Правовые основы интеллектуальной собственности и формы ее защиты в Российской Федерации

Понятие «интеллектуальная собственность» получило конституционное закрепление. Так, ст. 44 Конституции РФ хотя и не раскрывает его содержа-

ни я, но гласит, что «интеллектуальная собственность охраняется законом». В ст. 71 Конституции РФ сказано, что правовое регулирование интеллектуальной собственности отнесено к ведению Российской Федерации.

Фиксация права интеллектуальной собственности в Конституции РФ означает, что государство принимает на себя обязанность обеспечить своим гражданам эффективные средства защиты этого права. С точки зрения гарантий свободы творчества существенное значение имеет то обстоятельство, что творческой деятельностью можно заниматься как на профессиональной, так и на любительской основе. Любые виды творчества охраняются и по,одерживаются государством. Гарантированная Конституцией РФ свобода творчества предполагает также создание эффективной правовой системы охраны прав на результаты творческой деятельности1.

Однако в массиве действующего законодательства РФ, посвященного интеллектуальной собственности, удельный вес занимают прежде всего положения ГК РФ.

Так, из положений ст. 128 ГК РФ следует, что охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность) — объекты гражданских прав.

Согласно ст. 1226 ГК РФ на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право, являющееся имущественным правом, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, также личные неимущественные нрава и иные права (право следования, право доступа и др.).

Таким образом, ГК РФ стремился воспринять концепцию Стокгольмской конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности от 14 июля 1967 г.

Используемое в данной Конвенции понятие интеллектуальной собственности является собирательным, оно обозначает все права, относящиеся к интеллектуальной деятельности в производственной, научной, литературной и художественной областях (ст. 2), и условным, т.е. своего рода данью исторической традиции проприетарного подхода[1] [2] к авторскому и патентному праву.

В части четвертой Гражданского кодекса РФ, состоящей из одного раздела — «Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации», произведена полная систематизированная кодификация отечественного законодательства в области правовой охраны интеллектуальной собственности. До принятия части четвертой Гражданского кодекса РФ право интеллектуальной собственности охранялось ФЗ «Об авторском праве и смежных правах» от 09.07.1993 №5351-1.

Федеральным законом от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ внесены существенные поправки в Гражданский кодекс РФ, касающиеся правового режима объектов интеллектуальной собственности и вступившие в силу с 1 октября 2014 г.

Что касается норм патентного права, то и здесь внесение ряда поправок дало возможность специалистам говорить о проведенной в этой области правового регулирования реформе. Так, введен новый объект патентного права, охраняемый в качестве изобретения, применение продукта или способа по определенному назначению (п. 1 ст. 1350 ГК РФ), что существенно расширило круг объектов, на которые можно получить патент; исключена необходимость представления перечня существенных признаков промышленного образца при подаче заявки (п. 3 ст. 1354 ГК РФ); расширено понятие права преждепользования (п. 1 ст. 1361 ГК РФ) и в отношении решения, которое отличается от изобретения только эквивалентными признаками, а также послепользования (ст. 1400 ГК РФ), право на которое может быть передано другому лицу только вместе с предприятием, на котором имело место использование; сокращен срок действия исключительных прав на промышленный образец до пяти лет (ст. 1363 ГК РФ) с возможностью продления не более чем на 25 лет с момента подачи заявки в Роспатент; установлен переход права по наследству на вознаграждение на служебное изобретение, служебную полезную модель, служебный промышленный образец (и. 4 ст. 1370 ГК РФ). Закон также расширил виды ответственности за нарушение исключительного права путем учреждения компенсации (ст. 1406.1 ГК РФ), которую правообладатель имеет право требовать вместо возмещения убытков (наряду с другими мерами защиты права, предоставляемыми ГК РФ) в случае нарушения его исключительного права1.

В соответствии со ст. 1346 ГК РФ на территории РФ признаются исключительные права на изобретения, полезные модели и промышленные образцы, удостоверенные патентами, выданными федеральным органом исполнительной власти по интеллектуальной собственности, или патентами, имеющими силу на территории РФ в соответствии с международными договорами РФ. В частности, речь идет о Конвенции по охране промышленной собственности, заключенной в Париже 20 марта1883 г. (в ред. от 2 октября 1979 г.)[3] [4].

Исключительное право на изобретения, полезные модели и промышленные образцы также по правовой природе можно отнести к категории имущественных прав, и, как следствие, его можно рассматривать в качестве объекта гражданского оборота. «Закрепляя за его обладателем монополию на охраняемый объект, оно создает необходимые правовые предпосылки для его включения в экономический оборот»[5]. Это подтверждается положениями как внутригосударственных законодательств, так и международных соглашений по интеллектуальной собственности. Так, например, в ст. 28 Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) предусмотрено, что патентообладатель может уступить свои патентные права, передать их по наследству и давать разрешение на их использование путем заключения лицензионных договоров.

Многие коммерческие операции связаны с передачей интеллектуальной собственности: технологических процессов, необходимых для производства продукции, или с передачей опыта и знаний, необходимых для использования соответствующего промышленного оборудования. Передача таких процессов, опыта и знаний часто называется передачей технологии и рассматривается в экспортном контракте. С точки зрения российского права следует включать в эту формулировку ЮНСИТРАЛ — изобретения, ноу- хау, товарный знак, наименование места происхождения товара, иные нематериальные активы, которые возможно передавать но договору концессии. Передача технологии может осуществляться различными способами. Она может осуществляться через предоставление лицензий на использование промышленной продукции или промышленных процессов, которые в тех или иных формах защищены правом промышленной собственности. В большинстве правовых систем предусматривается регистрация, при соблюдении некоторых условий, изобретений в области промышленной продукции или промышленных процессов, причем в силу регистрации такие изобретения получают юридическое признание и защиту в соответствии с нравом промышленной собственности, действующим на территории страны, в которой происходит регистрация. Владелец промышленной собственности получает исключительное право на использование продукции или процессов, являющихся объектом промышленной собственности.

Широко распространенной формой защиты промышленной собственности являются патенты. После выдачи патента изобретение, являющееся предметом патента, может в течение ограниченного срока, установленного законом, использоваться в стране, выдавшей такой патент, только с согласия патентообладателя. Соответствующее лицо может подать заявку на выдачу патента в более чем одной стране. Существуют международные договоры, согласно которым регистрация изобретения в указанном международном бюро обеспечивает национальную патентную защиту в государствах — членах договора; в число таких договоров входят, например, Европейская патентная конвенция 1973 г. и договор об учреждении Африканской организации интеллектуальной собственности в вариантах 1962 и 1977 гг. В большинстве правовых систем также признаются другие формы промышленной собственности. Например, отличительный знак, используемый для идентификации товаров и указания на их происхождение, может быть защищен через регистрацию в качестве товарного знака. Защищенный товарный знак не может быть использован без согласия зарегистрированного обладателя товарного знака.

Передача технологии может осуществляться в сочетании с выдачей лицензии на использование товарного знака. Обладатель патента или товарного знака может выдавать лицензии на использование патента или товарного знака (т.е. разрешение использовать на условиях лицензии защищенное патентное изобретение или товарный знак в обмен на вознаграждение). В некоторых правовых системах признаются дополнительные формы промышленной собственности,, такие как полезные модели и промышленные образцы.

Когда покупателю требуется конкретная технология или товарный знак, целесообразно как можно более точно описать эту технологию. Когда покупатель предпочитает, чтобы обязательства поставщика технологии были определены в первую очередь с точки зрения конкретных производственных характеристик, которые должны быть достигнуты с помощью использования соответствующей технологии, достаточно общего описания технологии.

Некоторые промышленные процессы могут быть известны только одному или нескольким предприятиям. Случается, что эти предприятия не желают или не имеют возможности провести регистрацию. Вместо этого они охраняют конфиденциальный характер таких знаний. В подобных случаях передача технологии может происходить через передачу таких знаний (обычно называемых ноу-хау). Термин «ноу-хау» был впервые использован в 1916 г. в деле «Дизенд против Брауна» и с тех пор широко применяется во всем мире. Его буквальный перевод означает «знать, как это сделать», например, как наладить производство какого-либо продукта, наиболее эффективным образом выполнить работу или использовать результат интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и г.д.

Наряду с термином «ноу-хау» используются и иные понятия. В законодательстве США применяется термин trade secret, во Франции — savoir faire, в Германии — wissen wiex.

Что касается российского законодательства, то оно одновременно использует такие понятия, как «коммерческая тайна», «секрет производства» и «ноу-хау».

С принятием Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации»[6] [7] существенные изменения внесены как в гл. 75 ГК РФ «Право на секрет производства (ноу-хау)», так и в Федеральный закон от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ «О коммерческой тайне»[8].

Законодатель в ст. 1465 ГК РФ (в ред. Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ) понимает под секретом производства (ноу-хау) сведения любого характера (производственные, технические, экономические, организационные и другие) о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере и о способах осуществления профессиональной деятельности, имеющие действительную или потенциальную коммерческую ценность вследствие неизвестности их третьим лицам, если к таким сведениям у третьих лиц нет свободного доступа на законном основании и обладатель таких сведений принимает разумные меры для соблюдения их конфиденциальности, в том числе путем введения режима коммерческой тайны.

Таким образом, с 1 октября 2014 г. обладатель секрета производства имеет больше возможностей для защиты конфиденциальных сведений, которые ранее ограничивались только режимом коммерческой тайны. Также необходимо отметить, что содержание понятия секрета производства (ноу-хау) сузилось (ст. 1465 ГК РФ в ред. Федерального закона от 1 марта 2014 г. № 35-ФЗ). Теперь секретом производства признаются только сведения о результатах интеллектуальной деятельности (производственные, технические, экономические, организационные и др.) исключительно в научно-технической сфере и сведения о способах осуществления профессиональной деятельности. Указанные сведения, как и прежде, должны иметь действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу их неизвестности третьим лицам, которые не имеют свободного доступа к этим сведениям на законном основании. Кроме того, необходимо, чтобы обладатель этих сведений предпринимал действия для сохранения их в тайне.

До внесения упомянутых изменений секретом производства признавались сведения любого характера, в том числе сведения о результатах интеллектуальной деятельности в научно-технической сфере, а также о способах осуществления профессиональной деятельности. В отношении сведений, которые более не признаются секретом производства, остается возможным ввести режим коммерческой тайны (и. 2 ст. 3 Федерального закона «О коммерческой тайне» от 29 июля 2004 г. № 98-ФЗ в редакции Федерального закона от 12 марта 2014 г. № 35-ФЗ).

Кроме того, уточнено, что к ноу-хау не могут быть отнесены сведения, которые в соответствии с законом или иным правовым актом подлежат обязательному раскрытию или доступ к которым не может быть ограничен.

Новое определение понятия секрета производства содержит новый признак правовой охраны: принятие обладателем таких сведений разумных мер для соблюдения их конфиденциальности, поглотивший ранее самостоятельный признак «введение в отношении таких сведений режима коммерческой тайны», трансформировав его в разновидность разумных мер для соблюдения конфиденциальности сведений[9].

Исходя из данного определения можно выделить признаки ноу-хау как особого охраняемого объекта прав: 1) секрет производства — это прежде всего определенная информация; 2) в отношении ноу-хау отсутствует требование новизны в отличие от объектов патентного права и селекционных достижений; 3) сведения, входящие в содержание ноу-хау, должны иметь потенциальную или действительную коммерческую ценность; 4) условие неизвестности этих сведений третьим лицам; 5) к сведениям, составляющим секрет производства, у третьих лиц не может быть свободного (общего) доступа на законном основании; 6) для охраны объекта в качестве ноу-хау обладателем этих сведений должен быть введен режим коммерческой тайны в отношении их1.

Признание секретом производства (ноу-хау) тех или иных сведений — прерогатива правообладателя. Вместе с тем в Законе о коммерческой тайне перечислены сведения, которые не могут составлять коммерческую тайну, определены меры по охране конфиденциальности, обязанность соблюдения которых возложена на обладателя секрета производства.

Таким образом, действующее законодательство позволяет успешно разрешать возникающие споры из отношений, связанных с секретами производства (ноу-хау).

Из новой редакции п. 1 ст. 1 Закона о коммерческой тайне следует, что режим коммерческой тайны может быть введен не только в отношении секретов производства (ноу-хау), но и в отношении иной информации, имеющей действительную или потенциальную коммерческую ценность в силу неизвестности ее третьим лицам.

Кроме того, Закон о коммерческой тайне дополнен статьей, положения которой определяют права обладателя информации, составляющей коммерческую тайну. Установлено, что такие права возникают с момента установления режима коммерческой тайны в отношении соответствующей информации (п. 1 ст. 6.1). Таким образом, появляется определенность в дате возникновения прав на конфиденциальную информацию[10] [11].

Становится очевидным тот факт, что термин «коммерческая тайна» более не в состоянии конкурировать с секретом производства (ноу-хау) за право называться объектом, являющимся совокупностью конфиденциальных сведений. В то же время этот термин приобрел другое значение, в некоторой степени даже более весомое, определяя собой «режим конфиденциальности информации» в отношении секрета производства (ноу-хау). Эти термины стали фактически неотделимы друг от друга, так как понятие секрета производства (ноу-хау) предусматривает обязательное введение режима коммерческой тайны в отношении себя (ст. 1465 ГК РФ), а коммерческая тайна предполагает использование своего режима исключительно в отношении секрета производства (ст. 1 ФЗ «О коммерческой тайне»).

Таким образом, с учетом устоявшейся практики применения термина «коммерческая тайна», с незначительными допущениями этот термин можно ставить в один ряд с секретом производства (ноу-хау), но лишь в целях использования в деловой практике и только на основании того, что эти два предмета призваны дополнять друг друга, а существование одного из них практически всегда будет зависеть от наличия второго[12].

Передача ноу-хау может быть обусловлена требованием сохранения конфиденциальности стороной, которой передается ноу-хау. Информация и навыки, необходимые для эксплуатации и обслуживания оборудования, могут быть переданы в ходе подготовки персонала или через передачу документации.

Поставщик ноу-хау обычно требует сохранения конфиденциальности ноу-хау. Конфиденциальность может требоваться на двух этапах. Во-первых, поставщик может предоставить определенную информацию, относящуюся к ноу-хау. Во-вторых, при заключении контракта на поставку поставщик требует сохранения конфиденциального характера дополнительной информации о ноу-хау, сообщенной впоследствии. Для достижения этого в некоторых правовых системах сторонам, возможно, требуется до начала переговоров заключить соглашение, согласно которому покупатель принимает на себя обязательство сохранять конфиденциальность в отношении информации о ноу-хау, сообщенной в ходе переговоров, а впоследствии включить положение о конфиденциальности в более глобальное — комплексное — соглашение. Согласно другим правовым системам, однако, обязательство поставщика сохранять конфиденциальный характер вытекает из обязательства сторон проявлять в ходе переговоров добрую волю. В России такие поставки называются лицензионным договором.

Та степень, в которой договорные положения могут накладывать на покупателя обязательства в отношении конфиденциальности, регулируется императивными правовыми нормами. Так, в России ноу-хау подлежат лицензированию. Вопросы, которые могут быть рассмотрены с помощью таких договорных положений, включают четкое определение ноу-хау, конфиденциальный характер которого должен сохраняться, срок сохранения конфиденциальности и объем допустимого разглашения информации (например, разглашение информации может быть разрешено в оговоренных обстоятельствах или оговоренным лицам).

В случае, когда покупатель должен получить исключительное право на применение технологии или когда поставщик технологии должен получить информацию о любых усовершенствованиях технологии, произведенных покупателем, может потребоваться установление обязательства поставщика технологии в отношении соблюдения конфиденциальности.

В правовом обеспечении передачи технологии сложным является вопрос об установлении цены на технологию. Двумя основными формами установления цены на передачу технологии являются платеж паушальной суммы или уплата роялти. Такие же способы оплаты используются и при передаче авторских прав. При методе установления паушальной суммы общая цена определяется в самом начале сделки. К числу ключевых вопросов, связанных с применением этого метода, относятся вопросы о моменте платежа и о том, должен ли платеж быть осуществлен в одноразовом порядке или же по частям. Согласно праву ряда стран применение метода установления паушальной суммы может быть связано с некоторыми условиям. Такие условия ограничивают виды передачи (например, закупку патентных прав или оговоренных видов технических услуг и помощи) или секторы, в которых может применяться метод установления паушальной суммы.

Если применяется метод уплаты роялти, то цена, подлежащая уплате (т.е. роялти), устанавливается с помощью ссылки на определенные экономические результаты применения передаваемой технологии. В праве ряда стран обязательное применение метода, связанного с уплатой роялти, предусматривается для некоторых видов лицензий на промышленную собственность или соглашений о передаче технологии. К таким странам относится и РФ. Роялти обычно увязываются с производством, продажами или прибылью, обусловленными использованием технологии. В случаях, когда в качестве справочного фактора используется объем производства, роялти могут, например, устанавливаться в качестве фиксированной суммы, уплачиваемой на произведенную единицу или количество (например, на тонну или литр). В праве ряда стран свобода сторон договариваться о роялти на основе объема производства ограничивается. Например, может предусматриваться требование о том, чтобы в связи с некоторыми видами лицензий или передачи технологии роялти увязывались с объемом продаж.

Привязка роялти к продажам имеет то преимущество, что она не накладывает па лицо, которому передана технология, ответственности за уплату роялти на товары, которые произведены, но не проданы. Стороны, желающие применить этот метод, должны принять решение о том, следует ли основывать расчет роялти на валовой или же чистой продажной цене. Последний метод предусматривает возможность исключения из расчета роялти ряда позиций, которые включаются в цену продажи, но которые не связаны с технологией или уже явились источником прибыли для лица, ее передающего. В число таких позиций могут, например, входить расходы на упаковку, налоги, расходы на перевозку и страхование, стоимость сырья и процент цены, покрывающий роялти. В праве ряда стран определяется допустимый набор элементов, которые могут включаться в чистую продажную цену. Кроме того, стороны, возможно, пожелают оговорить, что расчет роялти должен основываться на справедливой рыночной цене продукции. Такой подход может использоваться в качестве гарантии против сокращения уровня рентабельности, достигнутого лицом, передающим технологию.

Еще один подход к расчету роялти заключается в увязке роялти и доходов, полученных лицом, которому передана технология, от эксплуатации переданной технологии. К числу других методов расчета роялти относятся договоренности о минимальных роялти, при которых минимальный платеж подлежит уплате независимо от достижения определенного уровня производства, продаж или доходов; договоренности о сокращающихся роялти, при которых сумма роялти уменьшается по мере роста объема производства или продаж; ограничения на максимальную сумму роялти, подлежащую уплате. В ряде стран применение некоторых таких механизмов в определенных случаях предусматривается в обязательном порядке, а в других случаях ограничивается. Например, в ряде стран договоренности о минимальных роялти не допускаются в тех случаях, когда роялти увязываются с производством, продажами или доходами; для этих случаев может предусматриваться обязательное использование сокращающихся роялти, а для ряда видов передачи технологии в обязательном порядке устанавливаются ограничения на максимальные роялти. Сторонам следует также обратить внимание на вопрос о том, какая сторона несет ответственность за уплату налогов на роялти. Следует отметить, что в праве ряда стран этот вопрос регулируется (например, может требоваться, чтобы стороны оговорили в контракте на передачу технологии, кто из них уплачивает налоги). По такой технологии строятся соглашения Российской Федерации во избежание двойного налогообложения.

При рассмотрении вопроса о том, какой метод использовать — паушальную сумму или роялти, сторонам следует, помимо положений применимого права, учитывать, что каждый метод расчета цены может обладать некоторыми преимуществами и недостатками. Если, например, уплата роялти осуществляется в течение длительного времени, экономические обстоятельства могут измениться в течение этого срока, что повлияет на объем продаж и, соответственно, на сумму подлежащих уплате роялти; при совместном предприятии, одним из партнеров по которому является лицо, передающее технологию, может быть сочтено, что уплата роялти, увязанных с продажами, является предпочтительной по сравнению с договоренностью о выплате паушальной суммы, поскольку в этом случае лицо, передавшее технологию, получает дополнительный стимул к развитию продаж. В ряде случаев, возможно, целесообразно сочетать эти два метода (например, первоначальная выплата паушальной суммы с последующей уплатой роялти). Конкретное оформление договоренности об уплате роялти также должно отражать соответствующие экономические обстоятельства и договорные обязательства. В случае, когда должны уплачиваться роялти, для расчета роялти лицо, которому передается технология, должно вести определенные записи, а лицу, которое передает технологию, предоставляется возможность доступа к этим записям.

В заключение стоит лишь заметить, что тенденция к принятию отдельных кодексов по интеллектуальной (промышленной) собственности или комплексных законов в этой области прослеживается как общемировая. К сожалению, следует констатировать, что опыт многих зарубежных государств остался невостребованным в России. Это привело к самому неожиданному и ущербному варианту кодификации российского законодательства об интеллектуальной собственности.

Часть IV ГК РФ в ее нынешнем виде, по сути, представляет собой кодекс интеллектуальной собственности в ГК РФ. Проблема, которую исследователи называют «кодекс в кодексе»1, требует своего скорейшего решения путем принятия и легализации отдельного от ГК РФ уже фактически состоявшегося статуса кодификационного акта в сфере интеллек-

1 См., например: Еременко В. И. Некоторые проблемы кодификации законодательства об интеллектуальной собственности // Законодательство и экономика. 2014. № 2. С. 37—48.

туальной собственности, оставив в ГК РФ лишь минимальное количество общих норм, регламентирующих взаимодействие двух кодексов по вопросам интеллектуальной собственности.

Участники Международного форума «Инновационное развитие через рынок интеллектуальной собственности», прошедшего в Год науки и инноваций в СНГ в рамках Международных дней интеллектуальной собственности под эгидой ООН 23 апреля 2010 г. в Международном университете в Москве и собравшего около 200 представителей от международных организаций (ЮНЕСКО, ЕС, СНГ, ЕврАзЭС), руководителей и представителей органов государственной власти, науки и бизнеса, вузов и общественных организаций, средств массовой информации из 17 стран, обсудив проблемы инновационного развития с учетом национального и международного опыта преодоления кризиса, проблемы и условия перехода к инновационной экономике через формирование цивилизованного рынка интеллектуальной собственности, в том числе в рамках международного сотрудничества, мотивации инновационного поведения граждан и объединения усилий власти, науки и бизнеса, пришли к выводу, что основным объектом рынка в условиях инновационной экономики наряду с традиционными товарами, работами и услугами является интеллектуальная собственность как основа нематериальных активов основных субъектов рынка (предприятий, корпораций, организаций, учреждений и казны). Таким образом, в условиях активного развития процессов глобализации и построения информационного общества возрастает необходимость в применении единых международно признанных подходов и стандартов к созданию, учету и использованию результатов интеллектуальной деятельности, правовой охране, коммерциализации и защите прав на них[13]. Продемонстрированное единодушие экспертов относительно роли интеллектуальной собственности для социально-экономического развития современного общества, а также правовых методов и форм ее защиты ставит новые, вполне определенные задачи перед международным частным правом каждого государства.

  • [1] См.: Захарова Н.С. О месте интеллектуальной собственности в системе российскогоправа // Судья. № 1. 2009. С. 35—37.
  • [2] Проприетарный подход — метод, согласно которому исключительные права условноприравниваются к праву собственности.
  • [3] Байер Е., Райт Фиеро Л. Патентные системы России и США : последние измененияв законодательстве и их значение для защиты интеллектуальных имущественных прав //И С. Промышленная собственность. 2016. № 3. С. 27—34.
  • [4] Конвенция ратифицирована СССР 19 сентября 1968 г. с оговоркой, касающейся п. 1ст. 28 о порядке разрешения споров по толкованию и применению Конвенции (не считаетсебя связанным положениями этого пункта), и со следующим заявлением по ст. 24: «СоюзСоветских Социалистических Республик считает необходимым заявить, что положенияст. 24 Конвенции, предусматривающие распространение Договаривающимися Сторонами еедействия на территории, за международные отношения которых они несут ответственность,являются устаревшими и противоречат Декларации Генеральной Ассамблеи ОрганизацииОбъединенных Наций о предоставлении независимости колониальным народам и странам».Подробнее см.: Гаврилов Э. П. 50 лет с даты вступления СССР в Парижскую конвенциюпо охране промышленной собственности // Патенты и лицензии. 2015. № 7. С. 17—22.
  • [5] См.: Гришаев С. П. Договор об отчуждении исключительного права и лицензионныйдоговор в патентном праве // Гражданин и право. 2009. № 7. С. 78—85.
  • [6] См.: Мозолин В. П., Белова Д. Л. Особенности правового режима ноу-хау (секрета производства) // Право и экономика. 2009. № 4. С. 24.
  • [7] Федеральный закон от 12.03.2014 № 35-ФЗ «О внесении изменений в части первую,вторую и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета. № 59. 14.03.2014.
  • [8] Федеральный закон от 29.07.2004 № 98-ФЗ «О коммерческой тайне» // Российскаягазета. № 166. 05.08.2004.
  • [9] Еременко В. И. Особенности правовой охраны секретов производства и информации,составляющей коммерческую тайну // Законодательство и экономика. 2014. № 12.
  • [10] Кондратьева Е. Л. Объекты интеллектуальных прав: особенности правовой охраны.М.: Статут, 2014. С. 135-146.
  • [11] Орлова В. В., Яхин 10. Л. Правовое регулирование ноу-хау и служебных результатовинтеллектуальной деятельности в свете реформы ГК РФ // Закон. 2014. № 5. С. 69—77.
  • [12] Синцов Г. В., Портнова Е. В. Соотношение понятий «секрет производства», «ноу-хау»и «коммерческая тайна» // Юридический мир. 2012. № 9. С. 35—37.
  • [13] Симонов Б. П. Инновационное развитие через рынок интеллектуальной собственности // Право интеллектуальной собственности. 2010, № 2. С. 17—20.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >