Психология развития и психотерапия

Опора на психологию развития в процессе психотерапии

Как известно, первыми учитывать данные психологии развития в психотерапии с детьми стали психоаналитики. Именно их работы обогатили представления о процессах детского развития — достаточно вспомнить исследования В. Биона, Д. Винникотта, М. Малер, Р. Шпица и других исследователей. Особое значение процессам развития придавала А. Фрейд, ее исследования линий развития внесли огромный вклад в детскую психологию. Как замечают Н. С. Бурлакова и В. И. Олешкевич, психология развития является методологией подхода А. Фрейд; но сути, вся психоаналитически ориентированная терапия основана на знании процессов развития индивидов[1].

Поворот к психологии развития в течение последних десятилетий стал происходить и в других направлениях, даже в таких «свободных от прошлого», как гештальт-терапия. Так, М. Спаниоло Лобб, известный гештальт-терапевт, пишет: «До 80-х гг. XX в... международное гештальт- сообщество считало бесполезным обращаться к теориям развития, так как психотерапевтическая работа разворачивалась в “здесь-и-сейчас”. Использование теоретических схем (как диагностических схем, так и схем развития) считалось нонсенсом, чем-то отвлекающим (терапевта) от проживания в настоящем контакта ради прочтения блоков прошлого»[2]. С точки зрения гештальтистов того времени, обращение к психологии развития означало возврат к интерпретациям, что равносильно невозможности находиться в «непосредственности настоящего контакта, который устанавливал пациент с терапевтом и своей средой»[3]. По мнению М. Спаниоло Лобб, социальные изменения, произошедшие в 1980-х гг., рост количества тяжелых расстройств заставили гештальтистов обратиться к концепции развития. Оказалось, что это позволило даже улучшить спонтанность контакта между терапевтом и пациентом. Но одновременно, замечает М. Спаниоло Лобб, глубокие изменения произошли и в теориях развития, имея в виду, прежде всего, работы Д. Стерна[4]. Таким образом, во многом именно то, что теории развития стали иными, обращение к ним не разрушило «здесь-и- сейчас» отношения в психотерапии.

Почему же так важно учитывать психологию развития в психотерапии с детьми и подростками? Попробуем ответить на этот вопрос.

1. Прежде всего, это важно для диагностики: чтобы понять проблему ребенка, необходимо знать, на какой стадии развития он находится, что характерно для этой стадии, знать психологические особенности возрастного периода, понимать, соответствует ли развитие ребенка нормативам возраста.

  • 2. Знание закономерностей и законов развития позволяет понять, в каком направлении идет развитие, и учитывать это в психотерапевтическом процессе. Психотерапевт должен ориентироваться на то, каким ребенок должен быть через какое-то время, не возвращать ребенка к тому моменту, когда у него возникли проблемы или нарушения, а вести его к его возрасту. В то же время, как замечает Ю. С. Шевченко, некоторые аспекты терапевтической работы могут осуществляться по отношению к задачам, находящимся в зоне ближайшего развития, в координатах «вскоре-и- вблизи»[5].
  • 3. Субъективная тяжесть расстройства или проблемы зависит от возраста и уровня развития ребенка. Очевидно, например, что отношение ребенка к таким расстройствам, как энурез или речевые проблемы, их влияние на жизнь ребенка изменяется с возрастом. Так, если дневной или ночной энурез в дошкольном возрасте является проблемой преимущественно для близких, то в школьном возрасте это болезненно переживается ребенком, чревато отвержением со стороны сверстников, страхом перед школой, отказом посещать ее и т.д. Кроме того, прогноз развития расстройства связан с возрастом, в котором оно появилось. Некоторые проблемы или нарушения имеют тенденцию ослабевать с возрастом и, возможно, не требуют вмешательства.
  • 4. Необходимо учитывать факторы и зоны риска. Так, например, в раннем возрасте факторами риска являются не произошедший разрыв симбиотической связи с матерью или слишком жесткое обучение гигиеническим навыкам. У дошкольника фактором риска может являться отсутствие отцовской фигуры, а зоной риска — формирование половой идентичности. У младшего школьника зоной риска является школьная успеваемость и формирующаяся на этой основе самооценка, а факторами риска могут быть интеллектуальная неготовность к школе, симбиотическая связь с матерью, ее гиперопекающее поведение, отношения с учителем или со сверстниками. У подростка общение со сверстниками является и зоной риска, и ресурсом.
  • 5. Необходимо учитывать сензитивные периоды, в течение которых восприимчивость ребенка к тому или иному типу воздействий окружающей среды максимальна. В эти периоды соответствующие воздействия воспринимаются ребенком наиболее полно и включаются в его индивидуальный опыт. Все, что пропущено и не сформировано в сензитивный период развития, в следующих возрастах не компенсируется, так как соответствующая функциональная система закрывается, теряет свою пластичность, «смыкается», как створки раковины. Учет сензитивных периодов актуализирует ресурсы ребенка. Так, например, дошкольник сензитивен к развитию воображения, младший школьник — к познавательной деятельности, у подростка такой сферой является самосознание, сензитивность к самоиз- менениям.
  • 6. По мере взросления у индивида изменяется чувствительность к различным вредным воздействиям, изменяются и зоны уязвимости, зоны риска.
  • 7. У детей иная временная перспектива, чем у взрослых. Как отмечает X. Ремшмидт, «ожидание лучшего будущего» дается им с трудом[6]. С детьми это всегда работа «здесь-и-сейчас».
  • 8. Для разных возрастных этапов существуют разные стратегии совла- дания в трудных ситуациях. Например, дошкольники находят поддержку в игре, фантазировании, а подростки, как правило, ищут поддержку в общении со сверстниками, в групповых действиях.
  • 9. Чрезвычайно важным является соответствие методов психотерапии возрасту ребенка, его индивидуальным особенностям и проблеме. Так, если говорить о соответствии возрасту, то наиболее адекватным методом психотерапии в дошкольном и младшем школьном возрасте являются игра и рисование.

Обращение к психологии развития приобретает особую значимость для психоаналитически (психодинамически) ориентированной психотерапии, что обусловлено и самой структурой психотерапевтической ситуации, и движением психотерапевтического процесса. Взаимодействие психотерапевта и пациента в ходе психоаналитической психотерапии воспроизводит ранние отношения матери (значимого лица) и ребенка. Следовательно, понимание особенностей раннего взаимодействия может помочь терапевту выявить эти моменты в психотерапевтическом процессе, понять чувства ребенка, возникающие в переносе, и свои контрпереносные чувства. Воссоздание в психотерапевтической ситуации, в отношениях «психотерапевт — пациент» ранних отношений матери и ребенка особенно ярко описано у Д. Винникотта[7].

Выше мы попытались сформулировать основные позиции, обуславливающие необходимость в процессе психотерапии с детьми и подростками обращаться к психологии развития. Психология развития — это обширнейшая область знания, для нас же будут важны те ее аспекты, которые в большей мере релевантны психотерапии и психотерапевтической помощи. Обращаясь к психологии развития, мы будем в первую очередь опираться на положения отечественной культурно-исторической традиции, так как именно в ней наиболее глубоко проработаны теоретические основания возрастной психологии, сформулированы законы развития, определена единица развития. Одновременно мы будем использовать данные, накопленные в других теориях развития.

Согласно Л. С. Выготскому, центральной для детской психологии и психологической практики является проблема возраста. Как отмечает Г. В. Бурменская, создав концепцию возраста, Выготский ввел новую единицу анализа детского развития — целостные возрастные периоды развития. Выделение этой «макроединицы» анализа, по сути, заложило основу современной консультативной практики, обусловило понимание того, что

«частные явления психологического развития должны рассматриваться в контексте понятия возраста»[8].

Как известно, Выготский определял возраст через социальную ситуацию развития и психологические новообразования возраста. Новообразования возраста подчиняются общим закономерностям развития, но при этом они возникают в качественно специфической форме.

Итак, связь психологии развития и психотерапии мы будем выстраивать через структуру возраста (социальную ситуацию развития, ведущую деятельность, новообразования возраста), выделяя «решающие события» каждого возраста. Попытаемся также определить факторы риска, т.е. те влияния, которые могут оказаться потенциально опасными для развития ребенка в том или ином возрасте, и зоны риска, а именно те психические области, которые наиболее чувствительны и уязвимы для разного рода воздействий.

Как известно, в отечественной периодизации психического развития принято выделять младенческий, дошкольный, младший школьный и подростковый возрасты (младший и старший). Рассмотрим их, пытаясь выделить «реперные точки», переломные моменты в каждом возрасте.

  • [1] См.: Бурлакова Н. С., Олешкевич В. И. Детский психоанализ. Школа Анны Фрейд.
  • [2] Спаниоло Лобб М. Сейчас-ради-потом в психотерапии. Ростов-на-Дону : Феникс, 2015.С. 123.
  • [3] Там же. С. 119.
  • [4] См.: Стерн Д. Межличностный мир ребенка. СПб. : Восточно-Европейский институтпсихоанализа, 2006.
  • [5] См.: Бихевиоралыю-когнитивная психотерапия детей и подростков / под ред.Ю. С. Шевченко.
  • [6] Психотерапия детей и подростков / под ред. X. Рсмшмидта. С. 109.
  • [7] См.: Вишшкотт Д. В. Маленькие дети и их матери. М.: Класс, 2013.
  • [8] Возрастно-психологический подход в консультировании детей и подростков. М.: Академия, 2002. С. 27.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >