Общебольничный «круг»

Центральной темой второго «круга» является организационный контекст, вопрос о месте человека, помогающего в этой системе: воспринимается ли он как член команды, объединенной общей целью. Поэтому здесь особую роль играет установление контакта с врачами, развитие сотрудничества, разработка и проведение знятий для медперсонала по запросу (от простых коммуникативных тренингов до балинтовских групп). Нельзя недооценивать важность организационного контекста работы. Он оказывает сильнейшее влияение и на позицию психолога или волонтера в отделении, и на успешность (а иногда и саму возможность) ведущейся работы с детьми

Социально-культурный «круг»

Пребывание в больнице редко описывают в категориях жизни, чаще — в категориях лечения. Современный человек чаще всего воспринимает болезнь как помеху, отвлекающую, отстраняющую от жизни, которую нужно как можно быстрее преодолеть, чтобы вернуться к нормальной жизни. Болезнь оказывается где-то на задворках жизни, воспринимается как преграда, а больница — как пустой, безликий хронотоп между жизнью «до» и жизнью «после»[1]. Болезнь ассоциируется с ненормальностью, а роль пациента связывается с идеей пассивной жертвы ситуации или болезни, причем основная ответственность возлагается на врача. Пациенту позволяется некоторая регрессия, а отклонения в поведении воспринимаются снисходительно. Во многих случаях ценой такого подхода становится ослабление «Я» пациента[2]. Возрастает опасность формирования потребительской позиции.

Но уже в рамках исследования устойчивости было показано, что она не сводится к отсутствию патологии[3]. Это фундаментальная характеристика человека, не зарезервированная лишь для героев[4]. С признанием в обществе проблемы появляется понятие обыкновенного героя.

В 2007 г. во Франции была проведена рекламная акция «обыкновенный герой». Практически везде (особенно на автобусных остановках) были размещены большие плакаты, посвященные людям, победившим рак. Эти «обыкновенные герои» с плакатов рассказывали о себе и о том, что им помогло преодолеть страшную болезнь.

Создание в сообществе истории, центрированной на прошлом успехе в совладании со стрессорами, как и поиск возможностей для совладания с ними в настоящем, ведет к повышению воспринимаемой устойчивости этого сообщества[5]. Огромное влияние имеет смысл, который мы приписываем тем или иным событиям жизни, а также то, как видят его другие люди, сообщество в целом[6]. Выбор критериев адаптации, устойчивости отражает культурные нормы, существующие в обществе[7].

Не менее важна позиция помогающего в отношении принятых в обществе взглядов на болезнь (например, представление о том, что ребенка надо максимально оградить от болезни, заставить забыть о ней, отвлечь, отменить ее хотя бы в психологическом плане).

Включенность социума, социальное признание и поддержка очень важны в борьбе с болезнью. Огромную роль в этой борьбе играют волонтеры.

Волонтерство — это деятельность, направленная на помощь другим, оказываемая па добровольных началах[8]. Явление волонтерства отражает принцип активности населения в отношении жизни общества[9], воплощает социальную идеологию общественного участия, солидарности, помощи всех членов общества друг другу. Признание роли волонтерства связано с пониманием того, что благосостояние общества определяется действиями отдельных его членов. На сегодняшний день 45—55% жителей США около четырех часов в неделю посвящают волонтерской работе[10].

Существуют две основные теоретические модели волонтерства: процессуальная и ролевая. Первая рассматривает предпосылки принятия решения о волонтерской работе (личные мотивы, социальные нужды, индивидуальный опыт) и динамику всего происходящего с волонтером. Для разных людей работа волонтером может иметь разные функции. Для понимания того, почему человек оказывает помощь, важно, какие конкретные функции реализует эта деятельность в его жизни. Продолжительность волонтерской работы зависит как от личных мотивов, так и от организационного контекста, удовлетворенности организацией и позитивных чувств, связанных с принятием своей волонтерской позиции. Вторая теоретическая модель имеет в большей степени социологический характер. Здесь для объяснения феномена волонтерства используется ролевая теория и рассматривается социальная структура, в которой проявляется этот феномен. Роль волонтера становится частью личной идентичности человека, входит в структуру его личности.

Сегодня волонтеры жизненно необходимы в больницах по нескольким причинам. Во-первых, являясь частью сообщества, волонтеры вносят свой вклад в формирование общественного сознания и восприятия, формирование общественных связей; организации зависят от активной вовлеченности сообщества, от диалога с членами сообщества. Исследования показали, что чем больше больница уделяет внимания развитию и расширению волонтерской системы и волонтерских программ, тем больше она получает поддержки и участия на уровне сообщества в целом. Во-вторых, волонтеры существенно экономят время персонала и материальные затраты больниц, выполняя самые разные виды работ. И наконец, волонтеры по логике своей позиции способны «прорваться» через технологизацию профессиональной больничной среды и создать ситуацию личностного общения, в которой пациенты и их родные могут открыто поговорить о наболевшем, поделиться своими страхами и тревогами, сомнениями. Волонтерство представляет собой важный организационный ресурс, и в связи с этим волонтерские программы должны планироваться и осуществляться наравне со всеми другими больничными программами[11].

Наряду с признанием важности волонтерской работы много говорится о необходимости разработки форм набора, отбора, обучения и сопровождения волонтеров. Необходимо знать как можно больше о кандидатах, об их прошлых и настоящих местах работы, о предыдущей волонтерской работе, об их интересах и талантах. Интервью — важная процедура как для больницы, гак и для волонтера, позволяющая собрать дополнительную информацию. Если волонтер не подходит для нужд и требований организации, ему следует отказать.

Очень часто волонтерские программы оказываются неэффективными, поскольку в них принимаются все желающие. Будучи принятыми, волонтеры должны пройти подготовку, касающуюся как общеорганизационных вопросов, так и специфики работы. Обучение не должно становиться формальной процедурой, оно необходимо на протяжении всего периода работы волонтера.

Сегодня как никогда ясным становится восприятие больницы не только как места лечения, но и как пространства жизни, поддерживающего самое жизнь. Конечно, никакая поддерживающая система не отменит болезнь, боль и страх, но она поможет жить и переживать, внесет вклад в возможность нормального взросления и развития ребенка, несмотря на тяжелую болезнь, а также поможет родителям сохранять свою родительскую позицию, ответственную и компетентную, преодолевая чувства беспомощности, бессилия, вины. Важно, чтобы такая поддерживающая программа была системной, методологически оправданной и методически корректной.

В отечественной психологии накоплен колоссальный опыт, который может быть использован в разработке такой системы. С нашей точки зрения, развитие данной области помогающей практики может быть связано именно с культурными практиками обращения с самим собой, с культурноисторической теорией.

  • [1] См.: Федунина II. 10. Хронотоп детской больницы // Московский психотерапевтический журнал. 2007. № 4.
  • [2] См.: Caplan G. Principles of preventive psychiatry. N.Y. — London : Basic Books,1964.
  • [3] Ahmed R., Seedat M., van Niekerk A., Bulbulia S. Discerning community resilience indisadvantaged communities in the context of violence and injury prevention // South AfricanJournal of Psychology. 2004. Vol. 34 (3). P. 386—408.
  • [4] Cm.: Shalev A. Y. Further Lessons from 9/11: Does Stress Equal Trauma?
  • [5] Kimhi S., Shamai M. Community resilience and the impact of stress: adult response to Israel’swithdrawal from Lebanon //Journal of community psychology. 2004. Vol. 32. № 4. P. 439—451.
  • [6] Smith G. Resilience concepts and findings: implications for family therapy. P. 154—158.
  • [7] Masten A. S. Resilience processes in development // American psychologist. 2001. Vol. 56.№ 3. P. 227-238.
  • [8] Harootyan R. A. Volunteer activity by older adults //J. E. Birren Encyclopedia of gerontology:Age, aging, and the aged (Vol. 2,). San Diego, CA : Academic Press, 1996. P. 613—620.
  • [9] Dutta-Bergman M.J. The theory of unified responsibility // Journal of public relationsresearch. Vol. 16 (4). P. 353—369.
  • [10] Cm.: Fenner L. A., Finkelstein M. A. Dispositional and Structural Determinants ofVolunteerism //Journal of Personality and Social Psychology. 1998. Vol. 74. Issue 2.
  • [11] См.: Bolon D. 5. The hospital volunteer // Hospital Topics. 1995. Vol. 73. Issue 4.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >