Роль психоактивных веществ в происхождении сознания и культуре.

Любопытную концепцию сапиенизации высказал английский антрополог Грэм Хэнкок5'. Он полагает, что истинная эволюция человеческого сознания началась только с открытием духовного мира. Мира невидимого и неосязаемого, но чрезвычайно значимого для развития мировоззрения, технологии, искусства, магии. Открытие же этого иного мира произошло в результате открытия психотропных веществ. Алкалоиды, псилобисциды, алкоголь, никотин и многое другое открыли человеку «грани иных миров», иные пространства, иные законы, неведомые тайны прошлого и туманные дали будущего, возможность предстать перед лицом давно ушедших предков и заглянуть в глаза еще не рожденным потомкам.

Была ли это действительно иная реальность или игра расторможенного воображения - неважно! Важно, что воображение было разбужено, появилась тяга уловить неуловимое, запечатлеть невозможное, понять непостижимое, прорваться в неведомое. Удивительные странствия в иные миры не только стали первым культом человечества, но и поставили его на грань осознания зыбкости реального, преходящести материального, краткости жизни, неотвратимости смерти и возможности бессмертия. Это и было главное открытие человечества, его яблоко искуса и первородный грех познания. Человек перестал быть сообразительным животным, долбящим камни, а стал духовной сущностью, ищущей свое пристанище на небе среди звезд, которые стали кострами в долине ушедших предков. Шаманские обряды интегрировали чувства и действия соплеменников перед охотой, битвой, смертью, рождением, инициацией, создавая единое пространство инобытия, сплачивающее и бытие. Человек обрел внутреннюю непрерывность и единство в пространстве и во времени. Любопытная идея! Плата за это открытие, правда, тоже немала: пагубные пристрастия, разрушение защитных биологических сил организма, вечная тяга к взаимопониманию и вечное же взаимное отчуждение, безрезультатная погоня за счастьем и наслаждением, безысходная невыразимость чувств и ощущений в словах, в красках, в звуках, ужасающий страх смерти и тоска по бессмертию и наконец полное безумие и потеря себя... Но ведь чтобы что-то потерять, надо это сперва найти!

Репродуктивная теория представляется наиболее подробно разработанной на сегодняшний день. На то, что процесс репродукции и взаимоотношения полов мог оказать решающее значение на развитие сознания и культуры, указал Зигмунд Фрейд, по-своему роль репродукции в эволюции культуры видит Ю. И. Новоже- нов, но самую многоуровневую модель воздействия па антропогенез репродуктивной стратегии предложили Оуэн Лавджой и Дональд Джохансон. Достаточно подробно она рассматривается в книге Д. Джохансона и М. Иди «Люси. Истоки рода человеческого».

Мы уже касались совершенно особой стратегии размножения человека. Оуэн Лавджой глубоко убежден, что стратегия размножения и есть тот главный «локомотив», который вытащил эволюционное движение наших человекообразных предков па рельсы человеческого развития. То есть главным фактором антропогенеза было решение репродуктивной проблемы: уход из К-стратегии без ущерба для развития мозга и, соответственно, без укорочения периода детства. Таким образом, возникновение «параллельного детства» (когда новый малыш рождается непосредственно вслед за предыдущим, еще не достигшим зрелости и автономии) вместо последовательного выращивания потомков, по мнению этих авторов, решающим образом преобразовало антропоидов.

Во-первых, для увеличения репродуктивной эффективности и для экономии энергии наши предки перешли к наземному образу жизни, оставаясь в тропических лесах и задолго до вытеснения лесов открытыми ландшафтами. Попробуйте попрыгать по деревьям хотя бы с двумя малолетними детенышами на руках! Таким образом, становление бипедии (двуногости) действительно могло проходить постепенно, совмещаясь с факультативным древолазанием при необходимости.

Во-вторых, для выращивания большего числа детенышей потребовалось социальное сплочение родственных самок - сестер, теток, дочерей, бабушек. Чем больше глаз и рук, тем вероятнее выживание малышей. Тут тебе и взаимопомощь, и обмен опытом, и обучение молодых самок, и развитие коммуникации. Этим же можно объяснить замедление сроков репродуктивного созревания самок: прежде чем родить своего малыша, адаптивнее побыть в няньках и обучиться азам материнской практики. Тот же смысл - и в возникновении менопаузы: чем на склоне лет воспроизводить больное неполноценное потомство, эффективнее участвовать в воспитании внуков и племянников и передавать приобретенный жизненный опыт.

В-третьих, совместно растущие и играющие малыши-ровесники имеют общий опыт постижения мира и коммуникации со взрослыми, а поэтому они более сплоченные и лучше понимают друг друга. Возникает коллективная социализация потомства.

В-четвертых, возросшая трофическая нагрузка направляет эволюцию самок по пути привлечения самцов к воспитанию потомства. Наиболее эффективным решением для этого оказалось усиление сексуальной привлекательности самок. Перманентная гормональная гиперсексуальность самок, скрытая овуляция, усиление вторичных половых признаков и, наконец, формирование особых форм поведения и внешнего образа самок заставляют представителей мужского пола постоянно (вне зависимости от сезона и других факторов) находится в состоянии сексуальной готовности. Представительницам женского пола дается возможность использовать эти состояния для привлечения эколого-экономических ресурсов самца для собственных нужд и потребностей потомства.

В-пятых, социальные ограничения на сексуальную активность особей (возникшие вместо утраченных биологических) привели к сублимации сексуальной энергии в форме ментальной и культурной активности. Таким образом, мышление, труд, культура, сознание, речь, искусство, религия, наука, социальный прогресс и прочее-прочее есть результат вдохновения и сублимации гипертрофированной сексуальной энергии и прямое следствие Кг-стратегии размножения.

Достаточно популярной сегодня представляется и водная теория антропогенеза. В 1960 году в статье «Was Man more Aquatic», опубликованной в журнале «The New Scientist», Алистер Харди высказал аргументы в пользу водного происхождения человека:

  • - редуцированный волосяной покров человека, особым образом расположенный па поверхности кожи, при движении в воде способствующий обтеканию и препятствующий турбулентности;
  • - обтекаемая, хорошо приспособленная к плаванию форма тела; кожа, жестко прикрепленная к мышечному каркасу, что свойственно только плавающим млекопитающим;
  • - хорошо развитая теплоизолирующая подкожная жировая клетчатка;
  • - высокая спинка носа и воздушная носовая камера, препятствующие попаданию воды в нос при нырянии;
  • - способность произвольно задерживать дыхание, встречающаяся только у водных млекопитающих;
  • - рефлекторпо уменьшающаяся в воде (как и морских млекопитающих) частота сердечных сокращений;
  • - наличие слезных желез;
  • - наличие у 6-10 % новорожденных детей реликтовых перепонок между пальцами ног;
  • - рефлекторная способность новорожденных детей к плаванию и регуляции дыхания в воде;
  • - высокие конусообразной формы молочные железы, расположенные на груди и позволяющие осуществлять лактацию в воде.

Эту теорию поддержали Д. Моррис, Ж.-И. Кусто, Дж. Лили, Я. Линдблатт, Э. Морган и Ж. Майоль. Исследованиями многих авторов было доказано, что роды в воде менее травматичны для матери и ребенка и что плавание - самый первый эффективный способ передвижения новорожденного человека. При этом все вышесказанное совершенно не характерно для современных человекообразных обезьян. Косвенными подтверждениями водной модели антропогенеза могут служить следующие:

  • - отсутствие у человека инстинктивного страха перед огнем, ха- ракгерного для лесных и степных животных, в отличие от водных;
  • - самые первые каменные изделия, изготовленные из гальки (окатанных водой камней);
  • - стимулирующее воздействие на развитие головного мозга рыбьего жира и белков;
  • - реакция увеличения количества нейронов в эмбриогенезе водных млекопитающих как компенсация возможной гибели нервных клеток из-за гипоксии при нырянии;
  • - плотность водной среды и наличие воздействия архимедовой силы облегчает освоение прямохождения и роды крупноголовых детенышей, уменьшая нагрузку на ноги, таз и позвоночник, препятствуя развитию родовых травм, искривлению позвоночника, грыж, варикоза и т. п.;
  • - необходимость для развития членораздельной речи произвольности в управлении дыханием.

Вся вышеизложенная аргументация позволяет упомянутым авторам утверждать, что в филогенезе человечества была водная стадия. То есть 15-9 млн лет назад вследствие вымирания лесов наши антропоидные предки были вынуждены переселиться в поймы рек и освоить водную экологическую нишу, без потери, впрочем, и навыков древолазания. Данная стадия получила условное название наядопитек (вспоминается Александр Сергеевич: «Русалка на ветвях сидит...»), условное потому, что реальных наядогштеков пока не обнаружили, как, впрочем, и иных человекоподобных наяд.

Одну из самых новых и оригинальных моделей антропогенеза (но отнюдь не последнюю) предложила французский антрополог Анна Дсшбрикур Малассегп. Это, по сути, биомеханическое объясне- [1]

ние эволюции человека. Главнейшим фактором антропогенеза эта исследовательница полагает устойчивый автогенетический тренд приматов, вызванный развивающимся в онтогенезе (и усиливающимся в филогенезе!) нарушением положения в основании черепа клиновидной кости - сфеноида.

Этот процесс привел к укорочению лицевого отдела, ослаблению и редукции челюстей и обонятельного аппарата, что было компенсировано усилением роли зрения, формированием стереоскопического и цветного зрения. Постепенно лицевой отдел становится все более вертикальным и плоским. Портится прикус, уменьшаются зубы, ослабевает эмаль, что компенсируется развитием рук и орудийной деятельности, замещающей функцию зубов, и заодно провоцирует и переход «прямосидению», а потом и к прямохождению. На первых порах отклонения сфеноида не затрагивали объем черепной коробки, но постепенно стали влиять и на него, отклоняя дно черепа и увеличивая его объем, все это провоцировало скачкообразный рост головного мозга и вследствие этого - гипертрофию его функций, что волей-неволей привело к увеличению интеллектуальных возможностей некоторых гоминидов.

То есть, в соответствии с этим подходом, почти все достижения антропогенеза есть прямые следствия компенсации серьезных нарушений развития костей основания черепа, которые мы унаследовали от далеких предков. Причем данная тенденция не только сохраняется в онтогенезе современных людей, но еще и усиливается, все больше разрушая зубную систему и приводя еще к целому ряду проблем со здоровьем (и стимулируя развитие медицинских и пищеперерабатывающих технологий).

Так что не было бы счастья, да несчастье помогло! Вся культура, возможно, есть следствие и компенсация наших слабостей и биологической недостаточности. Неудивительно, что подобная модель становится актуальной именно сейчас в обществе рафинированного потребления.

Итак, в предложенном вниманию перечне факторов антропогенеза каждый волен выбирать то, что более всего согреет его душу или достовернее убедит: внутреннее стремление к совершенству, неблагоприятные изменения среды, своеобразные эстетические предпочтения представителей обоих полов, трудоголизм, неотения (личиночное размножение), требования социализации, каннибализм, усиление репродуктивности и гиперсексуальность, водопла- вание или биологическая неполноценность. Тут и мутации, и отбор, и упражнения органов, и научение. Уж кому что больше нравится...

А мне бы хотелось остановиться еще на одной модели развития человечества. Правда, ее автор не ставил перед собой задачу выявить ведущий факгор антропогенеза, а хотел построить общую теорию роста человечества, анализируя все доступные ему данные по демографии, современные и исторические. Результаты получились прелюбопытные!

Сергей Петрович Капица заинтересовался закономерностью роста численности человечества на разных стадиях исторического (и доисторического) прошлого человечества. Традиционно предполагалось, что скорость роста каждого вида пропорциональна числу особей, помимо этого на процесс влияют взаимодействия с другими видами, связанными с данными трофическими цепями. В такой динамической системе рост происходит по экспоненте, а переходные процессы описываются логистической кривой.

Однако «в случае человечества рост происходит не экспоненциально, а так, что скорость этого роста пропорциональна квадрату числа людей. Нелинейный рост привел к взрыву: людей стало на много порядков больше, чем сравнимых с ними животных, а сам человек расселился по всему земному шару»[2]. Наиболее парадоксальным выглядит вывод о том, что «темп роста зависит от внутренних свойств системы, а не от внешних условий и ресурсов. ...В отличие от популяционного принципа Мальтуса, утверждавшего, что именно ресурсы определяют скорость роста населения и его предел»[3]. Причем наблюдается глобальная независимость демографической системы от внешних ресурсов в течение всей истории развития. Такой закон роста, с точки зрения С. П. Капицы, является прямым выражением информационной природы развития человечества. «Информационное общество появилось не после компьютеров, Гутенберга, иероглифов и языка, а на самой заре человечества миллион лет назад»[4]. «Уже очень давно, с самого начала появления человека, шел непрерывный процесс сагшентации - развития способности к созданию, накоплению, передаче и использованию информации»[5].

Информация распространяется вертикально - из поколения в поколение (во времени) и горизонтально - ог современника к современнику (в пространстве), создавая единое информационное поле, охватывающее все человечество и служащее мощным объединяющим фактором. «Коллективный опыт, обязанный информационному взаимодействию всех людей во всей Ойкумене, служит основой роста, который математически выражается в виде зависимости от квадрата численности всего населения... <...> В живой природе передача информации от поколения к поколению идет генетически. Только человек обладает способностью к передаче информации путем социального наследования. Информационное взаимодействие. .. определяет динамику развития человека на всем пути его развития - с тех пор, когда полтора миллиона лет тому назад появился Homo habilis - человек умелый»[6].

«Все сделанные предположения и полученные результаты позволяют прийти к утверждению о единстве развития человечества как целого и рассматривать его как некую мировую структуру, глобальный суперорганизм, охваченный общим информационным взаимодействием»[7].

В заключение обзора многочисленных идей и концепций, посвященных выделению ведущих и второстепенных факторов антропогенеза, приходится признать, что однозначной согласованной картины этого процесса современная наука пока не имеет, но всеми силами к этому стремится. Наиболее полный обзор возможных эволюционных этапов и путей антропогенеза представлен в конце книги (нрил. 1,2).

Вопросы и задания для подготовки к семинарским занятиям

  • 1. Опишите факторы антропогенеза, предложенные Ж. Б. Ламарком.
  • 2. Охарактеризуйте основные факторы эволюции человека в теории Ч. Дарвина.
  • 3. Перечислите факторы онтогенетических перестроек в филогенезе человека.
  • 4. Опишите происхождение культуры и морали с точки зрения социо- дарвинистов и их противников.
  • 5. Изложите репродуктивную концепцию эволюции человека.
  • 6. Проанализируйте трофическую концепцию эволюции человека.
  • 7. Проанализируйте водную концепцию происхождения человека.
  • 8. Изложите теорию эволюции человечества как информационной

системы.

  • [1] Dambricourt Malasse A. Evolution du chondrocroi ne ct dc la face dcs grandsanthropoidcs ink nes jusqu’a Homo sapiens, continuites ct discontinuitcs // Climats,cultures ct Socictes aux temps prchistoriques : Dc Г apparition dcs hominides jusqu’auNeolithique. Paris, 2004. P. 15.
  • [2] Капица С. П. Общая теория роста человечества. М, 1999. С. 34.
  • [3] Там же. С. 157.
  • [4] Капица С. П. Общая теория роста человечества. М., 1999. С. 52.
  • [5] Там же.
  • [6] Там же. С. 12.
  • [7] Там же. С. 54.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >