Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ РОССИИ IX — НАЧАЛО XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Внутренняя политика России в конце XV — XVII вв.

  • Задачи внутренней политики в конце XVначале XVI в.
  • Завершение политики собирания земель
  • Эволюция удельной системы
  • Верховная власть
  • Создание общегосударственных органов управления
  • Династический вопрос
  • Период регентства
  • Избранная рада
  • Роспуск Избранной рады
  • Опричнина
  • Второе регентство
  • Правление Бориса Годунова
  • Начало Смуты
  • Лжедмитрий I
  • Правление В. И. Шуйского
  • Лжедмитрий II
  • Первое ополчение
  • Второе ополчение
  • Восстановление сословно-представительной системы управления
  • Царь Алексей Михайлович. Городские бунты
  • Патриарх Никон. Раскол Русской православной церкви
  • Становление абсолютизма
  • Восстание Степана Разина
  • Царствование Федора Алексеевича
  • Династический кризис конца XVII в.

Задачи внутренней политики в конце XV — начале XVI в. С окончанием феодальной войны Московское княжество, со всеми тяготеющими к нему территориями, вступило в завершающую стадию политики формирования единого и независимого Русского государства. Продолжить в этих условиях «московскую политику» означало: во-первых, окончательно присоединить к Москве те земли, которые ранее отчасти утратили свою самостоятельность, но пока еще не вошли в состав Московского государства; во-вторых, утвердить власть Москвы на тех русских территориях, что волей обстоятельств вошли в состав других государственных образований, и вступить тем самым в естественные пределы национального государства; в-третьих, восстановить утраченные ранее признаки государственного единства (прежде всего единое законодательство и территориальное устройство); в-четвертых, сформировать систему государственного управления, соответствующую масштабам страны и задачам власти. Миссия воплощения в жизнь этой программы выпала на долю старшего сына Василия Темного — Ивана III (1462—1505). Его наследник — Василий III (1505—1533), нс обладая талантами и характером отца, тем не менее по мере сил продолжил его политическую линию.

Завершение политики собирания земель. С самого начала своего правления Иван III занял крайне выгодную позицию выразителя не столько московских, сколько общерусских интересов. Присоединение земель к Москве воспринималось сторонниками Ивана Васильевича как собирание сил в борьбе с Ордой и как переход под руку сильного и могущественного государя, который не даст в обиду своих подданных ни иноземным захватчикам, ни местной знати. Противники же единства в лучшем случае рассматривались ими как защитники своих корыстных интересов, в худшем — как изменники и предатели. Видя невозможность сопротивляться давлению Москвы, удельные князья ярославские (1463) и ростовские (1474) сочли за благо выговорить себе хорошие условия при московском дворе и получить компенсацию за передачу прав на свои уделы великому князю.

Инос дело — Новгород, уступивший Василию II право верховенства, но нс потерявший до конца своей самостоятельности. Бояре, ясно видевшие перспективу потерн уникальной экономической роли Новгорода в случае его полного подчинения Москве, обратились к великому князю Литвы и королю Польши Казимиру IV за помощью. «Партия» сторонников пролитовской политики во главе с вдовой посадника Марфой Борецкой старалась ограничить влияние московского великого князя, игнорировать суд московского наместника, не выплачивать пошлины, причитающиеся Москве. Начались нападения на соседние с Новгородской землей московские волости. В 1471 г. новгородские послы заключили союз с Казимиром, признавая в нем своего верховного правителя. Узнавший об этом Иван Васильевич отправился в Новгород, разбил в битве при реке Шелони войско, собранное Борецкими (Казимир IV вопреки договору на помощь не пришел), захватил и казнил сына Марфы, посадника Дмитрия, разорил новгородские волости и принудил мятежный город восстановить тот договор, что заключил с ним еще Василий Темный.

После этого похода Иван III ждал только удобного повода для того, чтобы окончательно лишить Новгород прежних вольностей. Такой повод представился в 1475 г.: «молодшие» люди Новгорода принесли великому князю жалобу на самоуправство посадника Василия Ананьева и других бояр. Выступая в качестве защитника обиженных и поборника справедливости, Иван Васильевич прибыл в Новгородскую землю. Он принял и «разобрал» множество челобитных, сместил с должности старых посадников (сторонников Борецких и Казимира) и поставил во главе Новгорода своих новых.

Через два года Иван III отправил в Новгород послов с вопросом, хотят ли его граждане единого с Москвой государства. Тонко рассчитанный политический ход привел к ожидаемым последствиям: обострению борьбы «литовской» и «московской» партий, убийствам и грабежам. Воспользовавшись этим, осенью 1477 г. Иван III пошел в новый поход на Новгород, закончившийся в январе следующего года ликвидацией вечевого устройства, заменой посадников и тысяцких на великокняжеских наместников и конфискацией земель пролитовски настроенных бояр. Вечевой колокол, символ самостоятельности Новгорода, Иван III забрал в Москву. С конца 1470-х гг. великий князь проводил политику систематического и методичного террора по отношению к новгородским «лучшим людям». По доносам или подозрениям бояр и купцов вызывали в Москву, дома их сжигали, имущество грабили. Пик этой политики пришелся на 1488 г., когда несколько тысяч новгородцев были расселены по городам Московской Руси, а вместо них в Новгород были посланы купцы и бояре, в чьей верности великий князь не сомневался.

Окруженный с грех сторон московскими землями, великий князь тверской Михаил Борисович в отчаянной попытке отстоять независимость своих владений пошел на династический союз с Казимиром IV, женившись на его внучке и заключив с ним военное соглашение. Однако Казимир не помог ни в 1484 г, когда московские войска разоряли и жгли тверские города (и Михаил Борисович вынужден был подписать унизительный для себя договор с московским великим князем), ни в следующем, когда Иван III, перехватив тверского посла в Литву, воспользовался этим и осадил Тверь.

Бегство в Литву князя Михаила Борисовича ставило точку в почти двухвековом споре Москвы и Твери: княжество Тверское вошло в состав Московского государства. Вскоре к Москве были присоединены и обширная Вятская земля, и небольшое удельное княжество Всрейское. Оставались только две официально самостоятельные территории: Рязанское княжество (часть которого Иван III получил по завещанию бездетного племянника Федора Васильевича) и Псков.

Василий III, заняв место отца, успешно применял отработанные им приемы. В 1509 г., воспользовавшись разросшимся конфликтом между верхушкой Пскова и княжеским наместником И. М. Репня-Оболенским, он вызвал «лучших людей» Пскова на суд и заставил их присягнуть на верность Москве. В январе 1510 г., по примеру отца, он отправил вечевой колокол псковичей в Москву, а вечевое устройство города ликвидировал. Чуть позже настал черед Рязани. Воспитанный при дворе Ивана III рязанский князь Иван Иванович попытался восстановить былую самостоятельность, опираясь на союз с крымским ханом, однако его заманили в Москву (1517) и посадили под стражу. Вырвавшись из заключения, он повторил печальную судьбу последнего тверского князя — сбежал в Литву.

Эволюции удельной системы. Политика собирания земель закончилась к началу 20-х гг. XVI в. Понятие Московская Русь обнимало теперь гигантские пространства. Но государство с тем же названием представляло собой довольно рыхлый конгломерат территорий, по-разному связанных с центром, имевших особые права и привилегии, различный опыт государственной жизни. Политика собирания власти, необходимая в XIV в., уже в середине XV в. должна было уступить место другой — унификации власти и выработке единых принципов государственного управления на всей территории создаваемого государства. При этом нужно было решить три задачи: совершенствования органов управления; выработки общегосударственной правовой системы; преобразования удельно-вотчинных начал управления в государственные.

Порядок управления страной, действовавший в то время, мы называем удельным потому, что владение князем определенной территорией давало ему право и на все формы властвования: суд, сбор налогов и пошлин, выдача иммунных грамот, созыв собственного войска. Только внешняя политика была исключительной прерогативой великого князя. Московские государи хорошо сознавали несовершенство такого управления, но сразу его заменить не могли: новые формы управления еще только предстояло выработать.

Тем не менее смысл удельного порядка постепенно изменялся, а права удельных князей сужались. До XV в. уделы оформлялись путем дробления великих княжеств. Теперь же удельными князьями стали исключительно представители московского великокняжеского дома. Все сыновья Василия Темного и Ивана III получили по уделу, в то время как тверские, рязанские и другие князья своих уделов лишились. При этом старший из сыновей великого князя Московского и «всея Руси» получал удел значительно больший, чем его братья. После смерти Ивана III прекратилось и третное владение Москвой в прежней форме. По завещанию отца Василий Иванович получил столицу в свое полное владение, взяв на себя обязательство отчислять братьям по 100 рублей в год из московских налогов и пошлин.

Верховная власть. Одновременно с эволюцией удельной системы менялось положение московских государей. Целенаправленно и методично Иван III и Василий III стягивали к себе законодательные полномочия. Шаг за шагом ограничивались иммунные права вотчинников (бояр и монастырей): к суду великого князя отошли дела по наиболее серьезным делам («татьбе и душегубству»); третейский суд по земельным спорам был заменен великокняжеским (дворцовым). Особыми «уложениями» князьям-вотчинникам было запрещено продавать или дарить вотчины «без доклада» великому князю. Неколебимое прежде право отъезда бояр было отменено введенной в середине XV в. практикой крестоцеловальных записей, согласно которым великий князь брал на службу боярина вместе с детьми и получал право накладывать на своих слуг опалу, т. е. казнить их и миловать по своему усмотрению. В 1497 г. было формально восстановлено единое правовое пространство русских земель: Дума подготовила, а великий князь ввел в действие Судебнику который содержал общие для всей страны нормы суда и наказания по тяжким преступлениям.

Значение московского государя во второй половине XV в. (а особенно после достижения независимости) неизмеримо выросло, что отразилось в новой московской символике. После присоединения Новгорода в титуле великого князя окончательно закрепилось наименование государь всея Руси, а после 1480 г. — самодержец. В 1471 г. Иван III женился вторым браком на племяннице последнего византийского императора Софье (Зое) Палеолог. «Ромейская держава» (как называли ее на Руси) перестала существовать в 1453 г., когда турки-османы взяли ее столицу Константинополь. Женитьба на представительнице последнего царствующего дома Византии облегчила Ивану III присвоение царских регалий: двуглавого орла в качестве официального герба, скипетра державы и титула кесарь — царь, проставляемого им на своих грамотах (хотя прямой связи между женитьбой на Софье и утверждением царского образа правителей России нет).

Создание общегосударственных органов управления. Первым учреждением такого характера стала Дума — совет великого князя с главнейшими боярами, среди которых на первые роли вышли потомки бывших удельных князей. На совещаниях в Думе (а при необходимости проводились и расширенные совещания с членами великокняжеской фамилии, духовенством и боярством) вырабатывалась внутренняя и внешняя политика, проводимая великим князем. Отдельные территории государства выделялись в управление путным боярам, главными обязанностями которых были своевременный сбор налогов и суд от имени великого князя. В начале XVI в. Дума приобрела более четкую структуру. В ней появились чины: старший — боярин и менее значимый — окольничий. Одновременно оформилась система местничества, при которой те или иные государственные посты занимались в зависимости от родовитости претендента и суммы заслуг его семейства перед великим князем в предыдущие годы и десятилетия.

Новые функции приобрели и органы управления великокняжеским уделом. Большой дворец, прежде ведавший землями великого князя, получил права земельного суда. Глава Большого дворца — дворецкий — исполнял роль судьи от имени великого князя. В Казне, помимо сбора и учета налогов, готовились все грамоты великого князя (эту работу возглавлял печатник, сановник, наиболее приближенный к государю, глава его канцелярии). Казначей же, помимо прямых обязанностей, отвечал за подготовку посольств, и соответственно функции внешнеполитического ведомства первоначально сосредоточивались в Казне. В землях великого князя появились уезды — новые административные единицы, управляемые наместниками великого князя на условиях кормления, при котором одновременно с великокняжескими налогами наместник собирал еще и «кормленичные деньги» на собственное содержание.

Династический вопрос. Для того чтобы укрепить преемственность власти, Иван III ввел практику соправлений. Сначала старший сын Ивана III, Иван Молодой был официальным соправителем отца и получил титул великого князя Тверского. В 1490 г. он умер, а в 1497 г. сын Ивана Молодого Дмитрий впервые в истории российского государства был венчан на царство своим дедом. Однако вследствие придворных интриг в 1502 г. Иван III отправил в заточение Дмитрия, его мать и часть их сторонников. С 1503 г. единственным соправителем и наследником московского государя стал Василий Иванович.

Иного рода династическая проблема встала перед Василием III. Его первая жена Соломония Сабурова была бесплодна. После долгих обсуждений в Думе и обращения к духовенству осенью 1525 г. Соломония была пострижена в монахини. Новой женой Василия стала Елена Васильевна Глинская, племянница литовского магната Михаила Львовича Глинского, поднявшего восстание против Снгизмунда I и в 1508 г. «отъехавшего» с братьями в Москву. В 1530 г. у великого князя родился наследник, будущий царь Иван Васильевич, а в 1533 г. Василий III умер.

Период регентства. Василий III «поручил» своего наследника супруге и ближним боярам, среди которых выделялись князья Бельские, Шуйские и родственники великой княгини — Глинские. Правившей от имени сына Елене Глинской и ее «излюбленному боярину» князю Ивану Телепневу-Оболенско- му чрезвычайно жесткими мерами по отношению к родственникам удалось предотвратить ожидаемую междоусобицу. Дмитровский удельный князь Юрий Иванович был арестован сразу, а второй брат Василия III Андрей Ста- рицкий — в 1537 г., после неудачной попытки захватить власть. Старицкий удел был ликвидирован. Попал в заточение и дядя Елены Глинской Михаил Львович.

Правительство Елены—Телепнева ясно обозначило новый и очень перспективный курс на союз со «служилыми людьми», чья поддержка обеспечивала и успешную борьбу с заговорщиками, и проведение активной внешней политики. Чтобы уравновесить вес и значение при дворе могущественных боярских кланов, в Думе появились думные дворяне. В то же время была начата чрезвычайно важная губная реформа, по которой суд по тяжелым преступлениям и борьба с ними передавались выборным из дворян и детей боярских — излюбленным головам и их помощникам — целовальникам. Впервые московская власть не отнимала полномочия у какой-либо части общества, а наоборот — передавала их земству, т. е. местным выборным органам.

В 1538 г. умерла Елена Глинская. Началась жестокая и лишенная каких- либо моральных ограничений борьба за власть. Захватившие первенство в Думе князья Шуйские уморили в тюрьме Телепнсва-Оболенского, арестовали князя Ивана Федоровича Бельского, сослали митрополита Даниила. Но в 1540 г. И. Ф. Бельский и новый митрополит Иосаф оттеснили от власти Шуйских и освободили из заточения сына Владимира Андреевича Старицкого, вернув ему отцовский удел. Тем временем Шуйские подготовили новый заговор и в январе 1542 г. схватили (и вскоре убили) Ивана Бельского. Митрополит Иосаф был заменен новгородским архиепископом Макарием.

Правление Шуйских стало временем самой циничной коррупции, когда казна откровенно расхищалась, государственные посты занимали за взятки или по родственным связям, а грабежи соседних с землями Шуйских городов стали обычным делом. И все эти действия прикрывались именем молодого государя, который долго ничего не мог противопоставить силе захватившей власть группировки. Выросший в атмосфере интриг и насилия Иван IV (1533—1584) решился действовать теми же методами, что и его противники. В декабре 1543 г. боярин Андрей Михайлович Шуйский был убит, а ближайшие помощники его были отправлены в ссылку. К власти пришла новая придворная группировка, во главе которой стояли дяди Ивана IV Михаил и Юрий Глинские. Порядки, установившиеся при Шуйских, почти не изменились, государственная власть по-прежнему использовалась для обогащения частных лиц. Опасения новых заговоров, а значит, доносы, пытки и казни стали обычным фоном придворной жизни.

Совершеннолетие Ивана Васильевича (1547) было отмечено двумя важными событиями: женитьбой (на Анастасии — дочери московского боярина Романа Юрьевича Захарьина-Кошкина) и венчанием на царство, задуманным и проведенным митрополитом Макарием по обряду, заимствованному в Византии. Глинские, соглашаясь на этот обряд, предполагали тем самым закрепить собственное влияние на царя (в качестве его ближайших родственников). Но митрополит, воспитатель и один из главных советников Ивана IV, имел совсем иные планы. Царский титул давал государю возможность встать над всеми придворными группировками, разорвать порочный круг боярского правления и вступить в диалог со всем обществом.

Избранная рада. Молодой Иван IV, чьим идеалом была абсолютная личная власть, отнюдь не собирался добровольно се ограничивать. Но еще одно событие 1547 г. заставило его притушить личные амбиции и принять ту политику, которую предложили Макарий и его сторонники. В этом году, после целой череды опустошительных пожаров, в Москве вспыхнуло восстание посадских людей, направленное против бездарного и продажного правительства. Юрий Глинский был убит в Кремле на Соборной площади, Михаил Глинский бежал, а Ивану IV, укрывшемуся в селе Воробьеве, пришлось выйти к народу и обещать перемены в правлении.

Осенью 1547 г. и в следующем году в Москве прошли соборы примирения, на которые съехались представители боярства, духовенства, детей боярских и выборные от городов. На этих соборах молодой царь каялся в ошибках, обвинял «неправых» советников. Каялись в свою очередь и бояре. Так, почти случайно, была найдена и опробована новая форма государственного управления, в которой правительство осуществляет свою власть в диалоге с «земством», т. е. представителями сословных групп российского общества.

В 1549 г. на Земском соборе Иван IV провозгласил программу своей дальнейшей деятельности, разработанную кружком его новых советников, получивших впоследствии наименование Избранная рада. В этот кружок, помимо митрополита Макария, вошли духовник царя Сильвестр, князь А. М. Курбский, дьяк посольского приказа И. М. Висковатый и ряд других государственных деятелей. Но безусловным лидером кружка и автором большинства намечаемых реформ стал думный дворянин, а затем боярин Алексей Федорович Адашев. Реформы, проводимые Избранной радой в 1550-е гг., при всей их разносторонности и разнонаправлснности, имели одну главную задачу и одну общую цель. Задача реформ — совершенствование системы управления единым централизованным государством. Цель — достижение компромисса между интересами власти (собственно царя, аристократии и бюрократии) и земства — всего свободного населения страны (где главную роль играли духовенство, дворяне и верхушка городского посада). Каждая из проводимых реформ должна была сыграть свою благотворную роль в установлении взаимопонимания власти и народа.

В 1550 г. был утвержден новый общерусский Судебник, развивающий и дополняющий положения Судебника 1497 г., в том числе и статьями, предусматривающими наказания за взяточничество, закреплявшими положения Губной реформы и лишавшие монастыри части льгот. В следующем 1551 г. Стоглавый собор, на который были приглашены представители духовенства, царской администрации и служилых людей, принял несколько важных для страны и церкви решений: об унификации обрядов православной церкви; ужесточении моральных требований к духовенству; почитании общерусских святых; ограничении торгово-ростовщической деятельности монастырей. Судебник и Стоглав, одобренные представителями различных сословий, создали прочную базу взаимодействия правительства и общества, которую не смогли разрушить ни годы опричнины, ни Смута.

Серьезным изменениям подверглась система местничества. В Думу, помимо бояр, окольничих и дворян, были введены дьяки, ставшие бюрократическим противовесом аристократии. На время военных действий и походов действие местничества отменялось. В мирное время местнические споры разрешались на основе составленных в 1550-е гг. справочников: Государева родословца (списка всех служащих родов) и Разрядных книг, содержащих записи обо всех назначениях с конца XV в. Создание в 1552 г. Государева двора предусматривало наделение всех служащих бояр и дворян поместьями под Москвой и выплату соответствующего чину денежного жалованья. В 1556 г. были отменены кормления. Наместников и волостителей в уездах заменили выборные губные и земские старосты.

Военная реформа. проведенная в те же годы, предусматривала замену народного ополчения «служилыми людьми по прибору»: стрельцами, сражавшимися в пешем строю, пушкарями и воротниками (городовая стража). Получая денежное жалованье и занимаясь в мирное время мелкой торговлей и ремеслом, «служилые люди по прибору» стали основой создаваемого постоянного войска. С принятием «Уложения о службе» были регламентированы права и обязанности дворян и детей боярских, именовавшихся «служилыми люди по отечеству». Они должны были служить в кавалерии и брать с собой в поход военных холопов.

Совершенствовалась система государственного управления. Уже во время регентства сложились новые органы центрального управления — приказы. Первыми приказами стали Посольский и Конюшенный. В введение последнего входила поставка лошадей в армию и ко двору; содержание ямов (почтовых станций) и внешние сношения с южными странами. С проведением в жизнь Губной реформы большая часть дел по внутреннему управлению сосредоточилась в Челобитном и Разбойном приказах. Поместный и Разрядный приказы ведали делами, связанными с дворянским землевладением, прохождением военной службы, управлением пограничными территориями. Были организованы Стрелецкий и Пушкарский приказы. Существовали и приказы, занимавшиеся управлением отдельных присоединенных территорий и именовавшиеся Дворцами (Тверской, Новгородский, Казанский и т. д.).

Роспуск Избранной рады. Реформы, инициированные Избранной радой, следуя одна за другой и дополняя друг друга, превращали удельную власть в государственную, а соединенные волей Москвы территории — в государство сословно-представительной монархии. Однако сам государь Иван Васильевич отнюдь не стремился к такому равновесию государственных структур. Необходимость следовать чужим советам все больше тяготила его, мешая править по собственной воле; Макарий, Сильвестр, А. Ф. Адашев, люди, которым он прежде безгранично доверял, становились ему ненавистны.

Несколько событий 1550-х гг. ускорили падение Избранной рады. Во-первых, во время тяжелой болезни (1553) Иван Васильевич потребовал от придворных принести присягу его малолетнему сыну Дмитрию. Часть бояр беспрекословно повиновалась. Другие же, помня времена Регентства и не желая попадать под власть родственников царицы Анастасии, бояр Захарьиных, колебались и прочили на престол удельного князя Владимира Андреевича Ста- рицкого. Последних молчаливо поддержали Алексей Адашев и Сильвестр.

Во-вторых, смерть царицы Анастасии, якобы отравленной недоброжелателями, закрепила в характере Ивана IV вызревавшие черты подозрительности, мстительности, жестокости и коварства. В-третьих, начавшаяся в 1558 г. Ливонская война, активными противниками которой были и Сильвестр, и Адашев, усилила противоречия между царем и его ближайшими советниками. Но настоящую причину роспуска Избранной рады и уничтожения ее членов — нежелание делиться властью — назвал сам Иван IV в послании к сбежавшему в Литву князю Курбскому.

В 1560 г. на Земском соборе Иван IV добился заочного осуждения руководителей Избранной рады. Сильвестр был сослан в Соловецкий монастырь, Адашев, находившийся в Ливонии, был арестован и погиб в заточении, а их советники и помощники были казнены или отправлены в ссылку. В 1563 г. умер митрополит Макарий, последний из приближенных царя, кто мог сдерживать крутой нрав царя. Вскоре после этого Иван IV решился на действия, которые должны были привести к установлению тирании — абсолютной личной власти, основанной не на законе, а на насилии.

В декабре 1564 г. царь отправился на богомолье в Троице-Сергиев монастырь, а оттуда — в Александровскую слободу. В январе 1565 г. он направил в Москву два послания. В одном, адресованном боярам, духовенству, московским дворянам и дьякам, перечислив «вины» придворных, царь отрекался от власти. В другом послании, адресованном посадским людям, он обвинил высшие слои общества в измене. Тем самым царь косвенно просил защиты у народа. Отправив эти письма, Иван IV поставил московскую элиту в безвыходное положение, заставив бояр, духовенство и чиновников восстановить древний, прочно забытый обычай приглашения на престол. Представители митрополита и Думы прибыли в слободу, прося Ивана Васильевича вернуться на царство.

Опричнина. Возвращение царя на престол было обставлено рядом условий, выполнение которых вызвало к жизни опричнину. Это понятие, издревле означавшее отдельный от великого княжения личный удел того или иного князя, очень точно отразило планы Ивана IV: использовать старинные обычаи удельной жизни для достижения абсолютной власти в стране. Один из таких возрожденных Иваном IV обычаев — почти забытое в годы правления Избра- ной рады право государя накладывать опалу, т. е. наказывать своих поданных без суда и забирать их имущество.

Опричнина в первом значении — как земельное владение — подразумевала территории, выделенные в личное и бесконтрольное управление Ивана Васильевича, в противовес земщине, т. е. территориям, по-прежнему управляемым Думой и Земскими соборами. Основу опричных владений составили Вяземский, Можайский и Суздальский уезды, а также северное Поморье. В опричных уездах земли передавали в поместное пользование тем, кто вступал в опричнину во втором се значении — особый отряд царских телохранителей, носивших черную форму и называвших себя «искоренителями крамолы» в Русской земле. В опричники принимали и бояр, и худородных помещиков, и иностранцев-авантюристов, лишь бы они доказали личную преданность государю и способность выполнить любой его приказ.

Наконец, в третьем значении под опричниной понимают внутреннюю политикуу проводимую Иваном IV с 1565 по 1572 г. Основными ее элементами стали: физическое устранение тех лиц, чей политический вес и влияние могли ограничить самовластие царя; подчинение всех общественных институтов воле монарха; борьба с «крамолой», как обозначали заговоры и мятежи, направленные против царя и Русского государства, а также любые проявления инакомыслия.

Первым действием в новом направлении стало выселение бояр — потомков древних княжеских родов из ярославских, ростовских и суздальских земель. Более ста семей были отправлены в Казань, а их земли розданы опричникам. Выселение сопровождалось казнями наиболее уважаемых деятелей земщины, князей А. Б. Горбатого-Шуйского и С. В. Ростовского. Протестуя против опричного произвола, митрополит Афанасий весной 1566 г. сложил с себя сан. Летом того же года, пытаясь прекратить бесчинства опричников, опалы и казни, триста земских бояр и дворян подали царю челобитную, жалуясь на свои обиды. Земцев поддержал новый митрополит Филипп (Колычев). Царь воспринял челобитную как мятеж. Трех зачинщиков челобитной казнили, а пятьдесят человек публично высекли.

1567—1570 гг. стали временем непрерывной череды казней. Реальным (а чаще мнимым) противникам Ивана Г розного (как стали именовать его в это время) «урезали» языки и отсекали головы, их сажали на кол, подвергали колесованию, топили в проруби и жарили живыми на сковороде. Конюший боярин И. П. Чсляднн-Федоров был обвинен в заговоре в пользу двоюродного брата царя, удельного князя Владимира Андреевича Старицкого, и одновременно Литвы. Он был убит опричниками во дворце (вместе с ним были убиты еще 369 «заговорщиков» — бояр, дьяков, дворян и военных холопов). Князь Владимир Андреевич был отравлен вместе с женой (сестрой князя Курбского) и младшей дочерью. «Отъехавший» от Ивана Грозного митрополит Филипп был по приказу царя задушен опричным воеводой Малютой Скуратовым- Бельским.

В декабре 1569 г. опричное войско отправилось в поход по маршруту Клин — Тверь — Новгород. Обвиненные в измене города подверглись полному разгрому. В Новгороде были ограблены Софийский собор и 27 окрестных монастырей. Монахов били палками по пяткам, а у мирян «жгли волоса». Были ограблены и псковские монастыри, а с самих псковичей царь взял выкуп. Возвращение из похода было отмечено «московскими казнями», которым подверглись верхушка опричного войска (кн. А. И. Вяземский и А. Д. Басманов) и более ста «приказных людей», в том числе и последний из прежних друзей и помощников царя, дьяк Висковатый.

Сокрушительный разгром опричного войска, учиненный крымским ханом Девлст-Гирссм в 1571 г., заставил Ивана Грозного отказаться от опричного войска. Он даже запретил упоминать слово «опричнина», но личную гвардию и особый аппарат управления сохранил под именем Государева двора, руководимого выдвинувшимися в опричные годы боярами Бельскими, Нагими и Годуновыми. Сохранились и основные элементы опричной политики, выпукло проявившиеся в 1573 г., когда были казнены победитель Девлет-Гирся (в 1572 г.) князь М. И. Воротынский, воеводы князь Н. Одоевский и М. Я. Морозов.

В 1575 г. Иван Грозный вновь объявил о разделении государства. Иван Грозный, именовавшийся теперь удельным князем Московским, Ростовским и Псковским, формально уступил престол потомку Чингисхана, крещеному татарскому царевичу Симеону Бекбулатовичу. Вслед за этим последовали новые казни. Но через год Симеон был объявлен «всего лишь» великим князем Тверским, а на престоле вновь воцарился Иван IV.

В последние годы жизни Иван Грозный, нс отступая от общих принципов своей политики, все меньше занимался внутренними делами, передоверив большую часть земских дел боярину Никите Романовичу Юрьеву, а дворцовых — Богдану Бельскому и брату своей последней жены Афанасию Нагому. Тем не менее одно событие ноября 1581 г. во многом определило будущее страны: после ссоры с отцом заболел и скоропостижно скончался наследник престола Иван Иванович. Смерть старшего сына усилила покаянное настроение Ивана Грозного: в 1582 г. он издал указ о наказании составителей ложных доносов, а в 1583 г. разослал в монастыри деньги на поминовение 3300 погибших в годы опричнины и после нее.

Снижение активности Ивана Грозного во внутренней политике в последние годы его жизни (и явное миролюбие в политике внешней) вызвано было отнюдь не болезнью, ослаблением его воли или тягой к покаянию. Политика опричнины позволила ему не только ликвидировать остатки феодальной раздробленности. Она привела к появлению тирании — сверхцентрализованного государства, подчиненного воле одного человека и управлявшегося при помощи насилия и террора. Платой за это стали проигранная Ливонская война, запустение земель и падение урожаев, массовое бегство крестьян и холопов на окраины государства, обнищание помещиков и раскол в элите общества. Способа выйти из надвигавшегося национального кризиса ни царь, ни его советники не видели.

Второе регентство. Добившись абсолютной власти и холопского подчинения своих подданных, Иван IV осознал, что ему некому эту власть передать и нечем ее закрепить. «Простодушный» Федор, 12 лет живя в браке, детей не имел. Младший сын Дмитрий, будучи ребенком от седьмого брака, не мог считаться вполне законным и к тому же страдал эпилепсией. Переговоры о женитьбе Ивана IV на английской принцессе Марии Гастингс (племяннице Елизаветы I), затеянные весной 1582 г., еще до рождения Дмитрия, тянулись без особого успеха до самой смерти царя.

18 марта 1584 г. царь Иван Васильевич Г розный умер, оставив наследником больного и безвольного сына Федора. В своих предсмертных распоряжениях он отказался от попыток сформулировать новые принципы государственного управления. Младшему сыну и его матери Марии Нагой он выделил в удел город Углич. Старшему — Федору — назначил регентов: бояр, занимавших на тот момент высшее положение при дворе. Таким образом, Иван Грозный вернул разоренную им страну к тому же, с чего начинал сам борьбе бояр за власть при не способном к управлению государе. В число бояр-регентов вошли наиболее авторитетные думцы князь И. Ф. Мстиславский и Н. Р. Юрьев, герой обороны Пскова в Ливонской войне И. П. Шуйский, кравчий Б. Я. Бельский и, возможно, шурин нового царя Б. Ф. Годунов. В канун интронизации Федора Ивановича (апрель—май 1584) Борис Годунов был назначен конюшим боярином, что положило начало медленному, но неуклонному восхождению того к власти. Царевич Дмитрий с матерью был отправлен на житие в Углич.

Временный союз, заключенный Годуновым с Н. Р. Юрьевым, позволил двум родам вытеснить из Думы и придворной службы Бельских, Мстиславских, Воротынских, Колычевых, Головиных. Л в 1586 г. были отправлены в ссылку бояре Шуйские (Иван Петрович и четверо его сыновей); митрополит Дионисий (предлагавший царю Федору развестись с женой Ириной и жениться вторично).

Неудивительно, что когда в 1591 г. при неясных обстоятельствах в Угличе умер царевич Дмитрий, молва обвинила в том убийц, якобы направленных Годуновым. Официальное следствие, руководимое возвращенным из ссылки боярином В. И. Шуйским, признало смерть случайной, а родственники Дмитрия, бояре Нагие, были обвинены в том, что подговаривали жителей Углича к мятежу и организации пожаров в Москве.

К началу 90-х гг. энергичный и целеустремленный Борис добился высших чинов и права распоряжаться от имени царя. В административной сфере он опирался на опыт и знания корпорации дьяков, среди которых выделялись братья Андрей и Василий Щслкаловы и Дружина Петелин, в разнос время контролировавшие делопроизводство в Думе, посольские дела. Разрядный приказ, Казанский дворец и царскую канцелярию. Уже в середине 80-х гг. определился политический курс новой администрации: устранение опричных методов управления и восстановление единства страны. Власть Федора Ивановича была утверждена двумя Земскими соборами. В Думе было усилено влияние чиновничества — дьяков и думных дворян. После смерти Дмитрия были ликвидированы последние уделы: Углицкий и Тверской (удел Симеона Бекбулатовича). На окраинах страны: в Поволжье, Сибири и на южных рубежах — были основаны новые города. В стране было начато «каменное строительство»: крепостное (Астрахань, Казань, Смоленск, «белый город» в Москве), храмовое и «посадское». Введение в 1589 г. патриаршества означало одновременно и примирение царской власти с церковью, и новый шаг в обретении наследства Византийской империи. Первым патриархом на Руси стал союзник Годунова Иов.

Правление Бориса Годунова. В 90-е гг. влияние Бориса Годунова на царя было абсолютным. Большинство мест в Думе занимали его родственники и сторонники. Сам он, помимо звания конюшего боярина, получил титул «слуги», означавший во времена Василия III и Ивана IV высший чин в государстве. В январе 1598 г., не оставив наследников, царь Федор скончался. С его смертью не осталось в живых ни одного потомка Ивана Калиты. Смена династии стала неизбежной. В этих условиях Б. Годунов действовал умело и решительно, не показывая, однако, что инициатива исходит от него. Попытка закрепить власть за его сестрой Ириной, предпринятая совместно с патриархом, не удалась. Под давлением бояр царица постриглась в монахини. Однако сорвалась и присяга народа Думе, затеянная по инициативе Милославских, Романовых и Щслкаловых.

Ответный ход Годунова стал воспроизведением приема, примененного Иваном Грозным, при введении опричнины. Годунов удалился в Новодевичий монастырь к сестре и распустил слухи о готовившемся пострижении в монахи. Патриарх Иов организовал прошение Годунову от имени духовенства и московского народа. Срочно собранный в феврале 1598 г. Земский собор избрал Бориса царем. В марте—апреле прошла присяга, а в сентябре — венчание на царство в Успенском соборе Кремля.

Борис был полон планов по совершенствованию государственного управления, социальной политики, образования. Некоторые из них начали осуществляться: в Москве открывались богадельни, были усилены строительные работы, несколько молодых людей из числа дворян и «детей боярских» были отправлены на учебу за границу. В 1600 г. Годунов, казалось, навсегда избавился от конкурентов в борьбе за власть: сыновья боярина Никиты Романовича (по матери племянники Ивана Г розного) были обвинены в заговоре и осуждены. Федор Романов был пострижен в монахи под именем Филарета, а его братья были отправлены в ссылку. За ними последовали и все другие члены клана Романовых.

Однако не заговоры (настоящие или мнимые) представляли в то время реальную угрозу, а отдаленные последствия политики Грозного. Внутренняя политика страны находилась в порочном кругу, выход из которого найти нс удавалось. Разорение земщины Иваном Грозным привело к бегству крестьян и запустению земель. Обнищавшие дворяне или пытались выжить за счет оставшихся крестьян, или становились военными холопами, уходя в кабалу к боярам или своим более богатым соседям-дворянам. Содержание военных холопов ложилось на плечи крестьян, которые в поисках лучшей доли стремились уйти в вотчины монастырей или крупных вельмож, а когда это было невозможно, бежали на окраины страны. Беглые пополняли ряды порубежного казачества, жившего военными походами, грабежом и работорговлей. Для защиты южных рубежей страны (в том числе и от отрядов казаков) требовалось все больше дворян и военных холопов, содержать которых государство могло только за счет раздачи земель и закрепления на них крестьян. Круг замыкался.

Начало Смуты. В самом начале XVII в. совпали три события, никак первоначально друг с другом нс связанные. Первое: опала бояр Романовых привела к конфискации их огромных владений и лишила пропитания военных холопов, оставшихся без господ. Второе: неурожай 1601 —1602 гг. вызвал массовый голод в деревне. Многие бояре и дворяне стали изгонять холопов из своих усадеб, сокращая число «едоков». Правительству даже пришлось в 1603 г. ввести ускоренную процедуру освобождения холопов от кабалы, если господин отказывался их кормить. Тысячи бывших холопов собрались в разбойничьи отряды и грабили на дорогах, что привело к временной утрате контроля над южными и западными районами страны. С великим трудом и большим потерями дворянским и стрелецким отрядам удалось навести относительный порядок на дорогах к концу 1603 г., уничтожив самый большой отряд вооруженных холопов, действовавший под командованием Хлопка Ко- солопа на Смоленской дороге.

И, наконец, третье событие: бежавший из московского Чудова монастыря в Литву монах и бывший холоп Романовых Григорий Отрепьев объявил, что он на самом деле чудесно спасшийся от гибели сын Ивана Г розного Дмитрий. Быстро осознавшие перспективу, которая открывается с утверждением в России «законного наследника», польские магнаты Адам Вишневецкий, Лев Сапега и Юрий Мнишек, дочь которого Марина стала невестой самозванца, оказали Лжедмитрию помощь в сборе сторонников и организации военного отряда. В 1604 г. Лжедмитрий подписал обязательство передать Черниговские, Северские и Смоленские земли под управление польского короля Си- гизмунда III и Мнишека, а Новгород и Псков — в удел своей будущей жене. Отдельно стояло обязательство распространить католичество на все русские земли в течение года со дня воцарения. В октябре того же года отряд самозванца, состоявший из солдат-наемников, казаков, польских, литовских и русских дворян, переправился через Днепр и начал свое движение к Москве.

С приходом Лжедмитрия в Черниговские земли в стране началась гражданская война. Общество раскололось нс на сторонников Годунова и Лжедмитрия, а на множество сословных, территориальных, идеологических сегментов: боярских и дворянских кланов, крестьянских, казацких и стрелецких отрядов, каждый из которых добивался для себя льгот и привилегий, предоставляя (а то и навязывая) претендентам на власть свою помощь или устраняя конкурентов. Слух о явившемся народу истинном, «природном» царе притягивал к Лжедмитрию все новых сторонников, одновременно парализуя волю московского правительства. Общее недовольство положением в стране вылилось в поток стихийных крестьянских, холопских, посадских восстаний, направленных «против всех», но успешно использованных самозванцами. Именно посадские восстания открыли Лжедмитрию ворота Чернигова и Пу- тивля.

21 января 1605 г. правительственная армия под командованием Ф. И. Мстиславского и В. И. Шуйского наголову разбила отряды самозванца, но это был последний успех действующей власти. В январе—феврале посадские и служилые люди городов-крепостей Юга страны, Северской, Черниговской и Орловской земель перешли на сторону Лжедмитрия. На помощь ему подоспел крупный отряд донских казаков во главе с атаманом Корслой. В апреле умер Борис Годунов. Дума и армия присягнули его сыну Федору, в столицу был возвращен Б. Бельский, в Большой полк воеводой был назначен П. Ф. Басманов.

Однако именно эти действия и подготовили окончательный триумф Лжедмитрия. Басманов вместе с воеводой князем В. В. Голицыным и рязанским дворянином Захарием Ляпуновым перешел на сторону самозванца, открыв ему дорогу к Москве. Бельский же позволил агентам Лжедмитрия Г. Пушкину и Н. Плещееву проникнуть в Москву и поднять посадских людей на мятеж, закончившийся убийством вдовы и сына Бориса Годунова, арестом и заточением патриарха Иова.

Лжелмитрий I. 20 июня 1605 г. самозванец торжественно вступил в Москву, а через месяц был венчан на царство. Став царем, Лжедмитрий столкнулся с жесткой необходимостью соизмерять свои намерения со сложившейся практикой государственного управления. Свои возможности распоряжаться казной он быстро исчерпал, истратив последние 500 тысяч рублей на возмещение прежних долгов и оплату наемников. Освобождение от налогов населения Северских территорий (более других помогавшего ему в борьбе), вызов из ссылки опальных бояр (Нагих и Романовых) — вот все, что он мог сделать сам. Боярство, склонившее перед ним головы весной, уже летом противопоставило свою волю царской. По ходатайству думцев Дмитрий вынужден был помиловать осужденного на смерть Василия Шуйского, отказаться от услуг своей гвардии — европейских наемников, отпустить по домам казаков. Не выполнил он и обещаний, данных Сигизмунду III и польским магнатам.

Попытки Лжедмитрия лавировать между интересами самых разных групп правящего слоя привели к тому, что недовольство его политикой вскоре высказали и тс, кто привел его к власти, и те, кто с этим на время смирился. Его пренебрежение религиозными обрядами, предпочтение польских советников русским, постоянная мелочная ложь и неспособность разрешить назревшие социальные конфликты разрушили образ «народного» царя, к которому он сам стремился. Катализатором общего недовольства стали свадьба Дмитрия с Мариной Мнишек и бесчинства прибывшей в свите невесты поляков. Бояре, дворяне и московские купцы составили заговор, во главе которого стали Шуйские и Голицыны. 17 мая 1606 г. заговорщики призывом спасать государя от поляков вызвали беспорядки в столице, проникли в Кремль и убили Басманова, а затем и Лжедмитрия. Труп самозванца был брошен на Красной площади, а новым царем был «выкрикнут» боярин Василий Иванович Шуйский.

Правление В. И. Шуйского. После смерти царя Федора Ивановича права тех, кто занимал царский престол, становились все более и более сомнительными. Избранный Земским собором Борис Годунов до конца жизни нс избавился от подозрений в узурпации власти. В Лжсдмитрни видели ставленника польского короля. В. И. Шуйский, прямой потомок брата Александра Невского, Андрея, прекрасно понимал, что для утверждения на российском престоле одной родовитости мало. Он нс стал собирать полноценный Земский собор, но заключил прочный (как ему казалось) союз с аристократией, дворянством, московским посадом. В подтверждение этого союза он дал крестоцеловальную запись, в которой обещал не слушать ложных доносов, не судить без бояр, без суда опалы не налагать и нс отбирать имущества у родственников осужденных. Пытаясь опереться на духовенство, Шуйский приблизил к себе обличителя Лжедмитрия, патриарха Гермогена. Грамоты, разосланные по стране, объявляли о смерти Лжедмитрия, причинах его низложения (черно- книжсство и измена) и возведении на престол нового царя.

Тем не менее отнюдь не все поверили в действительную смерть Дмитрия. Путивльский воевода, князь Г. П. Шаховской призвал к борьбе с Шуйским. Его поддержал Черниговский воевода князь А. А. Тслятевский. Ближайший из друзей самозванца, Михаил Молчанов, скрывшийся из Москвы и перебравшийся в Литву, распускал слухи о спасении Дмитрия, а в случае необходимости играл роль царя в изгнании. Вероятно, сам Молчанов и предстал в образе Дмитрия перед возвращавшимся из турецкого плена бывшим военным холопом, а теперь казацким атаманом И. И. Болотниковым.

Согласившийся стать воеводой «царя Дмитрия», Болотников был направлен в Северскую землю, на помощь князю Шаховскому. Вскоре его войско пополнилось отрядами казаков, стрельцов и беглых крестьян. Разбив в августе 1606 г. пятитысячный отряд князя Юрия Трубецкого, Болотников двинулся к Туле, где поднял восстание сотник Истома Пашков. На соединение с Болотниковым шли отряды рязанских дворян Григория Сумбулова и Прокопия Ляпунова. Посадские люди Калуги, Орла и Смоленска подняли восстания. Холопы и крестьяне осадили Нижний Новгород, а в Астрахани мятеж против Шуйского поднял воевода, князь Хворостинин. Когда же разрозненные силы, выступавшие против правительства, соединились у Коломны и встали лагерем у Москвы, обнаружилось, что их цели несовместимы.

К этому времени в действиях отрядов Болотникова становились все более заметными приметы крестьянской войны. Большинство болотниковцев были крестьянами, холопами и посадскими людьми. Требования, ими выдвигасмые, касались в первую очередь передела земли в пользу крестьян и восстановления права свободного перехода от одного феодала к другому. Движение крестьянских и казачьих отрядов к Москве сопровождалось убийством бояр и воевод, грабежом вотчин и поместий.

Осознав, с кем имеют дело, руководители дворянских отрядов Ляпунов и Сумбулов предпочли перейти на сторону Шуйского, влившись в дворянское ополчение, собираемое князем М. В. Скопин-Шуйским. Войско Болотникова было разбито. Остатки его отошли к Калуге, а затем заперлись в Туле. Войскам царя удалось снять осаду с Нижнего Новгорода и отогнать отряды казаков за Волгу. Но борьба нс закончилась. На помощь Болотникову шли отряды воевод Телятевс кого и Шаховского, а также казаки Илейки Гончарова, объявившего себя сыном Ивана Грозного, «царевичем Петром». В Стародубе объявился новый самозванец, именовавший себя Дмитрием (Лжсдмитрий II) и собиравший добровольцев для похода на Москву.

В этот момент Шуйский решился на чрезвычайный шаг: по его просьбе старый патриарх Иов и действующий — Гермоген — совместным решением освободили все население России от крестного целования Борису Годунову и Лжедмитрию I. Сам Василий Шуйский возглавил осаду Тулы и, не сумев взять ее штурмом, затопил город. Царь пообещал восставшим, засевшим в Тульском кремле, помилование, и 10 октября 1607 г. Болотников явился с повинной. Шуйский свое слово почти сдержал, ограничившись казнью Болотникова и Гончарова и ссылкой Шаховского. Царь должен был проявить милость: ему нужны были союзники в борьбе с Лжедмитрием И, чей отряд уже находился в пути.

Лжедмитрий II. Первоначально войско нового Лжедмитрия составили отряды польских магнатов и литовских дворян. Расположившись в Орле и Кромах, он дождался прибытия запорожцев и пятитысячного войска донских казаков под командой Ивана Заруцкого. Весной 1608 г. самозванец направился к Москве, разгромив по пути царский отряд. Не встречая препятствий, войско Лжедмитрия II обошло Москву с запада и после сражения, не принесшего успеха ни одной из сторон, встало лагерем в селе Тушино. Равновесие сил, сложившееся к этому времени, оформилось в «двосцарствис». Шуйский заперся в Москве, опасаясь штурма и боясь измены. Лжедмитрий II формировал в Тушине свой двор. Бояре, окольничьи и дьяки, польстившиеся на высокие места, составили в Тушине Думу. Ростовский митрополит Филарет (Федор Романов) был наречен патриархом. Марина Мнишек признала в самозванце своего законного мужа и переехала в Тушино.

«Двоецарствие» охватило и другие районы страны. Лжедмитрия поддержали западные и южные области. Тушинский воевода Плещеев утвердил власть Лжедмитрия в Пскове. Казаки мелкими отрядами рассыпались по Подмосковью. Поляки же, пришедшие с самозванцем, под командованием гетмана Сапеги и воеводы Лисовского в сентябре 1608 г., осадили Троицко-Серги- св монастырь. Взяв его, они могли бы отрезать Москву одновременно от Новгорода и волжских городов. Однако монахи Троицы и ратные люди во главе с воеводами князьями Г. Б. Долгоруким и А. Голохвастовым выдержали шестнадцатимесячную осаду, остановив продвижение тушинцев в глубь России.

Потерявшим контроль над половиной страны, живущий в постоянном ожидании московского бунта, Василий Шуйский решился на отчаянный шаг. Он заключил союз с давним противником Сигизмунда III шведским королем Карлом X, передав тому Корельский уезд в обмен на присылку пятитысячного отряда наемников. Подписанный в феврале 1609 г. договор предусматривал совместную борьбу Швеции и России с польским королем. Находившаяся под Новгородом армия Скопин-Шуйского, объединившись с отрядом шведа Дслагарди, заставила отступить от города запорожских казаков и начала очищать северные районы страны от тушинцев и поляков-наемников, постепенно продвигаясь на юг, к Троице. Летом того же года отряды самозванца предприняли последний штурм Москвы. В сражении у реки Химки нападавшие были разбиты. Потеряв уверенность в собственных силах, отряды поляков и казаков покидали Тушино. В январе 1610 г. Сапега прекратил осаду Троицкого монастыря, а в марте армия Скопина-Шуйского вошла в Москву.

Тактический успех Шуйского, сумевшего при помощи шведских наемников и успешных действий его племянника, князя Скопин-Шуйского одолеть тушинцев, обернулся большим стратегическим уроном. Король Снгнзмунд III использовал заключение русско-шведского союза в качестве предлога для вторжения в русские земли. В сентябре 1609 г., когда все силы московского правительства были брошены на разгром войск Лжсдмитрия II, тридцатитысячная польская армия под командованием самого короля осадила Смоленск. Воеводе М. Б. Шеину, заранее готовившемуся к обороне города, удалось превратить его в почти неприступную крепость. Началась длительная осада поляками Смоленска, сопровождавшаяся грабежами окрестных городов и деревень.

Тем временем оба соперничавших лагеря переживали кризис власти. Двор Лжедмитрия раскололся на две части: бояре и дворяне все больше расходились с казаками в определении целей и способов борьбы. Самозванец, опасаясь за свою жизнь, бежал в Калугу, а тушинская Дума отправила к Смоленску посольство во главе с боярином М. Г. Салтыковым просить на русский престол сына короля Сигизмунда — Владислава. В феврале 1610 г. договор о призвании Владислава был подписан, тушинский лагерь развалился, в распоряжении самозванца остались лишь казаки князя Трубецкого и атамана За- руцкого, татары Касимовского царька и татарский же отряд личной гвардии.

Но и в Москве дела обстояли нс лучшим образом. Надежда москвичей, двадцатичетырехлетний князь Скопин-Шуйский, одержавший десятки побед и снявший осаду с Москвы, скоропостижно скончался в апреле 1610 г. В нюне же московское войско, ведомое к Смоленску князем Д. И. Шуйским, потерпело сокрушительное поражение, после чего русские города один за другим стали присягать Владиславу. Польское войско гетмана Жолксвского шло на Москву с запада. На юге, взяв Серпухов, Коломну и Каширу, отряды Лжедмитрия осадили Зарайск, где оборону держал воевода князь Д. М. Пожарский. В Рязани Прокопий Ляпунов поднял дворянский мятеж, направленный одновременно и против Шуйского, и против поляков. В самой Москве князья В. В. Голицын и Захарий Ляпунов составили заговор, в результате которого в июле того же года царь Василий Шуйский был свергнут и пострижен в монахи Чудова монастыря.

В Москве, оставшейся без царя, у власти утвердилось правительство бояр во главе с князем Ф. И. Мстиславским — Семибоярщина. Не видя для себя другого выхода, московские бояре сообщили гетману Жолкевекму о готовности принять царем Владислава и совместно с русскими войсками, ранее присягнувшими королевичу, отбили последний штурм Москвы отрядами Лже- дмитрия. В августе бояре и население Москве присягнули Владиславу. Договор. подписанный с королевичем тушинцами, был скорректирован в пользу московской аристократии, но главные его положения: защита православия, подтверждение крепостного права и статьи крсстоцеловальной записи, данной ешс при вступлении на престол Василием Шуйским, — в нем сохранялись. И лишь один пункт договора оставался неурегулированным: Сигизмунд III, сам метивший на московский трон, не разрешал сыну перейти в православие.

Для дальнейших переговоров в стан поляков отправились архиепископ Ростовский (и тушинский патриарх) Филарет и князь В. В. Голицын. Сигнз- мунд переговоры затягивал и сына в Москву не отпускал. Представителем королевича в Москве был объявлен капитан Гонссвский, отряд которого в конце сентября вошел в Москву и разместился в Кремле и Китай-городе. Между тем шведский король объявил, что совершенный в Москве переворот освобождает его от всех взятых обязательств. Шведские войска захватили Ладогу и начали продвижение к Новгороду и Пскову.

Первое ополчение. В 1610 г. страна по-прежнему была расколота, в разных частях ее горожане присягали Владиславу или Лжедмитрню, или же отказывались от присяги, дожидаясь устойчивой власти в Москве. Но в декабре того же года начальник татарской стражи самозванца убил Лжсдмитрия. Остался один претендент на престол — королевич Владислав. Поляки, осаждавшие Смоленск, стоявшие под Псковом и расположившиеся в Москве, вели себя как хозяева страны. Грабежи и самоуправство польских воевод грозили полным разорением и утратой государственности. Патриарх Гермоген разослал по русским городам грамоты с призывом к сопротивлению захватчикам. К тому же призвал русских людей смоленский воевода М. Б. Шеин. В январе 1611 г., помимо Смоленска, в стране возник еще один очаг освободительной борьбы: рязанский воевода Прокопий Ляпунов собрал войска и, объединившись с казаками-тушинцамн И. М. Заруцкого и тушинскими дворянами, которыми командовал кн. Д. Т. Трубецкой.

В самой столице поднялось народное восстание. Стихийно выбранные воеводы Дмитрий Пожарский, Иван Бутурлин и Иван Колтовский 18 марта заперли поляков в Кремле и Китай-городе. В ответ поляки выжгли Белый город, заставив восставших отступить, а москвичей — подтвердить присягу Владиславу. I апреля Москву окружили войска первого ополчения. Штурм Китай-города, предпринятый ими, успеха не имел. Началась «правильная осада» города. Выбранный в ополчении Совет всея зелии должен был стать распорядительным органом на освобожденной территории. Однако вошедшие в Совет Ляпунов, Заруцкин и Трубецкой перессорились в борьбе за главенство, а казаки и дворяне, находившиеся в постоянной вражде, вступали в стычки друг с другом. В одной из них был убит Ляпунов, после чего отряды дворян оставили лагерь.

Летом 1611 г. Русское государство подошло к той черте, за которой его ждали распад и уничтожение. 3 июня польские войска взяли Смоленск, население которого за 20 месяцев осады уменьшилось в десять раз. Мосле этого король Сигизмунд III объявил о своем желании занять московский трон. Свергнутый царь В. И. Шуйский, руководители московской делегации на переговорах с королем: Филарет, князь В. В. Голицин и смоленский воевода М. Б. Шеин — содержались в Польше в качестве пленников. В июле шведские войска вошли в Новгород. Вскоре было объявлено о создании самостоятельного Новгородского государства и приглашении на его престол шведского принца Карла-Филиппа. Псков присягнул еще одному Лжедмитрию. Астрахань захватил убийца Лжедмитрия II князь П. Урусов. В Москве уже около года не было легитимной власти. Духовный лидер сопротивления, патриарх Гермоген, был посажен в тюрьму и вскоре умер. Правительство Мстиславского, чья власть распространялась только на столицу, присягнуло Владиславу, но фактически подчинялось его отцу. В провинции же действовала власть городских воевод и бродячих военных отрядов.

Второе ополчение. С гибелью Ляпунова и арестом патриарха Гермогена освободительное движение в стране лишилось лидеров. Но в провинции, во всех слоях населения нарастало стремление к порядку и законности, возвращению единого отечества, восстановлению сильной и честной власти. Новым инициатором движения к возрождению страны выступил архимандрит Трои- цс-Сергисва монастыря Дионисий, рассылавший по городам страны грамоты с призывом встать на защиту православной веры и освободить Москву от захватчиков.

В октябре 1611 г. в Нижнем Новгороде, по инициативе земского старосты Кузьмы Минина Сухорукова, началось создание народного ополчения. Кузьма Минин стал в нем казначеем, а воеводой был выбран князь Д. М. Пожарский. В Нижний Новгород стекались пожертвования и сходились отряды добровольцев: дворян, служилых и посадских людей.

В марте 1612 г. войско, руководимое Мининым и Пожарским, выступило в поход, обходя Москву с северо-востока. По пути к нему присоединялось ополчение волжских городов. В Ярославле был собран второй Совет всея земли, куда наряду с боярами вошли дворяне и «выборные люди», представители городских общин. Временное правительство, созданное в ополчении, наладило прочную связь со всеми районами страны, вступило в переговоры с мятежными псковичами и новгородцами. Войска ополченцев постепенно вытесняли на юг отряды «безначальных» казаков.

Первое ополчение, все это время стоявшее под Москвой, вновь раскололось: не желавший уходить «на вторые роли» Заруцкий увел своих казаков в Коломну, а оттуда вместе с Мариной Мнишек и ее сыном от Лжедмитрия II Иваном ушел в Астрахань. В августе остатки первого ополчения (под командой князя Трубецкого), сохранив свою обособленность, объединились с войсками второго ополчения Минина и Пожарского. Осада Москвы продолжилась. 22—24 августа отряды ополченцев отбили атаку польских войск гетмана Ходкевича, пытавшихся прорваться в Москву. 26 октября поляки, державшие оборону Кремля, измученные голодом, сдались. Попытка Сигнзмунда III утвердиться в Москве провалилась: в битве под Волоколамском его войска потерпели поражение, и он вынужден был отступить.

В январе 1613 г. Земский собор Российского государства, в котором приняли участие, помимо бояр и духовенства, «власти и выборные» от всех городов, а также руководители казацких и дворянских отрядов, избрал новым царем Михаила Федоровича Романова. Его кандидатура, предложенная дворянами и казаками, в конце концов была поддержана боярами и московским посадом. Близкое родство Михаила с семьей Ивана Грозного позволяло говорить о нем как о «природном царе», юный возраст предполагал его зависимость от опытных советников и администраторов, а патриарший сан отца добавлял ему авторитета в глазах народа. Но, может быть, самым решающим аргументом стало то, что Романовы ни в годы опричнины, ни во времена Смуты нс были ярыми гонителями своих политических противников. Борьба всех против всех могла закончиться только достижением общего согласия, и в момент достижения такого согласия в фокусе общественного внимания оказалось семейство, нс раз доказавшее свое стремление к компромиссу. В июле того же года Михаил Федорович Романов венчался на царство. Произведенный в бояре князь Пожарский держал на коронации царскую державу, князь Трубецкой — скипетр. Кузьма Минин был пожалован в думные дворяне.

Восстановление сословно-предсгавителыюй системы управлении. Государство, воссоздаваемое после восьми лет гражданской войны, первым делом должно было решить две взаимосвязанные задачи: сохранить территориальное единство страны и установить в ней законный порядок. Столбовский мир со Швецией и Деулинское перемирие, заключенное с Речью Посполитой, позволили остановить агрессию на западе. На юге отряды стрельцов и принятых на службу казаков уничтожали многочисленные шайки разбойников. В 1614 г. жители Астрахани, захваченной казаками Заруцкого, восстали, расчистив дорогу царским стрельцам. Бежавший Заруцкий был схвачен и казнен вместе с сыном Марины Мнишек. Еще одной важнейшей задачей стало восстановление системы государственного управления. В годы царствования Михаила Федоровича она строилась на принципе сословного представительства, увязывая в одно целое интересы центральной власти и свободных сословий.

Управление страной осуществлялось во взаимодействии четырех властных начал. Царь — высшее должностное лицо в государстве, источник власти. Он осуществлял все назначения на должности, от его лица осуществлялся суд, ему принадлежала законодательная инициатива. Формально воля царя ничем не была ограничена, тем не менее ни одно решение по вопросам государственного управления не принималось без совета с патриархом, Думой или Земским собором.

С 1613 по 1622 г. Земские соборы созывались почти каждый год. Главной их задачей была демонстрация единства самодержавной власти и сословий. В отличие от представительных органов европейских стран участники Земских соборов (за редким исключением) определялись нс «снизу» (путем выборов), а «сверху» и по сути являлись представителями властных структур, центрального или местного уровня. В Земский собор целиком входили Дума и Освященный собор, представители приказов, назначенные Москвой наместники и воеводы. И лишь небольшая часть делегатов собора представляла земское дворянство и городской посад.

Решениями Соборов оформлялась посылка войск против казаков и разбойников на юге страны, заключались межгосударственные договоры, вводились новые налоги, проводилось межевание земель. На Соборе 1619 г. было утверждено избрание патриархом Филарета, за которым закреплялся особый статус «государя», соправителя царя. Тот же Собор стал поворотным во взаимоотношениях между самодержавной властью и сословиями. Если раньше Соборы утверждали важнейшие государственные решения, то в 1619 г. делегаты принесли царю свои «челобитья» от сословий и городов. Тем самым Собор из органа государственной власти превращался в совещательный орган при царе, теряя свое самостоятельное значение.

Важнейшим элементом системы сословно-представительской монархии были властные полномочия и привилегии церковных иерархов. Издревле московский митрополит, а затем и патриарх имел право суда по всем делам, относящимся к вопросам веры, семьи и нравственности. Иод его управлением находилось монастырское землевладение. В XVII в. действовало несколько патриарших приказов, занимавшихся делами церковной собственности и патриаршего двора. С возвращением из польского плена Филарет стал фактическим регентом при молодом государе, соправителем, без которого нс решался ни один вопрос в Думе и на Земском соборе.

Дума, руководимая двумя государями на основаниях «единой воли», по- прежнему была органом оперативного управления страной. Ее компетенция, первоначально уровнем ниже компетенции Земских соборов, разрасталась по мере превращения последних в совещательное собрание. К середине XVII в. именно Дума определяла внешнюю и внутреннюю политику страны. Роль думных чинов в управлении государством была тем более высока, что в их руках находились апелляционный суд по гражданским и уголовным делам и руководство многочисленных приказов.

В отношениях между центральной властью и территориями правительство Михаила Федоровича попыталось найти «золотую середину» между централизацией и правами сословий. В 33 крупнейших городах были назначены воеводы, и при них были сформированы канцелярии единого типа — приказные (съезжие) избы, руководимые дьяками. Но все остальные должности местного управления занимали «по выборам». Избираемыми были должности губных и земских старост, сотников, целовальников. Было подтверждено право выборных чиновников судиться с воеводой. А с 1627 г. воевода по ходатайству города мог быть заменен выбранным губным старостой.

В 1620-е гг. сложился новый стиль управления, при котором большая часть государственных решений принималась по «челобитьям» от городов, сословий, купеческих или ремесленных корпораций. В период относительного расцвета экономики и сравнительной стабильности в обществе такой стиль управления и после смерти Филарета (1633 г.) позволял сохранять в стране спокойствие и порядок.

Царь Алексей Михайлович. Городские бунты. В 1645 г., после смерти царя Михаила, Земский собор утвердил «на царстве» его сына Алексея Михайловича. Став царем в 16 лет, Алексей Михайлович фактически передоверил управление страной своему воспитателю — боярину Б. И. Морозову и его помощникам, которые не сумели справиться с финансовыми проблемами государства.

К середине 1640-х гг. в стране накопилось большое количество «недоимок», т. е. не собранной в предыдущие годы с части населения подати и других прямых налогов. Правительство Б. И. Морозова, стремясь найти деньги для выплаты задержанного жалованья стрельцам и положенного в военные годы содержания дворянам, начало налоговую реформу. В 1646 г. сбор недоимок был остановлен, но был введен косвенный налог — две гривны за каждый пуд продаваемой соли. Вопреки ожиданиям правительства, население резко сократило покупку соли, что привело к возрастанию числа болезней и голоду в зимние месяцы. Отменив не оправдавший себя налог, правительство Морозова вновь взялось за сбор недоимок, что привело к крупным социальным потрясениям.

1 июня 1648 г. в Москве московские посадские люди попытались вручить царю челобитную с жалобой на действия Морозова и бояр. Челобитчиков отогнали сопровождавшие царя стрельцы. Тогда посадские люди подняли мятеж, позже прозванный Соляным бунтом. Прорвав караул, толпа челобитчиков проникла в кремль, но и там вручить ее царю нс удалось. После этого восставшие ринулись на улицы города. Начальник Земского приказа Л. С. Плещеев и думный дьяк Н. Чистой были убиты, дворы многих бояр и купцов — разграблены. К посадским людям стали присоединяться стрельцы и жители белых слобод — холопы. Успокоить население Москвы удалось, лишь прибегнув к демонстративным репрессиям по отношению к высшим должностным лицам страны. Фактический руководитель Думы, боярин Морозов, был отправлен в ссылку. Начальник Пушкарского приказа Трахиниотов — казнен.

Для прекращения череды мятежей 1648 г. (а подобные московскому бунты поднялись во Владимире, Козлове, Великом Устюге, Каргополе, а также местах добычи соли: Солекамске и Солевычегодске) был созван Земский собор, подготовивший новое Соборное уложение 1649 г.

Новая попытка пополнить государственную казну за счет косвенных налогов была предпринята в неурожайном для зерновых культур 1650 г. Правительство установило государственную монополию на торговлю зерном и резко повысило цены на хлеб. Кроме того, по договору со Швецией туда было поставлено большое количество зерна, а российские города оказались под угрозой голода. Население городов, постоянно закупавших продовольствие: Олонца, Великого Новгорода, Пскова, Старой Русы — поднялось на Хлебный бунт, подавленный с большим трудом правительственными войсками. Псковичи три месяца обороняли город от правительственных войск и добились созыва Земского собора, специально собранного для обсуждения требований восставших. Цены на хлеб правительству пришлось снизить, и никто из восставших псковичей наказан не был.

Наконец, третья попытка решить финансовые проблемы правительства за счет населения привела к Медному бунту. В 1656 г. начался выпуск медной монеты, которой государство расплачивалось со стрельцами, дворянами и купцами, поставлявшими товары к царскому двору. Курс медных денег был первоначально приравнен к серебряным. В 1658 г. государство стало брать в качестве налоговых платежей только серебряную монету. Медная монета скопилась на руках горожан и стрельцов. В 1662 г. одна серебряная копейка приравнивалась к 12 медным. Но уже раньше, в июле 1662 г., пострадавшие от резкой инфляции медной монеты посадские люди и часть стрельцов вновь подняли восстание в Москве. Кровавые столкновения между бунтовщиками и верными правительству войсками переросли в расстрел мятежников и последующую череду казней. Однако медную монету в 1653 г. отменили.

Патриарх Никон. Раскол Русской православной церкви. После восстания в Москве 1648 г., приведшего к ссылке Морозова, роль главного советника царя постепенно перешла к архимандриту Новоспасского монастыря в Москве, вскоре ставшему новгородским митрополитом, Никону. В 1652 г., после смерти патриарха Иосифа Никон «мольбами» царя Алексея согласился занять патриарший престол, а уже в следующем году началось печатание исправленных по византийскому образцу книг, что привело к расколу в Русской православной церкви и новым бунтам.

Инициаторами «исправления» богослужебных книг были деятели сложившегося при царском дворе кружка «Ревнителей древнего благочестия». Руководителем кружка был духовник царя Стефании Вонифатьев. членами: боярин Ртищев и приближенные к трону священники, в числе которых выделялись Никон, Аввакум, Иван Неронов. Первоначально участники кружка стремились к установлению единых богослужебных обрядов и правил, для того чтобы поднять авторитет церкви и просто привести в порядок церковные дела. Никон же и поддержавшие его Вонифатьев и Ртищев придали исправлению богослужебный книг характер государственной политики. При уточнении обрядов они сознательно ориентировались на византийские образцы, сильно различавшиеся с теми правилами церковной жизни, которые утвердил Стоглавый собор в XVI в. Приведение богослужебной практики в соответствие с новейшими Византийскими образцами понадобилось Никону (и правительству в целом) для того, чтобы усилить роль русской церкви среди всех действующих православных церквей, и тем самым дать обоснование политике России, направленной на воссоединение со славянскими и православными народами, проживающими в католических или мусульманских государствах.

Среди многочисленных изменений в обрядах, предписанных патриархом, были: поясные поклоны вместо земных; крещение «троеперстием», а не двумя перстами, как раньше; замена восьмиконечного креста четырехконечным; введение нового написания имени Иисус (вместо прежнего Исус); предписание совершать службу по направлению против часовой стрелки, а не «посолонь», как повелось издавна. Новшества, установленные по Византийскому образцу, не были приняты значительной частью населения. «Старообрядцы», «раскольники» (как называли их в правительственном лагере) появились в боярско-дворянской среде, среди посадских людей, крестьян, низшего духовенства. Наиболее авторитетным из числа противников Никона был протопоп Аввакум Петров.

Несколько диспутов между сторонниками новых и старых обрядов не привели к согласию. Вселенский патриарший собор 1666 г. осудил «старообрядцев», после чего духовные лидеры раскола были арестованы и сосланы в северные районы страны. Сторонники же древних обрядов при попытках склонить их к «никонианству» поднимали восстания (самое продолжительное — в Соловецком монастыре, продолжавшееся с 1668 по 1676 гт.) либо сами уходили в отдаленные районы страны (на Дон или в Сибирь). Одной из крайних форм протеста стали самосожжения, предпринимаемые целыми религиозными обшинами в тех случаях, когда государство пыталось силой заставить «старообрядцев» отречься от привычной им веры.

Никон, взявший в отношениях с царем тон наставника и учителя, приобрел полномочия, сравнимые с теми, что были у Филарета. Он именовался великим государем, без него в Думе нс решалось ни одно дело. Во время многочисленных отлучек царя из Москвы (военные походы и богомолья) именно Никон управлял страной.

Претензии Никона на высшее руководство в конце концов вызвали недовольство и раздражение царя. Система «единой воли» двух государей, естественным образом сложившаяся в семье Михаила Федоровича, в новых условиях вела к двоевластию и борьбе светского и церковного начал в управлении, вылившейся в открытый конфликт. В 1658 г. ссора царского окольничего и патриаршего дворянина стала предлогом для разрыва. Обидевшийся на невнимание со стороны Алексея Михайловича, Никон сложил с себя патриарший сан и покинул Москву. Расчет Никона на то, что его начнут уговаривать и он вернется в столицу, выговорив себе новые полномочия, нс оправдался. После 6 лет, проведенных обиженным патриархом в Воскресенском монастыре, Вселенский патриарший собор 1666—1667 гг. принял решение о снятии с Никона сана. Освободившийся от опеки патриарха Алексей Михайлович так и нс смог преодолеть тяги к фаворитизму. В последние годы его жизни ведущую роль при его дворе играли выдвинувшиеся из думных дворян А. Л. Ор- дын-Нащекин и А. С. Матвеев.

Становление абсолютизма. Россия, следуя обшей для европейских стран тенденции, преодолевала возникающие социальные и экономические проблемы за счет усиления роли государства и его центрального аппарата. В России тенденция к абсолютизму проявилась в нескольких сферах внутренней политики. Одна из них — совершенствование национального законодательства. В первой половине XVII в. одним из главных актов стала «подтверждающая грамота». Правительство вынуждено было заниматься своего рода реставрацией — тщательно разбирая законы, изданные в период между Избранной радой и Семибоярщиной, отбирать и подтверждать те из них, что соответствовали современному состоянию общества и государственным задачам.

В 1649 г. созванный после Московского восстания Земский собор утвердил новый свод законов — Соборное уложение, формально действовавшее затем в России до 1917 г. В этом своде в качестве государственных преступлений фигурировали заговор против государя и покушение на его жизнь. Тем самым фигура монарха была введена в законодательную систему страны. Характерной для периода становления абсолютизма чертой стало выделение статей о государственных преступлениях, оформление государственной системы крепостного права, ограничение прав церкви на землевладение.

Вторая сфера — ограничение прав сословий на управление. С лишением Никона патриаршего сана резко сократилось вмешательство церкви в государственные дела. С 30-х гг. XVII в. Земские соборы собирались все реже. В их компетенции оставалось лишь формальное узаконение наиболее важных государственных решений четырех типов: утверждение на престоле нового государя; вопросы войны и мира, а также присоединений новых территорий; принятие наиболее крупных законодательных актов; восстановление правопорядка на территориях, охваченных мятежами и восстаниями. Постепенно взяла верх тенденция, проявившаяся в Соборе 1619 г., и правительство вместо Земских соборов полного состава стало созывать совещания с представителями отдельных сословий, выслушивая их жалобы и выясняя точку зрения заинтересованных кругов на готовившиеся изменения в социальной, экономической и внутренней политике.

Третья сфера — последовательное укрепление главных опор абсолютной власти: постоянной армии и бюрократии. Первые полки «нового строя», состоявшие из приглашенных на службу иностранцев, появились в России еще в Смутное время. В 1630-е гг. по их образцу были сформированы полки иноземного строя: солдатские (пехота) и рейтарские (кавалерия). В них вводилась система офицерских званий и военная подготовка солдат, принятая в европейских армиях. В 1650—1660-е гг. установилась система набора в эти полки: по одному человеку от 100 крестьянских дворов, а с конца 70-х гг. в солдаты стали записывать дворян, по бедности не способных служить в ополчении. В последней четверти XVII в. количество солдат в полках «иноземного строя» уже превысило число стрельцов и конников дворянского ополчения.

Еще более ощутимы были перемены в системе государственного управления. Количество думных чинов к концу века увеличилось почти в три раза, и Дума повторила путь Земских соборов: из органа оперативного управления она постепенно превратилась в совещательный орган при государе. Существенно более важную роль в ней стали играть представители московского чиновничества — думные дьяки и думные дворяне, занявшие почти треть всех мест. Основные решения при царе Алексее Михайловиче разрабатывались не Думой, а узким кругом лиц из ее состава, государевой комнатой. Дума же больше занималась контролем над местным управлением, для чего составлялись особые думские комиссии для разбора жалоб и финансовых проверок.

Главную же роль в государственном управлении страны к концу XVII в. стали играть учреждения бюрократические по составу и функциям — Приказы. Сложилось несколько форм приказного делопроизводства. Дворцовые и патриаршие занимались исключительно имущественными делами царя и церкви, а к государственному управлению отношения не имели. Государ- ственные постоянные приказы руководили той или иной отраслью политики (ведомственные); отдельными областями страны (территориальные); сбором налогов и пошлин. Они же осуществляли суд по ведомственной или территориальной принадлежности. Государственные временные приказы создавали для решения одной конкретной задачи.

При достаточно стабильном числе постоянных государственных приказов: 25—26 — число временных достигло 40, а всего в XVII в. функционировало около 80 приказов. Попытки усовершенствовать приказное управление, предпринимаемые с середины XVII в., приводили либо к усилению личного контроля государя над приказами, либо к объединению под начальством одного боярина ряда приказов, выполнявших схожие функции. Контрольные функции при Михаиле Федоровиче исполнял Приказ счетных дел; при Алексее Михайловиче — приказы Таиных дел и Челобитный, при его сыне Федоре — выделенная из состава Думы Расправная палата. Особые полномочия получали в разное время главы Посольского приказа (в сфере внешней политики). Разрядного приказа (военное дело) и Поместного приказа (землевладение и межевые споры). Бюрократизация затронула и местное управление. Выборные начальники (губные и земские старосты) повсеместно (за исключением дворцовых земель и русского Севера) были псрсподчинены уездным воеводам, а судьи первой инстанции и сборщики налогов «излюбленные головы» — приказным избам.

Восстание Степана Разина. Усиление роли государства в жизни страны отражалось на простом населении увеличением прямых и косвенных налогов. Реакцией горожан были бунты. Сельское же население было менее организовано и в то же время подвергалось гораздо большей эксплуатации в связи с установлением системы крепостного права. Долгое время главной формой социального протеста для крестьян было бегство в пограничные районы, главным образом в Сибирь и на Дон. Если в Сибири беглые вливались в сословие пашенных крестьян, то на Дону становились «голытьбой» — неимущими казаками, жившими только за счет военной добычи. Именно они становились главной силой всех крестьянских выступлений XVII в.

В 1666 г. отряд донских казаков в 500 человек под командованием Василия Уса направился в Москву, для того чтобы поступить на службу и принять участия в войне с Польшей. По мере продвижения отряда на север к нему примыкали беглые крестьяне, также стремившиеся записаться в казаки. Небольшие отряды крестьян и казаков начали грабить и убивать помещиков. Мирное продвижение казаков к Москве грозило обернуться крестьянским восстанием. Под Тулу, куда подошел отряд Василия Уса, разросшийся до нескольких тысяч человек, были направленные правительственные войска. Казаков заставили вернуться на Дон.

Весной следующего 1667 г. еще один отряд казаков, возглавляемый атаманом Степаном Тимофеевичем Разиным, отправился в поход, но не в центральные регионы страны, а за ее пределы. Перейдя с Дона на Волгу, казаки спустились на стругах к Каспийскому морю, перезимовали в дельте реки Янк и весной следующего года напали на иранские города и села, расположенные на Каспийском побережье. Против разинцев был направлен персидский флот. Состоялось морское сражение, в котором победили казаки. Захватив и разграбив на Волге несколько торговых караванов (в том числе царский и патриарший), казаки осенью 1669 г. вернулись с добычей на Дон. Слава удачливого атамана привлекла к Разину тысячи казаков, главным образом из «голытьбы». Посланный из Москвы с требованием выдать «вора» и бунтовщика Разина отряд стрельцов вынужден был вернуться ни с чем.

Весной 1670 г. войско Разина, насчитывавшее более 7 тысяч казаков и беглых крестьян, направилось на Волгу, к Царицыну. Горожане и большая часть стрельцов перешли на сторону казаков. Уже в Царицыне поход казаков приобрел черты народной войны против бояр, дьяков и воевод. Против разинцев были направлены войска из Москвы и Астрахани, но казаки разбили эти небольшие отряды поодиночке. В июне разницы спустились на стругах вниз по Волге и подошли к Астрахани. При первой же попытке штурма города стрельцы открыли ворота.

Находясь в Астрахани, Разин и его атаманы ввели в своем войске казачье устройство. Они посылали по всей стране «прелестные письма» с призывами, обращенными к крестьянам и посадским людям: создавать новые отряды; убивать воевод, бояр и дворян; захватывать землю; вводить у себя казацкое самоуправление. На огромной территории: от Слободской Украины на западе до Заволжья на востоке, от городов Верхней Волги на севере, до Каспийского моря на юге — развернулась борьба крестьян против помещиков и вотчинников. Несколько десятков крупных и мелких отрядов повстанцев действовали на свой страх и риск, захватывая села и небольшие города. Сам Разин с 8-тысячным войском направился вверх по Волге. Саратов и Самара сдались без боя, их гарнизоны и часть посадских людей влились в повстанческую армию. 4 сентября началась осада Симбирска. Там к Разину примкнули отряды татар, чувашей и марийцев.

Оборону Симбирска держал гарнизон, которым командовал князь И. Б. Милославский. 5 и 6 сентября ему удалось отбить два штурма, предпринятых казаками. На помощь осажденным из Москвы и Казани было направлено шс- стидесятитысячное войско, состоящее из стрельцов и дворянского ополчения. 3 октября воевода князь Юрий Барятинский, командовавший подошедшим к Симбирску войском, разгромил разинцев и обратил их в бегство. Тем временем отряд князя Ю. Д. Долгорукого остановил продвижение повстанцев к Арзамасу и Нижнему Новгороду. Однако многочисленные отряды казаков и крестьян, действуя на огромной территории на юге и востоке страны, продолжали оказывать сопротивление царским войскам до осени 1671 г. 14 апреля в Кагальницком городке был схвачен и выдан правительственным войскам С. Т. Разин, пытавшийся бежавший на Дон и набрать там новый отряд. 6 июня в Москве он был четвертован. В сентябре 1671 г. воевода Милославский осадил Астрахань и вынудил сдаться ее защитников. Казни захваченных в плен повстанцев продолжались весь 1671 г.

Восстание Разина потерпело поражение, и те цели, которые были провозглашены повстанцами, не были достигнуты. Крепостное право сохранилось в полном объеме. Помещики и бояре, пережившие восстание, усилили эксплуатацию крестьян, стремясь восстановить утраченное в ходе бунта. Тем не менее правящая элита страны сделала из событий 1667—1671 гг. серьезные выводы. После подавления восстания резко ускорилась консолидация всех слоев землевладельцев. Правовые границы между вотчинным и поместным владениями стали едва заметны. Усилилась тенденция к абсолютизму, к более строгой централизации власти, замене земских структур управления на бюрократические.

Царе I нова мне Федора Алексеевича. Важнейшие решения по совершенствованию административного управления и развитию системы абсолютизма были приняты во время короткого правления сына Алексея Михайловича — Федора. В 1679 г. все дела местного управления, ранее исполнявшиеся губными старостами и «излюбленными головами», были переданы назначенным царем воеводам. В 1680 г. началась реформа армии — в стрелецких полках были введены офицерские звания европейского образца. В 1682 г. «Соборное деяние» (т. е. Земский собор, усеченный до представительства духовенства и землевладельцев) отменило местничество — систему назначения на должности в зависимости от «родовитости» претендента. Теперь характер назначения определялся только личными качествами чиновника или полководца и волей государя.

Все эти меры в сочетании с особой ролью Расправной палаты, а также проектами разделения государственных чинов на гражданские и военные и созданием в Москве академии (с приглашением зарубежных преподавателей) говорят о том, что развитие российской государственности и до Петра I пусть медленно, но неуклонно двигалось по общему для большинства стран Европы пути — к абсолютной монархии.

Династический кризис конца XVII в. В 1682 г. произошли события, в значительной степени определившие форму и способы осуществления обозначившейся тенденции. В апреле умер бездетным царь Федор Алексеевич. Его ближайшими наследниками были сыновья Алексея Михайловича: шестнадцатилетний Иван (от первого брака с Марией Милославской) и десятилетний Петр (от второго брака с Натальей Нарышкиной). За каждым из царевичей стояла придворная «партия»: вельможи и чиновники, состоящие в родственных или дружеских отношениях с Милославскими и Нарышкиными. Иван Алексеевич часто болел и не выказывал никаких государственных способностей, в отличие от подающего надежды Петра. Патриарх Иоаким и самые родовитые бояре (Долгорукие, Голицыны), опасавшиеся формирования регентского правительства и постоянной придворной борьбы при больном и неспособном государе, приняли сторону Петра. В день смерти Федора Петр был «выкликнут» народом, собравшимся в Кремле, и объявлен царем.

Однако сторонники Ивана, князья И. М. Милославский и И. А. Хованский, спровоцировали Стрелецкий бунт. 15 мая стрельцы ворвались в Кремль, убили лидеров «партии» Нарышкиных А. С. Матвеева и М. Ю. Долгорукого, заставили постричь в монахи деда Петра — боярина К. П. Нарышкина. Остальных Нарышкиных и их родственников отправили в ссылку. Под давлением стрельцов Дума провозгласила государями Ивана и Петра, поставив регентом над ними их сестру Софью Алексеевну — вдохновительницу Стрелецкого бунта.

Добившись формальной власти, Софья и Милославские попали в зависимость от воли стрельцов и их руководителей — князей Хованских, диктовавших свои условия двору в течение лета 1682 г. И тут Софья показала, что обладает умом и коварством настоящего правителя. Воспользовавшись политическим приемом Ивана Грозного, она покинула Москву, отправившись на Воробьевы горы. Вскоре после этого ей удалось хитростью захватить князя

И. А. Хованского и его сына Андрея. Казнив руководителей Стрелецкого мятежа, Софья добилась от стрельцов полной покорности и вернулась в Москву реальной правительницей государства.

Во время регентства Софьи (1682—1689) правительство возглавляли фаворит правительницы,глава Посольского приказа князь В. В. Голицын и выдвинувшийся из приказных чинов руководитель Стрелецкого приказа Ф. Л. Шак- ловитый. Задачей Шакловитого было оберегать государственную власть и лично правительницу от возможных посягательств, как со стороны народа, так и враждебных придворных группировок. С этой целью был усилен государственный контроль над возможными оппозиционерами, раскольниками, лидерами стрельцов, сторонниками Нарышкиных и патриарха Иоакима. Следствием доносов и пыток стали самооговоры и высылка подозреваемых из Москвы.

Европеец по образованию, кругу общения и интересам, Василий Голицын разрабатывал проекты широких преобразований. Но его внимание в большей степени было поглощено внешней политикой Российского государства. Поэтому (а также вследствие таких черт характера, как мягкость и нерешительность) он ограничился на первое время смягчением наказаний по семейным преступлениям, облегчением положения должников и попыткой ввести в Москве и других городах правила поведения на улице. По мерс взросления Петра Алексеевича таяла легитимность правительства Софьи, В. В. Голицын становился все более нерешительным, а Шакловитый решился на заговор с целью возведения регентши на российский престол. С подавлением этого заговора связано было утверждение у власти нового правителя — Петра Алексеевича.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы