ОПЕКА И ПОПЕЧИТЕЛЬСТВО

В результате изучения данной главы студент должен:

знать

  • – что опека (попечительство) над несовершеннолетними есть способ устройства в семью детей, лишившихся родительского попечения;
  • – в чем разница между опекой и попечительством над несовершеннолетними;
  • – какие дети входят в категорию лишившихся родительского попечения;
  • – как обнаружить ребенка, оставшегося без родительского попечения;
  • – кто из детей считается социальной сиротой;
  • – кто не имеет права быть опекуном (попечителем);
  • – условия установления опеки (попечительства);
  • – в каком порядке устанавливается опека (попечительство);
  • – какие правовые последствия порождает установление опеки (попечительства);
  • – причины прекращения опеки (попечительства);

уметь

  • – выбирать наиболее подходящий в каждом конкретном случае способ устройства ребенка, лишившегося родительского попечения;
  • – учитывать особенности опеки (попечительства) над несовершеннолетними;
  • – организовывать регулярный контроль за условиями жизни подопечного в семье опекуна (попечителя);
  • – использовать все виды помощи семье, где живут подопечные дети;

владеть

  • – умением использовать весь арсенал нормативных правил, предусмотренных гражданским и семейным законодательством, для эффективной защиты прав ребенка, лишившегося родительского попечения;
  • – информацией о детях, нуждающихся в государственной помощи в виде опеки (попечительства);
  • – организационными навыками по вовлечению государственных и общественных учреждений (организаций), населения в процесс защиты интересов детей, потерявших свою семью, родителей, благодаря их передаче на опеку (попечительство).

Опека (попечительство) [1] над несовершеннолетними как способ их устройства

Опека над несовершеннолетними как способ устройства ребенка в семью при утрате родителей всегда было связана с их заменой. Но когда-то опека становилась необходимой не столько по соображениям нравственного порядка, сколько ради соблюдения интересов родственников ребенка – претендентов на имущество в случае смерти несовершеннолетнего [2]. Что касается существа опекунских отношений, то они были только личными. Опекун заботился только "о воспитании и прокормлении сироты, об охранении его от обид и несправедливостей" [3]. И опека продолжалась (поскольку метрические записи появились лишь в 1722 г.) "Докуды они (дети – А. Я.) не измужают и подымутцы и мне их беречь, кормить и поить собою вместе". При невозможности использовать опеку дети подлежали общественному призрению. Что же касается самого термина "опека", то он означал "приказать кому-либо несовершеннолетнего", "иметь его у себя па руках, в доме", "отдать на руки" [4]. Тот, кому "отдавали на руки" осиротевшего ребенка, назывался печальником, ему поручалось "печаловаться о детях". А термин "опека", по утверждению А. Невзорова, был позже заимствован из литовского права.

Со временем опека постепенно начинает подвергаться детальному правовому регулированию. Более четким становится круг возможных опекунов, куда могут входить отчим, ближайшие родственники детей. Появилась опека по назначению органами, обладающими властными полномочиями, т.е. церковью, поскольку в те времена духовенство полностью распоряжалось семейными, наследственными и опекунскими делами.

Наиболее заметные перемены произошли в царствование Екатерины II, что нашло свое отражение в Указе 1775 г. "Учреждения для управления губерний", в котором важное место занимали те учреждения, что ведали опекой. Главное, что характеризовало опеку тех времен, заключалось в соблюдении принципа сословности, сохранившегося до начала XX в. Это означало, что опекой ведали разные учреждения в зависимости от сословной принадлежности ребенка и его опекуна. Дворянская опека существовала для дворянских вдов и малолетних. Для купеческих и мещанских вдов при каждом городском магистрате учреждался "городовой сиротский суд". Вместо опеки над крестьянскими детьми их отдавали самостоятельным односельчанам во двор, с тем, чтобы "они кормили их, а в вознаграждение пользовались до совершеннолетия их трудами" [5].

Принцип сословности накладывал свой отпечаток на содержание требований, предъявляемых к опекуну. Для одного сословия они были одни, для другого – другие. Например, опекуну надлежало воспитывать малолетнего дворянина так, чтобы он мог "вести жизнь порядочную, сходственную с достатком, бесхлопотную от заимодавцев и безмятежную от домашнего неустройства, весьма отдаленную от расточения, разоряющего роды и поколения, и удален был бы от жизни, расстраивающей умы, истребляющей в подчиненных повиновение и от умаляющей почтение к властям законами определенным". А для детей из мещанского, купеческого сословия были иные требования. Они сводились к тому, чтобы несовершеннолетний мог воспитываться "в знании приличного его состоянию промысла или ремесла. Содержание же малолетнего расположить по его имуществу без излишества и без роскошных прихотей, дабы малолетний от самой юности подвержен был к большей уверенности и через то приготовился, в каком состоянии быть не случилось, вести жизнь порядочную, трудолюбивую, умеренную и весьма отдаленную от мотовства и всякого рода непорядков и неистовств, кои кроме недоверия друг к другу в промыслах, торгах и ремеслах всякого рода ничего не производят, от недоверия же бывает падение промысла, торга и ремесла, а доверие или кредит есть следствие честности и порядочного ведения дел, промысла, торга и ремесла".

Приведенные примеры показывают, что в законодательном акте, посвященном административно-организационным терминам, нашли место правила сугубо нравственного порядка, это служит доказательством того, что государство не оставляло без внимания моральные проблемы и устои общества.

Свод законов Российской империи не оставлял без внимания опеку, которая имела большое распространение из-за своей доступности. Она устанавливалась "для попечения о лице и имуществе малолетних". Причем родители имели право назначать в духовном завещании к остающимся после них малолетним детям опекунов по собственному своему избранию. Однако избранные родителями в их завещании опекуны могли быть не утверждены в звании опекунов. Допускалась опека как по завещанию, так и по назначению правительством. Возможно, было и установление опеки по Высочайшему повелению. Существовали и запреты к занятию роли опекуна, который должен был обязательно входить в то же сословие, что и малолетний. Мало того, нужно было принадлежать к людям, "кои нравственные качества дают надежду к признанию малолетнего в здравии, добронравном воспитании и достаточном по его состоянию содержании, и от которых ожидать можно отеческого к малолетнему попечения" [6]. Поэтому нс могли быть опекунами:

  • – расточившие собственное и родительское имение;
  • – имеющие явные и гласные пороки;
  • – лишенные по суду всех прав состояния или всех особенных прав и преимуществ.

Соблюдение требований закона далеко не всегда помогало достигать желаемой цели. Иначе говоря, "постоянству потребности далеко не соответствуют средства для ее удовлетворения" [7]. Особенно тяжко приходилось осиротевшим крестьянским детям, для которых не всегда находилось лицо, готовое добровольно принять на себя обязанности по их воспитанию. "Сплошь и рядом бывает так, что о судьбе неимущих сирот общество не заботится, предоставляя их на волю Божью". Предпринимаемые в конце XIX в. попытки усовершенствовать опеку над детьми в конечном счете заметных результатов не дали, несмотря на активную так называемую земскую деятельность, сводившуюся к сохранению жизни ребенка, избавлению его от болезней, порожденных бедностью и невежеством.

Кодекс 1918 г. содержал в своем тексте широкие предпосылки к установлению опеки над каждым несовершеннолетним, не находящимся на попечении родителей. Считалось, что подлежат опеке даже дети, чьи родители "воспитывают их в духе, не соответствующим началам коммунизма, внушая детям вражду к коммунизму и развивая в детях контрреволюционные устремления" [8]. Ущербной для воспитания ребенка рассматривалась ситуация, при которой родители, с обывательской точки зрения хорошо обращающиеся с детьми, дают им воспитание, противоречащее всем началам нового строя, внушают детям вражду и ненависть к советскому строю и к коммунизму, развивают в детях контрреволюционные идеи, препятствуют воспитанию детей на трудовых началах, не отпуская их в трудовую школу... Особенностью опеки того времени являлось то обстоятельство, что опекун назначался, хотел он того или нет. Отказаться от указывающего на него выбора можно было в исключительных случаях (например, при достижении 60-летнего возраста, при болезни, телесном недостатке, затрудняющем выполнение функций опекуна, наличии более чем четырех собственных малолетних детей, осуществлении опекунских обязанностей в отношении другого несовершеннолетнего). Определенные требования предъявлялись и к претенденту на роль опекуна. Так, не могли стать опекунами лица, лишенные по суду гражданских прав (доброго имени, общественного доверия, семейных и имущественных прав).

К обязанностям опекуна, а соответственно и попечителя, СК относил защиту личных и имущественных интересов подопечного, его воспитание. Выполнял свои обязанности опекун безвозмездно. Но мог получить из имущества подопечного потраченные им средства на его лечение, воспитание, образование, если затраты не превышали доходов подопечного.

Кодекс 1926 г. по-прежнему много внимания уделял опеке (попечительству) над несовершеннолетними. Опекуном становился, как правило, гражданин, которого выделяла, в частности, профсоюзная организация (в основном из числа тех, кто успешно трудился, перевыполняя план). Однако круг лиц, которые могли заменить несовершеннолетнему родителей, стал у́же. Теперь сюда не входили лишенные избирательных прав, т.е.:

  • – лица, прибегающие к наемному труду с целью увеличения прибыли;
  • – живущие на нетрудовой доход, как то: проценты с капитала, доходы с предприятий, поступления от имущества и т.п.;
  • – частные торговцы, торговые и коммерческие посредники;
  • – монахи и духовные служители церквей и религиозных культов;
  • – служащие и агенты бывшей полиции, особого корпуса жандармов и охранных отделений, а также члены царствовавшего в России дома [9].

Налицо следование принципу классового (сословного) отбора в так называемом "новом" государстве даже в сфере, связанной с защитой детей, оставшихся без родителей.

Если перешагнуть десятилетия истории нашего государства, оставив позади годы репрессий, Великой Отечественной войны, послевоенное время, то надо сказать, что в 60-е и начале 90-х гг. XX в. в центре внимания находилось устройство детей не в семью, а в государственные учреждения (детские дома, школы-интернаты). Но опека (попечительство) как традиционный способ защиты прав детей, лишившихся родительского попечения, продолжала существовать, несмотря на все трудности. Одна из них – материальная несостоятельность подопечных детей. Как правило, их опекунами (попечителями) были живущие на пенсию родственники, главным образом бабушки, в чьи обязанности содержать подопечных детей не входило. А сами подопечные, как правило, доходов не имели. Бросившие их родители обычно алиментов не платили, пенсия по случаю утраты кормильца, если и была, то мизерная. Что же касается государства, то оно никаких пособий подопечным детям в то время не платило.

Кодекс 1969 г. отличает больший объем регулируемых семейным законодательством семейных отношений. Здесь появилось много принципиально нового. Впервые появился в законе термин "дети, оставшиеся без родительского попечения". Цель опеки (попечительства) была обозначена четко и ясно: обеспечить таким детям семейное воспитание, защитить их права и интересы. Для ее достижения определялись функции органов опеки и попечительства, их отделов (образования, здравоохранения, социального обеспечения). На эти органы возлагались также обязанности по временному устройству детей, подлежащих опеке (попечительству). Теперь опекун (попечитель) назначался только по просьбе лица, желающего заменить родителей или одного из них.

Происшедшие в России перемены не только политического, но и социально-экономического характера не могли не сказаться па законодательстве любой отрасли, в том числе и семейной. Включение института опеки (попечительства) как такового в раздел "Физические лица" ГК усложнило спор о гражданско-правовой природе семейного права. Тем более что п . 1 ст. 31 ГК в качестве своей цели называет воспитание несовершеннолетнего. Мало того, п. 3 ст. 35 ГК обращает внимание на необходимость учета при установлении опеки нравственных и иных качеств претендента на роль опекуна, его способность к выполнению опекунских обязанностей, а также на отношения, существующие между претендентом на роль опекуна и лицом, нуждающемся в опеке. Налицо вопросы, выходящие за рамки гражданско-правового регулирования, обозначенные ст. 2 ГК.

  • [1] Далее просто опека в случаях, когда нет необходимости акцентировать внимание на различии в терминах "опека" "попечительство". Что касается понятий "опека" и "попечительство", то только в 1785 г. в России было установлено терминологическое различие между ними: до 14 лет опека, с 14 до 21 года попечительство.
  • [2] Энциклопедический словарь / Ф. А. Брокгауз, И. А. Эфрон. Т. 22. Кн. 43. СПб., 1897. С. 1.
  • [3] Невзоров А. Опека над несовершеннолетними. Ревель, 1892. С. 70.
  • [4] Неволин К. А. Поли. собр. соч. Т. 3. История российских законов. СПб., 1853. С. 396.
  • [5] Сергеевич В. Лекции и исследования по истории русского права. СПб., 1883. С. 490.
  • [6] Законы гражданские в 2-х томах. Т. I. Пг., 1915. С. 207.
  • [7] Энциклопедический словарь. С. 1.
  • [8] Тотенборн 3. Задачи опекунских учреждений по новому праву // Пролетарская революция и право. 1919. № 2–4.
  • [9] История советской конституции в декретах и постановлениях советского правительства (1917–1936). М., 1936. С. 79 .
 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >