Преступные нарушения порядка реализации имущественных прав физических и юридических лиц

Незаконное получение кредита (ст. 176 УК РФ)

Данная статья охватывает два состава преступления. Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, включает получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банк}' или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб.

Понятия индивидуального предпринимателя, коммерческой и некоммерческой организации, кредитного договора содержатся в ГК РФ (ст. 23, 50, 819 и др.). См. об этом комментарии к ст. 169, 171, 172 УК РФ.

Относительно предмета преступления мнения ученых разделились. Одни полагают, что поскольку в ч. 1 ст. 176 УК РФ употребляется термин «кредит», то, исходя из гражданского закона, действие нормы можно распространить па все виды кредита, в том числе на товарный и коммерческий (ст. 822 и 823 ГК РФ). По мнению других, раз способами незаконного получения кредита названы представление кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии лица, которое желает кредит получить, то в норме речь идет только о незаконном получении кредита, выдаваемого кредитной организацией, в том числе банком.

В обоснование своей позиции обе стороны приводят довольно весомые доводы, что позволяет заключить: ввиду неопределенности правового регулирования при решении вопроса о виновности (здесь слово «виновность» понимается в смысле «преступность деяния») лица в незаконном получении товарного либо коммерческого кредита возникают неустранимые сомнения; следовательно, в силу ч. 3 ст. 49 Конституции РФ следует признать, что названные виды кредита предметом обсуждаемого преступления не являются. По тем же причинам вряд ли предметом преступления является бюджетный кредит (ст. 6 БК РФ и др.).

В соответствии со ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее. Понятия банка и кредитной организации содержатся в ст. 1 Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности». Указанные юридические лица размещают имеющиеся у них средства от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности.

Кредиты, предоставляемые банком, могут обеспечиваться залогом недвижимого и движимого имущества, в том числе государственных и иных ценных бумаг, банковскими гарантиями и иными способами, предусмотренными федеральными законами или договором. При нарушении заемщиком обязательств по договору банк вправе досрочно взыскивать предоставленные кредиты и начисленные по ним проценты, если это предусмотрено договором, а также обращать взыскание на заложенное имущество в порядке, установленном федеральным законом (ст. 33 Федерального закона «О банках и банковской деятельности»). Порядок обеспечения исполнения обязательств регулируется гл. 23 ГК РФ.

В отличие от мошенничества обман, о котором идет речь в ч. 1 ст. 176 УК РФ, касается не любых значимых для кредитора обстоятельств, а только хозяйственного положения либо финансового состояния лица, испрашивающего кредит. Понятие хозяйственного положения лица в законодательстве не раскрывается, в контексте обсуждаемой нормы под ним следует понимать характеристику состояния его имущественных активов, за исключением, видимо, денежных средств, кредиторской и дебиторской задолженности. Понятие финансового состояния можно уяснить, в частности, путем обращения к ст. 70 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», которой регламентируется анализ финансового состояния должника. Вместе с тем в документе, который принят во исполнение требований данного Федерального закона, т.е. в Правилах проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденных постановлением Правительства РФ от 25.06.2003 № 367, определено, что при проведении финансового анализа арбитражный управляющий анализирует финансовое состояние должника на дату проведения анализа, его финансовую, хозяйственную и инвестиционную деятельность, положение на товарных и иных рынках. С учетом сказанного, указанные характеристики имущественного положения должника (лица, получающего кредит путем обмана кредитора) тесно переплетены и вряд ли продуктивно на практике их различать.

Как представляется, к действиям, предусмотренным ч. 1 ст. 176 УК РФ, можно отнести и обман, касающийся надлежащего обеспечения обязательств по договору. Например, обман может заключаться в предоставлении заемщиком кредитору в качестве залога не принадлежащего ему недвижимого имущества, поддельных протоколов о намерениях совершить с использованием кредитных средств выгодную сделку и пр.

Не всеми учеными обманные действия относительно средств обеспечения исполнения обязательств по кредитному договору признаются признаками объективной стороны рассматриваемого преступления. Так, утверждается, что подложное гарантийное обязательство, представленное с достоверными сведениями о заемщике, состава, предусмотренного ст. 176 УК РФ, не образуют, поскольку в анализируемом случае подлог касается платежеспособности третьего лица — гаранта. Представляется, что приведенное мнение ошибочно, поскольку готовность третьего лица исполнить при необходимости за заемщика его обязательства — это характеристика финансового состояния самого заемщика, перед которым у третьего лица есть, стало быть, соответствующие имущественные обязательства, а наличие у заемщика корреспондирующего права требования демонстрирует его финансовое состояние как более надежное.

В то же время рассматриваемый признак нельзя трактовать чрезмерно широко. Если, например, банку в числе необходимых для принятия решения о выдаче кредита (заключении кредитного договора) документов представляется учредительный договор коммерческий организации, и в числе учредителей обманно указывается авторитетное в сфере бизнеса лицо (что должно, по мнению должника, свидетельствовать о большей надежности организации), то такие действия ч. 1 ст. 176 УК РФ не охватываются. Равно как не рассматриваются в качестве представления ложных сведений кредитору устные заверения о хорошем, устойчивом хозяйственном положении и финансовом состоянии заемщика.

Льготные условия кредитования определяются самим кредитором либо в отдельных случаях нормативными актами. Для вменения данного признака необходимо установить, что должник получил льготные условия кредитования именно в результате введения кредитора в заблуждение посредством описанного в законе обмана. Под льготными условиями понимается, в частности, уменьшение размера платы за пользование кредитными средствам. Но такие условия могут заключаться и в ином, к примеру, в увеличении суммы кредита по сравнению с обычными условиями, установлении условия пролонгации договора.

Преступление окончено с момента причинения крупного ущерба. Такой ущерб может быть причинен кредитору при неисполнении обязательств по кредитному договору, т.е. при невозврате кредита, неуплате процентов. Ущерб может быть и реальным, если он причиняется третьему лицу, с которым у заемщика был заключен договор, обеспечивающий исполнение обязательств по кредитному договору. В последнем случае имеет место следующее: обманув кредитора в другом, заемщик представил надлежащее гарантийное обязательство третьего лица (другого банка), относясь к неисполнению своих обязательств не как к желаемому, но как к допускаемому им следствию его действий; при этом и неисполнение вытекающих из обеспечительного договора обязательств перед третьим лицом заемщиком предвиделось и допускалось, хотя и не желалось.

Субъективная сторона состоит в прямом или косвенном умысле, который определяется но отношению к общественно опасным последствиям в виде крупного ущерба. В частности, по отношению к ущербу, причиненному «окончательным» невозвратом кредита, умысел может быть только косвенным (в ином случае, т.е. при прямом умысле, деяние является мошенничеством), а по отношению к неисполнению обязательств в части процентов по кредиту — и прямым. Умысел может быть прямым и по отношению к ущербу, причиняемому невозвратом кредита в установленный в договоре срок, когда заемщик в принципе возвращать кредит собирается. При этом лицо осознает ложность представляемых кредитору сведений относительно указанных выше обстоятельств и связь обмана с решением о предоставлении кредита.

В качестве субъекта незаконного получения кредита выступают индивидуальный предприниматель или руководитель организации-заемщика. Бывают случаи, когда лицо, юридически являющееся руководителем организации, совершая незаконные действия, только выполняет указания так называемого фактического руководителя. Если юридический руководитель при этом не осознает незаконность, а, стало быть, и общественную опасность своих действий, то исполнителем в силу ч. 2 ст. 33 УК РФ будет фактический руководитель.

В объективную сторону преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176

УК РФ, входит незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству.

В законодательстве и подзаконных актах в настоящее время отсутствует определение того, что понимается иод государственным целевым кредитом. Это дало основание ряду юристов утверждать, что, исходя из запрета аналогии в уголовном праве, ч. 2 ст. 176 УК РФ применяться не может.

Однако другие исследователи считают, что закон следует толковать по его смыслу, и предлагают понимать под государственным целевым кредитом бюджетный кредит, который в ст. 6 БК РФ определяется как денежные средства, предоставляемые бюджетом другому бюджету бюджетной системы РФ, юридическому лицу (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), иностранному государству, иностранному юридическому лицу на возвратной и возмездной основах. Понятие бюджетного кредита, порядок, основания его предоставления определены в ст. 932 БК РФ.

Всякий бюджетный кредит является целевым исходя из принципа адресности и целевого характера бюджетных средств. Этот принцип означает, что бюджетные ассигнования и лимиты бюджетных обязательств доводятся до конкретных получателей бюджетных средств с указанием цели их использования. Согласно п. 6 ст. 932 Б К РФ проверка целевого использования бюджетного кредита осуществляется органами государственной власти и местного самоуправления, обладающими соответствующими полномочиями.

Получение бюджетного кредита является незаконным в случаях умышленного нарушения получателем кредита условий, установленных для получения такого кредита. У получателя кредитных средств может не быть предусмотренного законом, подзаконным актом права на его получение или он изначально не собирается использовать средства по целевому назначению.

Понятие нецелевого использования бюджетных средств дано в ст. 3064 БК РФ. К ним относится направление и использование их на цели, не соответствующие условиям получения указанных средств, определенным утвержденным бюджетом, бюджетной росписью, уведомлением о бюджетных ассигнованиях, сметой доходов и расходов либо иным правовым основанием их получения.

Преступление окончено с момента причинения крупного ущерба, размер которого определен в примечании к ст. 169 УК РФ (сумма ущерба, превышающая 1,5 млн руб.) гражданам, организациям или государству.

Субъективная сторона — та же, что и v преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ.

Субъект преступления, исходя из приведенного выше круга субъектов получения бюджетного кредита, специальный. Им может быть, в частности, руководитель юридического лица.

Уголовная ответственность должностных лиц получателя бюджетных средств за нецелевое расходование бюджетных средств наступает не по ч. 2 ст. 176 УК РФ, а по ст. 2851 УК РФ, но при условии, что сумма незаконно израсходованных бюджетных средств превышает 1,5 млн руб.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >