Детоцентрированность философии центра

К сожалению, сегодня наблюдается откат к узкой детоцентрированной философии. Государство не поддерживает материально телефон доверия, семейное консультирование переводится в разряд платных услуг, выведена из штата должность методиста. Единственным получателем услуг признается ребенок, что ослабляет позиции семейного консультирования и снижает параметры системности и рефлексивности работы.

Впрочем, психологическая поддержка семьи в трудных жизненных ситуациях все еще значится в качестве одного из приоритетов в государственных центрах.

Результативность и эффективность семейного консультирования в государственном детском центре

Муниципальные центры, такие как центры психолого-педагогической реабилитации и коррекции или психолого-медико-социальпые центры, сталкиваются со все более жесткими требованиями эффективности. По большей части эти требования сводятся к чисто количественным показателям, определяющим охват населения. При этом содержательные и качественные аспекты работы специалистов редко принимаются в расчет.

Этому есть свое обоснование. Каждая семья — особенная, и работа консультантов во многих случаях имеет индивидуальный характер. Результаты работы будут различаться в зависимости от целого ряда факторов. Кроме того, есть семьи, которым в рамках центра вообще не удается помочь. С другой стороны, на сегодняшний день просто не существует надежного и валидного инструментария для дифференцированной оценки эффективности работы семейных консультантов. В литературе по семейному консультированию отмечается отсутствие согласованности в использующихся методиках[1].

Набирающее силу движение оплаты работы по ее результатам пробле- матизирует сугубо количественное требование эффективности и выдвигает требование к выбору адекватной модели оценки.

В Великобритании ряд организаций, таких как CORC {Child and Adolescent Mental Health Senrices Outcomes Research Consortium) и CYP-IAPT {Children and Young Persons Component of the Improving Access to Psychotherapy), непосредственным образом связаны с отслеживанием результатов терапии. Разрабатываются все новые методики оценки. Относительно недавно были предложены два новых инструмента: индикатор изменения в системной терапии и методика SCORE, направленная на оценку семейного функционирования и терапевтических изменений.

SCORE опирается на системную гипотезу о центральной роли характера взаимоотношений в семье для благополучия всех ее членов. Предполагается, что проявления качества функционирования семьи могут отражать достижения семейной терапии и не сводятся к исчезнованию симптома, скорее отражая особенности взаимосвязей. В рамках системной терапии это описывается как переход от изменения первого порядка к изменению второго порядка. Авторы методики стремились обозначить как можно больше конкретных индикаторов функционирования семейной системы, которые к тому же можно было бы использовать в разных социальных и культурных контекстах.

При разработке этого инструмента авторы стремились охватить совокупность терапевтических целей, разные стороны системного видения семьи и ключевых составляющих ее функционирования[2]. Членам семьи предлагалось заполнить этот опросник на первой встрече, а затем на четвертой. Такой шаг оценки — в три-четыре встречи — чрезвычайно актуален в рамках центра, где среднее количество консультаций, посещаемых семьей, не превышает трех. Опросник отражает, прежде всего, особенности коммуникативных паттернов в семье, но также включает в себя вопросы относительно структурных параметров и эмоциональной самооценки благополучия своей семьи[3].

Безусловно, можно использовать известные переводные методики оценки различных сторон благополучия семейной системы[4]. Однако, несмотря на всю диагностическую ценность этих инструментов, их применение в большинстве случаев может отражать изменения, происходящие в семейной системе, лишь при довольно длительном периоде консультирования. В семейном консультировании в рамках центра, где среднее количество консультаций с семьей обычно не превышает трех, может быть интересна категория методик, связанная с оценкой микроизменений после каждой консультации. Например, опросник Helpful Aspects of Therapy (HAT) заполняется клиентами после каждой сессии. Клиентов просят описать своими словами наиболее важные моменты на консультации, а также отметить наиболее полезные и неудачные моменты[5].

Развиваются новые формы отслеживания эффективности консультативного процесса, опирающиеся на распространенные современные практики, такие как дискурс-анализ[6]. Этот подход, по мнению его сторонников, прекрасно подходит для анализа семейной терапии, учитывая сегодняшний акцент на язык, нарратив и наделение смыслом. Согласно этому подходу, как терапевты, так и члены семьи в процессе разрешения проблем, приведших семью к консультанту, также создают и оттачивают ключевые для жизни семьи понятия — «проблема», «изменение», «идентичность» и др.

В какой-то степени в ходе консультаций семья должна пересказать свою историю, рассказать ее по-другому. Члены семьи не просто выражают себя с помощью языка, эксплицируя свои переживания для других, но и создают альтернативные рассказы о событиях и переживаниях. На этих основаниях строится и инструмент отслеживания изменений в консультативном процессе. Семья обычно достаточно быстро, на самой первой консультации, вводит важные для себя темы для анализа, и терапевт с самого начала вовлекается в их пространство. Возникает вопрос, почему терапевт выбирает определенную тему в качестве ключевой, и к каким результатам это приводит, как происходит процесс переформулирования и рождения нового дискурса, зачастую затрагивающего другой контекст, уровень нарратива. Этот вид инструментов отслеживания эффективности весьма трудоемок и плохо поддается количественной обработке и представлению результатов, но он может быть очень полезен для содержательного анализа процесса и изменений. Все активнее формируется понимание того, что качественный анализ эффективности должен занять свое место в ряду методов оценки.

В рамках центра важным является также аудит работы семейного консультанта[7]. Данного аспекта касается целый ряд вопросов: сколько семей принято; кто направляет семьи; каков процент сложных случаев; как долго семьи посещают консультантов; какие семьи остаются, а какие уходят; что клиенты думают о семейном консультировании; какова обратная связь инстанций, направляющих семьи, и т.п.

Уже более 30 лет назад английские практики говорили о необходимости разработки национальной системы аудита, которая бы способствовала облегчению и унификации документации, а также повышению качества оказываемых услуг. А. Карр с коллегами описывает такую систему аудита, представляющую собой расширенный опросник, касающийся различных аспектов направления на терапию, самого процесса терапии и его результатов[8].

Помимо общей картины работы клиники (общее количество посещений, количество встреч и т.п.), данная система помогает выявить определенные тенденции. Например, было показано, что персонал выше оценивал работу клиники, чем пациенты, что значительная часть семей не была готова к консультативному процессу, что дети говорили о негативном отношении к консультациям. Разработка и внедрение подробной системы аудита, отражающей разные смысловые аспекты семейного консультирования, может иметь как теоретическое, так и практическое значение.

Подытожим размышления в виде табл. 20.1, отражающей положительные и отрицательные моменты семейного консультирования в центре.

Таблица 20.1

Сложные и привлекательные стороны семейного консультирования в государственном детском центре

Параметры

Сложные моменты

Привлекательные стороны

Финансовый

Оплата определяется финансовой политикой центра, причем в государственном секторе она на порядок меньше, чем в частном

Отсутствие оплаты аренды кабинета, стаж, социальный пакет, оплата больничного и т.д.

Целевой

Цели центра и консультативного процесса могут не совпадать

Консультант не участвует в привлечении клиентов и получает семьи без усилий самопрезеитации в широком социуме, изобилующем психологическими услугами. Разделенная ответственность

Контакт с клиентом. Терапевтический альянс

Безличность контакта. Клиент контактирует с центром, его секретарями, а не договаривается с самими консультантами. Один из этапов консультативной работы вынесен из области деятельности консультантов

Секретари центра осуществляют связь между семьей и консультантом, экономя время и усилия специалиста, а также избавляя его от личного контакта

Профессиональная поддержка

Недостаточность средств у государственного центра для обеспечения должной супервизорской поддержки профессионального роста и профилактики профессионального выгорания

Интервизорская поддержка, возможность системной работы с представителями других специальностей, также консультирующих ребенка или семью

Результативность и эффективность

Преобладание количественных I юказателей эффективности. Недооценка и недостаточная разработанность спектра многоуровневой оценки эффективности

Разделенная с центром ответственность за результат

Центр безличен, как и любая другая организация. Он неумолим и бесстрастен. Именно человек обживает форму, создает живой организм из жесткого каркаса. А живое, в отличие от мертвого и механического, несет огромный потенциал саморазвития и самоорганизации. Ему свойственны способность к росту и свобода — как воли, так и действия.

Вопрос о судьбе и специфике функционирования и развития семейного консультирования в рамках государственного детского центра во многом будет определяться выбираемой моделью структуры центра и государственными директивами относительно места и функций данной формы консультирования в системе учреждения. Возникает вопрос о выборе модели, об обосновании возвращения к узкой детоцентрированной системе, о понимании последствий отказа от элементов системного сопровождения. Получение социальной услуги или внутренняя работа? Симптомо-ориентиро- ванная философия или позитивные подходы, ориентированные на силу и устойчивость? Системное или индивидуальное видение?

Сегодня в мире существует множество разных моделей психологических служб помощи населению. Интересно, что большое внимание уделяется не просто моделям «идентифицированного пациента», а службам поддержки семьи и детей, единицей рассмотрения которых является именно семья, а не отдельно взятый ребенок[9]. Так или иначе, при анализе работы семейных консультантов в рамках государственного учреждения важно отдавать себе отчет в специфике работы (сложная система, работающая с системой) и учитывать системные характеристики процесса.

  • [1] Stratton Р., Lask J., BlandJ., Nowotny E., Evans C., Singh R., Janes E., Peppiatth A. Detectingtherapeutic improvement early in therapy: validation of the SCORE-15 index of family functioningand change //Journal of Family Therapy. 2014. Vol. 36. P. 3—19.
  • [2] Ibid.
  • [3] URL: http://www.aft.org.uk/about/view/score.html.
  • [4] См.: Малкина-Пых И. Г. Семейная терапия. Справочник практического психолога. М.:Эксмо, 2005.
  • [5] URL: http://www.experiential-researchers.org/instruments.
  • [6] Burck С., Frosh S., Strickland-Clark L., Morgan K. The process of enabling change: a study oftherapist interventions in family therapy //Journal of Family Therapy. 1998. Vol. 20. P. 253—267.
  • [7] Can A., McDonnellt D., Owen P. Audit and family systems consultation: evaluation ofpractice at a child and family centre //Journal of Family Therapy. 1994. Vol. 16. P. 143—157.
  • [8] Сап Л., McDorwellt D., Ozven Р. Audit and family systems consultation: evaluation ofpractice at a child and family centre. P. 143—157.
  • [9] Fetch J., Murray J., Bickerdike A., Lewis P. Psychological Distress in Australian ClientsSeeking Family and Relationship Counselling and Mediation Services // Australian Psychologist.2014. Vol. 49. P. 28—36. См. также: URL: http://www.relationships.org.au/corporate-centre/our-history.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >