Вопросы и задания аналитического характера

  • 1. К каким видам юридической ответственности за правонарушения, связанные с банкротством, могут быть привлечены контролирующие должника лица? Какие из них не подлежат уголовной ответственности, несмотря па совершение данного деяния?
  • 2. Проведите сравнительный анализ фиктивного и преднамеренного банкротства, неправомерных действий при банкротстве как уголовных преступлений и как административных правонарушений.
  • 3. За какие правонарушения при банкротстве виновное лицо может быть привлечено одновременно к двум видам юридической ответственности?
  • 4. Чем отличаются меры дисциплинарного воздействия, налагаемые в правоотношениях банкротства, от мер дисциплинарного взыскания?
  • 5. Законодатель включил положения об отстранении арбитражного управляющего от исполнения обязанностей в деле о банкротстве в статью, названную «Ответственность арбитражного управляющего». К какому виду юридической ответственности можно отнести такое отстранение?

Задачи

Пример решения задачи

Условие. ООО «К.» по решению своего единственного участника П. все свое оборудование и иное ликвидное имущество внесло в уставный капитал ООО «О.», созданного генеральным директором ООО «К.». В результате ООО «К.» лишилось возможности получать доход и рассчитываться с кредиторами, уплачивать обязательные платежи. Было возбуждено производство по делу о банкротстве, по результатам которого кредиторы недополучили в общей сложности 950 гыс. руб.

Вопрос. Может ли П. быть привлечен к уголовной ответственности за преднамеренное банкротство?

Решение. Нет, так как для квалификации деяния П. в качестве преднамеренного банкротства необходимо, чтобы оно причинило крупный ущерб (ст. 196 УК РФ). Минимальная сумма крупного ущерба установлена в примечании к ст. 169 УК РФ и составляет 1,5 млн руб. Однако ущерб, причиненный деянием П., меньше этой суммы. [1]

однако его генеральный директор Г. понимал, что скоро ООО будет не в состоянии делать это. Зная о том, что долги будут взыскиваться за счет имущества ООО, Г. решил скрыть основные средства. Он продал экскаваторы, автокран, трактор, грузовик и еще несколько единиц транспорта ООО «Т.», указав в договоре цену в 7 млн руб. Единственным участником ООО «Т.» являлся сын Г. Через некоторое время в отношении ООО «К.» была введена процедура наблюдения.

На обвинения, предъявленные ему органами внутренних дел, Г. ответил, что на момент совершения сделок признаков банкротства у ООО «К.» не имелось, поэтому оно, как и любое юридическое лицо, вправе самостоятельно распоряжаться своим имуществом. А цену вещей их собственник вправе определять самостоятельно.

Вопросы:

Совершил ли Г. правонарушения, связанные с банкротством? Если да, то какие и к каким видам юридической ответственности он может быть привлечен?

2. С июня 2013 г., после увольнения гр. К. с должности генерального директора ООО «А.», фактическим руководителем данного юридического лица стал заместитель генерального директора ООО «А.» — М. В период руководства К. у ООО «А.» сформировалась задолженность по заработной плате в размере 2 млн руб. Для ее погашения М. после увольнения К. осуществлял передачу основных средств организации ее работникам и лицам, с которыми трудовые отношения были прекращены. Данные факты подтверждаются актами о приеме-передаче объектов основных средств ООО «А.», подписанные М. от лица руководителя данного ООО. Всего за 2013 г. М. отчуждены основные средства по их балансовой стоимости на общую сумму около 9 млн руб. Из них 7 млн получил сам М. при увольнении, заявив, что он при создании ООО «А.» предоставлял обществу заем, а остальные 3 млн руб. получили работники, перед которыми имелась задолженность по заработной плате. Кредиторов первой очереди у ООО не имелось. С момента увольнения К. ООО «А.» какую-либо хозяйственную деятельность не вело. В декабре 2013 г. в отношении ООО «А.» было введено конкурсное производство.

Вопросы:

Совершили ли К. и М. правонарушения, связанные с банкротством? Если да, то какие?

К каким видам ответственности они могут быть привлечены?

3. В отношении ООО «П.» открыто конкурсное производство. Федеральная служба государственной статистики возбудила в отношении конкурсного управляющего ООО «П.» дело об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.19 КоАП РФ «Нспрсдоставление первичных статистических данных». Ссылаясь на нормы п. 1 ст. 20.2, 127, п. 1 ст. 129 Закона о банкротстве, Служба утверждала, что конкурсный управляющий как руководитель должника обязан был предоставлять ей необходимую статистическую информацию. Обязанность по назначению должностных лиц, уполномоченных предоставлять статистическую информацию от имени юридического лица, лежит на его руководителе (и. 5 Положения об условиях предоставления в обязательном порядке первичных статистических данных и административных данных субъектам официального статистического учета, утвержденного постановлением Правительства РФ от 18.08.2008 № 620).

Конкурсный управляющий против обвинения возражал, утверждая, что он руководителем должника не является, а действует согласно ст. 20.3 Закона о банкротстве от собственного имени в интересах кредиторов, должника и общества. Кроме того, являясь участником правоотношений в сфере банкротства, он может быть привлечен к ответственности только за совершение деяний, предусмотренных специальными нормами ст. 14.13 КоАП РФ «Неправомерные действия при банкротстве». Однако эта статья ответственности за вменяемое ему деяние не предусматривает.

Вопросы:

Кто прав в данном споре?

Будет ли конкурсный управляющий привлечен к ответственности, предусмотренной ст. 13.19 КоАП РФ?

Может ли он быть привлечен к иному виду ответственности, предусмотренному конкурсным правом за совершение этого деяния?

4. Районный суд в постановлении о возвращении прокурору уголовного дела по обвинению У. в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ, указал следующее. У. обвиняется в том, что он, заведомо зная, что его действия повлекут уменьшение имущества ООО «А.» и причинение крупного ущерба кредиторам, совершил отчуждение денежных средств ООО «А.» на общую сумму 5106362 руб., что повлекло неудовлетворение требований кредиторов, а именно: департамента городского хозяйства администрации — в сумме 156000 руб., ООО «К.» — в сумме 1239000 руб., ФРУII «Р.» — в сумме 1359000 руб., ЙФНС № 14 — в сумме 998000 руб., коммерческого банка «К.» — в сумме 1354362 руб. Однако, по мнению суда, ни одному из кредиторов крупный ущерб причинен не был. Каждому из кредиторов мог быть причинен ущерб только на сумму задолженности, установленной в отношении каждого кредитора, а размер ущерба по каждому кредитору должен исчисляться исходя из суммы задолженности. При указанных обстоятельствах суд находит, что та задолженность перед кредиторами, которая не превышает 1,5 млн руб., не может быть включена в общую сумму ущерба в крупном размере.

Задания:

Разъясните, что понимается под причинением крупного ущерба при совершении преступлений, связанных с банкротством.

Дайте правовую оценку постановлению районного суда.

5. В отношении должника ООО «Т.» введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден гр. Ц. Определением арбитражного суда от 16 ноября 2013 г. в реестр требований кредиторов ООО «Т.» включены требования ФНС России в лице Межрайонной ИФНС № 2 (далее — МИФНС) в сумме 198629,36 руб. с очередностью удовлетворения во вторую очередь. 13 января 2014 г. временным управляющим проведено первое собрание кредиторов, однако представителю МИФНС бюллетени для голосования Ц. не предоставлены. В ходе проверки Управлением Росреестра установлен факт нарушения Ц. п. 3 ст. 12, п. 2 ст. 72 Закона о банкротстве. Управление обратилось в арбитражный суд с заявлением о привлечении временного управляющего к административной ответственности.

Вопрос:

Обоснованно ли требование Управления Росреестра?

6. Решением арбитражного суда 9 июля 2010 г. должник — ООО «М.» признан банкротом. В рамках дела о банкротстве конкурсный управляющий этого ООО — К. обратился с заявлением в арбитражный суд о привлечении руководителя должника В. к субсидиарной ответственности в сумме 67551926 руб. для погашения требований кредиторов, включенных в реестр ООО «М.», и не удовлетворенных за счет конкурсной массы. К. настаивал на том, что В. должен был подать заявление должника после вступления в законную силу решения арбитражного суда от 21 августа 2009 г., которым установлен факт наличия задолженности ООО «М.» перед банком, подтверждающий неплатежеспособность должника.

В соответствии с кредитным соглашением от 2 сентября 2008 г. банк предоставил ООО «М.» кредит со сроком окончательного погашения 1 марта 2009 г. Межрайонной ИФНС 20 марта 2009 г. выставлены требования об уплате налогов. Поскольку должником требования об уплате налога в полном объеме исполнены

не были, инспекцией было вынесено решение о взыскании налогов за счет денежных средств налогоплательщика от 27 апреля 2009 г. Ввиду отсутствия денежных средств у должника, уполномоченным органом принято решение о взыскании задолженности за счет имущества должника от 26 мая 2009 г.

Определением суда в удовлетворении заявления отказано, поскольку К. не подтвержден факт признания должника банкротом в результате виновных действий В., отсутствуют основания для применения ст. 56 ГК РФ и ст. 10 Закона о банкротстве.

К. обжаловала определение. В. в письменном отзыве на апелляционную жалобу заявил, что в материалах дела не имеется доказательств, подтверждающих наличие в совокупности условий для привлечения его к субсидиарной ответственности но обязательствам должника, установленных ст. 15 ГК РФ. А в силу ч. 1 ст. 65 АПК РФ каждое лицо, участвующее в деле, должно доказать обстоятельства, на которые оно ссылается как на основание своих требований.

Вопросы:

В какой момент возникла обязанность В. по обращению в арбитражный суд с заявлением о признании ООО «М.» банкротом?

По каким обязательствам В. несет субсидиарную ответственность?

Обоснованно ли требование К.? Правы ли В. и суд?

7. ИФНС обратилась в Управление Росреестра с жалобой на действия И. - внешнего управляющего МУП «Б.». Заявление мотивировано тем, что на собрании кредиторов И. провел голосование по выдвинутому предложению о включении в повестку дня дополнительного вопроса до рассмотрения всех вопросов повестки дня, а также определил решение собрания путем подсчета голосов конкурсных кредиторов и уполномоченного органа, присутствовавших на собрании, по принципу «один кредитор — один голос». Это, по мнению ИФНС, свидетельствует о неисполнении И. обязанностей, установленных п. 3 ст. 12, п. 2 ст. 15 Закона о банкротстве, поди, «в» п. 7 и и. 9 Правил подготовки, организации и проведения арбитражным управляющим собраний кредиторов и заседаний комитетов кредиторов, утвержденных постановлением Правительства РФ от 06.02.2004 № 56. И. считал претензии ИФНС не обоснованными. Кроме того, по его мнению, перечисленные нормы обязанностей арбитражного управляющего не устанавливают.

Вопросы:

Как следует квалифицировать деяние И.?

Вправе ли Управление Росреестра обратиться в арбитражный суд с заявлением о привлечении И. к административной ответственности?

8. Конкурсный управляющий ООО «3.» Н. обратилась в арбитражный суд с заявлением о привлечении бывшего руководителя должника Ч. как контролирующего лица к субсидиарной ответственности но обязательствам должника в размере 2 045426 руб.

II. указала, что Ч. передала процедурный комплекс общей стоимостью 154 000 руб. третьему лицу в счет оплаты рекламных услуг. В результате был причинен вред имущественным правам кредиторов, действия бывшего директора должника не являются разумными и добросовестными. После приостановления деятельности должник продолжал оказывать медицинские услуги и получать денежные средства, оплачивать рекламу услуг, поэтому Н. посчитала, что данные о выручке должника в бухгалтерской отчетности искажены. Бывшим руководителем должника не были переданы бланки строгой отчетности, первичные кассовые документы и полученные должником денежные средства, не отраженные в бухгалтерском учете. Ни одной единицы списанного, но не уничтоженного имущества должника не было передано конкурсному управляющему. Акт на списание товарно-материальных ценностей не доказывает отсутствие имущества должника, так как доказательств фактического уничтожения имущества нет.

В своем отзыве Ч. указывала, что основные средства в собственности должника не находились. Передача процедурного комплекса не привела к банкротству должника, акт списания основных средств соответствует требованиям законодательства. Н. не доказана причинно-следственная связь между действием Ч. по передаче имущества и несостоятельностью должника, а также причинно-следственная связь между отсутствием документации (ее искажением) и невозможностью удовлетворения требований кредиторов. На дату признания ООО «3.» банкротом имущество отсутствовало, следовательно, отсутствие (искажение) документации не могло стать причиной невозможности формирования конкурсной массы.

Вопросы:

Каковы необходимые условия для возложения субсидиарной ответственности по обязательствам должника на лиц, которые имеют право давать обязательные для должника указания либо имеют возможность иным образом определять его действия?

На ком лежит бремя их доказывания? Доказано ли их наличие в рассматриваемом деле?

9. Конкурсный управляющий обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении участников должника к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 2,1 млн руб. Конкурсный управляющий сослался на то, что участники решением общего собрания одобрили продажу имущества балансовой стоимостью в 2,1 млн руб. по цене 100 тыс. руб. Это привело к резкому ухудшению финансово-экономического состояния и неплатежеспособности общества. Суд в удовлетворении заявления отказал, указав на то, что размер субсидиарной ответственности не является обоснованным, поскольку в РТКбыли включены требования в сумме 6,3 млн руб., задолженность перед кредиторами по текущим платежам составила 1,1 млн руб., зареестровые требования — 145 тыс. руб., а средства, вырученные от продажи имущества должника, составили 5,3 млн руб.

Задания:

Разъясните, как определяется размер субсидиарной ответственности.

Дайте правовую оценку определению суда, опираясь на постановление Пленума ВАС РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)”».

10. Между внешним управляющим ГУП «Г1.» и ООО «Э.» заключен договор подряда, по условиям которого ООО «Э.» обязалось выполнить работы но ремонту кровли. От имени заказчика договор, акт о приемке выполненных работ и справка о стоимости этих работ подписаны внешним управляющим. Платежным поручением им же перечислено ООО «Э.» 3 млн руб. Комитет кредиторов обратился в арбитражный суд с заявлением о взыскании с внешнего управляющего убытков. Комитет сослался на то, что подрядные работы фактически не выполнялись, поэтому внешний управляющий причинил имущественный вред кредиторам.

Суд в удовлетворении требования комитета кредиторов отказал, указав на то, что денежные средства были перечислены по договору подряда, который нс признан недействительным, о фальсификации акта приемки выполненных работ и справки о стоимости указанных работ не заявлено, с иском к ООО «Э.» (получателю неосновательного обогащения) должник не обращался.

Задания:

Укажите, от каких обстоятельств зависит, а от каких не зависит удовлетворение требования о взыскании с внешнего управляющего убытков.

Дайте правовую оценку решению суда, опираясь на постановление Пленума ВАС РФ от 30.07.2013 62 «О некоторых вопросах возмещения убытков лицами, входящими в состав органов юридического лица».

11. В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) МУП «Т.», его конкурсный управляющий В. обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении муниципального образования «Энский муниципальный район» в лице его администрации к субсидиарной ответственности по обязательствам должника в размере 176092011 руб.

Согласно и. 1.1 устава МУП «Т.» оно основано на праве хозяйственного ведения. Материалами дела подтверждается, что распоряжениями администрации Энского муниципального района производилось изъятие имущества должника в муниципальную имущественную казну с 28 июля 2009 г. по 17 января 2011 г. (переданы 510 единиц оборудования, 66 объектов недвижимости, в том числе газовые котельные, тепловые сети, очистные сооружения и т.н.). Все переданное имущество распоряжениями администрации было закреплено за МУП «Э.», созданным по тому же адресу. Вместе с тем по состоянию на 31 декабря 2009 г. у должника отсутствовала возможность удовлетворить требования всех кредиторов (кредиторская задолженность — 225 тыс. руб.) за счет активов предприятия (сумма активов — 210 тыс. руб.). Стоимость активов МУП «Т.» с 31 декабря 2009 г. только снижалась. Из реестра требований кредиторов МУП «Т.» следует, что общая сумма требований кредиторов, включенных в реестр, составила 176092011 руб.

Администрация в суде заявила: вывод о том, что в результате ее обязательных указаний возникла несостоятельность должника, противоречит материалам дела. Изъятие имущества — право администрации, и само по себе оно не является основанием для привлечения к ответственности. Кроме того, не была произведена государственная регистрация права хозяйственного ведения на переданное должнику имущество. Нельзя считать установленным факт изъятия спорного имущества из хозяйственного ведения, ибо в установленном законом порядке предприятие не наделялось этим имуществом. А причиной несостоятельности МУП «Т.» являются не действия администрации, а нарушения, допущенные руководителем должника и его контрагентами, искусственно создавшими условия неплатежеспособности предприятия.

Вопросы:

Является ли администрация субъектом субсидиарной ответственности по обязательствам должника?

Каковы основания изъятия имущества, закрепленного за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения?

Установлены ли основание и условия привлечения администрации муниципального образования к субсидиарной ответственности?

Будет ли удовлетворено заявление конкурсного управляющего?

12. Гражданин Г., являясь генеральным директором ЗАО «Р.», у которого по состоянию на 1 февраля 2012 г. имелась задолженность но налоговым платежам перед бюджетом на общую сумму 250 тыс. руб., в срок до 1 марта 2012 г. включительно не подал заявление о признании ЗАО «Р.» банкротом в арбитражный суд. В ходе судебного разбирательства Г. пояснил, что такое заявление им нс было подано, так как у ЗАО «Р.» имелось имущество на общую сумму 5 990 000 руб. Поскольку подача им указанного заявления может рассматриваться правоохранительными органами как фиктивное банкротство, предусмотренное ст. 197 УК РФ, решение о подаче заявления в арбитражный суд акционерами не принималось.

Г. указал, что дата возникновения обязанности по подаче такого заявления зависит оттого, когда обществом в налоговый орган направлен бухгалтерский баланс, по результатам которого установлено, что чистые активы общества приняли отрицательное значение, поскольку обязанность по подаче заявления возникает по истечении месяца с даты направления в налоговый орган бухгалтерского баланса, подтверждающего, что чистые активы должника отрицательны. Кроме того, с 15 марта 2012 г. он не является генеральным директором ЗАО «Р.» в связи с принятием акционерами общества решения о ликвидации ЗАО. Задолженность же образовалась ввиду того, что контрагент не уплатил по договору займа. Кроме того, им в судебном порядке обжаловались решения налоговой службы, в связи с чем, имея в судебном производстве дела но оспариванию незаконного доначисления в бюджет налогов на сумму около 10 млн руб., руководитель предприятия не вправе, используя формальный состав административного правонарушения, наносить убытки действующему юридическому лицу, подавая заявление о признании его банкротом. Процедура банкротства привела бы общество к убыткам.

Задания:

Оцените доводы Г. Имеется ли в деянии Г. состав административного правонарушения?

Какое решение должен вынести суд?

13. Ликвидационная комиссия ОАО «К.» обратилась в арбитражный суд с заявлением о признании банкротом ОАО «К.». В обоснование заявления заявитель-должник указал на наличие требований кредиторов в размере 3,5 млн руб. и имущества должника на сумму 3,3 млн руб. В материалах дела имеются постановления о возбуждении исполнительных производств по исполнительным листам па общую сумму 669 тыс. руб. и требование Межрайонной ИФПС России на 62 тыс. руб. Из этого суд сделал вывод, что всего подтверждены требования кредиторов в размере 731 тыс. руб.

Согласно представленному промежуточному ликвидационному балансу от 20 августа 2011 г. на начало отчетного периода у должника значилось активов на сумму 11,3 млн руб., а кредиторская задолженность составляла 4,1 млн руб. При этом должник представил в материалы дела разные копии одного и того же промежуточного баланса на 20 августа 2011 г. В промежуточном балансе на ту же дату, представленном в судебном заседании, активы на начало отчетного периода отсутствуют, а кредиторская задолженность составляет 3,5 млн руб. Также в материалы дела представлены разные копии бухгалтерского баланса на 1 января 2011 г.

Суд установил, в 2011 г. была произведена реорганизация ОАО «К.» в форме выделения. Из бухгалтерского разделительного баланса от 20 августа 2011 г. следует, что к ОАО «К.», у которого активы на конец отчетного периода составляли 52,4 млн руб., а кредиторская задолженность — 10,3 млн руб., перешло активов в сумме 9,1 млн руб. и задолженности в сумме 7,2 млн руб. (займы, кредиты, вся задолженность перед бюджетом и внебюджетными фондами).

В результате реорганизации выделившемуся обществу «Н.» перешло активов в сумме 43,3 млн руб. (в том чисде вся имеющаяся дебиторская задолженность ОАО «К.» и добавочный капитал), а кредиторской задолженности (займы) — в сумме 5,5 млн руб.

Вопросы:

Имеются ли основания для удовлетворения заявленного требования? Дайте их правовую оценку.

Существуют ли основания для привлечения ликвидационной комиссии к ответственности, предусмотренной нормами института банкротства?

Каковы правовые последствия подачи такого заявления для должника и ликвидационной комиссии?

Какой вывод должен сделать суд на основании исследования материалов дела?

14. ЗАО «Л.» 26 октября 2011 г. признано банкротом. На собрании кредиторов от 7 июня 2013 г. конкурсный управляющий Т. сообщил, что проведенный им анализ показал выявление у ЗАО «Л.» признаков преднамеренного банкротства. Видя, что Т. не сообщает об этом в компетентные органы, а также нс взыскивает дебиторскую

задолженность, Управление ФНС России обратилось в арбитражный суд с жалобой на бездействие конкурсного управляющего.

Конкурсный управляющий заявил, что он исполняет все обязанности, предусмотренные Законом о банкротстве. Согласно почтовой квитанции и описи вложения в ценное письмо от 12 апреля 2013 г. он направил в Управление МВД по Энской области заявление о выявленных фактах преднамеренного банкротства должника. Принять меры по взысканию дебиторской задолженности он не смог в связи с тем, что бывший руководитель должника не передач ему первичные документы, подтверждающие дебиторскую задолженность. Кроме того, на собрании кредиторов принято решение о списании дебиторской задолженности в размере 7 млн руб.

Определением арбитражного суда в удовлетворении жачобы Управлению ФНС отказано. Суд пришел к выводу, что заявитель не представил доказательств того, что арбитражный управляющий действовал недобросовестно или допустил бездействие, противоречащее целям конкурсного производства, не представил доказательств неисполнения или ненадлежащего исполнения конкурсным управляющим обязанностей, повлекших нарушение прав и законных интересов заявителя, в том числе влекущих возможность причинения убытков должнику и его кредиторам.

Управление ФНС обратилось с апелляционной жалобой, однако суд отметил, что закон не устанавливает каких-либо конкретных сроков, в течение которых арбитражный управляющий должен обратиться в правоохранительные органы с заявлением о преступлении. Т. были направлены претензии о погашении дебиторской задолженности по известным адресам дебиторов, и в результате претензионной работы была погашена задолженность в размере 3000 руб.

Не соглашаясь с названными судебными актами, Управление ФНС обратилось с кассационной жалобой.

Вопросы.

Какими нормами Закона о банкротстве предусмотрены обязанности, в неисполнении которых ФНС обвиняет конкурсного управляющего? При ответе на вопрос используйте нормы Закона о банкротстве, постановления Правительства РФ от 22.05.2003 № 299 «Об утверждении Общих правил подготовки отчетов (заключений) арбитражного управляющего», от 27.12.2004 №855 «Об утверждении Временных правил проверки арбитражным управляющим наличия признаков фиктивного и преднамеренного банкротства».

Предусмотрена ли ответственность за неисполнение таких обязанностей?

Какую правовую оценку вы можете дать выводам судов первой и апелляционной инстанций?

Какие действия следует совершить Т. для пополнения имущества должника?

  • [1] Финансовые показатели ООО «К.» стабильно ухудшались. Кредиторская задолженность превысила 20 млн руб. ООО «К.» пока исполняло свои обязательства,
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >