СТРАТИФИКАЦИЯ СКВОЗЬ ПРИЗМУ ТЕОРИИ КОНФЛИКТА'

Любая последовательная теория стратификации внушает уважение. Стратификация затрагивает множество аспектов социальной жизни — богатство, политику, карьеру, семью, клубы, общности, стили жизни и т.д. Поэтому любая модель стратификации, связывая все эти явления вместе, не может не занять выдающееся место в социальной теории. <...>

Вот уже более века две величайшие соперничающие теоретические системы — марксизм и функционализм, остаются с нами. Третья модель — модель Макса Вебера — с самого начала используется как своего рода наблюдательный пункт, из которого просматриваются недостатки двух первых моделей. Все это ставит перед нами непреходящую задачу: построить более мощную объясняющую систему. Классическая марксистская модель при всей важности экономических различий, на которых она сосредоточена, предлагает лишь монопричинные объяснения для многопричинного мира. Все это приводит к тому, что мы либо избираем несостоятельную стратегию объяснения всех прочих условий через их соотношение с условиями экономическими, либо мы вынуждены оставить их вообще без объяснений...

В схематическом варианте Маркс утверждает:

  • 1. Исторически определенные формы собственности (рабство, феодальное землевладение, капитализм) поддерживаются силой государственного принуждения. Следовательно, классы, образовавшиеся благодаря распределению собственности (рабы и рабовладельцы, крепостные и господа, капиталисты и рабочие), противостоят друг другу в борьбе за политическую власть, которая поддерживает их доступ к средствам существования;
  • 2. Эффективность борьбы классов за их собственные интересы определяется материальными ресурсами; это, прежде всего, условия мобилизации, которые представляют собой совокупность взаимосвязанных переменных, обеспечивающих связь между классом и политической властью;
  • 3. Другие материальные условия — средства интеллектуального производства — определяют, какие из интересов смогут быть ар-

' Цит. по: Collins R. A Conflict Theory of Stratification // Four Sociological Traditions, Selected Readings. New York-Oxford, 1994. P. 109-132. Пер. AT. Здравомыслова. Цитируемый текст иллюстрирует содержание главы 13 базового пособия учебного комплекса по обшей социологии.

тикулированы и получат выражение в виде идей и, следовательно, станут доминировать в идеологической сфере;

Во всех этих случаях Маркс интересовался, прежде всего, проблемами детерминации политической власти, а те вопросы, которые можно было бы отнести к «теории стратификации», интересовали его лишь косвенным образом...

Эти принципы марксизма — с некоторой модификацией — составляют основу конфликтной теории стратификации.

Что касается Вебера, то его можно рассматривать как исследователя, развивающего эту линию анализа: то понимание конфликта, к которому пришел Маркс, он делает еще более сложным, показывая, что факторы, включенные в мобилизацию и «интеллектуальное производство», аналитически не совпадают с собственностью. Поэтому Вебер пересматривает основания конфликтов и расширяет список ресурсов... Он обнаружил несколько различных форм конфликтов собственности, имеющих место в пределах одного общества. Это означает, следовательно, что Вебер показал многомерность классовых различий. Вместе с тем он разработал принципы организационного взаимодействия и управления, выявив их самостоятельное значение. Благодаря этому он добавляет к теории конфликта теорию организации в качестве еще одной сферы конфликта интересов. На сей раз речь идет о внутриорга- низационных группировках. Он подчеркивает, что насильственное принуждение со стороны государства аналитически первично по отношению к экономике. Таким образом, центр внимания перемещается на проблему контроля над материальными средствами насилия...

Что касается Э. Дюркгейма и даже И. Гофмана, то они углубляют наше знание механизмов эмоционального производства, однако это они делают в рамках веберовского варианта теории конфликта. Для Вебера наиболее важным остается то, что эмоциональная солидарность не подменяет конфликт; наоборот, эта солидарность является оружием, которое используется в конфликте. Кроме того, эмоциональные ритуалы могут быть использованы для утверждения доминирования внутри группы или организации...

С позиции этой аналитической версии Вебера, включающей в себя соответствующие принципы, предложенные Марксом, Дюрк- геймом и Гофманом, мы можем перейти к разъяснению теории стратификации. Очевидно, что существует неисчислимое количество видов стратификации обществ. Наша цель состоит не в их классификации, а в установлении совокупности причинных принципов, лежащих в основе этих различных эмпирических комбинаций. Мы сосредоточим наши усилия на том, чтобы создать орудие теоретического анализа, какова бы ни была сложность применения этих орудий к общественной жизни.

Основное положение теории конфликта состоит в том, что человек есть общественное и в то же время склонное к конфликту животное. Почему существует конфликт? Прежде всего, конфликт существует потому, что при любых взаимодействиях в качестве потенциального ресурса может быть использовано принуждение, опирающееся на силу... Утверждая это, мы ни в коей мере не присоединяемся к идее прирожденного стремления к господству. Что мы знаем твердо, так это то, что подвергаться принуждению — это всегда неприятный опыт. А это значит, что любое использование принуждения — даже в малейшей степени — вызывает конфликт в форме антагонизма по отношению к доминирующей группе. Добавьте к этому и то, что насильственное принуждение, особенно в том виде, как оно представлено государством, используется для того, чтобы одним дать экономические блага и эмоциональное удовлетворение, а других этого лишить! На этом основании мы приходим к выводу, что возможность использования принуждения в качестве ресурса приводит к тому, что конфликт распространяется на все общество. Одновременное существование эмоциональных оснований солидарности — а это, как подчеркивал Дюркгейм, вполне может быть основой сотрудничества — лишь усиливает групповую дифференциацию и вводит в действие дополнительные тактические ресурсы, используемые в этих конфликтах.

Этот способ рассуждения может быть перенесен и в область социальной феноменологии. Каждый индивид стремится повысить свой субъективный статус в соответствии с ресурсами, которые доступны ему и его соперникам. Это — общий принцип, который проясняет множество конкретных ситуаций. При этом я имею в виду, что субъективный опыт человека является ядром социальной мотивации, что каждый человек конструирует свой собственный субъективный мир и себя в этом мире. Но эта сконструированная реальность осуществляется, прежде всего, посредством общения, реального или вымышленного, с другими людьми. Следовательно, люди держат ключи идентичности друг друга в своих руках. Эти утверждения неудивительны для тех, кто знаком с работами Джорджа Герберта Мида и Ирвина Гофмана...

Основные выводы, следовательно, могут быть сформулированы в трех тезисах:

  • • люди живут в субъективных мирах, сконструированных ими самими;
  • • «другие» — окружающие люди — дергают за струны, которые контролируют субъективный опыт этого человека;
  • • поэтому конфликты очень часто возникают по поводу контроля.

Жизнь — это главным образом борьба за статус, и в этой борьбе никто не может позволить себе забыть о власти тех, кто его окружает. Если мы согласимся с тем, что каждый использует доступные ему ресурсы для того, чтобы добиться помощи от других, сохраняя при этом свое лицо наилучшим образом, то мы получим ведущий принцип для понимания всего многообразия вариантов стратификации.

Основные принципы анализа конфликта могут быть применены к любой эмпирической области, и прежде всего к теории стратификации. Это особенно справедливо по отношению к современным обществам, где следует учитывать сложный характер социального взаимодействия и комплексность причин в каждом конкретном случае. Эти факторы можно упорядочить с помощью принципов теории конфликта...

Из всей совокупности переменных, влияющих на стратификацию, наиболее распространенными являются ситуации, связанные с профессией.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >