Расин: «певец влюбленных женщин и царей»

Что развивается в трагедии, какая цель ее?

Человек, народ. Судьба человеческая и судьба народная.

Вот почему Расин велик, несмотря на узкую форму своей трагедии.

А. С. Пушкин

История литературы убеждает нас, что жанровые формы не застывают, а трансформируются во времени. Пример тому — древнегреческая трагедия (Эсхил, Софокл, Еврипид) и комедия, старо- и новоаттическая (Аристофан, Менандр). Процесс эволюции переживает и французская классицистическая трагедия. Свидетельство тому — Расин, младший современник Корнеля. Расин запечатлел новый этап в развитии трагедии и классицизма в целом.

Вехи биографии: начало пути. Жан Расин (1639—1699) родился в семье судейского чиновника, рано остался сиротой, воспитывался под влиянием янсенисгов, секты, находившейся в оппозиции к официальному католицизму.

Он собирался стать священником, но природные склонности и темперамент влекли его к литературному театру, светской жизни. Блестяще образованный, Расин отличался характером эмоциональным, впечатлительным, пережил ряд глубоких увлечений, получивших отклик в его творчестве. Он достиг славы, хотя старейший Корнель был уверен, что литература — не его стезя. В начале 1660-х гг. Расин порывает с янсенистами и отдает свои симпатии абсолютистской системе. А она в то время переживает пору высшего подъема. После дебютов, трагедий «Фиваида» и «Александр Великий», Расин в «Андромахе» добивается полного успеха, сравнимого с триумфом Корнеля в «Сиде». Эта трагедия делает Расина первым драматургом Франции и победителем в состязании с Корнелем. Хотя сюжет «Андромахи» разрабатывали древние литераторы, Еврипид и Вергилий, на которых Расин, конечно, ориентировался, он выказал себя художником, глубоким и оригинальным. Это, прежде всего, относилось к новаторской, психологической разработке характеров.

«Андромаха». В основе трагедии — драматические коллизии, связанные с одним из эпизодов Троянской войны. Андромаха, вдова Гектора, сына Приама, взята в плен царем Пирром, сыном Ахилла, от руки которого пал ее муж. Пирр требует, чтобы она стала его женой, но она отказывает; тогда Пирр ставит ее перед выбором: либо она склонится перед его волей, либо он убьет ее сына. В душе Андромахи — мучительная борьба. Она берет у Пирра обещание, что тот пощадит ее сына. При этом решает после брачной церемонии наложить на себя руки. Одновременно происходит другая любовная трагедия. Орест, сын Агамемнона, влюбляется в Гермиону, которая до появления Андромахи была невестой Пирра. Она обещает руку Оресту, а тот, охваченный неприязнью к Пирру, убивает его во время свадебной церемонии. Гермиона, чья любовь к Пирру не угасла, проклинает Ореста и кончает жизнь самоубийством. От мучительных страданий Орест лишается рассудка. Победительницей в коллизии эгоистических страстей оказывается Андромаха. Не лишенная идеализации, она — воплощение гомеровской внутренней цельности. Новизной отмечен и образ Пирра. В классицистических трагедиях монархи и цари обычно представали во всем их величии. У расиновского Пирра абсолютная власть лишь стимулирует необузданную жестокость.

Психологическими открытиями и углубленностью характеризуются и пьесы, последовавшие за «Андромахой». Как и многие классицисты, Расин черпает сюжеты из римской истории, а любовные коллизии позволяют драматургу ставить вопросы этического характера.

В «Британике» (1669) перед нами эпоха Нерона, когда молодой император уже пробует демонстрировать свою необузданность. В центре трагедии — первое преступление Нерона, убийство его сводного брата Британика, который также обладает правами на престол. Не только политические мотивы движут Нероном: он влюблен в ЮниЮу возлюбленную Британника. Он угрожает девушке расправиться с возлюбленным, если она не порвет отношения с ним. Британника убивают. Преступление Нерона — не только следствие порочности, унаследованной от матери, Агриппины — неограниченная власть развращает. В XVIII в. эту мысль будут развивать просветители, например, Лессинг в «Эмилии Галотти». Царедворец Бурр пытается положительным образом повлиять на Нерона.

Иную трактовку носителя высшей власти предлагает Расин в трагедии «Бере- ника» (1670), отличающейся высокой художественной цельностью. В центре трагедии — истроия любви римского императора Тита к иудейской царевне Беренике. Но римский народ не желает, чтобы иноземка стала женой императора. В отличие от Нерона, Тит жертвует своими чувствами и отсылает Беренику из Рима.

Еще одну трактовку этой проблемы Расин предлагает в другой своей трагедии с восточными мотивами — «Баязет>» (1672). Султан Амурат, отправляясь в поход, приказывает своей жене, Роксане, убить ее брата Баязета, как возможного претендента на престол. Пред нами два женских персонажа: страстная, властолюбивая Роксана и нежная, мягкая Аталида. Роксана действует через Аталиду, неравнодушную к Баязету, которая, желая спасти, невольно убивает его. Роксана расправляется с Баязетом, но погибает и сама.

Все эти трагедии свидетельствуют о растущем мастерстве в изображении психологических портретов. Прежде всего, это относится к женским образам. Пушкин отозвался о Расине: «Певец влюбленных женщин и царей».

«Федра»: новое прочтение Еврипида. Это произведение, созданное в 1677 г., — одна из вершин творчества Расина, классический образец жанра трагедии в целом, прочно закрепившийся в мировом театральном репертуарс. А роль главной героини считается желанной для актрис драматического амплуа.

В основе трагедии лежит миф о молодой жене античного царя Тесея, Федре, в которой богиня Афродита пробудила любовь к пасынку Ипполиту. Но он отказывает мачехе. Она, желая отомстить, клевещет мужу на пасынка и кончает жизнь самоубийством. Тесей, поверив в то, что сын пытался соблазнить его жену, изгоняет Ипполита, вскоре юноша гибнет. В финале разъясняется: они стали жертвой Афродиты, которая отомстила за то, что Ипполит поклонялся нс ей, а Артемиде.

Данный сюжет был положен в основу трагедии Еврипида «Ипполит». Но между созданием этих двух произведений прошли столетия. Расин углубил психологическую разработку характеров и мотивировку их поведения. В центре произведения — образ Федры. Холодность Ипполита могла показаться странной для современников Расина, поэтому драматург ввел образ Ариции, которой принадлежит сердце юноши. Когда Федра узнает о существовании соперницы, к ее чувству присоединяется ревность. Ее поведение сообразно с поведением царицы: она признается в любви к Ипполиту, когда ее муж отправляется в поход и приходит ложное известие о его гибели. Более того, она признается мужу, что Ипполит пытался совершить над ней насилие. Расин показывает смятение ее чувств, в отчаянии она принимает яд.

Появление трагедии вызвало неоднозначную реакцию. Завистники объявили трагедию «безнравственной». Сторонники и недоброжелатели драматурга обменивались стихотворными памфлетами. Все это производит тяжелое впечатление на ранимого драматурга. Он возвращается к янсенистам и даст слово больше нс писать трагедий. Однако он не порывает связи с двором и втайне вынашивает идеи новых литературных сочинений.

Позднее творчество. Наконец в 1689 г. молчание прерывает стихотворная драма на библейский сюжет «Эсфирь». Героиня, жена персидского царя Артаксеркса, спасает еврейский народ, ставший жертвой временщика царя, Амана. Обращаясь к библейской тематике, Расин ставит актуальную проблему отношения власти с народом, исповедующим другую веру. Своей пьесой он хотел воздействовать на свою покровительницу, жену Людовика XIV, чтобы та убедила мужа смягчить его реакционную политику в отношение иноверцев, протестантов и янсенистов.

Успех «Эсфири» побудил Расина к разработке темы религиозно-политической трагедии в произведении «Гофолия». В основе ее — библейский сюжет, повествующий о борьбе за власть среди потомков царя Лавида. Жестокая Гофолия пытается убить молодого Иоаса, претендующего на престол. Вспыхивает народное восстание, Гофолия погибает. Восстание готовит первосвященник, который дает наставления молодому царю: избегать соблазнов власти, не слышать лести и следовать «святому» закону. Новой в трагедии была и тираноборческая тенденция, и широкая форма, и большое число действующих лиц. Однако здесь Расин отражает мрачный взгляд на историю: в дальнейшем молодой царь все же встанет на порочный путь.

В последние годы Расин стал свидетелем нарастания политической реакции в стране и отмены Нантского эдикта. Расин подал королю «Записку о народной нищете»; однако, тот от нее раздраженно отмахнулся, заметив, что литератор вмешивается в дела, которые его не касаются.

Расин завершает свой путь «Духовными песнями» (1694), состоящими из гимнов на библейские темы. Он жаждет божественной благодати, которая подавляет земные помыслы и желания.

Театр Расина. Своеобразие автора «Федры» с особой отчетливостью обнаруживается при сопоставлении с Корнелем. Лабрюйер писал: «Корнель нас подчиняет своим характерам, своим идеям. Расин смешивает их с нашими. Тот рисует людей такими, какими они должны быть, этот — такими, какие они есть». Буквально теми же словами определяли своеобразие в поэтике Софокла и Еврипида.

Если Корнель считал, что сюжет в трагедии не должен быть правдоподобным, то Расин, напротив, считал, что верность жизни способна растрогать. Корнелевский диалог — возвышен, расиновский — поэтичен. Корнелев- ской героике Расин противопоставлял простоту и естественность. Герцен так характеризовал художественный мир драматурга: «Входя в театр смотреть Расина, вы должны знать, что с ним вместе вы входите в иной мир, имеющий свои пределы, свою ограниченность, но имеющий и свою силу, свою энергию и высокое изящество в своих пределах...». Расин рационален в исследовании психологии и человеческих страстей. В этом он — эталон классицистической эстетики в самых ее возвышенных проявлениях. Но не всегда следует ее правилам и канонам, иногда выходя за ее рамки. Классицизм дал выражение государственным идеям, но одновременно показывал их трагические коллизии. Расин предложил художественное понимание того, сколь трагичен человеческий удел. В этом — великий гуманистический пафос его творчества.

Как одна из вершин XVII в., как синоним классицизма, Расин привлекал внимание на родине и за ее пределами. Им восхищались {Вольтер и др.) и одновременно спорили, как с выразителем классицистических канонов {Лессинг, Гердер). В романтическую эпоху автора «Федры» противопоставляли автору «Гамлета». На этом контрасте построен знаменитый трактат Стендаля «Расин и Шекспир» (1823). Опыт как Корнеля, так и Расина сказался на становлении русской литературы XVIII в. Пушкин отдавал должное Расину: «Кальдерон, Шекспир, Расин стоят на высоте недосягаемой — и их произведения составляют вечный предмет наших изучений и восторга». И далее: «Что же развивается в трагедии, какая цель ее? Человек и народ. Судьба человеческая и судьба народная. Вот почему Расин велик, несмотря на узкую форму своей трагедии».

Чаще всего на русской сцене ставится «Федра». Заглавную роль в XIX в. исполняли С. Бернар и Рашель, Е. Семенова и М. Ермолова. В советское время событием стала постановка трагедии А. Я. Таировым в Камерном театре. Перевод осуществил В. Брюсов, главную роль играла А. Коонен. Спектакль имел успех во время гастролей театра в Париже на родине великого драматурга.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >