконное лишение свободы других.

Похищение человека из корыстных побуждений означает намерение лица получить материальную выгоду для себя или для третьих лиц либо избавиться от материальных обременений (получить плату за похищение, устранить конкурента в конкурсе на хорошо оплачиваемую работу, спрятать кредитора и т.п.). Если похищение сопряжено с вымогательством, то содеянное необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 126 и 163 УК РФ.

Согласно УК РФ особо квалифицирующие признаки похищения (ч. 3 ст. 126 УК РФ), как, например, совершение преступления организованной группой (п. «а»), имеют тот же смысл, что и при убийстве (п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ); похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (п. «в»), характеризуется теми же субъективными особенностями, что и деяние, предусмотренное ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Иные тяжкие последствия относятся к оценочным признакам и в каждом конкретном случае являются вопросом судебной оценки. Под иными тяжкими последствиями следует понимать, в частности, самоубийство потерпевшего, смерть его близких, тяжелое, психическое или иное заболевание, материальный ущерб в крупном размере и т.д.

Убийство похищенного квалифицируется по п. «в» ч. 2 ст. 105 УК РФ. Неосторожное же причинение смерти потерпевшему при похищении не требует квалификации по совокупности, так как оно полностью охватывается диспозицией ч. 3 ст. 126 УК РФ.

Важное превентивное значение имеет примечание к комментируемой статье, установившее, что лицо, добровольно освободившее похищенного, освобождается от уголовной ответственности за похищение человека, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Из смысла этой нормы очевидно, что законодатель установил два условия такого освобождения — добровольность и отсутствие в действиях лица иного состава преступления.

Добровольное освобождение означает, что похититель, сознающий возможность дальнейшего удержания потерпевшего, отказывается от этого и отпускает похищенного либо передает его родственникам или представителям власти.

Эти действия нельзя считать добровольным отказом от совершения преступления в смысле ст. 31 УК РФ, поскольку преступление уже совершено. В данном случае речь идет о специальном основании освобождения от уголовной ответственности (деятельном раскаянии в совершении конкретного преступления).

Для применения примечания к ст. 126 УК РФ не имеют значения мотивы освобождения потерпевшего: наступившее раскаяние, сострадание, страх перед наказанием и т.д.

Не имеет значения также, происходит ли освобождение по собственной инициативе виновного либо по просьбе потерпевшего или его родственников, либо по требованию органов власти, либо по инициативе иных лиц, выступающих в роли посредников.

Оговорку законодателя «если в его действиях не содержится иного состава преступления» следует понимать в том смысле, что при добровольном освобождении потерпевшего виновный не несет ответственности именно за похищение человека, но не за другие преступления, совершенные в связи с этим: причинение вреда здоровью, побои, истязания, угон автомобиля, незаконное завладение оружием и др.

В плане разграничения смежных составов преступлений похищение человека необходимо отличать от составов незаконного лишения свободы и захвата заложника.

Основное различие между незаконным лишением свободы и похищением человека заключается в том, что при совершении первого из названных преступлений отсутствует перемещение потерпевшего в другое место, а для второго — это обязательный признак состава.

Похищение человека и захват заложника следует разграничивать по следующим основаниям.

Во-первых, основным непосредственным объектом похищения человека является его личная (физическая) свобода, а при захвате заложника — общественная безопасность.

Во-вторых, при похищении человека личность потерпевшего определена; при захвате же заложника его личность не персонифицирована.

В-третьих, обязательным признаком объективной стороны заложника является предъявление определенных требований к государству, организации, физическому лицу или группе лиц как условие освобождения заложника.

  • [1] См.: БВС РФ. 2009. № 9. С. 26 ; 2009. № 10. С. 30-31.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >