Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Монтескье: от «Персидских писем» к «Духу законов»

Справедливость по отношению к другим есть милосердие по отношению к самому себе.

Ш. Л. Монтескье

Монтескье был первым писателем Франции, к которому в полной мере приложимо понятие «просветитель». Как и его великие современники, он сочетал в себе художника слова и философа, «идеолога».

Биография: ранние философские сочинения. Шарль Луи Монтескье (1689—1755) был одним из тех образованных и дальновидных представителей дворянства, которые критически оценивали пораженную кризисом абсолютистскую систему.

Он принадлежал к старинному аристократическому роду, носил титул барона, был прекрасно образован, владел обширным поместьем. В эпоху Регентства, наблюдая, как подавляется даже робкое самоуправление под нажимом всевластия, он решает оставить государственную службу и начинает заниматься литературной работой. В 1721 г. выпускает, под псевдонимом, свое главное художественное произведение, «Персидские письма». Книга вызвала фурор, а ее авторство скоро было раскрыто. Но в дальнейшем он сосредоточился на сочинениях исторических и философских, в которых излагал свои просветительские идеи. Монтескье был избран во Французскую Академию, что считалось высшим признанием писательских достижений.

Среди его ранних философских сочинений принципиально значимым является трактат «Размышления о величии и падении римлян» (1734). Как явствует из заголовка, тема вызывала живой интерес у историков и воспринималась как интересная с научной точки зрения и актуальная в плане политическом.

Рассматривая происходившие в Риме процессы, приведшие к краху некогда могущественной Империи, автор приходит к выводу, что ее начавшийся упадок стал следствием не только дурного правления, но и морального разложения, жажды обогащения и наслаждений, при полном истощении патриотического чувства. В итоге, ослабленный изнутри Рим рухнул под натиском варваров.

«Дух законов»: итог политической философии. Свой опыт художника слова, историка, эстета Монтескье обобщил в итоговом, энциклопедическом по обширности материала труде «Дух законов» (1748). В основе его — главенствующая мысль: наряду с «мировым разумом», воплощенном в законе природы, есть законы, созданные людьми. Они не дарованы свыше, а определяются «климатом», «религиями», «нравами и обычаями», наконец, «распоряжениями властей». В совокупности и во взаимодействии эти факторы формируют то, что Монтескье определяет своей емкой формулой «дух законов».

Монтескье предлагает свою классификацию трех типов государственного устройства, исходя из его природы и организации власти. Это формы: республиканская, монархическая и деспотическая. Последнюю он отклоняет, потому что в ее основе лежит страх. В основе республиканской формы лежит равенство, т.е. демократия, которое также его тревожит, ибо равенство может принять «крайние формы», а тогда любой отвергнет принцип начальствования. Всего ближе Монтескье — монархия, чуждая как деспотии, так и демократии, ибо она зиждется на понятии чести. Европейский опыт показывает, что монархия способна выродиться в деспотию там, где всевластие ничем не ограничено, а свобода эфемерна. Препятствовать этому может разделение властей: исполнительной, законодательной и судебной. В этом плане предпочтительной для Монтескье является политическая система, сложившаяся в Англии: в этом он во многом близок, как это будет показано позднее, к Вольтеру.

«Персидские письма»: ранняя просветительская проза. «Персидские письма» — характерный образец раннепросветительской прозы. Перед нами роман в популярной эпистолярной форме, где Восток носит явно декоративный, условный характер, само содержание имеет притчевый смысл, насыщенный философскими идеями, и «корреспондируется» с реалиями современной Франции.

Главные герои — «просвещенные персы» — знатный восточный вельможа Узбек, «добродетельный», умеющий «доводить истину до подножья трона», а также его молодой друг Рики; покинув родину, они путешествуют по Европе, обмениваются письмами, описывая и оценивая увиденное. Одновременно они получают письма из Персии — от своих знакомых, евнухов и жен, находящихся в серале.

В «Письмах» два плана — Франция и Персия. Французская действительность оценивается с точки зрения «наивных» представлений персов, людей наблюдательных. Особенно это относится к Узбеку, явно враждебному к фанатизму и деспотизму. Франция в переписке героев романа — страна, в которой задают тон иезуиты, где заметны признаки нравственного и морального разложения, где дворяне паразитируют и предаются мотовству, алчность придворных «сочетается» с лестью и всеобщим «угодничеством» в «коридорах власти».

Еще более удручающая картина возникает в письмах, приходящих из Персии, в которых в центре внимания — быт и нравы сераля. И здесь Монтескье стоит на почве фактов. Гарем — узаконенное рабство. Перед нами — модель феодально-сословного неравенства в его специфически восточном варианте. Женщина — бесправна. У нее отняты права на естественные чувства, что противоречит законам природы. С малых лет женщину воспитывают в представлении о ее неполноценности и зависимости от сильного пола.

Гарем — это комфортабельный застенок, где красивые женщины, жаждущие подлинных чувств любви, пребывают под неусыпным контролем стражей в лице евнухов. Драматизм подобной ситуации иллюстрирует история Роксаны, которая, находясь в гареме, нашла возможность, полюбив некоего незнакомца, обмануть стражей и познать истинные «радости и наслаждения». Но тайна была раскрыта, возлюбленный погиб, а Роксана добровольно ушла из жизни. Ее предсмертное письмо хозяину, Узбеку, — это гордая декларация прав личности: «...Я могла жить в неволе, но всегда была свободна, я заменила твои законы законами природы, и ум мой всегда сохранял независимость».

Критика абсолютизма у Монтескье — умеренная и исходит из уст его героя Узбека. Таков излюбленный прием многих просветителей. У него уже намечаются контуры иной «добродетельной монархии», при которой расцветает промышленность, а народ доволен. Монтескье еще достаточно осторожен в своих негативных оценках существующего порядка вещей. Значительно более решительно и смело в этом плане выступит его младший современник, великий Вольтер.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы