Раймон Арон

Раймон Арон (1905—1983) — выдающийся французский философ, политолог, социолог, публицист второй половины XX в. Окончил Высшую педагогическую школу в Париже, где впоследствии защитил две диссертации по философии (1938); преподавал в университетах Кёльна и Берлина (1930—1933), Гавра (1933—1934). В годы войны он возглавил редакцию газеты «Свободная Франция», а после войны был обозревателем «Комба», «Фигаро», «Экспресс» (1945-1983).

Научная деятельность Р. Арона сосредоточена на исследовании проблем философии истории и будущего человечества. Ему принадлежат работы: «Измерения исторического сознания» (1961), «Демократия и тоталитаризм» (1965), «Этапы развития социологической мысли» (1967, русск. пер. 1993), «В защиту упадочной Европы» (1977) и др.

Ниже приведена, с сокращениями, глава 15 книги Р. Арона «Демократия и тоталитаризм» (1965), в которой автор четко охарактеризовал основные признаки тоталитаризма. Как показано в базовом пособии учебного комплекса (глава 14), эти признаки сохраняют свое научное значение: они позволяют четко отличать политические режимы как тоталитарные или не тоталитарные, не попадая под влияние популистских оценок.

Н.Л.

[О ТОТАЛИТАРИЗМЕ][1]

...Что представляет собой феномен тоталитаризма? Как и все социальные явления, он, в зависимости отточки зрения наблюдателя, может получить много различных определений. Вот какими мне видятся пять его основных признаков:

  • 1. Тоталитаризм возникает в режиме, предоставляющем какой-то одной партии монопольное право на политическую деятельность.
  • 2. Эта партия имеет на вооружении (или в качестве знамени) идеологию, которой она придает статус единственного авторитета, а в дальнейшем — и официальной государственной истины.
  • 3. Для распространения официальной истины государство наделяет себя исключительным правом на силовое воздействие и на средства убеждения. Государство и его представители руководят всеми средствами массовой информации — радио, телевидением, печатью.
  • 4. Большинство видов экономической и профессиональной деятельности находится в подчинении государства и становится его частью. Поскольку государство неотделимо от своей идеологии, то почти на все виды деятельности накладывает свой отпечаток официальная истина.
  • 5. В связи с тем, что любая деятельность стала государственной и подчиненной идеологии, любое прегрешение в хозяйственной или профессиональной сфере сразу же превращается в прегрешение идеологическое. Результат — политизация, идеологизация всех возможных прегрешений отдельного человека и, как заключительный аккорд, террор, одновременно полицейский и идеологический.

Определяя тоталитаризм, можно, разумеется, считать главным исключительное положение партии, или огосударствление хозяйственной деятельности, или идеологический террор. Но само явление получает законченный вид только тогда, когда все эти черты объединены и полностью выражены.

Все пять перечисленных признаков были взаимосвязаны в 1934-1938 гг.; так же обстояло дело и 1949-1952 гг. Понятно, каким образом осуществлялась взаимосвязь. В советском режиме исключительное положение партии и идеологии связано с самой сутью большевизма, его революционной устремленностью. Централизация средств силового воздействия и средств убеждения связана с идеей исключительного положения партии в государстве. Огосударствление хозяйственной деятельности есть прямое выражение коммунистического учения. Связи между перечисленными признаками легко видны. Что касается завершения — идеологического террора, он становится логичным как раз благодаря исключительному положению партии, идеологии, средств убеждения и огосударствлению видов индивидуальной деятельности.

Было бы неправомерным отождествлять понятность и необходи- мость такого сочетания. Эти признаки объединены, однако их связь еше необязательно постоянна, а режим с партией, монополизировавшей власть, не всегда приводит к крайней разновидности террора...

<...> Однопартийный режим в фашистской Италии никогда не отличался избыточной идеологичностью и тоталитарностью, которые могли бы сравниться с великой чисткой в СССР и крайностями гитлеризма последних лет. Когда применительно к обоим случаям говорят о тоталитаризме, то главным явлением, первопричиной оказывается, на мой взгляд, сама революционная партия. Режимы стали тоталитарными не в силу какого-то постепенного развития, а на основе первоначального стремления коренным образом преобразовать существующий порядок в соответствии со своей идеологией. У революционных партий есть общие черты, которые приводят к тоталитаризму, — масштабность устремлений, радикальность позиции и выбор самых крайних средств.

  • [1] Цит. по: Арон Р. Демократия и тоталитаризм. / Пер. с фр. Г.И. Семенова. М., 1993.С. 230—233. Цитируемый текст иллюстрирует содержание главы 14 базового пособияучебного комплекса по общей социологии.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >