Игровая холдинг терапия — наша модификация метода М. Велч

В нашей практике холдинг терапия также была модифицирована почти с самого начала ее использования. Первые сеансы холдинг терапии протекали в соответствии со схемой, обозначенной М. Велч — «конфронтация — сопротивление — разрешение», но все же с некоторыми отличиями. Мы выходили за рамки традиционной схемы, допуская «обыгрывание» реакций ребенка родителями еще на стадии сопротивления, если это помогало снять чрезмерное аффективное напряжение родителей и ребенка. И, самое главное, мы старались использовать хорошее настроение ребенка после холдинга, его возросшую контактность для развития эмоционального взаимодействия между ним и его родителями.

В течение первой недели холдинг терапии во всех наблюдавшихся случаях происходило снижение сопротивления ребенка по интенсивности и по времени. Если на первом холдинге фаза сопротивления могла длиться от 40 мин до полутора часов, то в последующие дни ребенок либо совсем не проявлял негативизма к контакту, либо сопротивление все же возникало, но преодолевалось за короткое время (5—20 мин).

Борьба сменялась эмоциональным общением, чтением стихов, пением песен, общими играми. В тех семьях, где дети страдали наиболее тяжелыми вариантами аутизма, взаимодействие на холдинге напоминало общение родителей с малышом в возрасте не старше двух лет. Родители играли с ребенком в «ладушки», «сороку-ворону», использовали другие младенческие забавы — песенки, народные потешки, пальчиковые игры. Психолог помогал родителям вспоминать и выбирать подходящие по ситуации забавы, просил постоянно «расширять репертуар», обучал тому, как провоцировать ребенка на подражание, как использовать минуты его спокойного внимания, чтобы рассказывать малышу о нем самом, о том, что с ним происходит в течение дня. Таким образом, время холдинга все больше использовалось для развития позитивных форм эмоционального контакта в семье, для обучения родителей конкретным приемам работы с ребенком с целью поднять его психический тонус, провоцировать на подражание, развивать речь.

В итоге уже на первой неделе занятий традиционная схема холдинг терапии «конфронтация — сопротивление — разрешение» дополнялась последующим активным, позитивным эмоциональным взаимодействием между родителями и ребенком. Эту модификацию холдинга мы развивали и в дальнейшем, считая ее более продуктивной и полезной для развития аутичного ребенка. Именно она получила название игровой холдинг терапии.

Наш опыт показал, что холдинг может работать в двух направлениях. Первое из них — это преобразование, «перемалывание» негативных аффектов, снятие эмоционального напряжения, возбуждения, тревоги, страха, преодоление агрессии и негативизма. Эти проблемы решаются во время «классического» холдинга, при преодолении сопротивления ребенка. Другое направление действия холдинга — разработка новых форм эмоционального контакта, способствующая развитию взаимодействия, подражания, понимания эмоционального смысла происходящего, стимулирующая речевое развитие.

Первое направление действия терапии мы условно назвали очищающим, второе — развивающим. Таким образом, наша модификация холдинг терапии (игровая холдинг терапия) состоит из двух компонентов, каждый из которых важен в работе с аутичным ребенком. Сочетание этих двух компонентов терапии, их необходимая «дозировка» определялась в каждом случае уровнем эмоционального развития ребенка, его конкретным аффективным состоянием, наиболее актуальными проблемами развития.

Результаты игровой холдинг терапии мы впервые представили в 2000 г. в диссертационном исследовании, которое обобщило опыт работы с 19 семьями, воспитывающими аутичных детей[1]. Возраст детей — от двух до семи лет. Большинство детей (17 человек) имели наиболее тяжелый вариант синдрома, соответствующий I—II группам раннего детского аутизма (по классификации О. С. Никольской). Состояние одного из детей соотносилось с III группой и еще одного — с IV группой детского аутизма.

Почти все дети избегали контактов с окружающими людьми, демонстрировали «полевое» поведение, не проявляли интереса к игрушкам, попытки произвольной организации их внимания оставались безуспешными. Эти дети были стереотипны в поведении, не переносили смены привычного окружения, были избирательны в еде. У четверых из них наблюдались моторные стереотипии, у двенадцати — стереотипные вокализации, у десяти были проявления самоагрессии, а еще у троих — импульсивные проявления агрессии по отношению к близким людям (как правило, в ситуации нарушения привычного стереотипа). У одного ребенка (III группа аутизма) наблюдалась физическая и вербальная агрессия по отношению к детям и близким взрослым.

Отмечалось отсутствие основных навыков самообслуживания: так, у троих детей не были сформированы навыки опрятности, семнадцать детей не одевались самостоятельно. Шестеро детей не желали самостоятельно есть, предпочитая, чтобы их кормили родители. У девятерых отмечалась непереносимость скопления людей, с ними невозможно было зайти в магазин, ездить в общественном транспорте. Речь у большинства детей либо отсутствовала (десять человек), либо наблюдался ее регресс (два человека), либо грубое недоразвитие (шесть человек). Только у одного ребенка (III группа аутизма) была достаточно развернутая фразовая речь с характерной для детского аутизма задержкой использования личных местоимений.

Используя игровую холдинг терапию, мы получили выраженные устойчивые результаты, которые можно было расценить в основном как положительные (в каждом случае оценивался результат, полученный через два месяца занятий). В первую очередь холдинг содействовал установлению более адекватного эмоционального контакта между ребенком и родителями. Практически во всех случаях родители говорили о том, что ребенок стал чаще смотреть в глаза, больше хочет быть рядом с ними, а не сам по себе. Девять детей стали проявлять инициативу в контакте, пятнадцать детей стали чаще стремиться побыть на руках у мамы, искать у нее утешения и защиты (в случае опасности, плохого настроения, болезни).

Сверхсензитивность всех детей существенно смягчилась, они стали чаще смотреть в глаза не только близким людям, но и чужим. О троих детях мамы говорили, что с ними стало возможно ездить в транспорте, заходить в магазины или другие людные места. Практически все родители отмечали усиление или появление интереса к окружающему, возросшее любопытство детей. Родители шестерых детей отмечали, что ребенок после первого холдинга смотрел на них «как будто в первый раз видит», начинал обследовать, ощупывать лицо мамы (глаза, рот), гладить по волосам. Тринадцать детей начали обследовать свою комнату, квартиру, пятнадцать стали проявлять интерес к незнакомым людям.

Одиннадцать детей начали наблюдать за другими детьми, за их игрой на площадке; пятеро из них активно включались во взаимодействие, участвовали в общей беготне на детской площадке. Два ребенка впервые стали проявлять инициативу в контакте: подходили к другим детям, тянули за руку, затевали с ними беготню. Практически все дети примерно через две недели игровой холдинг терапии проявили большее желание и возможность взаимодействовать. Обо всех детях родители говорили, что они «стали более отзывчивыми», выполняют простые просьбы. Пятеро детей стали проявлять интерес к тем играм, которые предлагали им взрослые или другие дети, больше наблюдали и слушали, но иногда и включались в игру или рисование спонтанно.

У троих детей исчезли проявления самоагрессии. Характерно, что агрессивные проявления, наблюдавшиеся в поведении семерых детей до начала холдинг терапии, редуцировались, а затем и совсем исчезли на протяжении первых двух месяцев терапии. У ребенка с исходной III группой аутизма проявления физической агрессии (бил по ноге, наступал на ноги, толкал детей в детском саду) исчезли из поведения через четыре месяца. У десятерых детей отмечался заметный прогресс в освоении бытовых навыков. Из них трое научились самостоятельно одеваться, четверо освоили сложные действия (застегивание пуговиц, молнии на брюках и др.), а главное — стали активнее пользоваться уже освоенными навыками.

У большинства детей (12 человек) был заметен прогресс в развитии речи. Причем, по нашим наблюдениям, первичным был прогресс в развитии внутренней речи ребенка, что проявилось в его поведении в виде возросшей способности слушать стихи, рассказы о самом ребенке, которые родители придумывают во время холдинга, а затем и сказки. Предшественниками речевой инициативы на холдинге были подражание ребенка мимике и артикуляции родителей, выполнение но их просьбе игровых действий, имитирующих чье-то поведение («покажи козу рогатую», «сделай, как мишка косолапый, “ногою топ”» и т.п.).

Родители уже после первых четырех-пяти сеансов холдинг терапии отмечали, что в отношениях с детьми чувствуют себя более уверенно: уходит тревога, связанная с собственной несостоятельностью в контактах с ними. Они отмечали, что лучше понимают детей, их проблемы, желания. Холдинг показывал близким, что у ребенка есть стремление к контакту и возможность контактировать; помогал почувствовать глубину тревоги, страха и эмоционального напряжения, которые испытывает ребенок; помогал разобраться в том, чего ребенок не хочет, а чего не может.

Игровая холдинг терапия как составная часть коррекционной помощи при аутизме применяется нами с 1993 г. Можно с уверенностью говорить о том, что наша модификация метода М. Велч — игровая холдинг терапия — всегда давала положительные результаты, подобные тем, что были описаны выше. При этом важно отметить, что на всех этапах терапии психолог не ограничивался рекомендациями, связанными с проведением холдинга, но и помогал семьям освоить приемы специального подхода к воспитанию аутичпых детей, стимулирующие их эмоциональное развитие. К числу таких приемов относятся: специальный «режим эмоционального комментирования», обучение приемам развития сюжетной игры и сюжетного рисования, способам формирования навыков контакта, бытовых навыков, преодоления нежелательных форм поведения[2].

  • [1] См.: Либлинг М. М. Метод холдинг-терапии в системе психологической помощи семьям,воспитывающим детей с аутизмом : дис.... канд. психол. наук. М., 2000.
  • [2] См.: Никольская О. С., Баенская Е. Р., Либлинг М. М. Аутичный ребенок: пути помощи.М.: Теревинф, 2012.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >