Задачи экстренной психологической помощи

Задачи психологической реабилитации детей и подростков, переживших тяжелую психологическую травму, принципиально различны непосредственно после нее и несколько месяцев спустя. Сразу после психотравмы основной задачей экстренной психологической помощи является экспресс-коррекция наиболее острой симптоматики, препятствующей нормальному функционированию ребенка:

  • • восстановление нормального сна и питания (что создает благоприятные условия для восстановления центральной нервной системы);
  • • обеспечение нормального уровня общей активности;
  • • преодоление острых фобий, депрессивных состояний, острой тревоги, флэшбэк-эффектов.

Снятие этих симптомов способствует дальнейшей нормализации психологического состояния, активизирует использование ребенком имеющихся у него стратегий преодоления {copingstrategies). Подобные задачи типичны для кратковременного психологического вмешательства, которое, в отличие от продолжительных форм психотерапии, направлено не на обеспечение глубоких личностных преобразований, а на «избавление от негативных переживаний, дискомфорта или депрессии»[1]. Установлено, что существенное повышение уровня субъективного благополучия может быть достигнуто уже за один-два сеанса психотерапии[2].

Преодоление или снижение эмоционального дискомфорта важно не только само по себе, но и как профилактическая мера, снижающая риск последующего развития посттравматического стрессового расстройства. Установлено, что при отсутствии специальной профилактической работы это расстройство в ряде случаев проявляется более чем у 70% детей и подростков, переживших тяжелую психотравму[3].

Специфика работы на этом этапе заключается в отсутствии строгой регулярности встреч, четкой регламентации отношений. В некоторых случаях работа может проводиться на дому у ребенка. Источниками информации для посещений на дому служат вызовы но «горячей линии», данные участковых врачей и социальных служб, сведения, полученные от соседей, и т.п.

Эффективность психологической помощи тем выше, чем раньше она была начата. Желательно, чтобы острая симптоматика была преодолена там же, где была получена психотравма (разумеется, при обеспечении физической безопасности, а в случае необходимости — лечения). Если ребенка сразу увозят подальше от места трагедии, то у него остается чувство, что его проблемы поджидают его там, откуда он уехал. Еще одно важное условие — как можно более раннее возвращение к привычной деятельности (для детей школьного возраста это посещение школы). Затянувшееся пребывание в статусе «пострадавшего» приводит к психологической инвали- дизации, порождает ощущение своей беспомощности.

Восстановление активности, достигнутое на первоначальном этапе работы, служит эффективным средством преодоления детской депрессии. Вместе с гем оно нередко сопровождается актуализацией симптоматики, которая ранее не наблюдалась именно вследствие общей заторможенности ребенка. Появляются хаотические, мало целенаправленные действия, деструктивные и агрессивные проявления. У большинства детей, уровень активности которых исходно не был снижен, подобное поведение наблюдается сразу на момент обращения. Как правило, в результате психотравмы существенно нарушается общение со взрослыми и сверстниками, причем эти нарушения в большинстве случаев являются довольно длительными.

Таким образом, возникают новые задачи психологической помощи:

  • • упорядочение активности;
  • • отреагирование травматических переживаний и агрессии;
  • • преодоление грубых нарушений общения.

Основной задачей работы с отсроченными последствиями психотравмы становится восстановление нормального социального и внутрисемейного функционирования детей. Очень важно обеспечить регулярное посещение школы (детского сада). К числу наиболее важных задач работы на этом этапе относится также коррекция тех неблагоприятных психологических особенностей ребенка, которые существовали уже до психотравмы и обострились после нее.

Поскольку в результате психотравмы возникают нарушения общения с родителями и сиблингами, требуется специальная работа по преодолению этих нарушений. Для восстановления нормального состояния и функционирования детей необходима психологическая работа с ближайшим окружением ребенка — в первую очередь с родителями и педагогами.

У подростков (как и у взрослых) одним из типичных последствий психологической травмы становится формирование иждивенческой позиции, рентной установки. Без специальной психологической работы она может остаться пожизненной. Такая установка приводит к пассивности, снижению самооценки и самоуважения; в конечном итоге — к существенному снижению уровня эмоционального комфорта, углублению личностного кризиса. Крайне неблагоприятное влияние на развитие личности оказывает также конфликт между пострадавшими и остальной частью местного сообщества — «непострадавшими», характерный для отдаленных последствий массовых катастроф[4]. Отсюда вытекают следующие задачи психологической работы с подростками:

  • • возвращение подросткам ощущения нормальной жизни;
  • • преодоление пассивности и рентной установки, пробуждение социальной активности;
  • • преодоление разобщенности подростков, конфликтов между «пострадавшими» и «непострадавшими».

Для восстановления нормального психологического состояния ребенка после пережитой психотравмы большое значение имеет психокоррекционная работа с семьей в целом[5]. В результате травмы нарушаются нормальные детско-родительские связи. При появлении у ребенка нарушений поведения родители ощущают свою некомпетентность и беспомощность и невольно способствуют закреплению негативных поведенческих стереотипов: потакают детским капризам, чрезмерно остро реагируют на ипохондрические жалобы, оберегают от столкновений с малейшими жизненными трудностями.

Если психологическую травму пережили и родители, и ребенок (что типично для массовых катастроф), то темпы восстановления их психологического состояния существенно различаются. Обычно дети быстрее возвращаются к нормальному эмоциональному уровню благодаря большей психической гибкости и адаптивным возможностям. Состояние родителей изменяется медленнее и препятствует нормализации психического развития детей. Несмотря на то, что родители озабочены оказанием помощи своим детям, недостаточная критичность к собственному психологическому состоянию нередко заставляет их самих избегать психологической помощи. В связи с этим специальное внимание следует обратить на привлечение родителей к работе над собственными психологическими проблемами и трудностями.

Особенно важна работа с семьями в тех случаях, когда структура семьи нарушается вследствие гибели отца или матери. Наиболее тяжелой категорией являются мужчины-вдовцы, воспитывающие маленьких детей. Проявление каждодневной заботы о ребенке — непривычная для них функция. Их эмоциональное состояние может надолго оставаться очень тяжелым. Это усугубляется широко распространенным представлением о том, что обращение за психологической помощью унизительно для мужчины и свидетельствует о непростительной слабости.

  • [1] Гарфилд С. Практика краткосрочной психотерапии. СПб.: Питер, 2002. С. 24.
  • [2] См.: Нардопэ Дж., Ваигшвик П. Искусство быстрых изменений. Краткосрочная стратегическая терапия. М. : Изд-во Института психотерапии, 2006. См. также: Howard К. /.,Lueger R.J., Mating М. S., Martinovich R. Л phase model of psychotherapy outcome: Causalmediation of change //Journal of Consulting and Clinical Psychology. 1993. Vol. 61. P. 678—685.
  • [3] Nader K.t Pynoos R. S., Fairbanks L.t Frederick C. Children’s PTSD reactions one year after aspinner attack at their school // American Journal of Psychiatry. 1990. Vol. 147. P. 1526—1530.
  • [4] Портнова Л. Л. Индигенный конфликт: неблагоприятный тип отсроченного массового реагирования на тяжелый эмоциональный стресс // Журнал неврологии и психиатрииим. С. С. Корсакова. 2006. № 2. С. 13—16.
  • [5] Юл У., Уильямс Р. М. Стратегии вмешательства при психических травмах, возникшихвследствие масштабных катастроф. С. 275—309.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >