Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow История arrow ИСТОРИЯ РОССИИ IX — НАЧАЛО XX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Становление демократического направлении в общественном движении.

Особой популярностью среди передовой общественности пользовался

B. Г. Белинский, первый яркий представитель нарождавшегося типа интелли- гента-разночинца. «Неистовый Виссарион» не придерживался какой-то определенной системы взглядов, он неоднократно и менял их. Так, не верно поняв философию Гегеля, он временно «примирился» с отечественной действительностью, одобрительно отзывался о Николае I. Но «примирение» оказалось эпизодом. Белинский, как никто другой, умел проводить в подцензурной печати в литературно-критических статьях, помещенных в журналах «Отечественные записки» и «Современник», передовые идеи.

Итогом его идейной эволюции стало увлечение социализмом и знаменитое письмо к Н. В. Гоголю, в котором он подверг уничтожающей критике попытку знаменитого писателя оправдать российскую действительность. В этом письме Белинский первым в отечественной истории сформулировал демократическую программу действий: «Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь: уничтожение крепостного права, отмененис телесного наказания, введение по возможности строгого выполнения, хотя тех законов, которые уже есть».

Русский социализм. Наряду с консервативной и либеральной доктринами в «замечательные десятилетия» усилиями А. И. Герцена разработку получила и социалистическая теория. Вернувшись из ссылки, куда был отправлен за организацию студенческого кружка, он первоначально примкнул к «западникам», составив их радикальное крыло. Он увидел в модной тогда в интеллектуальных кругах философии Гегеля «алгебру революции». Еще в студенческие годы Герцен увлекался идеями утопического социализма. Его социалистические убеждения усилились в эмиграции, куда он отбыл в 1847 г. с целью организации свободной от цензуры русской печати. Став свидетелем революции 1848—1849 гг., жестокой расправы над парижскими рабочими, он окончательно разочаровался в буржуазном, «мещанском» строе. В эмиграции Герцен выработал оригинальную теорию, известную как «русский» или «крестьянский» социализм. Герцен полагал, что России проще, чем западноевропейским странам, перейти к социализму, так как в ней менее развита частная собственность. Герцен считал, что живущее общинным бытом русское крестьянство, полагавшее, что «земля божья», являлось по своей психологии социалистическим. В крестьянской общине, рабочей артели, казацком самоуправлении он видел ячейки будущего социализма. Условиями, при которых Россия могла бы начать свое движение к социализму, Герцен считал:

  • — освобождение крестьян от крепостной зависимости с передачей им помещичьей земли;
  • -- переустройство российского общества на началах общинного самоуправления;
  • — введение в России свободы изъявления мнений, при ограничении религиозной пропаганды.

Радикальные политические идеи привели к созданию новых революционных кружков. Один из них был создан в Петербурге М. В. Буташевичем-Пет- рашевским в середине 40-х гг. Петрашевцы были поклонниками социализма Сен-Симона и Фурье. Пропаганде данных идей служил изданный ими «Карманный словарь иностранных слов». В кружке резко критиковались российские порядки, обсуждалась возможность революционного переворота. Власти решили наказать участников кружка, арестованных в 1849 г. 21 человек, в том числе Петрашевский и писатель Ф. М. Достоевский, были приговорены к смертной казни, которая в последний момент была заменена на каторгу.

Теоретические концепции, разработанные в Николаевскую эпоху, как охранительные, так и оппозиционные, легли в основу практической политической деятельности в последующие десятилетия.

И гоги Николаевской эпохи. Николай I, как и обещал в начале своего правления, не пустил в Россию революцию, но и не разрешил все более обострявшиеся социально-политические проблемы. Этим он крайне затруднил миссию своего преемника, которому пришлось заниматься наследием своего отца. «Мне хотелось принять на себя все трудное, все тяжкое, оставить тебе царство мирное, устроенное, счастливое. Провидение сулило иначе. Теперь иду молиться за Россию и за вас», — говорил умирающий монарх своему наследнику Александру. «Всеобщее оцепенение умов, глубокая деморализация всех разрядов чиновничества, безвыходная инертность народа в целом, — подвела итог этого правления А. Ф. Тютчева. — Вот что сделал этот человек, который был глубоко и религиозно убежден в том, что всю свою жизнь он посвящает благу родины». Революция нс проникла в Россию при Николае I. Но в том, что она постоянно угрожала империи позднее, — значительная доля его вины.

Внутренняя политика Александра II (1855—1881). Характер императора и условия начала «Великих реформ». Император Александр II вошел в отечественную историю как «Освободитель». На годы его правления пришлась череда «Великих реформ», коренным образом преобразовавших Россию. Важнейшей среди них стала отмена крепостного права. По своему характеру новый монарх, казалось, не был предназначен к роли выдающегося реформатора. Своего отца Александр II считал великим человеком, будучи наследником, поддерживал репрессивные меры последних лет его правления. Тем нс менее новая эпоха нс стала продолжением Николаевской. С одной стороны, банкротство внутренней и внешней политики Николая I было слишком очевидным. С другой — учителем Александра был известный поэт-романтик В. А. Жуковский, стремившийся воспитать своего подопечного так, чтобы он нс видел «в народе только полк, в отечестве — казарму». В полной мерс исполнить свою воспитательную программу Жуковский нс смог, но он сделал будущего императора человеком доброй воли, желающим блага России.

Сложившаяся после поражения в Крымской войне обстановка заставила Александра II инициировать назревшие реформы. Однако он не был в сущности приверженцем либеральной идеологии. Поэтому, столкнувшись с трудностями модернизации, с неожиданно возникшим революционным движением, император часто терял политические ориентиры, прислушивался к тем из своих советников, которые говорили о необходимости остановиться и дать обществу возможность «устояться», адаптироваться к переменам. Это стало главной причиной непоследовательности и колебаний, свойственных внутренней политике того времени.

Подготовка Крестьянской реформы. Главной реформой этой замечательной эпохи стала Крестьянская, отмена крепостного права. Центральной данную проблему делали два обстоятельства. Во-первых, она касалась ведущих классов-сословий русского общества — немногочисленного, но господствовавшего поместного дворянства, а также многомиллионного крестьянства собственно и являвшегося русским народом. Во-вторых, крепостные отношения были социально-экономическим фундаментом дворянско-бюрократического абсолютизма, той общественной модели, которая логикой истории подлежала слому. Нс разрушив его, невозможно было ускорить процесс модернизации России.

Впервые о предстоящих либеральных преобразованиях было смутно сказано в манифесте по поводу неудачного для России окончания Крымской войны. Это совпадение нс было случайным, поражение в войне отчетливо указало на необходимость реформ. «Да утверждается и совершенствуется ее (России) внутреннее благоустройство; правда и милость да царствует в судах ее; да развивается повсюду и с новой силой стремление к просвещению и всякой полезной деятельности, и каждый под сенью законов, для всех равно справедливых, всем равно покровительствующих, да наслаждается в мире плодами трудов невинных», — провозглашались основные цели нового правительственного курса.

Манифест вызвал толки о грядущей отмене крепостного права, которые взволновали помещиков. В марте 1856 г., разъясняя свою позицию собравшимся в Москве предводителям дворянства, император заявил, что не собирается в настоящее время освобождать крестьян, но «лучше отменить крепостное право сверху, нежели дожидаться того времени, когда оно само собой начнет отменяться снизу», и предложил собравшимся обдумать, как решить эту проблему.

Таким образом, правительство призывало российское дворянство самому поставить вопрос о Крестьянской реформе. Некоторые передовые его представители (К. Д. Кавелин, Ю. Ф. Самарин, великая княгиня Елена Павловна) поддержали данную инициативу, составляли записки, содержавшие проекты отмены крепостного права. Для их обсуждения в январе 1857 г. был создан специальный Секретный комитет. Однако большинство помещиков отмалчивалось. Только литовские землевладельцы, которым предстояло введение невыгодных для них «инвентарных правил», регулировавших крестьянские повинности, не без нажима местного генерал-губернатора В. И. Назимова, откликнулись на призыв монарха. В конце 1857 г. император в рескрипте на имя Назимова разрешил нм создать выборный комитет для обсуждения способа «улучшения быта помещичьих крестьян». После появления рескрипта, когда отмалчиваться стало нельзя, с аналогичными просьбами к монарху стали обращаться дворяне других губерний.

В январе 1858 г. Секретный комитет был преобразован в Главный комитет по крестьянскому делуу во главе с братом царя великим князем Константином Николаевич. На местах свои проекты реформ стали готовить губернские комитеты, составленные главным образом из выборных представителей местного дворянства. Для сведения поступавших из губерний предложений при Главном комитете были созданы Редакционные комиссии, руководителем которых стал близкий императору генерал Я. И. Ростовцев. Создание Комиссий имело большое значение для подготовки реформы. В отличие от Главного и губернских комитетов, где преобладали консерваторы, предлагавшие освободить крестьян без земли, здесь сплотились либеральные бюрократы, наиболее ярким представителем которых был товарищ министра внутренних дел Н. Л. Милютин.

Редакционные комиссии занимались не механическим сведением воедино предложений губернских комитетов, но стремились отобрать те идеи, которые были созвучны взглядам либеральной бюрократии, более прогрессивным, чем преобладавшие в дворянско-помещичьей среде. На заключительном этапе проект крестьянской реформы был обсужден в Главном комитете и Государственном совете. К этому времени Ростовцев скончался, но консерваторам (В. Н. Панин, П. П. Гагарин и др.) нс удалось существенно изменить подготовленный проект. Этому противодействовал император.

Проведение реформы. Манифест, «Общее положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости» и другие документы, определявшие порядок проведения реформы, были подписаны Александром 1119 февраля 1861 г. в годовщину его вступления на престол. В соответствии с ними крестьяне получали права «свободных сельских обывателей, как личные, так и по имуществу», т. е. личную и имущественную свободу. Однако всей полноты гражданских прав они в то время не приобрели. До осуществления процедуры выкупа крестьяне находились в так называемом временнообязанном состоянии и должны были отбывать определенные повинности в пользу помещика.

За «свободными сельскими обывателями» сохранялись обязанности, отмененные в отношении других «податных» сословий. Они продолжали платить подушную подать, давать рекрутов, подвергались телесным наказаниям. В центральных губерниях империи крестьяне даже после выкупа земли не превращались в се собственников. Земля становилась общинным владением, передавалась в пользование отдельным семьям, периодически перераспределялась между ними, но не могла отчуждаться (продаваться, закладываться, завещаться). Угодья (выпасы, водопои, леса) использовались общинниками совместно. Выход крестьян из общины был затруднен, общинники были связаны круговой порукой в отношении налогов и повинностей.

Институт общины нс соответствовал духу эпохи, задачам модернизации. Тем не менее она сохранялась в силу ряда причин.

  • 1. Среди бывших крепостных крестьян было введено волостное самоуправление, ранее благодаря реформе П. Д. Киселева учрежденное для государственных крестьян. Община брала на себя мелкие административные, судебные и полицейские функции, освобождая от них государство, что позволяло ему экономить средства.
  • 2. Правительство опасалось быстрого обезземеливания крестьян в случае передачи им земли в собственность, скупки се у односельчан «кулаками».
  • 3. Политически трудно было совместить мероприятия по отмене крепостного права и ликвидацию общины. Деревня могла не выдержать такого внутреннего напряжения, поэтому решение проблемы было отложено на 45 лет до реформы Столыпина.

Получив, хоть и в ограниченном виде, гражданские права, бывшие крепостные получили и землю, освобождались с землей. Так как условия землепользования в России были различны, выделялись нечерноземная, черноземная и степная полосы, каждая из которых, в свою очередь, разделялась на ряд «местностей» с определенными нормами наделов. Правительственные документы носили «рамочный» характер и указывали только высший и низший размер надела для данного региона, конкретные же условия землеустройства определялись соглашением крестьян со своим помещиком. В результате возникла проблема отрезков — изъятия у крестьян части земли, которой они распоряжались до своего освобождения. Отрезки были свойственны черноземной полосе, где земля имела высокую ценность. Напротив, в нечерноземном регионе помещики готовы были передать крестьянам сравнительно большие участки земли.

Однако земля и свобода предоставлялись крестьянам не безвозмездно, а за выкуп, который рассчитывался по схеме капитализации дохода из 6% годовых. Это означало, что «свободные поселенцы» должны были уплатить за нее сумму, которая, помещенная в банк под 6% годовых, приносила бы доход, равный тому, который ранее получал помещик. Доход же помещику приносила не только земля, но и крестьянский труд, к ней приложенный, заработки крестьян, отпущенные на работу в город. Поэтому освобождавшиеся крепостные выкупали нс только земельные наделы, но и себя, выплачивали сумму, превышающую реальную стоимость отошедшей к ним земли. Понятно, столь крупные денежные трагы были для крестьян непосильны. Поэтому им на помощь приходило государство, предоставлявшее 6%-ный кредит, который крестьяне должны были выплатить в течение 49 лет.

Так как составление уставной грамоты — документа, определявшего условия выкупа крестьян, — было делом сложным и конфликтным, учреждалась должность мировых посредников, призванных примирить стороны, помочь им достигнуть соглашения. Кроме этой, главной задачи, посредник обладал, в отношении крестьян своего участка, определенной административно-судебной властью. На данную должность назначались местные помещики. Они, казалось, должны были стать защитниками интересов своего сословия. Однако, по общему мнению, «мировые посредники первого призыва», понимая важность реформы, стремились честно исполнить свой долг. Вслед за крепостными были переведены на выкуп другие категории крестьян: удельные и государственные, крестьяне Царства Польского, Бессарабии, Закавказья.

Значение Крестьянской реформы. Ликвидация крепостного права способствовала развитию модернизационных процессов в России, превращению, хоть и со многими оговорками, крестьян в людей лично и экономически свободных. Вместе с тем из всех «Великих реформ» данная являлась самой непоследовательной и половинчатой. Монарху и правительству пришлось примирять интересы двух социальных сил с различными, часто противоположными устремлениями. В итоге условия реформы оказались более выгодными для помещиков. Этот продворянский уклон объяснялся тем, что:

  • — теряющей стороной в 1861 г. были, несмотря на все компенсации, землевладельцы. Отмена крепостного права нанесла сильный удар по традиционному быту поместного дворянства, ускорила процесс разложения «первенствующего сословия»;
  • — безвозмездное отчуждение собственности нс предусматривалось тогда ни законодательством цивилизованных стран, ни либеральными политическими теориями. Напротив, все они провозглашали незыблемость «священного права собственности» как фундамента буржуазного общества. Аграрный переворот мог вырасти только из революции, но Александр II и его сотрудники, конечно, не были революционерами;
  • — именно дворянство окружало престол, сохраняло свой статус общественной элиты, интересы которой для российской власти, как и для любой другой, были приоритетными.

На практике переложение бремени освобождения на крестьян усложнило и без того тяжелое положение данного класса-сословия. Условия Крестьянской реформы не были единственной причиной возникновения в России «аграрного вопроса», но они способствовали тому, что данная проблема приобрела острую форму. В. И. Ленин, заявивший позднее, что 1905 г. был порожден 1861 г., не был далек от истины.

От Крестьянской к «Великим» реформам. Отмена крепостного права стала главной, базовой из «Великих реформ». За ней последовали другие, в том числе местного управления, в систему которого внедрялись элементы самоуправления. Преобразования в данной сфере были вызваны рядом причин. Деятельное местное самоуправление рассматривалось многими проводниками «Великих реформ» как важный элемент гражданского общества, без которого невозможно успешное цивилизационное развитие России. Через него русская общественность должна была получить первоначальные навыки управления крупными проектами и финансами. В либеральных кругах, в том числе среди либеральной бюрократии, был распространен взгляд на земства как на «подготовительную школу», которая должна была предшествовать созданию в какой-то форме парламента.

Правящие круги осознали невозможность управлять грандиозной империей, со все усложнявшейся социально-экономической жизнью, из единого центра, бюрократическими методами. Возникла объективная необходимость разделения сферы общегосударственных и местных интересов, переложения с государственной власти на возросшие общественные силы ответственности за сравнительно второстепенные проблемы местного хозяйства, которые именно для них были наиболее близки. В то время часто цитировали французского императора Наполеона III, утверждавшего, что направлять можно издали, но управлять — вблизи.

Необходимость более широкого и независимого привлечения местных элит к процессу управления диктовалась не только административной, но и политической целесообразностью. Правительственные круги понимали, что сложившиеся в регионах образованные и имущие общественные группы, лишенные возможности реализовать свои властные амбиции на местном уровне, могут обратить их против верховной власти. В начале 60-х гг. даже в дворянской среде возникла идея «созыва выборных от всей земли русской» для обсуждения программы дальнейших реформ. Об этом прямо говорилось в постановлении тверского дворянства. В менее резкой форме за созыв выборных выступило дворянство петербургское и московское. Некоторые представители правительственных кругов готовы были пойти навстречу конституционным устремлениям дворянства, привлечь выборных от населения к работе Государственного совета (проекты великого князя Константина Николаевича и министра внутренних дел II. Л. Валуева). Но данные проекты нс получили поддержки. Так, многие либеральные реформаторы опасались, что дворянство, привлеченное к работе высших государственных учреждений, будет использовать свое влияние для свертывания реформ, придания им продворян- ского характера. С их точки зрения, неограниченный монарх-реформатор был полезнее для прогресса России, чем представительное учреждение с преобладанием консервативного дворянства. Земства должны были привлечь внимание общественно-активного дворянства не к центральным, а к местным вопросам.

Со времени Екатерины II многие местные должности замещались в ходе дворянских выборов. Общую ответственность за своих крепостных также несли помещики. Теперь, после 1861 г., необходимо было создать новую, отражавшую изменившиеся социальные реальности и общественные настроения систему местных учреждений. Всесословные органы местного управления должны были помочь преодолеть то взаимное отчуждение между помещиками и крестьянами, которое возникло за несколько веков существования крепостного права.

Земства. Подготовка реформы велась в Министерстве внутренних дел. Первоначально се возглавлял Н. Л. Милютин, но вскоре после отмены крепостного права он, получивший среди консерваторов репутацию «красного», вынужден был подать в отставку вместе с министром внутренних дел С. С. Ланским. Новый руководитель министерства П. Л. Валуев внес в подготовленный проект изменения, преследовавшие цель усилить в создававшихся органах позиции поместного дворянства.

1 января 1864 г. было опубликовано положение о земских учреждениях, создавшихся в уездах и губерниях. Уездные земства избирались местными жителями, обладавшими определенной собственностью, преимущественно недвижимой (имущественный ценз). В соответствии с характером собственности они делились на три курии: частных землевладельцев, крсстьян-общин- ников и городскую. Представительство каждой из курий в земстве, число избираемых ими «гласных» не были точно определены и зависели от размеров собственности, которой владели данные группы избирателей в каждом конкретном уезде. Органы самоуправления вводились не повсеместно, а только в центральных российских губерниях. На окраинах они не были учреждены из-за отсутствия здесь «культурных сил» или по политическим причинам. Так, в западных губерниях, где было много землевладельцев-поляков, введение местного самоуправления было признано опасным и несвоевременным под впечатлением восстания 1863—1864 гг.

Население непосредственно участвовало в формировании только уездных земств, которые, в свою очередь, избирали земства губернские. Структура уездных и губернских земств была идентична. Они состояли из органов распорядительных (земские собрания) и исполнительных (управы). В состав собраний входили выборные гласные, которые ежегодно собирались для того, чтобы утвердить отчет управы, новый план работы и бюджет. Председателями земских собраний являлись местные предводители дворянства (уездные и губернские). В отличие от собраний управы работали непрерывно. Они состояли из выбиравшихся собранием председателя и нескольких членов, в подчинении которых находился штат наемных земских служащих, так называемый «третий элемент». Все данные органы избирались на трехлетие.

Земства должны были заботиться о некоторых государственных и местных нуждах: развитии местной промышленности, дорогах, медицине, образовании, социальной помощи и т. д. Участвовали они также в обеспечении низшей полиции и мирового суда. Для финансирования своих расходов они получили право вводить местные налоги. Государственный бюджет нс участвовал в финансовом обеспечении деятельности земств. Местное самоуправление не входило в общую систему государственных учреждений, стояло от них обособленно, правительственная администрация имела право отменять только незаконные или очевидно неправильные постановления земств.

Деятельность земств принесла значительную пользу населению, способствовала местному благоустройству, сделала более доступными для крестьян здравоохранение и образование, агрономическую и ветеринарную помощь. Несмотря на то что значительную часть земского бюджета формировали помещики и зажиточные горожане, его средства расходовались во многом в интересах малоимущих слоев населения, крестьянства.

Хотя земства и были полезны, между ними и государственной администрацией постепенно возник перманентный, вялотекущий конфликт. Он объяснялся как политическими, так и административными причинами. Во-первых, создатели земств стремились поставить их в максимально независимое от администрации положение. Однако быстро выяснилась сложность практического разграничения государственных и местных интересов. Земства работали в сферах, имевших общегосударственное значение (например, образование), и, следовательно, должны были подлежать государственному контролю. Но деятели местного самоуправления ревниво оберегали свою независимость от административной опеки.

Во-вторых, многие участники земского движения рассматривали свою деятельность как первый шаг к созыву всероссийского земства, которое мыслилось в качестве «предпарламента», первичной формы политического представительства. Эта мысль не была чужда либеральным авторам реформы. Но постепенно настроения в правительственных кругах изменились, здесь усилились консервативные настроения, поэтому стремление земств выйти из сферы своей компетенции, наладить взаимные связи пресекалось.

Городское самоуправление. Городская реформа была тесно связана с Земской, поэтому их разработка велась практически одновременно. Уже в 1864 г. МВД подготовило ее проект, который позднее был передан в Государственный совет. Однако после выстрела Каракозова настроения в верхах изменились, и документы были отозваны на переработку. В результате городовое положение было утверждено только в 1870 г.

При формировании органов городского самоуправления было решено использовать прусскую «трехклассную» выборную систему. Избирательные права получали владевшие определенным имуществом физические и юридические лица, делившиеся в соответствии с размерами уплачиваемых налогов натри курии. Первую из них составили сравнительно немногочисленные, но богатые горожане, совместно выплачивавшие греть местных налогов, вторую — менее зажиточные, но более многочисленные собственники, на долю которых также приходилась треть налогов. Наконец последнюю, наиболее многочисленную, курию составляли плательщики последней трети налогов. Каждая из групп избирателей посылала в городскую думу соответственно третью часть гласных. В данной избирательной системе еще более отчетливо, чем в земской, появилось стремление поставить избирательные возможности граждан в прямую зависимость от их имущественного положения. Это оправдывалось не только их большим финансовым участием в местном бюджете, но и более высоким культурно-образовательным уровнем, навыками ведения крупных хозяйственных дел. Круг лиц, обладавших избирательными правами, был узок в Санкт-Петербурге и Москве, но относительно широк в провинциальных городах, где проще было приобрести облагаемую налогами недвижимость.

По положению 1870 г. в городах, как ранее в сельской местности, в земствах, создавались распорядительные (думы) и исполнительные (управы) органы самоуправления, выбиравшиеся, правда, не на три, а на четыре года. Члены думы, гласные, избирали из своего состава руководителей постоянно действовавшей управы: городского голову и ее членов. Городской голова председательствовал на заседаниях думы. Функции городского самоуправления примерно совпадали с земскими: содержание полиции и пожарных команд, забота о городском благоустройстве, образовании, здравоохранении, социальной помощи и т. д. Как и Земская, Городская реформа первоначально была поведена в центральных губерниях России, и только постепенно ее положения распространялись на окраины. В Польше и Средней Азии новые городские учреждения не создавались.

Судебная реформа. Из всех реформ Александра II наиболее последовательной и прогрессивной была Судебная. Процесс модернизации требовал приведения в соответствие с новыми общественными реальностями чрезвычайно важной для населения сферы юстиции. Старые судебные учреждения вызывали двоякую критику: за сословный характер (дворянство, горожане и крестьяне имели свои суды) и отсталые формы судопроизводства. Заседания дореформенного суда носили закрытый характер. На них не допускалась не только публика, но и адвокаты (стряпчие). Приговоры выносились нс на основании внутренней убежденности судьи относительно виновности или невиновности подсудимого, а опираясь на так называемые формальные доказательства (личное признание, показание свидетелей, изъятые вещественные доказательства), составлявшие по своей юридической ценности определенную иерархию. Если их нс хватало для вынесения обвинительного приговора, подсудимый мог быть освобожден с формулировкой «оставлен в подозрении». Сохранялись архаические наказания. Так, допускалось наложение на лоб и щеки каторжан клейма «кат». Следствие находилось в руках полиции, которая часто нс обладала необходимой для этого квалификацией. Невысока была квалификация и самих судей, многие из которых не имели специального юридического образования. Губернатор имел возможность вмешиваться в деятельность судебных учреждений, их независимость от администрации не была обеспечена. В судах процветали злоупотребления и взяточничество.

Подготовка судебной реформы велась под руководством министра юстиции Д. Н. Замятина. Проекты судебных уставов (кодексов), призванных воплотить принципы новой юстиции, готовила комиссия квалифицированных юристов, наиболее активную роль в которой играл С. И. Зарудный. После обсуждения уставов в Государственном совете они были опубликованы 20 ноября 1864 г. В появившемся одновременно указе Сенату Александр II объявил целью реформы «водворить в России суд скорый, правый, милостивый и равный для всех..., возвысить судебную власть, дать ей надлежащую самостоятельность и вообще утвердить в народе нашем то уважение к закону, без коего невозможно общественное благосостояние».

Важными новшествами новых судебных установлений являлись:

  • 1) их всесословный характер, их юрисдикции подлежат все российские граждане независимо от социального статуса;
  • 2) независимость суда. Она обеспечивалась несменяемостью судей и следователей, уволить которых можно было только по приговору суда, а также их высокими окладами;
  • 3) решительное изменение характера судебного процесса. Он стал гласным, открытым для публики и приобрел состязательный характер, его главным содержанием стало «противоборство» обвинения (прокуратуры) и защиты (адвокатуры);
  • 4) участие в суде присяжных заседателей, которые избирались из добропорядочных «местных обывателей» и решали вопрос о виновности или невиновности подсудимого;
  • 5) мировые судьи, которые в отличие от коронных, назначавшихся от имени императора министром юстиции, избирались органами земского и городского самоуправления;
  • 6) учреждение отдельного института следователей.

Новые судебные учреждения делились на мировые и коронные. Мировой суд являлся низшей инстанцией, его ведению подлежали незначительные уголовные и гражданские дела. Главными задачами данного учреждения являлись примирение сторон, достижение ими полюбовного соглашения. Мировой суд использовал упрощенные процессуальные правила. Судья вел дело и выносил приговор единолично, опротестовать его по существу (апелляция) можно было только в съезде мировых судей данного участка. Это было сделано для того, чтобы ускорить и удешевить рассмотрение мелких дел, освободить от них основные судебные учреждения — коронный суд, имевший следующую структуру:

  • окружной суд. Рассматривал, часто с участием присяжных заседателей, наиболее важные уголовные и гражданские дела;
  • судебная палата. Играла роль апелляционной инстанции на территории нескольких губерний, но нс могла пересматривать приговоры окружного суда, вынесенные с участием присяжных. В качестве первой инстанции рассматривала дела о государственных (политических) преступлениях;
  • сенат. Являлся высшим кассационным судом, т. е. пересматривал дела в случае нарушения судебных процедур и неправильного применения закона. Призван был также «разъяснять» точный смысл закона. В порядке кассации жалобы в Сенат можно было вносить как из коронных, так и из мировых судов.

Судебная реформа стала одной из наиболее удачных и популярных в русском обществе, Россия получила эффективную и авторитетную судебно-правовую систему. Как бы ни были хорошо задуманы новые судебные учреждения, они нс сыграли бы столь значительную и положительную роль, если бы не люди, которые пришли работать в них. Понимая важность своей миссии, они заложили традиции русского пореформенного суда, суда «скорого, правого, милостивого и равного для всех». Широкой известностью пользовались такие деятели юстиции, как судья Л. Ф. Кони, прокурор Д. А. Ровинский, адвокат (присяжный поверенный) Ф. Н. Плевако и др. Новые судебные установления, как и земства, первоначально были введены только в центральных, наиболее развитых губерниях и только постепенно распространялись на другие районы империи.

Цензурная реформа. Эпоха Александра II существенно изменила положение российской печати. После жесточайшей цензуры последних лет правления Николая I она получила относительную свободу. Перемены здесь произошли раньше, чем в других сферах общественной жизни, еще на рубеже 1850—1860 гг. Однако быстрое развитие оппозиционной печати различных направлений обеспокоило власти. Поэтому решено было разработать не новый цензурный устав, а только временные правила о печати, просуществовавшие, однако, вопреки намерениям их создателей, 40 лет. Подготовленные под общим руководством министра внутренних дел Валуева комиссией Д. И. Оболенского и опубликованные в 1865 г., они заменили для периодических изданий и книг, не относившихся к разряду дешевых брошюр, предварительную цензуру, последующей, карательной. Новый порядок означал, что издатель должен был представлять в цензурный комитет экземпляр не до, как раньше, а после выхода газеты, журнала или книги в свет. Если цензура находила их содержание предосудительным, она налагала на издателя наказание: предостережение, приостановление, закрытие и др.

Университетская реформа. Первостепенное внимание было обращено на образование. В 1863 г. был издан новый университетский устав, разработанный под руководством министра народного просвещения А. В. Головнина. Была введена университетская автономия — управление университетами было вручено корпорации профессоров, которая избирала руководителей данных учебных заведений — ректоров и деканов. Одновременно было значительно повышено жалованье преподавателей, их чины по Табели о рангах. Перемены затронули также начальное и среднее образование.

Военная реформа. Необходимость коренных преобразований вооруженных сил диктовалась тем, что старая, созданная еще Петром I армия комплектовалась за счет рекрутов, набиравшихся только из низших сословий. Подобный порядок не соответствовал элементарным принципам справедливости и логике модернизации, которая вела к уравнению юридического статуса населения. Ведущие европейские страны постепенно переходили от рекрутских армий к всеобщей воинской повинности, позволяющей развернуть в случае необходимости массовую армию за счет призыва в се ряды подготовительных резервистов. Боеспособность новых армий продемонстрировала Франкопрусская война 1870—1871 гг. В интересах безопасности Россия нс могла позволить себе отставать в военном отношении от далеко не дружественных соседей.

Реорганизация армии шла под руководством Д. Л. Милютина (старшего брага Н. А. Милютина), занимавшего с 1861 по 1881 г. пост военного министра. Преобразование вооруженных сил прошло через два этапа. Первоначально было проведено перевооружение вооруженных сил, срок службы рекрутов был сокращен с 25 до 16 лет, в армии были отменены телесные наказания, изменилась система управления сю, созданы военные округа.

Второй и самый сложный этап реформы начался 1 января 1874 г., когда в России была введена всеобщая воинская повинность. Общий срок службы в армии был установлен в 6 лет. Однако он значительно сокращался при наличии образования. Так, лица, закончившие высшие учебные заведения, служили только 6 месяцев, средние — 1,5 года, четырехлетние школы — 3 года. Полный срок служили неграмотные, что стимулировало распространение грамотности среди мужчин. Для тех же, кто приходил в армию неграмотным, а таких было большинство, открывались полковые школы. Конечно, в льготах, которые были даны высокообразованным лицам, можно усмотреть уступки имущим классам. Однако смысл этого подхода состоял в нежелании отрывать от созидательной работы немногочисленные культурные силы, необходимыс быстро развивавшейся России. Из-за высокой рождаемости и сокращения детской смертности контингент призывников (новобранцев) был больше, чем реально требовалось для армии. Поэтому, с одной стороны, были даны многочисленные льготы, освобождавшие от призыва (как правило, не призывались единственные сыновья, внуки), с другой — он проводился по жребию.

Введение всеобщей воинской повинности стало последним крупным преобразованием в череде «Великих реформ». Вслед за ним реформы надолго застопорились частично под влиянием нараставшего революционного движения, частично — из-за нового Балканского кризиса, который привел к Русско- турецкой войне 1877—1878 гг.

Общественное движение 1860—1870-х гг. Условия развития общественной мысли. Общественное движение России второй половины XIX в. развивалось под влиянием идей, сформировавшихся в бурной общественной полемике 1830—1840-х гг. Общеевропейский процесс разложения единой в XVIII в. идеологии Просвещения уже в первой половине XIX в. привел к выделению политических направлений, опирающихся на порой диаметрально расходящиеся ценности. Демократия, идеология, базирующаяся на принципах экономического и социального равенства, воспринималась как идеология низших слоев общества: крестьянства и наемных тружеников (пролетариата). Либерализм, чьи главные ценности — политическая свобода, частная собственность и гражданские права, и консерватизм, отстаивающий в качестве приоритетных ценностей сохранение национальных традиций и религиозных норм, отражали социально-политические устремления имущих слоев. Все три направления общественной мысли были представлены и в России. Реакцией на эту общеевропейскую тенденцию стало появление в России охранитель- ства как идеологии, противостоящей любым попыткам привнести в страну европейские идеи и методы управления государством.

Еще один фактор определял своеобразие национальной общественной мысли и вектор развития общественного движения. В 1850—1880-е гг. Россия столкнулась с уникальным набором задач по переустройству общества в сфере экономики, социальных отношений, права, культуры. Сохраняя верность избранным ценностям и идеалам, каждое из направлений общественной мысли должно было реагировать на те проблемы, которые стояли перед обществом и государством. Унижение, испытанное в Крымской войне, заставило замолчать (на время) сторонников охранительных идей и приучило общество к мысли о необходимости заимствовать полезный европейский опыт. Но, с другой стороны, Россия должна была заново определять свое место в семье европейских народов. Колебанию оценок, даваемых России извне, между «жандармом» и «задворками» Европы, соответствовали споры внутри страны, между сторонниками полной интеграции России в Европу и теми, кто видел в ней совершенно отдельный мир «соборности» и настаивал на ее «славянском» пути.

Одним из наиболее обсуждаемых стал вопрос о направлении, скорости и методах реформ, начатых сразу после Крымской войны. Крестьянская и последовавшие за ней «Великие реформы» в считанные годы изменили саму суть общественных отношений в России. Процесс адаптации к новым экономичсским условиям был крайне сложен и противоречив. И в центре всех противоречий находилась сила, инициировавшая реформы и их проводившая. Сила эта — Российское государство. Именно оно выступало в качестве отнюдь не символического «виновника» перемен, слишком быстрых и радикальных — для одних, слишком медленных и непоследовательных — для других.

Еще одна проблема с особой силой обозначилась в самом начале 1860-х гг., при подавлении восстания в Польше и завершении Кавказской войны (а чуть позже — при присоединении Средней Азии). Это проблема имперского развития России как государства, исподволь накапливающего национальные и конфессиональные противоречия.

Дворянская оппозиция. Дворянство издавна привыкло считать себя главной опорой престола и первым сословием в государстве. Его свя зь с самодержавием казалось неразрывной. Но с началом реформ именно дворяне почувствовали себя брошенными на произвол судьбы: император и бюрократия заботились в первую очередь об интересах государства, а права помещиков, изложенные в «Жалованной грамоте дворянству», оказались попранными. Замена прежних крепостнических отношений новыми — рыночными — проходила крайне тяжело не только для мелких и средних, но и для землевладельцев, не имевших ни опыта, ни средств (а зачастую и желания) приспособляться к новым условиям. К середине 1860-х гг. идеологи дворянства (Н. Л. Безобразов, граф В. П. Орлов-Давыдов, П. Д. Голохвастов) заявили твердо и недвусмысленно: землевладельцы должны сами позаботиться о своих хозяйственных и политических интересах, нс оглядываясь на петербургскую бюрократию и отставая свои позиции перед императором.

Наиболее четко и последовательно эта новая общественная позиция была сформулирована в «Адресе» Александру II, принятому Московским дворянским собранием в январе 1865 г. В нем предлагалось созвать «выборных людей от всей русской земли». В этом подобии парламента, наделенного совещательными правами, дворяне-землевладельцы (по мысли составителей адреса) должны были играть ведущую роль как представители двух самых серьезных общественных сил — собственно дворянства и земства. Ответом на этот демарш стал императорский рескрипт, в котором Александр II заявлял: «Никому... не предоставляю предупреждать Мои непрерывные о благе России попечения».

В дальнейшем взгляды этой «дворянской оппозиции» нашли свое выражение на страницах газеты «Весть» (редактор — В. Д. Скарятин). Их можно свести к нескольким положениям, составляющим своеобразную программу действий: объединение всех «охранительных элементов» для защиты прав дворянства и борьбы с революционным движением в стране; поддержка крупных земельных собственников и введение юридического запрета на дробление поместий площадью менее 200 десятин; предоставление земству и дворянству права участвовать в разработке и принятии законов; принятие государственной программы устранения крестьянской общины и разрушения общинной земельной собственности (что должно было помочь самостоятельным и трудолюбивым крестьянам стать фермерами, а помещикам — дать дешевую рабочую силу за счет разорившихся крестьян); русификация окраин империи мирными средствами, главным образом за счет перераспределения земельной собственности в пользу русского населения.

Охранительство. Комплекс идей, выраженный триадой «самодержавие — православие — народность», на время разработки «Великих реформ» потерял свою актуальность. Однако сразу после начала восстания в Польше сторонники охранитсльства: а) сохранения абсолютизма в политике и управлении, привилегий православной церкви, сословности в общественной жизни; б) противоборства с набирающими силу, вес и влияние либеральным и демократическим тенденциями, вновь заявили о себе. Лидером этого направления стал М. Н. Катков, возглавивший в 1863 г. газету «Московские ведомости» и превративший се в самое консервативное издание в стране. Вопреки господствовавшему в то время мнению, согласно которому проводимые в стране реформы должны способствовать развитию страны по европейскому пути, М. Н. Катков объявил важнейшей задачей сохранение традиционных для российского общества основ и прежде всего империи как формы государства.

Подавление национальных движений на границах России любыми средствами, вплоть до показательных казней и ускоренной русификации национальных окраин империи, Катков считал ближайшими задачами государства. Следующей важнейшей задачей, по его мнению, было восстановление государственного контроля над «воспитанием юношества». В точном соответствии с духом идей С. С. Уварова он призывал переориентировать систему образования на преподавание классических языков и математики, сократив преподавание таких «вредных» предметов, как словесность и естественная история. Жесткой критике «справа» подверг Катков и проводимые в то время реформы — Земскую, Городскую, Судебную. Он предложил скорректировать проведение этих реформ таким образом, чтобы они вели не к разрушению, а к усилению имперских начал в государстве. Для этого следовало, по его мнению, огранить независимость суда, а земские и городские органы самоуправления «встроить» в систему государственного управления.

Во второй половине 1860-х гг., особенно после покушения на императора Д. Н. Каракозова (1866), значительно выросло влияние Каткова на внутреннюю политику страны: к его мнению прислушивался император, его союзниками были новый министр просвещения Д А. Толстой и сменивший В. А. Долгорукова на посту шеф жандармов П. А. Шувалов. В 1870-х гг. к Каткову присоединился издатель еженедельника «Гражданин», камергер и друг наследника престола князь В. П. Мещерский. В 1872 г. он предложил «поставить к реформам точку», т. е. остановиться и решить, как обратить те изменения, что произошли в стране, на пользу монархии. Бюрократия и интеллигенция, по мнению Мещерского, будучи главными проводниками реформ, вели страну к гибели: революции и распаду государства. Сила же и спасение России — в самодержавии, опирающемся на преданное ему дворянство, народную веру в Бога и твердо отстаивающем особое место России в мире.

Позднее славянофильство. В пореформенное время активно действовали только «младшие» славянофилы, среди которых выделялся редактор газеты «День» И. С. Аксаков. Развивая идеи своего старшего брата К. С. Аксакова о взаимодействии «земли» и «государства», он пропагандировал идею «народной монархии», в которой нет места ни парламенту западного образца, ни конституции, ни дворянскому представительству. Особый путь развития России должен состоять в дополнении самодержавной власти необходимыми обществу свободами: слова, печати, собраний; введении религиозной терпимости; дополнении монархии «всесословным земством». Такое устройство государства, по мнению Аксакова и его последователей, должно поставить заслон тираническим тенденциям самодержавного правления и способствовать подлинному, а не мнимому (как у охранителей) единству царя и народа. В 1870-е гг. взгляды славянофилов стали еще более консервативными: И. С. Аксаков писал о «великой миссии» Русского государства — объединить под властью российского царя все славянские народы; о важности в этой связи именно монархического принципа русской государственности и «соборности» как отличительной черты русского народа.

Позднее западничество. В 1860—1870-е гг. ведущими изданиями либерального направления стали газета «Голос» и журнал «Вестник Европы», а к числу неформальных лидеров этого направления можно отнести западников младшего поколения — К. Д. Кавелина и Б. Н. Чичерина. Правда, либералами в том значении, в каком этот термин существовал в Европе, их назвать сложно. Б. Н. Чичерин был убежден, что в России идея государства важнее прав личности. К. Д. Кавелин утверждал, что нет и не было в России иной движущей силы, кроме государственной власти. И потому, приветствуя освобождение крестьян и много сделав для Крестьянской реформы еще в период «рукописной литературы» (вторая половина 1850-х гг.), Кавелин и Чичерин в дальнейшем предлагали стране форму ограниченной монархии, при обязательном сохранении сильной центральной власти.

Уверенные в отсутствии в стране подлинной аристократии, в необразованности, невежестве народа, младшие западники считали, что огромных размерах государства, социальной, национальной, конфессиональной разнородности населения, только твердая и последовательная государственная власть может удержать страну от кровавых междоусобных столкновений. Они предлагали путь медленных, постепенных, осторожных реформ (подобных Земской и Судебной), способных преобразовать российское общество на началах свободы и ответственности перед государством. Немедленное же введение конституции и всех действующих в европейских странах гражданских свобод может в один миг разрушить веками складывающийся государственный порядок и привести к всеобщему хаосу.

Б. Н. Чичерин считал, что государство, сохранявшее общину в собственных фискальных интересах, должно ее отменить как устаревший социальный институт, создав тем самым условия для становления «среднего класса» — крестьянской буржуазии. Пока же такого класса нет, ведущая роль в обществе принадлежит самому образованному и ответственному слою — дворянству. К. Д. Кавелин же утверждал, что дворянство уже давно не играет прогрессивной роли в стране и потому продолжение реформ в стране зависит только от воли монарха и поддерживающей его бюрократии. Община же, препятствующая массовому разорению крестьян, должна быть сохранена.

Почвенничество. Это направление общественной мысли связано с издаваемыми М. М. и Ф. М. Достоевскими журналами «Время» и «Эпоха». Ведущими публицистами этих журналов были А. А. Григорьев, Н. Н. Страхов и, конечно, сам Ф. М. Достоевский. Почвенники не стремились давать четких ответов на конкретные вопросы, стоящие перед современным им обществом. Они считали, что политические и социальные противоречия в обществе вторичны по отношению к главной проблеме — нравственной. Порицая Запад за жестокую эксплуатацию работников, за забвение духовных интересов, почвенники, как и славянофилы, утверждали, что у России собственный путь развития, путь нравственного, духовного совершенствования.

«Русская идея» формулировалась Ф. М. Достоевским как «всемирная отзывчивость» русской души, способной вместить в себя культуру Запада, со всеми ее новшествами, и сохранить при этом собственные национальные традиции. Путь исторического развития, по Достоевскому, вырисовывался как возможность соединить лучшие черты западной цивилизации (науку, образование, технические достижения) с лучшими качествами русского народа (искренняя вера, единство сословий, открытость и широта души). Отсюда и термин «почвенничество» — путь укоренения в народной «почве» оторвавшейся от нее и устремленной к западным ценностям интеллигенции.

Нигилизм. Нигилизм — явление в литературной и общественной жизни России 1860-х — начала 1870-х гг., выражающее отношение демократических кругов к основам современного им общественного строя. В качестве идеологов нигилизма как комплекса идей, усвоенных прежде всего учащейся молодежью, на рубеже 1850—1860-х гг. выступали Н. Г. Чернышевский и Н. А. Добролюбов (и в целом круг авторов «Современника»), а в середине 1860-х гг. — Д. И. Писарев (и круг авторов «Русского слова», а затем — журнала «Дело»). В конце 1861 г. в журнале «Русский Вестник» был опубликован роман И. С. Тургенева «Отцы и дети», в котором понятие «нигилизм» применительно к центральному образу романа Базарову одновременно обозначало: а) круг людей, для которых критика существующего положения в обществе более важна, чем положительный идеал; б) комплекс идей, в которых выражается критический взгляд на прошлое и настоящее российского общества; в) особую «вызывающую» манеру поведения.

Главным мотивом в деятельности нигилистов стало отрицание:

  • — действующих норм морали, культурных и эстетических ценностей, поскольку они провозглашают и закрепляют в сознании людей ложное понимание общественного прогресса;
  • — исторического опыта России, поскольку он не содержит в себе «положительных начал» для разрешения стоящих перед Россией вопросов;
  • — исторического опыта Запада, поскольку он привел к «страданиям пролетариата» (Н. Г. Чернышевский) и кризису в социальных отношениях, еще более тяжелому, чем в России.

Вместе с тем отрицание было не самоцелью, а лишь первым шагом к постановке главной задачи — «о голодных людях» (Д. И. Писарев) и разумному разрешению «социального вопроса», т. е. построению такого общества, в котором бы нашли свое воплощение интересы большинства населения. В этой связи критическое отношение к действительности у нигилистов дополнялось пропагандой: рационального знания, достижений естественных наук; пользы образования для каждого человека и общества в целом; достижений технического прогресса, позволяющих облегчить жизнь людей; «положительной деятельности», позволяющей увеличивать сумму знаний или сумму благ, необходимых обществу.

Нигилизм как модель личного поведения предусматривал отказ от: а) государственной службы и карьеры и переход к «положительной работе», главным образом в сфере образования и просвещения; б) «условностей» вежливости и этикета и утверждение искренности во взаимоотношениях, грубоватых по форме, но честных и прямых; в) «лживой» семейной морали и распространение «свободных» (гражданских) и фиктивных браков; г) развлечений, занятий искусством и литературой и пропаганду «развивающих» занятий физкультурой, ремеслом, наукой. Внешний вид нигилистов должен был подчеркивать презрительное отношение к тем условностям, которые отвлекают от полезной деятельности. Отсюда — нежелание следовать моде, предпочтение простой и рациональной одежды («синий чулок» — ироническое прозвище курсисток), короткие прически у женщин и длинные — у мужчин. Своеобразная мода на нигилизм породила формы поведения, нарушающие «общественные приличия» и провоцирующие скандал: подчеркнуто «простонародные» манеры, громкий разговор и курение в общественных местах, демонстративный отказ от танцев и игр, постоянная готовность начать полемику.

Демократические организации 1860-х гг. Осенью 1861 г. в Петербурге возникло тайное общество «Земля и воля», поставившее своей целью пропаганду идей революции и русского социализма в России. Идейным вдохновителем создания этой организации был Н. Г. Чернышевский, а руководителями — Л. Л. Серно-Соловьевичи, А. А. Слепцов, Н. Н. Обручев. В 1862 г. филиалы этой организации возникли в Москве, Казани, Нижнем Новгороде и других городах России. Члены организации составляли и распространяли прокламации, содержащие призывы к революционным действиям. Самостоятельно действовало еще одно пропагандистское общество — «Великорус». Наибольший резонанс в обществе получили прокламации «Барским крестьянам» (написанная Н. Г. Чернышевским») и «Молодая Россия» (автор — П. Г Зайчневский). Арест Н. Г. Чернышевского и Н. А. Ссрно-Соловьсвича и главным образом спад крестьянских протестных выступлений в 1863 г. привели к самороспуску «Земли и воли», эмиграции части ее руководителей и прекращению прокламационной кампании.

В том же 1863 г. в Москве возник студенческий кружок, руководил которым Н. А. Ишутин. Стремясь к воплощению идей социализма на практике, «ишутинцы», помимо пропаганды социалистических идей, пытались создавать «ассоциации» работников, утверждая идеи коллективизма в труде и быту. 4 апреля 1866 г. член «ишутинской» организации Д. В. Каракозов стрелял в императора Александра II, после чего большинство «ишутинцсв» было арестовано.

Народничество. В конце 1869 г. соединение нигилистических представлений с кругом идей «русского социализма» привело к появлению такого крупнейшего явления в общественной жизни, как народничество. Концепция «русского социализма» была сформулирована А. И. Герценом в начале 1860-х гг. Признавая общеевропейскую тенденцию развития к капитализму и утверждению наемного труда, Герцен утверждал, что именно в России сложились условия для того, чтобы, минуя стадию капиталистического производства, перейти к более совершенным и справедливым общественным отношениям — социалистическим, т. е. основанным на общественной собственности и коллективном труде.

Мысль о крестьянской общине как главном условии перехода страны к социализму поддержал и развил в первой половине 1860-х гг. Н. Г. Чернышевский. Однако он считал, что в дальнейшем необходимо от общины переходить к ассоциациям работников (в духе идей Фурье), а затем — к крупному производству, основанному на коллективной собственности и разделении труда. Эти идеи в сознании образованной части молодежи были дополнены еще несколькими, составившими вместе основной комплекс народнических воззрений:

  • — мысль о том, что образованная часть российского общества (дворянство и интеллигенция) за долгие века «эксплуатации» накопила «долг» перед народом, живущим в бесправии, невежестве и нищете;
  • — представление о том, что вернуть «долг» можно, лишь способствуя созданию в России более справедливого общественного устройства, основанного на общественной собственности, свободе личности и коллективном труде;
  • — предпочтение социального переворота (т. е. перераспределения собственности) политическому (перераспределению власти).

Направлении в народничестве. К 1870-х гг. в народничестве сформировалось несколько направлений, отличающихся друг от друга набором средств и методов, избираемых для достижения общего идеала. Международный революционер М. А. Бакунин считал, что социальный вопрос можно разрешить, только уничтожив главного эксплуататора — государство. Любая власть, утверждал он, построена на насилии, а значит, она несправедлива и преступна. Идеал нового общественного устройства — анархия, т. е. федерация самоуправляющихся общин, в которой нет чиновников, полиции, армии и тюрем. Порядок в таком обществе поддерживается самими гражданами (на основе всеобщего вооружения народа), а управление организуется путем выборов на все общественные должности. Создать такое общество можно, только пройдя через всеобщий бунт, перерастающий в гражданскую войну и разрушающий государство. Главной силой будущей социальной революции Бакунин считал «разбойный элемент» и люмпен пролетариев — босяков, нищих, безработных. Задачи российской демократии Бакунин сформулировал в 1873 г. в «Прибавлении А» к своей книге «Государственность и анархия». Поскольку, по его мнению, русский крестьянин «страстно ненавидит государство» и всегда готов к бунту, единственное, что нужно сделать молодежи, — идти в народ и поднять его на всеобщее восстание. Крестьянская война должна смести государство, помещиков, церковь и создать условия для утверждения нового общественного порядка.

В 1868—1869 гг. газета «Неделя» опубликовала «Исторические письма» ссыльного преподавателя математики полковника П. Л. Лаврова. Составившис целую книгу, «Письма» получили очень широкий отклик. В них Лавров, развивая мысль Герцена об исторической вине образованного меньшинства перед народом, сформулировал положение о «критически мыслящей личности», способной взять на себя ответственность за продвижение общества по пути прогресса, который может быть определен как «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости». Если правительство деспотично и не понимает интересов народа, писал П. Л. Лавров уже в эмигрантских изданиях. то революция может стать единственным способом продвижения к прогрессу общества. Но революционерам нельзя уповать на стихийный бунт. Надо готовиться к революции самим и готовить народ — просвещать его и пропагандировать новые идеи.

Сторонники П. Н. Ткачева — «заговорщики» или «якобинцы» — в отличие от большинства народников не верили в революционные возможности российского крестьянства. Сам Ткачев возлагал свои надежды на сплоченную организацию единомышленников, способную «развернуть» государственную машину в сторону прогресса. В своей программной статье «В набат!» (1875) он писал, что в России сложилась уникальная ситуация: капитализм еще не развит, а самодержавие, проведя ряд реформ, затронувших интересы всех слоев населения, лишилось общественной поддержки. В этих условиях решительные действия рсволюционеров-заговорщиков позволят либо захватить власть, либо запугать правительство и заставить его провести социальные реформы.

Еще одним направлением в народничестве стала «нечаевщина». Теоретиком народнического движения С. Г. Нечаева назвать сложно, но его деятельность стала образцом «антиповедения» в народнической среде. Возглавив вместе с П. Н. Ткачевым студенческое движение 1868—1869 гг., он вскоре создал террористическую, по замыслу, организацию «Народная расправа». В своем программном документе, озаглавленном «Катехизис революционера», Нечаев выдвинул и обосновал принцип «морально все, что способствует революции», в том числе обман, шантаж, подкуп, убийство. Жизнь революционера, подчиненная главной задаче — достижению всеобщего счастья, — ничего не стоит. Впрочем, по мнению Нечаева, еще меньше стоили жизни всех остальных людей. Даже М. А. Бакунин, активно сотрудничавший с Нечаевым, назвал его взгляды «катехизисом абреков». Вершиной революционной деятельности Нечаева стало убийство не согласного с ним студента Иванова, которое он заставил совершить своих товарищей по организации.

Народничество в 1870-х гг. прошло очень сложный путь развития:

  • — от нескольких студенческих кружков к партии «Народная воля», насчитывавшей в своем составе сотни действующих членов (и тысячи сочувствующих) и отделения в 50 городах России;
  • — от «самообразования» в кружке «чайковцев» через пропаганду социалистических идей во время «хождения в народ» (1874—1875) к вооруженной борьбе с самодержавием, предпринятой «народовольцами»;
  • — от стремления к социальному перевороту в обществе, без борьбы за политические права, к признанию первенства политических проблем в обществе и выдвижению идеи созыва Учредительного собрания;

— от противодействия нсчаевщинс как аморальному способу утверждения прогрессивных идей до дегаевщнны, при которой провокатор (С. П. Дега- ев), возглавивший «Народную волю», разрушил ее изнутри.

Деятельность народнических организаций в 1870-е гг. Первой крупной организацией народничества стал кружок «чайковцев», возникший в Петербурге в 1869 г. В отличие от нечаевской организации, «чайковцы» нс имели руководителя. В разные годы важную роль в ней играли М. Л. Натансон, Н. В. Чайковский, П. А. Кропоткин, С. М. Кравчннский, Д. А. Клеменц, С. Л. Перовская. Начав с деятельности по самообразованию и пропаганде социалистических идей среди студентов, «чайковцы» затем перешли к созданию рабочих кружков. К 1874 г. кружок «чайковцев» имел филиалы во многих городах России, был связан с другими пропагандистскими организациями.

Весной 1874 г. «чайковцы» вместе с другими революционными организациями предприняли «хождение в народ». Под видом рабочих, пильщиков дров, сапожников, они вели пропаганду социалистических идей среди крестьян или пытались поднять их на бунг. Крестьяне нс отозвались на призывы молодых бунтарей. Больше тысячи пропагандистов были арестованы, а 193 человека были подвергнуты показательному суду.

В 1876 г. в Петербурге возникла новая революционная организация «Земля и воля», в руководство которой вошли А. Д. Михайлов, М. А. Натансон, Г. В. Плеханов, В. А. Осинский. «Земля и воля» предприняла новое «хождение в народ», теперь уже в виде долговременных поселений пропагандистов, которые сочетали работу врачей, учителей, агрономов, ветеринаров с революционной работой и пропагандой социализма. Кроме того, «землевольцы» предпринимали попытки вести «пропаганду действием». Они выпускали подпольную газету «Земля и воля», а 6 декабря 1876 г. в Петербурге организовали первую политическую демонстрацию.

Неудача в их главном деле — пропаганде среди крестьян — привела часть «землевольцев» к идее «подтолкнуть» ход истории террором. В январе 1878 г. В. И. Засулич в знак протеста против действий полиции стреляла в петербургского градоначальника Ф. Ф. Трспова. В августе того же года С. М. Крав- чинский убил шефа корпуса жандармов Н. В. Мезенцева, а 2 апреля 1879 г. А. К. Соловьев предпринял новую попытку убить императора. Летом 1879 г. «Земля и воля» раскололась на сторонников и противников террора. Организация «Черный передел» во главе с Г. В. Плехановым до 1883 г. продолжала попытки пропаганды идей социализма и революции среди крестьян.

Крупнейшей по численности и самой активной революционной организацией рубежа 1870— 1880-х гг. стала «Народная воля». Ее руководящим органом был Исполнительный комитет, члены которого (А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов, М. Ф. Фроленко, В. Н. Фигнер, С. А. Перовская, А. И. Желябов и др.) руководили отдельными студенческими, рабочими, военными кружками и сами принимали непосредственное участие в террористических актах. «Народовольцы» переосмыслили один из важнейших постулатов народнической теории. Нигилисты 1860-х и народники первой половины 1870-х гг. считали важнейшей задачей «социальный переворот», т. е. переход собственности из частного владения в общественное, а проблемы организации власти считали вторичшис целую книгу, «Письма» получили очень широкий отклик. В них Лавров, развивая мысль Герцена об исторической вине образованного меньшинства перед народом, сформулировал положение о «критически мыслящей личности», способной взять на себя ответственность за продвижение общества по пути прогресса, который может быть определен как «развитие личности в физическом, умственном и нравственном отношении, воплощение в общественных формах истины и справедливости». Если правительство деспотично и нс понимает интересов народа, писал П. Л. Лавров уже в эмигрантских изданиях, то революция может стать единственным способом продвижения к прогрессу общества. Но революционерам нельзя уповать на стихийный бунт. Надо готовиться к революции самим и готовить народ — просвещать его и пропагандировать новые идеи.

Сторонники П. Н. Ткачева — «заговорщики» или «якобинцы» — в отличие от большинства народников не верили в революционные возможности российского крестьянства. Сам Ткачев возлагал свои надежды на сплоченную организацию единомышленников, способную «развернуть» государственную машину в сторону прогресса. В своей программной статье «В набат!» (1875) он писал, что в России сложилась уникальная ситуация: капитализм еще не развит, а самодержавие, проведя ряд реформ, затронувших интересы всех слоев населения, лишилось общественной поддержки. В этих условиях решительные действия революционеров-заговорщиков позволят либо захватить власть, либо запугать правительство и заставить его провести социальные реформы.

Еще одним направлением в народничестве стала «нечаевщина». Теоретиком народнического движения С. Г. Нечаева назвать сложно, но его деятельность стала образцом «антиповедения» в народнической среде. Возглавив вместе с П. Н. Ткачевым студенческое движение 1868—1869 гг., он вскоре создал террористическую, по замыслу, организацию «Народная расправа». В своем программном документе, озаглавленном «Катехизис революционера», Нечаев выдвинул и обосновал принцип «морально все, что способствует революции», в том числе обман, шантаж, подкуп, убийство. Жизнь революционера, подчиненная главной задаче — достижению всеобщего счастья, — ничего не стоит. Впрочем, по мнению Нечаева, еще меньше стоили жизни всех остальных людей. Даже М. А. Бакунин, активно сотрудничавший с Нечаевым, назвал его взгляды «катехизисом абреков». Вершиной революционной деятельности Нечаева стало убийство нс согласного с ним студента Иванова, которое он заставил совершить своих товарищей по организации.

Народничество в 1870-х гг. прошло очень сложный путь развития:

  • — от нескольких студенческих кружков к партии «Народная воля», насчитывавшей в своем составе сотни действующих членов (и тысячи сочувствующих) и отделения в 50 городах России;
  • — от «самообразования» в кружке «чайковцев» через пропаганду социалистических идей во время «хождения в народ» (1874—1875) к вооруженной борьбе с самодержавием, предпринятой «народовольцами»;
  • — от стремления к социальному перевороту в обществе, без борьбы за политические права, к признанию первенства политических проблем в обществе и выдвижению идеи созыва Учредительного собрания;

— от противодействия нсчасвшинс как аморальному способу утверждения прогрессивных идей до дсгаевщины, при которой провокатор (С. П. Дсга- ев), возглавивший «Народную волю», разрушил се изнутри.

Деятельность народнических организаций в 1870-е гг. Первой крупной организацией народничества стал кружок «чайковцев», возникший в Петербурге в 1869 г. В отличие от нечаевской организации, «чайковцы» нс имели руководителя. В разные годы важную роль в ней играли М. Л. Натансон, Н. В. Чайковский, П. Л. Кропоткин, С. М. Кравчинский, Д. А. Клеменц, С. Л. Перовская. Начав с деятельности по самообразованию и пропаганде социалистических идей среди студентов, «чайковцы» затем перешли к созданию рабочих кружков. К 1874 г. кружок «чайковцев» имел филиалы во многих городах России, был связан с другими пропагандистскими организациями.

Весной 1874 г. «чайковцы» вместе с другими революционными организациями предприняли «хождение в народ». Под видом рабочих, пильщиков дров, сапожников, они вели пропаганду социалистических идей среди крестьян или пытались поднять их на бунт. Крестьяне не отозвались на призывы молодых бунтарей. Больше тысячи пропагандистов были арестованы, а 193 человека были подвергнуты показательному суду.

В 1876 г. в Петербурге возникла новая революционная организация «Земля и воля», в руководство которой вошли А. Д. Михайлов, М. А. Натансон, Г. В. Плеханов. В. А. Осинскнй. «Земля и воля» предприняла новое «хождение в народ», теперь уже в виде долговременных поселений пропагандистов, которые сочетали работу врачей, учителей, агрономов, ветеринаров с революционной работой и пропагандой социализма. Кроме того, «землевольцы» предпринимали попытки вести «пропаганду действием». Они выпускали подпольную газету «Земля и воля», а 6 декабря 1876 г. в Петербурге организовали первую политическую демонстрацию.

Неудача в их главном деле — пропаганде среди крестьян — привела часть «землевольцев» к идее «подтолкнуть» ход истории террором. В январе 1878 г. В. И. Засулич в знак протеста против действий полиции стреляла в петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова. В августе того же года С. М. Кравчинский убил шефа корпуса жандармов Н. В. Мезенцева, а 2 апреля 1879 г. А. К. Соловьев предпринял новую попытку убить императора. Летом 1879 г. «Земля и воля» раскололась на сторонников и противников террора. Организация «Черный передел» во главе с Г. В. Плехановым до 1883 г. продолжала попытки пропаганды идей социализма и революции среди крестьян.

Крупнейшей по численности и самой активной революционной организацией рубежа 1870—1880-х гг. стала «Народная воля». Ее руководящим органом был Исполнительный комитет, члены которого (А. Д. Михайлов, Н. А. Морозов. М. Ф. Фроленко, В. Н. Фигнер, С. А. Перовская, А. И. Желябов и др.) руководили отдельными студенческими, рабочими, военными кружками и сами принимали непосредственное участие в террористических актах. «Народовольцы» переосмыслили один из важнейших постулатов народнической теории. Нигилисты 1860-х и народники первой половины 1870-х гг. считали важнейшей задачей «социальный переворот», т. е. переход собственности из частного владения в общественное, а проблемы организации власти считали вторичными. «Народная воля» провозгласила своей первой задачей политическую борьбу, воздействие на власть террором или захват власти революционерами.

«Диктатура» Лорис-Меликова. Центральным моментом в истории революционного народничества стал ряд покушений на Александра II, организованный Исполнительным комитетом «Народной воли». Смысл своей борьбы революционеры-народники видели в том, что, убив императора, они отомстят за гибель и страдания своих товарищей, заставят правительство созвать Учредительное собрание и подтолкнут страну к прогрессивному развитию.

  • 5 февраля 1880 г. произошло одно из наиболее известных покушений на Александра II — подготовленный народовольцем С. Н. Халтуриным взрыв в Зимнем дворце. Деятельность «Народной воли» поставила правительство перед серьезной альтернативой. После неоднократной смены правительственного курса верховной власти вновь предстояло сделать трудный выбор — смирить ли революционное движение усилением репрессий или попытаться ограничить его размах новыми либеральными реформами. Александр II решил соединить эти две политические линии в единый курс.
  • 12 февраля было объявлено о создании Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия с широкими полномочиями. Решения этого чрезвычайного органа, направленные на борьбу с революционным движением, были обязательны для всех должностных лиц и могли отменяться только императором. Казалось, над страной нависла угроза полицейской диктатуры, но возглавивший Комиссию М. Т. Лорис-Меликов не стремился к роли диктатора. Боевой генерал, затем харьковский генерал-губернатор, он, незадолго до покушения Халтурина, представил императору доклад, в котором указывал на эффективность сочетания решительной борьбы с непримиримыми противниками режима и уступок либеральным кругам, охранением прав благонамеренной части общества. Именно эту политику он стал проводить, когда неожиданно для себя и для других был назначен «диктатором».

Лорис-Меликов, сосредоточив в своих руках всю полицейскую власть, добился заметных успехов в борьбе с революционным народничеством — арестовал многих видных деятелей террора. Это позволило ему заявить об исполнении Верховной распорядительной комиссией своих задач и поставить в августе 1880 г. вопрос о ее ликвидации. Сам «диктатор», продолжавший играть ведущую роль в правительстве, был назначен министром внутренних дел. По его инициативе это ведомство подверглось значительной реорганизации. Нго новому структурному подразделению —Департаменту полиции — были переданы функции ликвидированного III отделения. Это позволило сосредоточить в одних руках функции и средства борьбы с антиправительственными организациями.

Другой — и более важной — стороной деятельности Лорис-Меликова было стремление вести диалог с либеральным обществом, попытка привлечь его на сторону правительства. Он заявил о необходимости уважать права органов самоуправления, печати, независимость судов и т. д. Но его инициативе был уволен министр народного просвещения Д. А. Толстой, некоторые другие не популярные в либеральной среде высшие бюрократы. В начале 1881 г. Лорис-Меликов представил Александру II доклад, в котором предложил завершить реформы 1860-х гг. и удовлетворить законные пожелания благонамеренного общества принять участие в разрешении нс только местных, но и общегосударственных проблем.

Министр внутренних дел был противником парламентаризма, создания в России какого-либо законодательного учреждения. Его план ограничивался предложением создать при Государственном совете, высшем законосовещательном органе империи, комиссии для предварительного рассмотрения законопроектов, в состав которых предполагалось привлечь выборных представителей органов земского и городского самоуправления. План, который вошел в историю как конституция Лорис~Меликова, на деле таковой нс являлся, так как не вел к юридическому ограничению власти монарха. Однако это был первый шаг к созданию в России системы народного представительства.

1 марта 1881 г. Александр II принципиально одобрил предложение своего министра, но через несколько часов был убит террористами из «Народной воли». Революционеры добились своей цели, однако эта «победа» стала последней в деятельности «Народной воли». Руководители покушения (С. Л. Перовская, А. И. Желябов) и рядовые участники были казнены, большинство членов Исполнительного комитета — арестованы и осуждены, а к 1884 г. «Народная воля» была ликвидирована.

Значение и уроки «Великих реформ». Преобразования Александра II положили начало быстрой модернизации России. Однако процесс этот нс был линейным, изобиловал неожиданными остановками и зигзагами. Эти колебания и отступления были вызваны рядом причин. Не на высоте положения оказались все группы образованного русского общества. Правительство не проявило необходимой дальновидности и последовательности в реформах, либеральная общественность не понимала сложности задач, которые стояли перед правительственной властью, иногда требовали от нее слишком многого, многие представители учащейся молодежи увлеклись радикальными политическими теориями, встали на путь политического экстремизма.

При проведении реформ, что неизбежно, были допущены некоторые технические ошибки. Невозможно все заранее предусмотреть, только практический опыт обнаруживает скрытые дефекты административно-политической конструкции. Такие дефекты обнаружились и в земском, и в городском положениях, и в судебных уставах. Противоречивое воздействие на ход преобразований оказывал общественно-политический фон их проведения, возникновение и развитие в России революционного народничества. В результате многие реформы пришлось принести в жертву задачам политического противоборства с подпольем. Созданные либеральными реформаторами учреждения и институты предназначены были действовать в обстановке политической стабильности. Нарастание же общественного кризиса требовало от административнополитической системы большей централизации, солидарности в действиях се отдельных частей, жестокости в противоборстве с антиправительственными выступлениями. Этой объективной тенденции противоречили принципы независимости местного самоуправления, печати, школы, судов. Поэтому все они вскоре оказались под подозрением и стали вызывать растущее недовольство власти.

Критика со стороны консервативных кругов была обращена в первую очередь на деятельность новых судебных учреждений, призванных по своему положению бороться не только с уголовной, но и с политической преступностью. Их упрекали в стремлении превратиться в «государство в государстве», действовать вразрез с правительственным курсом. Суд присяжных, создававшийся как «суд общественной совести», по мнению консервативного публициста М. Н. Каткова, превратился в «суд улицы», нс способный разобраться в сути дела и подпадающий под воздействие адвокатского красноречия. Негодование властей вызвало оправдание в 1878 г. присяжными террористки В. И. Засулич, тяжело ранившей петербургского обер-полицмейстера (градоначальника) Ф. Ф. Трепова.

В результате возникла устойчивая тенденция к ограничению самостоятельности пореформенных институтов, особенно заметная в отношении учреждений юстиции. Уже в 1871 г. политические дела были изъяты из общих следственных органов и переданы жандармерии, в 1878 г., после дела Засулич, — перестали быть подсудны суду присяжных. В этом же году, после убийства шефа жандармов Н. В. Мезенцева, решено было передавать террористов военным судам. Таким образом, наиболее опасные политические преступления были постепенно выведены из юрисдикции общих судебных учреждений. Эти тенденции показывают, что жесткое разделение эпохи «Великих реформ» Александра II и «контрреформ» Александра III не совсем точно. Попытки «подправить» систему пореформенных учреждений предпринимал уже се создатель. Но твердый и последовательный характер этому курсу придал Александр III.

Внутренняя политика Александра III (1881—1894). Определение новых политических ориентиров. Новый монарх не был по рождению предназначен к занятию престола. Наследником он стал в двадцатилетием возрасте, в 1865 г., после смерти старшего брата Николая. Александр III производил на современников противоречивое впечатление. Высокий и грузный, с большой бородой, он походил не на аристократа, а на крестьянина из великорусской губернии. У него, как и у других великих князей, были хорошие учителя, но он нс производил впечатления высокообразованного человека, отличался простыми, невзыскательными вкусами. Хорошо знавший монарха граф С. Ю. Витте писал, что он был «человеком ординарного образования». Вместе с тем Александр III — человек прямой, твердый, здравомыслящий, обладал, по мнению того же Витте, «царским сердцем». Для оппозиционных кругов предпоследний русский император был ограниченным реакционером, для монархистов — почти идеальным монархом.

Император с юности отличался консервативными взглядами, был убежден в плодотворности монархической системы правления, необходимости решительно защищать ее от посягательств революционеров — «кучки врагов России». Его ближайшими политическими единомышленниками были обер-прокурор Синода К. П. Победоносцев, министр внутренних дел Д. Л. Толстой, консервативные публицисты М. Н. Катков, В. II. Мещерский.

Принимая как данность уже свершившиеся реформы, сторонники охранительного направления в государственном управлении настаивали на их обязательной корректировке, подразумевающей: а) приостановление тех действий во внутренней политике, которые следовало бы предпринять, следуя логике реформ; б) трансформацию всех сторон общественной жизни, подвергнувшихся влиянию реформ таким образом, чтобы они отвечали охранительным принципам. Базовыми же положениями охранительной теории можно считать следующие:

  • 1) гигантская территория России, характер ее населения и ее исторические традиции не позволяют ей развиваться так, как это делают большинство стран Европы. У России свой уникальный путь;
  • 2) своеобразие российского пути состоит прежде всего в единении царя и народа, понимаемом как самодержавное правление, без конституции и народного представительства;
  • 3) особое призвание России — быть центром православного мира, объединить вокруг себя все славянские народы и противостоять как либеральной Европе, так и мусульманской Азии.

Эти принципы диктовали характер политических действий правительства, отличительными чертами которого стали: защита интересов верховной власти внутри страны и интересов империи — во внешней политике. Отрицая буржуазный опыт Европы, К. П. Победоносцев и его единомышленники считали «вредным» то направление, которое приняло в стране высшее образование и большинство периодических изданий. Сравнительная независимость земских и городских органов самоуправления и особенно суда, по их мнению, вела к развалу государственной системы России.

Отсюда важнейшие «позитивные» идеи охранительства: а) необходимость непосредственного «личного участия» самодержца во всех сферах управления; б) стремление охранить «незыблемость самодержавия» от любых попыток ввести в стране элементы представительного правления или самоуправления; в) желание восстановить разрушенный реформами союз между самодержавием и дворянством; г) защита православных начал русской культуры и стремление к русификации национальных окраин.

Консервативные настроения Александра III усилились под впечатлением цареубийства 1 марта 1881 г. Однако новый правительственный курс не сразу приобрел ясные очертания. С одной стороны, был отвергнут проект «конституции», подготовленный Лорис-Меликовым. 29 апреля император объявил в манифесте, что вступает на престол «с верой в силу и истину самодержавной власти». Постепенно ушли в отставку имевшие либеральную репутацию министры Александра II (М. Т. Лорис-Меликов, Д. А. Милютин и др.), покинул пост председателя Госсовета великий князь Константин Николаевич. С другой стороны, новый министр внутренних дел Н. П. Игнатьев ввел практику совещания со «сведущими лицами» из земцев, где обсуждались проекты готовившихся социально-экономических мер. Он выдвинул план созыва Земского собора, который должен был состояться в Москве во время коронации Александра III и продемонстрировать единение русского народа вокруг монарха. Предложение министра внутренних дел вызвало резкую критику Каткова и Победоносцева, опасавшихся всколыхнуть страну, еще не пришедшую в себя после убийства Александра II. В результате в конце 1882 г. Игнатьев был вынужден подать в отставку. Вместо него был назначен Д. Л. Толстой, имевший репутацию крайнего консерватора. «Назначение графа Толстого, — с удовлетворением писал Катков, — это уже целая программа».

Укрепление системы власти. Первой задачей правительства Александра III являлась борьба с революционным движением. Было завершено начатое в 1880 г. формирование Департамента полиции — важнейшего структурного подразделения МВД, занятого борьбой с политическими преступлениями. 14 августа 1881 г. появилось «Положение о мерах к охранению государственной безопасности и общественного спокойствия». В соответствии с ним в местностях, где вводилось чрезвычайное положение (усиленная или чрезвычайная охрана), администрация получала право без суда, своей властью, закрывать торгово-промышленные и учебные заведения, газеты, высылать людей и т. д. Принятые меры и кризис революционного народничества, последовавший после убийства Александра II, привели к быстрой стабилизации внутриполитического положения.

Не удовлетворившись этим тактическим успехом, правительство стало исполнять план сплочения и централизации органов государственной власти. Император и его окружение полагали, что в предшествующий период они потеряли стройность, единство, эффективность из-за возникновения многочисленных автономных структур — земств, судов, университетов, печати. Новые Земское (1890) и Городовое (1892) положения трактовали местное самоуправление как ответвление государственного. Соответственно над ним был усилен контроль со стороны МВД и губернаторов. Они получили право утверждать в должности нс только председателей, но членов управ, отменять решения земств не только по причине их незаконности, но и нецелесообразности и т. д. Расширилась практика правительственных ревизий органов самоуправления. Новый Университетский устав (1884) отменил университетскую автономию, их руководители стали назначаться правительством. Заметно строже стала цензура, что привело к закрытию нескольких популярных оппозиционных изданий.

Были предложены новые меры, направленные на ограничение независимости суда. Так, в 1885 г. появилось дисциплинарное присутствие Сената, получившее право увольнять судей. В 1894 г. создается комиссия под руководством министра юстиции Н. В. Муравьева, которая должна была суммировать все уже внесенные в судебные уставы новеллы и создать их новую редакцию. Однако завершить свою работу из-за постепенного изменения общественной обстановки после смерти Александра III комиссия не смогла.

Социальная политика. Составной частью политики укрепления российской монархии стали меры по поддержке дворянства. Реформы Александра II были объективно направлены на размывание сословий, они серьезно подорвали экономические и политические позиции «первенствующего» из них. Однако возникший кризис показал, что режим нуждался в социальной опоре, и таковой могло быть преимущественно связанное с ним исторически поместное дворянство. Проблема состояла в том, что данное сословие слабело и само нуждалось в поддержке. И правительство Александра III эту поддержку стремилось ему оказать. В 1885 г., к столетию екатерининской жалованной грамоты, был открыт Дворянский земельный банк, выдававший льготные ссуды под залог поместий. Стремление усилить позиции поместного дворянства в системе управления отчетливо прослеживается в земском положении 1890 г., значительно усилившем представительство в земствах крупных землевладельцев за счет городских избирателей и крестьян. В городах, где избирательное право строилось на иных имущественных основаниях, пошли по пути сокращения прав мелких налогоплательщиков в пользу крупных.

Квинтэссенцией внутриполитического курса Александра III стало сравнительно незначительное преобразование — учреждение института земских начальников. По закону 1889 г., уезд делился на несколько участков, во главе которых были поставлены земские начальники, назначавшиеся из местных дворян-помещиков. Эти должностные лица получали, как низшая инстанция, административную и судебную власть над крестьянами своего участка. Главный мотив преобразования —дать крестьянам понятную, доступную и персонифицированную власть. Считалось, что уездные учреждения, построенные по принципу разделения властей и располагавшиеся, как правило, в достаточно отдаленной для сельских жителей местности, вынуждают их ходить по инстанциям, отрывают от повседневных трудов. Земские же начальники, разъезжая по участку, призваны были на месте разрешать мелкие тяжбы и административные вопросы.

Но кому вручить надзор над крестьянством, кто из образованных классов не внесет в его среду «разрушительные» идеи? Единственно надежной социальной группой оказалось дворянство, а новая должность должна была дать его нуждавшимся представителям дополнительный доход, возможность, не покидая уезда, поступить на государственную службу. Появление земских начальников вызвало раздражение либеральной общественности, так как посягало на главные политические идеи «Великих реформ»: всесословность (начальники назначались из дворян, их власть распространялась только на крестьян) и разделение властей (они совмещали власть административную и судебную). Закон 1889 г. — памятник не только консерватизма, но и прагматизма Александра III. Ради пользы и удобства он не считал себя связанным чистотой теории.

Было бы сильным преувеличением считать Александра III «дворянским царем». Это сословие поддерживалось им в интересах стабилизационной политики. Для императора свойственно было патриархальное представление о своей миссии. По словам С. Ю. Витте, он видел себя «покровителем-печаль- ником русского народа, защитником русского народа, защитником слабых..., а не покровителем нам, которым Бог дал... особые привилегии, т. е. нам, русским дворянам и в особенности русским буржуа».

В 1882 г. был создан Крестьянский земельный банк, призванный кредитовать крестьян для покупки земли. Еще более важным было решение перевести на выкуп тех крестьян, которые с 1861 г. продолжали сохранять статус временнообязанных, а также понизить выкупные платежи. С 1883 г. приступили к отмене петровской подушной подати. Правда, чтобы закрыть образовавшуюся в бюджете брешь, пришлось увеличить повинности бывших государственных крестьян. С этой же целью, уже для богатых, ввели налог на наследство и на доход с ценных бумаг. Облегчались условия аренды крестьянами государственных земель, напротив, затруднялись переделы земли в общинах, внутрисемейные разделы. Конечно, эти меры не могли предотвратить «раскрестьянивание» деревни. Аграрный вопрос был трудно разрешим в принципе. Правительство не располагало ресурсами для того, чтобы оказать масштабную финансовую поддержку крестьянам, традиционно являвшимся главными плательщиками налогов в аграрной России.

Некоторые шаги были направлены на улучшение положения рабочего класса. Россия одной из первых в мире встала на путь разработки особого рабочего законодательства. В 1882 г. для надзора за условиями труда рабочих учреждается фабричная инспекция. Одновременно ограничивается рабочий день женщин и детей, а в 1885 г. запрещается их ночной труд. Закон 1886 г., подтвердив запрет забастовок, ограничивал размер штрафов, урегулировал порядок выдачи заработной платы, запретил увольнение рабочих без предварительного предупреждения. Крестьянская и рабочая политика этого времени связана с именем принадлежавшего к либеральной бюрократии министра финансов Н. X. Бунге.

Национальный курс. По своему мировоззрению Александр III был русским националистом, что влияло нс только на бытовые привычки монарха, но и на его политику. В империи повсеместно была расширена сфера действия русского языка, в Прибалтике низшие судебные и полицейские органы, со времен Средневековья находившиеся в руках местного немецкого дворянства, ликвидировались, в Эстляндии город Дсрпт был переименован в Юрьев, как он был назван своим основателем Ярославом Мудрым. Особое внимание императора привлекало Великое княжество Финляндское, превратившееся к концу XIX в. в полунезависимое государство, со своими денежной системой, почтой, армией и даже таможенной границей с Россией. Правительство признало необходимым большее сплочение Финляндии с Россией. В 1890 г. местная почта была соединена с общероссийской, ожидалось объединение денежных систем, другие меры, направленные на ограничение финской самостоятельности, но они не последовали из-за смерти царя.

Наконец, в 1880-е гт. подтверждаются и расширяются ограничения, касавшиеся многочисленного тогда еврейского населения. Это направление внутренней политики было вызвано как участием еврейской молодежи в революционном движении, так и прокатившимися по Украине после убийства Александра II погромами, показавшими остроту национальных предрассудков в регионе. В результате не только была сохранена черта оседлости для иудеев, но в ее пределах, под предлогом ограждения крестьян от эксплуатации, евреям было запрещено проживание в сельской местности. В 1889 г. вводится процентная норма, регулировавшая численность молодежи иудейского вероисповедания в средние и высшие учебные заведения (3—15% в зависимости от региона).

Национальная политика Александра III справедливо критиковалась либеральной общественностью. Однако вызвана она была не только предрассудками монарха. Нетрудно заметить в некоторых ее проявлениях сознательное стремление больше интегрировать и унифицировать управление империей, с тем чтобы укрепить ее, подорвать корни сепаратизма.

Общественное движение 1880-х — начала 1890-х гг. Земский либерализм. Борьба правительства с революционными народниками, принявшая в 1870-х гг. характер прямого противостояния, на время заслонила более умеренную часть российской оппозиции — либералов, большая часть которых активно занималась преподавательской или земской деятельностью. Своеобразной политической программой земской деятельности стала концепция постепенного распространения прав общественного самоуправления на все более широкие слон российского населения и построение системы народного представительства, которая бы могла охватить всю Россию как «по горизонтали» (во всех районах страны), так и «по вертикали» — от местного самоуправления до законосовещательного представительного органа.

В 1865 г. петербургское земство впервые ходатайствовало перед императором о дозволении органам местного самоуправления участвовать в законодательной работе, а в 1872 г. владимирское земство — о разрешении созвать Всероссийский земский съезд. Оба эти ходатайства, как и многие другие, содержавшие подобные предложения, были отклонены. В 1879 г. И. И. Петрун- кевич в рукописной статье «Очередные задачи земства» впервые отчетливо выразил политическую позицию земского либерализма. Стране, писал он, необходимы три веши: «свобода слова и печати, гарантия личности и созыв Учредительного собрания».

В следующем десятилетии Л. В. Гольцов в рукописной статье «Земский собор» сформулировал главное требование земцев-либералов — созвать Земский собор в качестве высшего представительного органа в стране и утвердить новую программу либеральных реформ, при помощи которых можно было бы продолжить движение страны к прогрессу. В открытой же печати, в газете «Земство», в журнале «Вестник Европы», обсуждались проблемы менее «опасные», но столь же злободневные: как освободить крестьянскую общину от административного произвола; как содействовать пропаганде агрономических знаний в крестьянской среде; можно ли выстроить в стране систему всеобщего начального образования; каким должно быть самое мелкое подразделение земства— волостное самоуправление. В 1893 и 1894 г. земцы предприняли первые шаги по созданию собственной политической партии — провели два общероссийских земских съезда. Но главные действия по превращению земского либерализма в крупную политическую силу страны были еще впереди.

Либеральное народничество. Со второй половины 1870-х гг., после неудачного «хождения в народ», часть народников выразила сомнение в правильности выбранных средств борьбы, сформулировав два вопроса: а) нужно ли народу навязывать свой идеал или лучше прислушаться к его желаниям; б) способны ли революционные действия привести Россию к прогрессу и процветанию? Обсуждение этих тем на страницах газеты «Неделя», журналов «Отечественные записки», «Молва» (в той мере, в какой это дозволялось цензурой) привело к образованию либерального (а точнее — легального) крыла народничества. Общие положения народнической доктрины (социалистический идеал; вера в необходимость избежать капиталистического пути развития; убеждение, что главной обязанностью интеллигенции является жизнь во имя народа) легальные народники оставляли в неприкосновенности. Новыми по отношению к революционной практике были задачи, сформулированные кружком экономистов и публицистов, сплотивших вокруг авторитетнейшего литературного критика конца XIX — начала XX в. Н. К. Михайловского. В своих статьях они утверждали, что:

  • — политическая борьба с правительством в то время, когда народ ее не поддерживает, бесполезна и бессмысленна; тем более бесполезны призывы к социальной революции или террору;
  • — гораздо более необходима программа реформ, способствующих развитию общины и защищающих крестьян от наступления капитализма;
  • — задача интеллигенции состоит в том, чтобы выполнить «положительную работу» — привнести в деревню образование и науку, постепенно ликвидировать культурную разницу между «обществом» и народом.

Так появилась теория «малых дел». Суть ее состояла в том, что каждый, кто чувствовал свою ответственность перед народом, должен был помочь крестьянам конкретным делом: открыть школу или пойти туда работать, построить больницу, написать учебник и передать свои знания крестьянам. Теория «малых дел» (и деятельность ее последователей) сыграла огромную роль в культурном и экономическом преобразовании российской деревни, поскольку либеральные народники становились активными земскими деятелями, видя в своей работе агронома, статистика, учителя, врача, ветеринара способ «служения народу».

Однако на рубеже 1880—1890-х гг. и «культурническое», либеральное народничество пережило серьезный кризис. Это было связано с тем, что: а) развитие капитализма не оставляло никаких надежд на перерастание добуржуаз- ных отношений непосредственно в социалистические; б) налицо был явный разрыв теории «малых дел» с социалистическим идеалом. Надо было выбирать: либо бороться за социализм, либо делать конкретное дело, результаты которого не всегда заметны даже на протяжении целой жизни. В результате к середине 1890-х гг. «культурническая» работа в деревне постепенно заглохла, а новое поколение интеллигенции (и значительная часть старой — народнической) связало свою деятельность с борьбой нового класса — пролетариата — за социальную справедливость.

Марксизм. В 1883 г. в Женеве часть народников из организации «Черный передел», во главе с Г. В. Плехановым, создали первую марксистскую (социал-демократическую) организацию «Освобождение труда». Русские марксисты в спорах с народниками доказывали, что Россия развивается по тому же пути, что и все другие европейские страны, а следовательно, в скором времени ведущей революционной силой в ней стане пролетариат. Пропагандируя идеи К. Маркса и Ф. Энгельса, впервые Г. В. Плеханов и его единомышленники выдвинули задачу борьбы за социалистическую революцию, в ходе которой пролетариат захватит власть в свои руки и, утвердив собственную диктатуру, ликвидирует старое государство, частную собственность и начнет строительство социализма — общества, построенного на общественной (государственной) собственности на средства производства.

На территории Российской империи первый марксистский кружок был создан в Петербурге в 1884 г. болгарским студентом Д. Благоевым. В 1885 г. там же, в Петербурге, П. В. Точинский создал «Товарищество санкт-петербургских мастеровых», а в конце 1880-х г. студент М. И. Бруснев организовал еще одну марксистскую организацию — «Социал-демократическое сообщество».

Итоги правления Александра III. Император скончался в 1894 г. в возрасте 49 лет. Его политическое наследство было противоречивым. Александру III и его сотрудникам удалось восстановить в России тот уровень общественной стабильности, без которой затруднен любой органический прогресс. Знаменательно, что правительственные меры 1880-х гг. радикально не изменили систему «Великих реформ», удалось избежать и масштабных репрессий. Но достаточно было «правительству вернуться», продемонстрировать решительность и твердость, и настроение общества заметно изменилось. Прав был Катков, уверявший, что «решительность и характер действуют обаятельно».

Но стабильность и порядок необходимы были России не только сами по себе, но и как условия се успешной модернизации. Обеспечив быстрый социально-экономический рост страны, правительство Александра III оказалось не в состоянии решить проблемы политической модернизации, что в перспективе не могло не вызвать роста противоречий между «передовой» экономикой и «отсталой» политикой. Это произошло в правление его наследника Николая II.

Внутренняя политика Николая II. Социально-политический кризис начала XX в. Новые задачи, вставшие перед страной в конце XIX — начале XX в., так же как и новые явления в экономической, политической и духовной жизни, настоятельно требовали перемен в существовавшем политическом строе. В стране явно обозначились симптомы общенационального социально- политического кризиса. Его причины в большинстве своем имели объективный характер, были связаны с трудностями российской модернизации. Но определенную роль сыграл и субъективный фактор — личные качества Николая II. Последний российский император отличался немалыми достоинствами частного лица: был хорошо воспитан, неплохо образован, являлся прекрасным семьянином и глубоко верующим человеком, но качествами крупного государственного деятеля он не обладал. Его деятельность скорее провоцировала общественное недовольство, чем сглаживало его.

Крестьянское движение. Нерешенность аграрного вопроса привела в начале века к росту крестьянских выступлений. Если в последние 5 лет XIX в. прошло менее 100 волнений в деревне, то за первые 4 года нового века было отмечено 670 волнений, в том числе массовых. Весной 1902 г. в 14 губерниях Европейской России вспыхнули массовые «аграрные беспорядки». Наивысшего размаха они достигли в Харьковской и Полтавской губерниях. Главным требованием их участников был передел помещичьей земли. Для подавления беспорядков пришлось привлекать войска, прибегать к массовой порке крестьян и другим репрессиям.

Оказавшись перед угрозой волнений многомиллионного крестьянства, правительство вынуждено было обратить пристальное внимание на положенис в сельском хозяйстве. В 1902 г. для изучения положения деревни и разработки новых принципов аграрной политики под руководством министра финансов С. Ю. Витте было создано Особое совещание о нуждах сельскохозяйственной промышленности. Оно действовало около трех лет. Обсуждение велось также в губернских и уездных комитетах, специально образованных на базе земств. Совещание и местные комитеты пришли к выводу о необходимости перейти от общинного к подворному и хуторскому землевладению; уравнять крестьян в правах с другими сословиями; активизировать переселение крестьян из центральных губерний на малонаселенные земли. По существу предлагались меры, которые потом были восприняты и проведены П. А. Столыпиным. Однако в данный момент Николай II и его окружение считали их преждевременными. Манифестом 26 февраля 1903 г. подтверждался принцип сословности, неприкосновенности общинного владения и неотчуждаемости крестьянских надельных земель. Вместе с тем были отменены круговая порука общинников при сборе податей и телесные наказания для крестьян, а в 1904 г. изданы законы, облегчавшие переселения и паспортный режим для крестьян. В целом аграрный вопрос остался нерешенным.

Рабочее движение. С конца XIX в. важнейшую роль в революционном движении начинает играть российский пролетариат. Выступления рабочего класса (забастовки, демонстрации) становятся постоянным и существеннейшим фактором внутриполитического развития страны. «Промышленная воина» в Петербурге (массовые стачки рабочих столицы в 1896 г.) показала силу рабочего движения. Рабочее движение с каждым годом усиливалось. Если в 1895 г. прошло 214 стачек, то в 1901 г. — 353, а в 1903 г. — 382. Забастовщики все чаще выдвигали политические требования. В 1903—1904 гг. политическими являлись свыше 50% стачек. В ходе забастовок рабочие начали оказывать сопротивление властям. В мае 1901 г. на Обуховском военном заводе в Петербурге во время забастовки произошли столкновения с полицией (Обуховская оборона). Еще большую активность проявили участники стачки в Ро- стовс-на-Дону, применившие в ноябре 1902 г. оружие против казаков и полиции. Появилась новая форма борьбы — всеобщая стачка, когда бастовали рабочие всего (или значительной части) города, региона или отрасли. Такая забастовка охватила в июле—августе 1903 г. весь Юг России — от Киева и Одессы до Тифлиса и Батума. В ней участвовали свыше 200 тысяч рабочих. Предотвратить только репрессивными мерами растущее рабочее движение было невозможно. Была реорганизована фабричная инспекция: увеличено число инспекторов, расширены их полномочия. Появились законы об ограничении рабочего дня до 11,5 ч, а в ночное время — 10 ч; о страховании рабочих за счет предпринимателей и об избрании старост из среды рабочих на фабриках.

Зубатовщина. Одной из главных мер по противодействию рабочему движению стало создание под надзором полиции легальных рабочих организаций, члены которых могли разрешать конфликты с хозяевами через посредничество властей. «Общества взаимного вспомоществования» должны были отвлекать рабочих от политической деятельности, препятствовать распространению влияния социалистов. По инициативе начальника Московского охранного отделения С. В. Зубатова в 1901—1902 гг. в 10 крупнейших городах России возникло более 30 таких обществ. Зубатовцам иногда удавалось добиться некоторых экономических уступок от предпринимателей, что вызывало недовольство последних. В целом политика «полицейского социализма», или «зубатовщины», не принесла ожидаемых результатов. Во время всеобщей стачки на Юге России в 1903 г. ограничить выступления рабочих рамками чисто экономической борьбы нс удалось. К 1905 г. большинство зубатовских организаций прекратило свое существование. Таким образом, помешать нарастанию революционного настроения среди рабочих власть не смогла.

Общедемократическое движение. Наряду с крестьянским и рабочим движением правительство столкнулось с широким оппозиционным движением интеллигенции и учащихся. Студенты боролись за возвращение университетам автономии, проводили забастовки и демонстрации, организовали всероссийские студенческие съезды: в 1902 г. в Риге и в 1903 г. в Одессе. В 1901 г. прошел всероссийский съезд учителей, а затем и учительские забастовки с политическими требованиями. За учителями последовали съезды врачей, фармацевтов и др.

В своем отношении к самодержавию земское движение также сдвигалось влево, приобретая большую оппозиционность. Земства направляли правительству адреса и ходатайства, верноподданнические по форме, но настаивавшие на необходимости проведения реформ государственного и общественного строя. Наиболее передовые земские деятели высказались за созыв всероссийских всесословных представительных учреждений, что означало ограничение самодержавия.

Возникновение политических партий. Рост недовольства широких слоев населения создавал благоприятные условия для выхода на политическую арену оппозиционных партий.

Возникновение РСДРП. Конец XIX — начало XX в. стал важнейшим этапом в развитии российского социал-демократического (марксистского) движения. К концу 1890-х гг. социал-демократические кружки и группы существовали более чем в 50 городах России. В 1898 г. в Минске собрался I съезд российской социал-демократии, объявивший о создании Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП). Становление организационных структур партии, разработка ее программы, однако, затянулись, будучи объектами острой полемики между различными течениями в социал-демократическом движении.

Так называемые экономисты (Е. Д. Кускова, С. Н. Прокопович, Л. С. Мартынов и др ), являясь сторонниками западноевропейской модели социал-демократической организации и программы, выступали против лозунга диктатуры пролетариата. Противоположную позицию в этих вопросах занимало радикальное течение, взгляды которого наиболее последовательно отражал В. И. Ленин. Партию Ленин мыслил как организацию сознательного революционного меньшинства, призванную покончить со стихийностью в рабочем движении и построенную на принципах строгой централизации и жесткой дисциплины. Эти взгляды Ленина нашли наиболее полное отражение в его книге «Что делать?» (1902). Рупором идей революционной социал-демократии стала газета «Искра», которая выходила за рубежом с 1900 г. Ведущую роль в создании РСДРП сыграли редакторы (Г. В. Плеханов, В. И. Ленин, Ю. О. Мартов и др.) и агенты-распространители «Искры».

II съезд РСДРП (1903) принял после острых дискуссий программу, провозгласившую конечной целью партии осуществление социалистической революции и установление диктатуры пролетариата (программу-максимум) и ближайшими задачами (программу-минимум) — свержение самодержавия и завоевание демократических свобод, введение 8-часового рабочего дня, возвращение крестьянам отрезков и т. п. Наметившийся на съезде раскол между сторонниками Ленина и их оппонентами окончательно оформился в ходе выборов ЦК партии и редакции «Искры». Приверженцы Ленина, одержавшие на выборах победу, стали именоваться большевиками, а их противники, поддержавшие Ю. О. Мартова, —меньшевиками.

Образование партии социалистов-революционеров. Весьма влиятельной силой на левом фланге российского политического спектра была партия социалистов-революционеров (эсеров). Еще в 1890-е гг. возник ряд организаций, ставивших своей задачей возрождение традиций революционного народничества. В 1902 г. на базе этих организаций, при координирующей роли газеты «Революционная Россия», и была создана общероссийская неонародническая партия, отражавшая в своей программе и деятельности в первую очередь интересы крестьян. В руководстве партии ведущую роль играли В. М. Чернов, Л. Р. Гоц, Н. Д. Авксентьев.

Программа эсеров являла собой сочетание марксистских и народнических установок. Эсеры выступали за реорганизацию общества на социалистических началах и уничтожение частной собственности. Ближайшие требования их программы совпадали с программой-минимум РСДРП, однако в отличие от социал-демократов они выступали за национализацию земли и уравнительное землепользование (социализацию зелии). Движущими силами революционных преобразований эсеры считали пролетариат, трудовое крестьянство и революционную интеллигенцию.

К числу важнейших средств политической борьбы эсеры относили террор. Еще в 1901 г., т. е. до официального оформления партии, один из ее основателей, Г. Л. Гершуни, приступил к созданию Боевой организации. Под руководством Гершуни, а после его ареста — Е. Ф. Азефа, являвшегося агентом полиции (провокатором) и ведшего двойную игру, эсеры осуществили накануне Первой русской революции ряд успешных террористических актов (убийство в 1902 г. министра внутренних дел Д. С. Сипягина, а в 1904 г. — его преемника В. К. Плеве).

Либеральное движение. На рубеже XIX—XX вв. на политическую сцену вышел так называемый «новый либерализм», представители которого были значительно радикальнее своих предшественников в своих программных и тактических лозунгах, менее склонны к соглашению с властью. Оппозиционные либеральные круги пытались консолидировать свои силы в рамках тайных политических организаций. Еще в конце 1890-х гг. в Москве возникает полуконспиративный кружок «Беседа». В его состав входили земские деятели. Среди них были и собственно либералы — сторонники конституционной монархии (Ф. А. Головин, Д. И. Шаховской), выступавшие за ограничение власти императора парламентом, и, напротив, поборники «истинного самодержавия» (Д. Н. Шипов, Н. А. Хомяков), которые ратовали за создание при самодержавном царе представительного органа с совещательными функциями, призванного ликвидировать «бюрократическое средостение» между монархом и народом.

Большую роль в консолидации сил либеральной оппозиции сыграл журнал «Освобождение», который начал издаваться в Штутгарте под редакцией П. Б. Струве в 1902 г. В ноябре 1903 г. в Москве прошел съезд земских деятелей — сторонников конституционной монархии, — принявший решение о создании Союза земцев-конституционалистов. Еще летом 1903 г. в Швейцарии состоялось совещание группы земцев, основавших и субсидировавших «Освобождение», а также бывших марксистов и народников, перешедших на либеральные позиции (11. Л. Бердяев, С. Н. Булгаков, Е. Д. Кускова). Участники совещания пришли к выводу о необходимости создания в России нелегальной организации, способной объединить в своих рядах всех либеральных противников самодержавия. В январе 1904 г. в Петербурге прошел учредительный съезд этой организации, которая стала называться Союзом освобождения.

В ноябре 1904 г. в Петербурге собрался съезд земских деятелей, которые, подняв вопрос о политических реформах, значительным большинством голосов высказались за переход к конституционно-монархическому правлению. Своевременное осуществление такого шага казалось либералам средством, способным предотвратить народную революцию, приближение которой все более ощущалось на фоне непопулярной и неудачной для России войны с Японией, растущего недовольства широких слоев населения. Для давления на власть, в соответствии с планом Союза освобождения, в ноябре — декабре 1904 г. была организована так называемая банкетная кампания, приуроченная к 40-летию Судебной реформы. Посвященные этому событию банкеты прошли в различных городах страны. На банкетах принимались резолюции в поддержку решений земского съезда, резко критиковалась политика правительства. Всего в этой кампании приняло участие около 50 тысяч человек, т. е. ненамного меньше числа участников рабочих забастовок за весь 1904 г. (около 83 тысяч человек). «Банкетная кампания» стала одним из ярких симптомов революционного кризиса, переживаемого страной накануне 1905 г.

 
Посмотреть оригинал
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы