Участие адвоката в процессе заключения мирового соглашения в третейском судопроизводстве

Порядок принятия третейского решения в целом аналогичен порядку принятия решения государственными судами с учетом особенностей третейского разбирательства. Для постоянно действующих третейских судов эти особенности должны быть отражены в регламенте.

Закон о третейских судах подробно регулирует все вопросы, связанные с принятием решения. Принимается оно большинством голосов, при этом ни один судья не вправе уклониться от принятия решения и воздержаться во время голосования. Если все судьи не смогли прийти к консолидированному мнению, то особое мнение обязательно прилагается к решению и является его неотъемлемой частью.

Решение должно быть объявлено непосредственно после его принятия в заседании третейского суда, при этом объявлена может быть только резолютивная его часть.

В случае заключения мирового соглашения третейский суд не только утверждает мировое соглашение, но и излагает его при принятии решения. Это означает, что третейский суд хотя и не вправе проигнорировать волю сторон по урегулированию рассматриваемого спора, однако обязан рассмотреть спор по существу и вынести решение, основанное на условиях заключенного сторонами мирового соглашения, за исключением случаев, когда оно противоречит закону. Мировое соглашение — это разрешение спора по существу. В отличие от процедурных моментов, по которым выносится определение, третейский суд, разрешая спор, должен принять решение.

Мировое соглашение может быть заключено сторонами на любой стадии третейского процесса и при исполнении судебного акта.

Мировое соглашение может быть заключено по любому делу, если иное не предусмотрено регламентом и федеральным законом.

Мировое соглашение не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

Мировое соглашение утверждается третейским судом.

Форма и содержание мирового соглашения подписывается сторонами или их представителями при наличии у них полномочий на заключение мирового соглашения, специально предусмотренных в доверенности или ином документе, подтверждающем полномочия представителя.

Мировое соглашение должно содержать согласованные сторонами сведения об условиях, о размере и о сроках исполнения обязательств друг перед другом или одной стороны перед другой. В мировом соглашении могут содержаться условия об отсрочке или о рассрочке исполнения обязательств ответчиком, об уступке прав требования, о полном или частичном прощении либо признании долга, о распределении судебных расходов и иные условия, не противоречащие федеральному закону.

Если в мировом соглашении отсутствует условие о распределении судебных расходов, третейский суд разрешает этот вопрос при утверждении мирового соглашения в общем порядке, установленном регламентом.

Мировое соглашение составляется и подписывается в количестве экземпляров, превышающем на один экземпляр количество лиц, заключивших мировое соглашение; один из этих экземпляров приобщается третейским судом, утвердившим мировое соглашение, к материалам дела.

Мировое соглашение утверждается третейским судом, в производстве которого находится дело. В случае, если мировое соглашение заключено в процессе исполнения судебного акта, оно представляется на утверждение третейского суда первой инстанции по месту исполнения судебного акта или в третейский суд, принявший указанный судебный акт.

Вопрос об утверждении мирового соглашения рассматривается третейским судом в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте судебного заседания.

В случае неявки в судебное заседание лиц, заключивших мировое соглашение и извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания, вопрос об утверждении мирового соглашения не рассматривается третейским судом, если от этих лиц не поступило заявление о рассмотрении данного вопроса в их отсутствие.

Вопрос об утверждении мирового соглашения, заключаемого в процессе исполнения судебного акта, рассматривается третейским судом в срок, не превышающий месяца со дня поступления в суд заявления о его утверждении.

По результатам рассмотрения вопроса об утверждении мирового соглашения третейский суд выносит определение.

Важным отличительным моментом третейского разбирательства является то, что по ходатайству сторон суд может вынести решение о закреплении мирового соглашения, в таком случае текст мирового соглашения является составной частью третейского решения (ст. 32 Закона о третейских судах). Решение же в отличие от определения является правоустанавливающим документом и может порождать процедуру принудительного исполнения. Мировое соглашение, заключенное в арбитражном суде или суде общей юрисдикции, закрепляется определением, по своей юридической природе является новацией и не порождает рассмотренных выше последствий. В абсолютном большинстве случаев мировые соглашения, заключенные в ходе третейского разбирательства, закрепляются решениями.

В определении об утверждении мирового соглашения, заключенного в процессе исполнения судебного акта третейского суда, должно быть также указано, что этот судебный акт не подлежит исполнению. Об отказе в утверждении мирового соглашения третейский суд выносит определение. Определение об утверждении мирового соглашения обжалованию не подлежит.

Мировое соглашение исполняется лицами, его заключившими, добровольно в порядке и в сроки, которые предусмотрены этим соглашением. Мировое соглашение, не исполненное добровольно, может быть приведено в исполнение принудительно в соответствии с законом и международными соглашениями. При этом следует учитывать, что исполнительные листы выдаются именно на решения третейских судов, а без возможности принудительного исполнения мировое соглашение, пусть даже утвержденное третейским судом, теряет свою привлекательность и в большой степени обессмысливается. В рассматриваемом аспекте очевидным становится преимущество мирового соглашения заключенного в процессе третейского разбирательства, над третейским соглашением, заключенным в арбитражном или гражданском процессе (суда общей юрисдикции). Третейское решение обладает статусом правоустанавливающего документа. В некоторых случаях порождает обязанности государственных органов по признанию и государственной регистрации изложенных в нем обстоятельств — ст. 28 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним».

Изложенное демонстрирует необходимость уделить более пристальное внимание содержанию третейского решения и специфике его принятия. Несомненна роль адвоката в заключении мирового соглашения. Мировое соглашение может быть составной частью третейского решения. Таким образом можно полагать, что в третейском судопроизводстве адвокат имеет легальную возможность влиять на принятие третейского решения. И эта особенность определяет большие возможности адвоката в третейском процессе по сравнению с арбитражным процессом или гражданским процессом в судах общей юрисдикции.

Если третейский суд посчитает невозможным вынесение решения без представления дополнительных материалов, либо по каким-то иным причинам признает необходимым отложить принятие решения, он вправе это сделать, вызвав стороны на дополнительное заседание.

Что касается требований закона к содержанию решения, то в нем должны быть отражены все обстоятельства, которые необходимо установить компетентному суду при оспаривании решения или рассмотрении дела о выдаче исполнительного листа. Это процессуальные вопросы: на каком основании дело принято к производству, где и в каком виде закреплено третейское соглашение (компетенция суда), процедура формирования состава третейского суда и др.

В описательной части необходимо обосновать наличие компетенции суда на рассмотрение спора, а в мотивировочной — применимое законодательство, поскольку третейский суд не ограничен использованием лишь российского законодательства.

Резолютивная часть решения должна содержать выводы третейского суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении каждого заявленного искового требования.

На практике довольно часто возникает вопрос о юридических последствиях принятия решения для сторон третейского разбирательства и третьих лиц. Законодательством обязанность исполнения решения третейского суда и возможность его принудительного исполнения предусмотрена только для самих сторон, в отношении же третьих лиц такая обязанность отсутствует.

Итогом третейского разбирательства спора является вынесение третейским судом третейского решения.

Содержание третейского решения существенно отличается от содержаний решений арбитражного суда и суда общей юрисдикции. В решении третейского суда должны быть указаны: I) дата принятия решения; 2) место третейского разбирательства; 3) состав третейского суда и порядок его формирования; 4) наименования и места нахождения организаций, являющихся сторонами третейского разбирательства; фамилии, имена, отчества, даты и места рождения, места жительства и места работы граждан-предпринимателей и граждан, являющихся сторонами третейского разбирательства; 5) обоснование компетенции третейского суда; 6) требования истца и возражения ответчика, ходатайства сторон; 7) обстоятельства дела, установленные третейским судом, доказательства, на которых основаны выводы третейского суда об этих обстоятельствах, законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался третейский суд при принятии решения; 8) резолютивная часть решения (должна содержать выводы третейского суда об удовлетворении или отказе в удовлетворении каждого заявленного искового требования, в резолютивной части указываются сумма расходов, связанных с разрешением спора в третейском суде, распределение указанных расходов между сторонами, а при необходимости — срок и порядок исполнения принятого решения).

После принятия решения каждой стороне должен быть вручен либо направлен экземпляр решения.

По вопросам, не затрагивающим существа спора, третейский суд выносит определение. Определение о прекращении третейского разбирательства третейский суд выносит в случаях, если: истец отказывается от своего требования, если только ответчик не заявит возражения против прекращения третейского разбирательства в связи с наличием у него законного интереса в разрешении спора по существу; стороны достигли соглашения о прекращении третейского разбирательства; третейский суд вынес определение об отсутствии у третейского суда компетенции рассматривать переданный на его разрешение спор; третейский суд принял решение об утверждении письменного мирового соглашения; организация, являющаяся стороной третейского разбирательства, ликвидирована; гражданин-предприниматель либо гражданин, являющийся стороной третейского разбирательства, умер либо объявлен умершим или признан безвестно отсутствующим; имеется вступившее в законную силу, принятое по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решение суда общей юрисдикции, арбитражного суда или третейского суда. Адвокатам в процессе участия в заседаниях третейского суда необходимо иметь в виду следующие обстоятельства. В 2005 г. информационным письмом от 22.12.2005 № 96 Президиума ВАС РФ была существенно ограничена подсудность третейских судов.

Так, в п. 28 данного информационного письма говорится о том, что арбитражный суд удовлетворяет заявление об отмене решения третейского суда, если установит, что решение касается вопросов, входящих в исключительную компетенцию арбитражных судов в Российской Федерации.

Третейский суд рассмотрел спор между иностранной компанией и открытым акционерным обществом, являющимися сторонами по договору, который предусматривал рассмотрение вытекающих из него споров в третейском суде, и вынес решение в пользу иностранной компании о взыскании долга за выполненные работы, процентов за пользование чужими денежными средствами, арбитражного сбора. Этим же решением удовлетворено требование компании об уплате причитающихся ей сумм путем обращения взыскания на удерживаемое иностранной компанией здание, определена начальная продажная цена 1 кв. метра помещений этого здания.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об отмене решения третейского суда.

Определением суда первой инстанции заявление было удовлетворено, решение третейского суда отменено.

Суд кассационной инстанции оставил определение без изменения.

Суды сочли, что предметом требования, рассмотренного в третейском суде, являлось право на недвижимое имущество, спор о котором в соответствии со ст. 248 АПК не мог рассматриваться третейским судом.

Иностранная компания обратилась в ВАС Российской Федерации с заявлением о пересмотре указанных судебных актов в порядке надзора.

Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении и отзыве на него, Президиум ВАС РФ установил следующее.

Согласно п. 1 ч. 3 ст. 233 АПК арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом.

26 мая 2011 г. КС РФ в связи с запросом ВАС РФ вынес постановление № 10-П «По делу о проверки конституционности положений пункта 1 статьи 11 Гражданского Кодекса Российской Федерации, пункта 2 статьи 11 Федерального закона “О третейских судах в Российской

Федерации”, статьи 28 Федерального закона “О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ними”, пункта 1 статьи 33 и статьи 51 Федерального закона “Об ипотеке (залоге недвижимости)”».

В нем говорится о том, что в системе действующего правового регулирования решения третейских судов не только порождают обязательство их исполнения лицами, участвующими в третейском разбирательстве, но и являются основанием для совершения иными субъектами определенных юридически значимых действий.

Так, если решением третейского суда, принятым по результатам рассмотрения спора, касающегося недвижимого имущества, установлены права на это имущество, регистрирующий орган обязан совершить действия по их государственной регистрации. Статья 28 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», закрепляя данную обязанность регистрирующего органа в отношении прав, установленных решением суда, арбитражного суда, третейского суда, определяет тем самым правовые последствия вынесения решения третейского суда по спору, касающемуся недвижимого имущества, равные — для целей государственной регистрации прав на такое имущество — последствиям вынесения решения государственным судом (общей юрисдикции или арбитражным).

Государственной регистрации в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним подлежат, согласно п. 1 ст. 131 ГК, право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение. Государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним представляет собой юридический акт признания и подтверждения государством возникновения, ограничения (обременения), перехода или прекращения прав на недвижимое имущество в соответствии с ГК РФ и единственное доказательство существования зарегистрированного права на недвижимое имущество, которое может быть оспорено только в судебном порядке (ст. 2 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»).

Законодательное закрепление необходимости государственной регистрации права собственности на недвижимое имущество является, таким образом, признанием со стороны государства публичноправового интереса в установлении принадлежности недвижимого имущества конкретному лицу, чем обеспечивается защита прав других лиц, стабильность гражданского оборота и предсказуемость его развития.

Вместе с тем в практике арбитражных судов начиная с 2005 г. государственная регистрация сделок и иных юридически значимых действий с недвижимостью рассматривается как «публичный элемент», включение которого в гражданско-правовые споры относительно объектов недвижимого имущества позволяет приравнять эти споры к спорам публично-правового характера, что исключает возможность их разрешения посредством третейского разбирательства.

Подобная практика опирается на рекомендации, содержащиеся в информационном письме Президиума ВАС РФ от 22.12.2005 № 96 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов, об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов», согласно п. 27 которого арбитражный суд отказывает в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которое обязывает регистрирующий орган зарегистрировать право собственности на недвижимое имущество за стороной третейского разбирательства, так как вопросы публично-правового характера (регистрация недвижимости) не могут быть предметом рассмотрения в третейском суде.

Такой подход, основанный на отождествлении публично-правовых споров и гражданско-правовых споров, решение по которым влечет за собой необходимость государственной регистрации прав на недвижимое имущество, не учитывает конституционно-правовую природу соответствующих правоотношений. Публично-правовой характер споров, предопределяющий невозможность их передачи на рассмотрение третейского суда, обусловливается не видом имущества (движимого или недвижимого), а спецификой правоотношений, из которых возникает спор относительно данного имущества, и составом участвующих в споре лиц. Требование же государственной регистрации недвижимого имущества не связано ни со сторонами спора, ни с характером правоотношения, по поводу которого он возник, — определяющим является природа объекта данного имущественного правоотношения.

Следовательно, отношения по поводу государственной регистрации нельзя считать содержательным элементом спорного правоотношения, суть которого остается частноправовой, а «публичный эффект» появляется лишь после удостоверения государством результатов сделки или иного юридически значимого действия. Кроме того, поскольку те же правоотношения (обязательственного или вещного характера) с тем же составом участников, но относительно объектов движимого имущества не требуют, по общему правилу, государственной регистрации, последняя не может рассматриваться как влияющая на природу спора в целом, — она отражает лишь особое внимание государства к обороту объектов недвижимого имущества, который таким образом не остается исключительно в сфере контроля самих участников гражданско-правовых сделок, но попадает также в сферу контроля со стороны государства при каждом новом юридически значимом действии.

Как формальное условие обеспечения государственной, в том числе судебной, защиты прав лица, возникающих из договорных отношений, объектом которых является недвижимое имущество, государственная регистрация призвана лишь удостоверить со стороны государства юридическую силу соответствующих правоустанавливающих документов, она не затрагивает самого содержания гражданского права и не ограничивает свободу договоров, юридическое равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность сторон (Определение КС РФ от 05.07.2001 № 154-0).

Таким образом, государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним — как акт регистрирующего государственного органа, имеющий место после совершения тех или иных юридически значимых действий с объектами недвижимого имущества, — не являясь фактором, изменяющим саму природу гражданско- правовых отношений по поводу этого имущества, имеет целью обеспечение их большей прозрачности и достоверности, служит дополнительной гарантией надлежащего оформления совершаемых сделок и позволяет осуществлять контроль за их правомерностью, необходимость которого обусловлена особым правовым положением недвижимого имущества и его значением как объекта гражданских прав. Соответственно, обязательность государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним не может рассматриваться как обстоятельство, исключающее возможность передачи споров по поводу недвижимого имущества на рассмотрение третейских судов.

Равным образом не исключает такую возможность и п. 2 ч. I ст. 248 АПК, относящий споры, предметом которых являются недвижимое имущество, если такое имущество находится на территории РФ, или права на него, к исключительной компетенции арбитражных судов в Российской Федерации по делам с участием иностранных лиц.

Названная норма — по ее смыслу в системе других предписаний гл. 32 «Компетенция арбитражных судов в Российской Федерации по рассмотрению дел с участием иностранных лиц» АПК — направлена на разграничение компетенции государственных судов различных стран по рассмотрению трансграничных споров. Ее толкование как устанавливающей исключительную подсудность споров относительно недвижимого имущества арбитражным судам, т.е. исключающей возможность передачи этих споров на рассмотрение третейских судов, не основано на понимании института исключительной подсудности как закрепляющего неизменяемые правила о компетенции внутри системы государственных судов для целей исключения пророгационных соглашений, но не препятствующего сторонам использовать альтернативные юрисдикционные формы при соблюдении общих правил, установленных для них законом.

Так, согласно ст. 51 Федерального закона 16.07.1998 № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» обращение взыскания на имущество, заложенное по договору об ипотеке, производится по решению суда, под которым, по смыслу ст. 33 названного закона, понимается решение суда общей юрисдикции, арбитражного суда или третейского суда.

В данном случае понятие «судебный порядок обращения взыскания на заложенное имущество», для целей Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» подразумевающее обращение взыскания на заложенное имущество на основании решения как государственного, так и третейского суда, используется для отграничения от внесудебного порядка обращения взыскания на заложенное имущество, допускаемого в случаях, предусмотренных ст. 55 названного закона, и предполагающего удовлетворение требований залогодержателя за счет стоимости заложенного имущества без обращения в суд, на основании одного лишь соглашения между залогодержателем и залогодателем.

Приравнивание последствий вынесения решения государственного суда и третейского суда для целей обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество не означает включение третейского суда в судебную систему РФ или отождествление государственных и третейских судов. При этом спор об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество не является спором о правах на это имущество, поскольку его предмет — осуществление действий, результатом которых должна быть передача денежных средств (ст. 61 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)»).

Таким образом, решениетретейскогосуда об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество влечет за собой либо выдачу исполнительного листа в случае принудительного обращения взыскания (что имело место в делах, находящихся в производстве Президиума ВАС РФ, в связи с разрешением которых он обратился в КС РФ), либо проведение открытого аукциона, по результатам которого может перейти право собственности на заложенное имущество, — в случае добровольного исполнения решения, само же решение третейского суда не влечет перехода прав на заложенное недвижимое имущество.

В соответствии с действующим правовым регулированием в случаях, когда решение третейского суда вынесено о правах и обязанностях лиц, не участвовавших в третейском разбирательстве (в том числе по спорам, возникающим из вещных правоотношений), такие лица располагают для защиты своих прав теми же правовыми средствами, которые предусмотрены для защиты от нарушений, допущенных при вынесении решения государственным судом, в том числе они вправе предъявлять в компетентный суд самостоятельный иск, а также оспаривать решение третейского суда, вынесенное по спору, выходящему за рамки правового конфликта сторон третейского разбирательства, в соответствии с процедурами, предусмотренными гл. 30 АПК. При этом в практике арбитражных судов за лицами, не участвовавшими в третейском разбирательстве, признается право обратиться в арбитражный суд за защитой своих прав, нарушенных или оспариваемых в результате вынесения решения третейского суда, на основании ст. 46 Конституции РФ и ч. I ст. 4 АПК (постановление Президиума ВАС РФ от 08.12.2009 № 12523/09).

Применительно к оспариванию решений третейских судов в гражданском процессе в судах общей юрисдикции КС РФ пришел к выводу,чточ. 1 ст.418 ГПК, в соответствии с которой решение третейского суда, принятое на территории РФ, может быть оспорено сторонами третейского разбирательства путем подачи заявления о его отмене, не предполагает запрет на подачу такого заявления лицами, не являющимися участниками третейского соглашения, если вопрос об их правах и обязанностях разрешен третейским судом (Определение КС РФ от 18.12.2008 № Ю86-0-П). Приведенная правовая позиция в силу единой природы гражданского судопроизводства, осуществляемого судами общей юрисдикции и арбитражными судами, и необходимости обеспечения схожего уровня гарантий при рассмотрении этими судами дел одной категории в полной мере распространяется на производство по заявлениям об оспаривании решений третейских судов в арбитражных судах.

В качестве средства правовой защиты от нарушений прав лиц, не являющихся сторонами третейского разбирательства и в нем не участвующих, в том числе при рассмотрении споров относительно недвижимого имущества, может использоваться и процедура выдачи исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Следовательно, если третейский суд при принятии решения об обращении взыскания на заложенное недвижимое имущество разрешил вопрос о правах и обязанностях лиц, которые не участвовали в третейском разбирательстве и не давали на него согласия, то данное обстоятельство является основанием для отказа в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, поскольку такое решение, во-первых, содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы третейского соглашения, т.е. не соответствует закону, а во-вторых — нарушает основополагающие принципы российского права, к каковым в силу ст. 46 (ч. 1) Конституции РФ относится и право каждого участвовать в процессе, в котором рассматриваются вопросы о его правах и обязанностях.

Таким образом, допуская осуществление государственной регистрации прав на недвижимое имущество, а также обращение взыскания на заложенное недвижимое имущество на основании решения как государственного, так и третейского суда, взаимосвязанные положения п. 1 ст. 11 ГК, п. 2 ст. 1 Федерального закона «О третейских судах в Российской Федерации», ст.28 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», п. 1 ст. 33 и ст. 51 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» не отождествляют тем самым понятия «суд» и «третейский суд» в контексте функции отправления правосудия, присущей исключительно государственному суду, но лишь приравнивают — для целей государственной регистрации или обращения взыскания на имущество — последствия вынесения решения государственным судом и посредством третейского разбирательства, что согласуется как с конституционным требованием об осуществлении правосудия только судом, так и с природой третейского разбирательства как общепризнанной альтернативной формы защиты гражданских прав.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >