Регулирование желаний

Одна из наиболее важных способностей, приобретенных в результате эволюции животного мира, — это способность принимать решения самостоятельно, а не под давлением внешних обстоятельств. Простейшие формы организмов не принимают решений в том смысле, как мы понимаем этот термин. Их притягивают или отталкивают химические вещества, температура, свет и т.д. При этом они во многом напоминают железные опилки, которые притягиваются и отталкиваются магнитом. Простейшие действительно ведут себя соответственно в соответствующих условиях. Группа маленьких рачков как бы в панике спасается бегством, если в сосуд, где они находятся, поместить кусочек стрихнина, и наоборот — они бросаются на капельку мясного сока, подобно свиньям, бросающимся к корыту с пойлом. Однако делают они так в силу органической привязки к одному веществу и неприятия другого, а не в результате выбора или «свободы воли». Для них существуют, так сказать, правила поведения, но эти правила всего-навсего результат удачного механического приспособления организма к типичным повторяющимся ситуациям, и организм не в состоянии изменить эти правила.

Напротив, высшие животные, прежде всего человек, способны отказаться от реакции на стимул, на который они реагировали ранее. Реакция на него может привести к болезненным результатам, поэтому правило или привычка в данной ситуации изменяются. Мы называем эту способность силой торможения (power of inhibition). Она определяется тем обстоятельством, что нервная система несет в себе воспоминания или информацию о прошлом опыте. С момента ее возникновения действия уже не определяются исключительно внешними источниками; определение действий происходит в самом организме.

Каждый акт самоопределения поведения всегда предваряется этапом изучения и размышления, который мы можем назвать этапом определения ситуации (definition of the situation). В действительности не только конкретные действия зависят от определения ситуации, но постепенно вся стратегия жизни (life policy) и личность самого индивида начинают проистекать из серии таких определений.

Однако ребенок с момента рождения принадлежит к группе людей, где все общие типы ситуаций, которые могут возникнуть, уже получили определения и были выработаны соответствующие правила поведения. Поэтому ребенок не имеет ни малейшего шанса давать свои собственные определения и следовать своим желаниям без какого-либо вмешательства извне. Люди всегда жили группами. Присущ ли действительно человечеству стадный инстинкт или группы держатся вместе из соображений пользы — не имеет значения. Ясно, что желания в целом таковы, что они могут удовлетворяться только в обществе. Даже если обратиться только к криминальной модели поведения, то можно выявить множество путей, при которых желания индивида вступают в конфликт с желаниями общества. Однако криминальная модель не включает в себя многочисленные выражения несанкционированных желаний, которые общество пытается регулировать с помощью убеждения и общественного мнения.

Таким образом, между спонтанными определениями ситуаций, даваемыми членом организованного общества, и определениями, которые предлагает ему общество, существует постоянная конкуренция. Индивид тяготеет к гедонистическому выбору деятельности, когда на первом месте удовольствие, а общество — к утилитарному выбору, когда на первом месте безопасность. Общество хочет, чтобы его члены были трудолюбивыми, надежными, устойчивыми, трезвыми, дисциплинированными, способными к самопожертвованию. Индивид, напротив, в меньшей степени стремится к этому опыту, и в большей — к новому опыту. Организованное общество также пытается регулировать конфликты и конкуренцию, неизбежные между членами общества, которые стремятся реализовать свои желания. Желание приобрести состояние, например, или любое другое социально санкционированное желание не может удовлетворяться за счет другого члена общества — путем убийства, кражи, лжи, надувательства, шантажа и т.д.

Именно в этой связи появляется моральный код, представляющий собой набор правил или норм поведения, которые регулируют процесс выражения желаний. Этот код выстраивается в результате последовательных определений ситуации. На практике нарушение предшествует соблюдению нормы, поэтому и устанавливаются нормы, чтобы избежать повторения этих нарушений. Мораль, следовательно, есть общепринятое определение ситуации, которое выражается либо в общественном мнении, либо в неписаном законе, либо в формальном правовом кодексе, либо в религиозных предписаниях и запретах.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >