Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Раннее Просвещение: Лесаж и Прево

Искусство во Франции всегда было выражением основной стихии ее национальной жизни: в веке отрицания, в XVIII веке, оно было накоплено, исполнено иронии и сарказма...

Всегда оно было глубоко национальным: Корнель, Расин, Мольер столько же национальные поэты Франции, сколько Вольтер, Руссо, а также Беранже и Жорж Занд.

В. Г. Белинский

Национальные особенности Просвещения. Опорой разлагающегося абсолютизма были погрязшие в пороках высшие аристократические круги, а также иезуиты и иерархи католической церкви. Люди из третьего сословия — торговцы, ремесленники, финансисты, игравшие все более значительную роль в экономическом прогрессе страны, — ощущали всю несправедливость сословного неравенства: судебный произвол, религиозную нетерпимость, коррупцию и некомпетентность верхов. Именно они, а также представители просвещенного дворянства были главной силой оппозиции, выражали его идеологию и вольнолюбивые настроения.

Философско-политический аспект Просвещения. Французские просветители выделялись своим политическим темпераментом. Именно во Франции была создана «Энциклопедия», имевшая не только научное, но и общественное значение, являя единство современных знаний, одушевленных просветительскими идеями. В трудах писателей и мыслителей Франции обрел реальное воплощение культ Разума., а ложные идеи, политические структуры феодализма отвергались как неразумные. Мыслители Франции — Вольтер, Дидро — разрабатывали концепцию «просвещенной монархии». Она получила широкий отзвук в Европе.

Просветители Франции являли важный этап в развитии философской мысли, ее материалистического направления. Правда, их материализм носил механистический характер. Он был направлен против метафизики, господствовавшей в XVII в., но она, в целом, была далека от диалектического подхода: развитие они понимали как накопление, как механическое движение. В то же время, их заслугой было выступление против догматики, отвлеченного умозрения, метафизических схем, в защиту научного знания, прогресса. Именно эти особенности определяют пафос деятельности таких выдающихся философов, как Гельвеций (1715—1771; «Об уме», «О человеке»); Гольбах (1723—1789; «Система природы»); Даламбер (1717—1783; философские и математические труды, вместе с Дидро редактировал «Энциклопедию») и др. XVIII век называют также «веком философов».

Каждый из его великих представителей был неповторимо индивидуален. В нем выделялось радикальное и умеренное крыло. К первому, склонявшемуся к республиканской форме правления, относились Руссо и Мабли ко второму, т.е. сторонникам «просвещенной монархии» — Монтескье, Вольтер.

Просветители верили в силу идей, в их способности не только обогащать людей духовно, но и побуждать к активному действию. При этом они обращались к читателю не с тяжеловесными, наукообразными рассуждениями, а владели стилем живым, ясным, доходчивым, нередко окрашенным истинно галльским остроумием. Они уделяли много внимания вопросам эстетики и политической теории (Монтескье, Вольтер, Дидро), стремясь сделать литературу и искусство не только художественно совершенными, но и своеобразными средствами распространения просветительских идей. Публицистичность, рационалистичность, философичность — характерные черты французской литературы XVIII в. Именно во Франции родились остроумная, пронизанная политической актуальностью драма (Бомарше), а также такой жанр как философская повесть (Вольтер).

В истории французской литературы XVIII в. выделяют, обычно, три периода. Первый обнимает 1690—1720-е гг. Это начало деятельности Вольтера и Монтескье, представителей позднего классицизма и таких художников слов, близких к рококо, как Лесаж, Мариво, Прево. Второй период: 1730—1760-е гг. — это расцвет творчества Вольтера, Дидро, Руссо, создание «Энциклопедии». Третий этап: 1770—1790-е гг. — это канун революции: здесь выделяется замечательная фигура Бомарше.

На литературном фоне начала XVIII в. выделяется созвездие блестящих имен, творивших в разных жанрах, среди которых Монтескье, философ и автор знаменитых «Персидских писем».

Лесаж: «Тюркаре» и «Хромой бес». Прочное место в истории национальной литературы занимает Ален Рене Лесаж (1668—1747), плодовитый автор, трудившийся в разных жанрах.

Герой его самой известной сатирической комедии «Тюркаре» (1709), продолжающей традиции Мольера, — бывший лакей, разбогатевший откупщик, человек малокультурный, наживший немалое состояние на спекуляциях, подлогах и разорении людей. Полагая, что богатство делает его всесильным, он, исполненный тщеславия, вульгарно волочится за аристократкой баронессой и бездумно сорит деньгами. Когда проделки Тюркаре разоблачаются и «нувориш» отправляется в тюрьму, его ловкий слуга Фронтен, до этого умело угождавший хозяину, воспользовавшись ситуацией, пусть скромно, но обогащается.

В комедии в резко негативном свете представлены «сливки» общества. По словам одного из современников Лесажа, салон баронессы, им изображенный, — некое подобие разбойничьего притона, «самая мрачная коллекция мошенников, когда-либо выведенная на сцене».

Как мастер крупной прозаической формы Лесаж дебютировал романом «Хромой бес» (1707), написанным но мотивам одного из испанских плутовских романов, переведенных Лесажем. И хотя действие в нем происходит в Испании, прозрачные параллели с французской действительностью, - более чем очевидны.

Завязкой сюжета становится эпизод, когда студент Клеофас, спасаясь от ревнивого мужа своей возлюбленной и нанятых им «киллеров», находит убежище на темном чердаке. Там он обнаруживает замурованного в бутылке беса Асмодея (Хромой бес), которого вызволяет из заточения. Тот же в благодарность за оказанную услугу показывает студенту «все, что делается на свете». Вместе с Клеофасом Хромой бес взлетает в воздух с помощью особой магической силы, позволяющей увидеть подноготную жизни, то, что творится, будучи скрыто от посторонних глаз, т.е. подлинных людей и их далеко не привлекательные отношения. Так перед студентом открывается удивительное зрелище, калейдоскоп человеческих типов и ситуаций, в основе которых корысть, зависть, двуличие, подлость и всеобщая погоня за деньгами, чья власть безгранична. Женщины идут на невероятные ухищрения, дабы скрыть недостатки и вернуть молодость; дети жаждут смерти родителей в надежде получить богатое наследство; сын готов отравить с этой целью собственного отца; монахи демонстрируют жадность и сластолюбие; судьи продажны и решают дело в пользу того, кто даст большую взятку; талантливые поэты нищенствуют и обитают на чердаках, где из-за отсутствия денег на бумагу пишут стихи на стенах; врачи лечат пациентов так, чтобы побольше на них заработать; жены изменяют пожилым мужьям чуть ли не на глазах у последних, увлекаясь молодыми любовниками.

Текст романа, перенасыщенный приключениями, происшествиями, также включает «вставные новеллы». В итоге возникает мозаичная картина всеобщего плутовства и моральной деградации общества, всех ее слоев, особенно богачей, погрязших в праздности и низкопробных удовольствиях.

«Похождения Жиль Бласа из Сантильяны» (1715—1735) — второй роман Лесажа, более широкий по замыслу и охвату жизненного материала. Этот классический пример жанра, которому Лесаж отдал два десятилетия труда, соединяет в себе черты романов плутовского и воспитательного, а в чем-то и социального. Как и в «Хромом бесе» действие развертывается в Испании, по за испанскими реалиями и колоритом угадываются некоторые обстоятельства и известные лица из истории Франции эпохи Регентства (после смерти Людовика XIV и начало правления Людовика XV). Главный герой Жиль Блас, выходец из трудовой, скромной семьи, начинает жизненный путь наивным, неопытным, в чем-то «естественным человеком», который благодушно надеется на благосклонность судьбы, но усваивает уроки, из которых следует, что ценятся не способности и добродетели, а знатность и богатство. Это убеждает героя, что следует принимать господствующие правила игры, плутовать, отбросив в сторону соображения морали, чтобы когда-нибудь вернуться к порядочной жизни. Если в первой и второй книгах герой вращается среди «низов», то в третьей нежданно проникает в «коридоры власти». Жиль Бласу приходится убедиться, что «верхи» поражены аморальностью, коррумпированы и озабочены лишь погоней за золотом. Эта атмосфера влияет и на жизнь Бласа: он забывает друзей детства, тянется к роскоши, в моральном плане опускается на самую низшую ступень. И все же, Жиль Блас не является «плутом» в его классическом виде, персонажем, который послушно плывет по течению. Он трезво оценивает окружающих и критичен по отношению к самому себе, а потому в финале, приобретя скромное состояние, отказывается от плутовства. Лесаж не склонен видеть мир лишь в безнадежномрачном свете, будучи убежден в том, что человек неоднозначен и способен отрешиться от пороков, которыми заразило его общество, вступить на достойный путь.

Мариво: «Жизнь Марианны»: у истоков психологической прозы.

На богатом фоне французской литературы в первые десятилетия XVIII в., наряду с Монтескье, Лесажем и, конечно же, Вольтером, выделяется фигура Пьера Мариво (1688—1763) — поэта, драматурга, эссеиста и романиста, представлявшего один из ярких образцов рококо.

Шедевром Мариво является его роман «Жизнь Марианны» (1731 — 1741), оставшийся незаконченным. В нем автор предстает одним из основоположников того психологического направления во французской литературе, которое получит в ней плодотворное развитие уже в XIX в. в творчестве Стендаля. В отличие от плутовских романов, построенных как цепь остросюжетных новелл, в романе Мариво перед нами цельная композиция.

Само произведение строится как автобиография героини, подкидыша, найденной в двухлетнем возрасте в лесу, где были убиты се родители. Воспитанная в семье деревенского кюре, она в 15-летнем возрасте, потеряв новых родителей, оказалась в Париже, где устроилась продавщицей в магазин, благодаря покровительству святош и некоего Клемаля, который намерен в перспективе сделать ее своей любовницей. Чтобы избавиться от «благодетеля», она была вынуждена не только уйти из магазина, но и укрыться в монастыре. Выйдя оттуда, она попадает в светское общество, где ее ждет брак с аристократом, в нее влюбленным. На этом роман обрывается.

Мариво подчеркивает, что нужда и испытания обусловили ту чистоту и порядочность героини, которые позволили ей не поддаться на соблазны и сохранить честь и достоинство. Новизна романа в том, что Марианна — думающий, склонный к самоанализу герой, она постоянно оценивает себя, свои поступки и окружающий мир.

Прево и его «Манон Леско». Психологизмом отличается и роман Антуана Прево (1697—1763) «Мапоп Леско», который прочно вписан в историю мировой литературы. Прево, сын королевского нотариуса, прожил бурную жизнь, прошел через цепь приключений, пока не смог вернуться на родину, где провел последние годы, занимаясь литературным трудом. Он написал немалое число сочинений в самых разных жанрах, интересных сегодня лишь литературоведам. В литературе он остался как автор «Манон Леско».

Полное название романа Прево — «Приключения шевалье де Грис и Манон Леско». Он вышел в качестве одного из томов многотомных «Записок молодого человека» Прево, но приобрел самостоятельное значение и широкое благодарное читательское признание. Психологическую достоверность роману придает его исповедальное начало: взволнованный и трогательный рассказ главного героя, кавалера (шевалье) де Грие о глубокой и всепоглощающей любви к обаятельной простолюдинке Манон Леско. Их отношения развертываются на протяжении нескольких лет. За это время чистый, поначалу наивный и благородный юноша оказывается умудрен горьким жизненным опытом. Меняется он из-за Манон, понимающей перед смертью, сколь глубоко любит она де Грие.

Драматизм ситуации в том, что де Грие и Манон принадлежат к разным сословиям, и его отец не дает согласия на их брак. К тому же облик Манон — неоднозначен. Бедная красивая девушка, она пользуется покровительством ряда аристократов и расплачивается за это своим телом. Эта ситуация приносит де Грие глубокие страдания. Подчиняясь законам купли-продажи, царящим в обществе, Манон полагает, что искупает свои «прегрешения», будучи духовно предана только де Грие. Но при этом Прево не склонен к упрощенной трактовке этой неотразимо обаятельной героини лишь как жертвы аристократической среды. Ей льстят и мужское внимание, и подарки, и деньги, которые, в конце концов, оказываются и не столь сильными по сравнению с чувствами к де Грие. Вот почему силы, им враждебные, не могут их разлучить. Среди великого множества замечательных романов о любви книга Прево выделяется своей неповторимостью, незабываемыми образами и кавалера де Грие, и самой Манон, о которой с предельной глубиной написал Мопассан: «Это полная противоречий, сложная, изменчивая натура, искренняя, порочная, но привлекательная, способная на необъяснимые порывы, на непостижимые чувства, забавно расчетливая и прямодушная в своей преступности, и в то же время, необычайно расчетливая».

Манон Леско стоит у истоков образа куртизанки, любящей и не лишенной благородства: это Марион Делорм и Фантина у Гюго, героиня «Дамы с камелиями» Дюма и романа Ж. Санд «Леоне Леони». Позднее их сменяют алчные жрицы любви у Золя («Нана») и Мопассана.

Наконец, французская литература рококо немыслима без знаменитого эпистолярного романа Шодерло де Лакло (1741 — 1803) «Опасные связи». Он появился в 1782 г., за семь лет до начала революции, и вызвал осуждение светских чинов, возмутившихся более чем нелицеприятной картиной их нравов. В основе романа — переписка двух главных персонажей, виконта де Вальмона и маркизы де Мертей, погружающих нас в атмосферу бесконечных любовных интриг.

И Прево, и Шодерло де Лакло — мастера отточенной, изящной стилевой манеры, закладывали основы психологической прозы, которая получает дальнейшее развитие в литературе Франции уже в XIX в. (де Сталь, Кон- стан, Виньи, Стендаль и др.); пристальный интерес к ней будет проявлять А. С. Пушкин.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы