Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных другими лицами преступным путем (ст. 174 УК РФ)

Объективная сторона преступления включает совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом. Содержание ряда признаков состава данного преступления, равно как и состава преступления, предусмотренного ст. 1741 УК РФ, раскрыто в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18.11.2004 № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве и легализации (отмывании) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем».

Понятие имущества содержится в ст. 128 ГК РФ. К нему, в частности, относятся вещи, деньги, ценные бумаги, а также имущественные права. Предметом преступления могут быть и денежные средства, находящиеся на банковском счете, и бездокументарные ценные бумаги, и предприятие как имущественный комплекс, и т.д.

Имущество, о котором идет речь в комментируемой статье, должно быть приобретено только преступным путем. Федеральным законом от 28.06.2013 № 134-ФЗ из текста ст. 174 УК РФ было исключено упоминание ряда статей Особенной части УК РФ: ст. 194, 198 и др., что не привело к расширению пределов действия ст. 174 УК РФ. Привлечение к уголовной ответственности лиц, совершивших сделки с имуществом, по которому другими лицами — плательщиками — не уплачены налоги или таможенные платежи, по-прежнему невозможно, поскольку такое имущество принадлежит плательщикам на законных основаниях (ст. 8 НК РФ), а незаконно удержанные средства, сохраняющиеся у такого лица, нс могут быть расценены как преступно приобретенные.

Необходимо ли, чтобы к моменту привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст. 174 УК РФ (т.е. к моменту вынесения приговора), преступность деяния, в результате которого получено легализуемое имущество, была установлена приговором? Пленум Верховного Суда РФ в и. 21 постановления от 18.11.2004 № 23 дал на этот вопрос такой ответ: при постановлении обвинительного приговора по ст. 174 или 1741 УК РФ судом должен быть установлен факт получения лицом денежных средств или иного имущества, заведомо добытых преступным путем либо в результате совершения преступления.

Данное разъяснение означает, что факт преступного приобретения имущества, которое затем легализовано, нс обязательно должен быть установлен приговором в отношении лица, совершившего предикатное преступление. Важно лишь, чтобы в приговоре по делу о легализации суд сделал вывод о преступном приобретении легализуемого имущества, причем сделал и без ссылки на приговор по делу о предикатном преступлении, которого (приговора) может в принципе не быть. Судом, как указано в и. 21 этого постановления, соответствующий факт должен быть установлен именно при постановлении обвинительного приговора по ст. 174 или 1741

УК РФ, а не при постановлении приговора по делу о предикатном преступлении. Следовательно, уголовная ответственность за легализацию может наступить и в случае, например, совершения сделок с имуществом, которое заведомо для легализатора добыто преступным путем лицами, к уголовной ответственности не привлеченными ввиду истечения сроков давности преследования либо неустановления этих лиц[1].

Понятие сделки содержится в ст. 153 ГК РФ. Сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Согласно ст. 3 Федерального закона от 07.08.2001 № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма» под операциями с денежными средствами или иным имуществом понимаются действия физических и юридических лиц с денежными средствами или иным имуществом независимо от формы и способа их осуществления, направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав и обязанностей. Как мы видим, приведенная формулировка воспроизводит содержание ст. 153 ГК РФ.

Под финансовыми операциями и другими сделками, указанными в ст. 174 УК РФ, следует понимать действия с денежными средствами, ценными бумагами и иным имуществом (независимо от формы и способов их осуществления, например договор займа или кредита, банковский вклад, обращение с деньгами и управление ими в задействованном хозяйственном проекте), направленные на установление, изменение или прекращение связанных с ними гражданских прав или обязанностей. К сделкам с имуществом или денежными средствами может относиться дарение или наследование. При этом по смыслу закона ответственность по ст. 174 УК РФ наступает и в тех случаях, когда виновным лицом совершена лишь одна финансовая операция или одна сделка с приобретенными преступным путем денежными средствами или имуществом.

Использование в уголовном законе термина «сделки» по отношению к заведомо незаконным операциям с имуществом делают необходимым анализ нормы с позиций гражданского права. Так, сделка, совершенная с целью, заведомо противной основам правопорядка или нравственности, ничтожна (п. 1 ст. 169 ГК РФ), т.е. недействительна независимо от признания ее таковой судом (п. 1 ст. 166 ГК РФ), и потому не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения (и. 1 ст. 167 ГК РФ). Кроме того, предметом легализации может быть индивидуально определенное имущество, вещь, похищенная у собственника, т.е. не принадлежащая участнику сделки (в отличие, скажем, от находящегося у взяткополучателя предмета взятки).

Все эти обстоятельства вкупе с указанием на цель легализации в ст. 174 УК РФ порождают вопрос о моменте окончания преступления, поскольку в ст. 153 ГК РФ речь идет о действиях, направленных на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей, а сделки с таким имуществом в принципе не приводят к такому результату, что «легализатором» осознается, иначе у него но определению не возникнет намерения придать правомерный вид владению, пользованию и распоряжению преступно приобретенным имуществом. Выходом видится то заключение, что ничтожные сделки — тоже сделки, и потому момент окончания обсуждаемого преступления не связан с фактическим установлением, изменением или прекращением гражданских прав и обязанностей.

Легализация может быть и продолжаемым преступлением, которое складывается из ряда тождественных преступных действий, направленных к общей цели и составляющих в своей совокупности единое преступление. Данное соображение требует оценивать как самостоятельное преступление (соответственно с вменением совокупности составов легализации), предусмотренное ст. 174 или 1741 УК РФ, каждый случай совершения легали- зационной сделки, если эти сделки-эпизоды не связаны единым умыслом.

Возможность признания легализации продолжаемым преступлением ставится под сомнение на том основании, что действия, направленные на легализацию, не всегда являются однородными и тождественными друг другу, поскольку сделки легализации могут иметь разные основания заключения и правовые последствия. Приведенная позиция ошибочна, так как для признания различных действий (либо актов бездействия) элементами единого продолжаемого преступления необходимо установить их тождественность друг другу, но тождественность не в криминалистическом, а в уголовно-правовом смысле. А для признания поведенческих актов тождественными в уголовно-правовом значении этого термина достаточно лишь того, что каждый из них соответствует понятию сделки (если легализация совершается в форме сделок), все они охвачены единым умыслом и имеют, помимо этого, общий непосредственный объект.

Субъективная сторона — прямой умысел.

При решении вопроса о наличии в действиях лица признаков состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, следует выяснять, имеются ли в деле доказательства, свидетельствующие о том, что лицу, совершившему финансовые операции и другие сделки, было достоверно известно, что денежные средства или иное имущество приобретены другими лицами преступным путем.

Знание о преступном характере приобретения имущества не означает, однако, что лицу, легализующему это имущество, должно быть достоверно известны все обстоятельства его преступного приобретения. Такой подход выработан еще в советские времена в ходе дискуссии о применении ст. 208 УК РСФСР (этот запрет теперь установлен ст. 175 УК РФ). Так, Пленум Верховного Суда СССР, отменив постановления Президиума Верховного Суда РСФСР по делу Т., указал, что ст. 208 УК РСФСР не требует обязательной осведомленности виновного о том, каким именно преступным путем добыто приобретенное им имущество: важно, чтобы он осознавал, что приобретаемое имущество добыто преступным путем. В том же решении Пленум сослался на обстоятельства, в том числе обстановку ириобретения имущества, способ его хранения и др., которые могут свидетельствовать об осведомленности лица, обвиняемого по ст. 208 УК РСФСР, о преступном характере приобретения имущества[2].

В ст. 174 УК РФ содержится указание на цель легализации, при отсутствии которой действия состава данного преступления не образуют. В теории вопрос о содержании действий, направленных на придание правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, остается малоисследованным. Пленум Верховного Суда РФ также его не раскрыл. В судебной практике сам факт использования преступно полученного имущества при оплате товаров, как правило, не признается действиями, направленными на достижение указанной цели. Изучение довольно скудной судебной практики показывает, что суды признают наличие такой цели в действиях лица, которое преступно полученные (например, в результате хищения или незаконного предпринимательства) средства размещает на банковском счете еще до введения их в легальный оборот путем оплаты товаров. Вместе с тем уже само зачисление таких средств на счет должно рассматриваться как акт легализации, очищения «грязных» денег, поскольку в этом случае совершается сделка путем заключения договора банковского счета (ст. 845 ГК РФ).

Субъект преступления — общий, однако законодатель исключил из этого перечня тех, кто сам приобрел имущество преступным путем. Это позволяет разграничить ст. 174 и 174[2] УК РФ. К числу субъектов следует отнести тех лиц, которые непосредственно, в том числе от имени юридического лица, используют приобретенное другими преступным путем имущество, совершают с ним сделки, в том числе финансовые операции.

Квалифицирующим признаком (ч. 2 ст. 174 УК РФ) является совершение преступления в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 174 УК РФ совершенными в крупном размере в этой статье, а также в ст. 174[2] УК РФ — признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую 1,5 млн руб.

Если лицу, умысел которого был направлен на совершение преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, в крупном размере, удалось по независящим от него обстоятельствам совершить только несколько охваченных единым умыслом сделок по легализации, не образующих, однако, преступление в крупном размере, содеянное должно квалифицироваться как покушение на совершение соответствующего преступления в крупном размере.

Если деяние, предусмотренное ч. 1 или 2 ст. 174 УК РФ, совершено группой лиц по предварительному сговору (этот признак раскрыт в ст. 35 УК РФ), лицом с использованием своего служебного положения, оно квалифицируется по ч. 3 ст. 174 УК РФ.

Под лицами, использующими свое служебное положение, следует понимать должностных лиц, служащих, а также лиц, осуществляющих управленческие функции в коммерческих и иных организациях.

Если деяния, предусмотренные ч. 1 или 3 ст. 174 УК РФ, совершены организованной группой (этот признак раскрыт в ст. 35 УК РФ) или в особо крупном размере (на сумму, превышающую 6 млн руб.), они подлежат уголовно-правовой квалификации по ч. 4 ст. 174 УК РФ. Следует обратить внимание на то, что если легализация совершена не в крупном размере, такое квалифицирующее обстоятельство, как совершение преступления организованной группой, виновному вменено быть не может.

Лицо, преследуя названную в ст. 174 УК РФ цель, может совершить сделки с имуществом, преступно приобретенным, например похищенным иными лицами, во исполнение заранее данного им обещания. Требуется ли квалификация содеянного по совокупности как преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, и соучастия в хищении? Поскольку здесь имеет место посягательство на два объекта, а отношения собственности, как представляется, не являются дополнительным объектом, охраняемым нормой об ответственности за легализацию, квалификация по совокупности необходима.

Вместе с тем сбыт имущества, которое было получено в результате совершения преступления (к примеру, хищения) иными лицами, не образует состава преступления, предусмотренного ст. 174 УК РФ, если такому имуществу не придается видимость правомерно приобретенного. В зависимости от конкретных обстоятельств дела указанные действия могут содержать признаки состава преступления, предусматривающего ответственность за хищение (в форме пособничества) либо состава преступления, предусмотренного ст. 175 УК РФ.

Как следует решать вопрос о соотношении легализации преступно приобретенного имущества и укрывательства преступления (ст. 316 УК РФ)? В этом случае одного только факта отмывания, объективно способствовавшего укрытию преступно приобретенного имущества, недостаточно для вывода о совершении лицом, помимо легализации, и преступления против правосудия. Необходимо, чтобы лицо, отмывая имущество, преследовало также цель сокрытия преступления. Примером идеальной совокупности может служить помещение банкиром похищенных другим лицом ценностей в хранилища своего банка, если он: а) преследуя указанную в ст. 174 УК РФ цель, осознает, что совершает сделку с преступно приобретенным имуществом; б) при этом преследует цель утаивания предмета хищения от органов следствия и суда.

Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления (ст. 174' УК РФ)

Объективная сторона преступления включает финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом.

Основные признаки объективной стороны данного преступления во многом совпадают с признаками преступления, предусмотренного ст. 174

УК РФ: понятие имущества, финансовых операций, сделок. Основным отличием является характеристика преступно приобретенного имущества: оно преступно приобретается самим лицом, использующим это имущество, а не иными лицами.

Термины, используемые законодателем для обозначения предмета преступлений, предусмотренных ст. 174 и 1741 УК РФ: имущество, приобретенное преступным путем, и имущество, приобретенное в результате совершения преступления, — можно при желании различать, как эго делают некоторые исследователи, считающие, например, что к имуществу первого вида не относятся, зато могут быть признаны имуществом второго вида денежные средства, полученные лицом в качестве вознаграждения за осуществление им посреднических действий — во взяточничестве, в приобретении либо сбыте наркотических средств и др.

О субъективной стороне преступления, включая цель легализации, см. комментарий к ст. 174 УК РФ.

Субъект преступления прямо определен в тексте статьи, им является только то лицо, которое преступно приобрело легализуемое им затем имущество.

Квалифицирующий и особо квалифицирующие признаки в ст. 1741

УК РФ аналогичны квалифицирующему и особо квалифицирующим признакам в ст. 174 УК РФ, в связи с этим о совершении преступления в крупном (ч. 2 ст. 1741) или особо крупном размере (и. «б» ч. 4 ст. 1741), группой лиц по предварительному сговору (п. «а» ч. 3 ст. 1741), лицом с использованием своего служебного положения (и. «б» ч. 3 ст. 1741), а также организованной группой (п. «а» ч. 4 ст. 1741) см. комментарий к ст. 174 УК РФ.

  • [1] Такое решение приняла Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ,см.: кассационное определение от 13.06.2006 № 5-006-23 // Верховный Суд РФ : [офиц.сайт]. URL: http://wvw.vsrf.ru/stor_pdf.php?id=147422 (дата обращения: 07.08.2014).
  • [2] Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: сб. документов / сост. В. Г. Гаев ; отв. ред. В. В. Найденов, Ю. Н. Шадрин. М.: Юрид. лит, 1987. С. 436.
  • [3] Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: сб. документов / сост. В. Г. Гаев ; отв. ред. В. В. Найденов, Ю. Н. Шадрин. М.: Юрид. лит, 1987. С. 436.
  • [4] Практика прокурорского надзора при рассмотрении судами уголовных дел: сб. документов / сост. В. Г. Гаев ; отв. ред. В. В. Найденов, Ю. Н. Шадрин. М.: Юрид. лит, 1987. С. 436.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >