Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

ЭПОХА РОМАНТИЗМА

Историко-теоретическое введение

Где приют для мира уготован? Где найдет свободу человек? Старый век грозой ознаменован И в крови родился новый век.

Шиллер

XIX век — важнейшая веха в мировой истории цивилизации. Это век шедевров в области художественной культуры, живописи, музыки и, прежде всего, литературы. Наверное, ни одно столетие не подарило такой россыпи писательских гениев, таких шедевров в поэзии, прозе, драматургии, как XIX столетие.

На Западе это столетие Гофмана и Гейне, Байрона и Вальтера Скотта, Жорж Санд и Гюго, Эдгара По и Уитмена, Бальзака и Флобера, Золя и Мопассана, Марка Твена и Ибсена, Мицкевича и Андерсена и многих других всемирно прославленных писателей и поэтов. Это также век русской классики, Пушкина и Гоголя, Тургенева и Толстого, Достоевского и Чехова, творчество которых, будучи связано с зарубежной литературой, получило всемирный резонанс.

Исторические рамки курса охватывают время от начала Великой французской революции (1789), оказавшей огромное влияние па судьбы нового столетия, вплоть до 1870 г.

Исторические основы романтизма. Конец XVIII в. — первая половина XIX в. проходят в Западной Европе под знаком романтизма. Он формировался в горниле тех потрясений, которые переживала Европа: эго наполеоновские войны, взлет национально-освободительного движения (Греция, Италия, Ирландия), революционные выступления 1830, 1848 гг. и попытки реставрировать монархию. Эти десятилетия отмечены противоборством новых, буржуазных отношений и консервативного, феодального уклада, неумолимо сдававшего свои позиции. Отмечая общие черты в философском мировидении и эстетике романтиков, нельзя забывать о различиях в их общественно-политических позициях, с чем нам предстоит постоянно сталкиваться. Прежде всего, неоднозначно отношение к Французской революции и ее итогам, к тем целям, идеалам, во имя которых сражались противники абсолютной монархии и феодальной несвободы. Эти события захватили практически всех художников слова, творивших в это время, отозвались прямо или косвенно в их творчестве. Если часть романтиков воспринимала революционные катаклизмы, особенно якобинский террор, негативно («лэкисты», Шатобриан, де Сталь, Шлегель, Новалис и др.), то Блейк, Байрон, Гейне, Гюго, Беранже видели в революции утверждение свободы в условиях краха отживших феодально-аристократических структур.

На этом основании, а также исходя из самого типа романтического героя, долгое время у нас практиковалось деление романтизма на революционный (прогрессивный, активный) и консервативный (пассивный). Ныне подобное упрощенное «размежевание» признано непродуктивным. Однако, уделяя необходимое внимание эстетике и поэтике романтизма, следует учитывать политическую философию, которой придерживались романтики и которая определяла многое, прежде всего — концепцию мира и человека в их творчестве.

Романтизм и просветительство. Романтизм — явление сложное, многообразное. Это объект пристального научного внимания, о нем накоплены библиотеки трудов, высказаны проницательные мнения, даны оценки и определения литературоведами, философами, культурологами. Очевидно, что романтизм был глубинным образом связан с Французской революцией. Новые формы жизни, мировидения, философские и художественные концепции, религиозно-идеологические представления и т.д., сложившиеся на переломе столетий, — все это получило преломление в новаторском по своему характеру искусстве романтизма, его эстетике, поэтике, стилистике, а главное — в художественной концепции мира и человека.

У просветителей, на смену которым пришли романтики, мир представал иерархически организованным, сословно структурированным. В романтизме воплощалась Вселенная, изображался не представитель одного из сословий, а свободный индивид, Я; мир был не замкнут в четких границах, а, напротив, безграничен.

Важнейшим принципом романтизма была условность. Сам термин «романтический», возникший в Англии еще в XVIII в., означал «вымышленный», причудливый, фантастический. Если в основе просветительства был заложен принцип отражения жизни, то в основе романтизма — пересоздания, воплощения новой реальности, порожденной силой мечты, фантазии, энергией воображения. Последнее было главенствующим в творческом процессе романтиков. В просветительстве художественный строй определяли рациональность, разумность, логика. Просветители мечтали о торжестве «царства Разума», когда будут ниспровергнуты феодальная иерархия, осуждены несправедливость и сословное неравенство, а главной ценностью провозглашены демократические свободы и сам человек. Однако «царство Разума» оказалось во многом иллюзорным, равенство - в значительной мерс формальным, а братство, провозглашенное революционерами 1789 года, — не более чем красивым лозунгом.

Предромантизм. Позднепросветительскую литературу и романтизм разделяли явления переходного порядка, получившие название «предромантизм», который охватывает, в основном, последние десятилетия XVIII в. В его основе — преодоление жесткого просветительского рационализма, акцент на «естественность», «народно-архаическую первоздан- ность», культ художественного «гения» и «воображения» как основы творчества. В Англии, где романтизм представлен с особой наглядностью, он был связан с развитием «готического» романа или романа «тайн и ужасов» (X. Уолпол, У. Бекфорд, Ч. Метыорин, А. Рэдклифф). Стилистика предро- мантизма уже предугадывается в так называемой «кладбищенской» поэзии (Э. Юнг, Г. Грей).

Романтический герой. Холодноватый рационализм просветительской методологии сменила эмоционально-чувственная романтическая стихия, истоки которой обнаруживаются в сентиментализме. Предмет художественного внимания — переживания, страсти, душевные муки романтического героя. Последний же нередко предстает как личность неординарная, загадочная, исполненная неясных порывов, поставленная в необычные, экстремальные, нередко «роковые» обстоятельства. Им движут любовь, страсть, ненависть или горечь, жажда новых впечатлений, нередко тоска, меланхолия.

Новый герой ориентирован прежде всего на самоутверждение, самореализацию.

Примечательна сама типология романтического героя: обычно это странник, путешественник, изгой, пират, разбойник, иногда художник, композитор, занятый не столько практической деятельностью, сколько поисками идеала, нравственного, духовного или художественного. Не «“естественный человек” и “общество”» как у просветителей, а «“Я” и “Вселенная”»-. такова дилемма романтиков. Отсюда индивидуализм, субъективизм, самоуглубленность романтического героя, нередко его эгоцентризм (у Байрона, Шлегсля, Клейсга, де Сталь и др.). Но его нередко воодушевляют и высокие общественные идеалы (Гиперион у Гельдерлина, Каин Байрона, Лаон и Цитна Шелли, Гражина и Конрад Валленрод Мицкевича).

Природа в мире романтизма. Природа, нередко первозданная, девственная, горы, леса, океан — неотъемлемые реалии романтического космоса. Обычно перед нами не приметы городского пейзажа, которые позднее займут свое место в реалистическом романе. Океанская и морская стихия, бурная, волнующая, воспета романтиками (Колридж, Байрон, Мелвилл, Купер и др.). Море — это романтическая мифологема, метафора человеческой души, рвущейся к свободе и воле. Романтический герой бежит на лоно природы от цивилизации с ее несвободой, условностями, враждебностью личности. Очевидна связь романтиков с руссоизмом. Сама формирующаяся буржуазная реальность, столь далекая от радужных надежд просветителей, вызывала разочарование, определяя общую психологическую тональность романтизма. Одновременно его питала устремленность в воображаемый мир добра и справедливости. Не случайно в первые десятилетия XIX в., как реакция на противоречия нарождающегося буржуазного уклада с культом наживы, обретают попз'лярность теории утопического социализма (Оуэн, Фурье, Сен-Симон, Анфантен и др.); их поборники прокламируют достигнутые мирным путем справедливые общественные формы, основанные на подлинном равенстве, ликвидации контраста богатства и бедности, утверждении начал человеколюбия и добра. Предпринимаются, увы, тщетные попытки их реализации. Подобные идеи нашли отклик у Годвина и Шелли, Гейне, Ж. Санд, Гюго, а позднее у Золя и Верхарна.

Особенности поэтики. Художественная палитра романтиков с их символико-мифологическим мировидением — это щедрое многоцветье красок и приемов, несущих обычно решительно выраженное лирическое, субъективное начало. Приверженные к пересозданию реальности, романтики тяготеют к гротеску (Гофман), патетике (Гюго, Байрон), фантастике (Кольридж) и лиризму, исповедальности (де Сталь, Констан, Ламартин). В их художественном арсенале символика и гипербола (Байрон, Гюго, Шелли), мифологизация, олицетворения (Блейк), метафоры и разнообразные тропы (Шелли). В основе образной системы — не жизнеподобие и психологическая достоверность, а условность, сгущение красок, воплощение в индивиде общих философско-религиозных категорий. То же относится к широкому использованию фантастического элемента (у Гофмана), мотивов сновидений, когда реальность, явь «перерастают» в фантазию (у Новалиса), резкое расширение и обновление языковой палитры.

Система жанров. Лирическое начало, внимание к внутреннему миру индивида, присущие романтизму, объясняют, почему заря XIX в., как когда-то эпоха Ренессанса, стала эпохой поэзии и поэтов. Понятия «романтик» и «поэт» сделались едва ли не синонимами. Английский романтизм славен, прежде всего, выдающимися мастерами стиха: Блейк, Бернс, Вордсворт, Колридж, Саути, Байрон, Шелли, Ките, Мур и др. Создатель исторического романа В. Скотт начинал свою литературную деятельность как поэт. В. Гюго, популярный в мире прежде всего как романист, заслуженно считается на родине великим романтическим поэтом. Трудно назвать такую поэтическую форму, которая нс получила бы совершенного, многогранного воплощения в романтизме: это сонеты и оды, элегии и гимны, стансы и послания. Но особенно щедро представлена в самых разных жанровых разновидностях романтическая поэма: лирическая, лироэпическая, историческая, исповедальная, поэма-гимн и др. Знаковыми для эпохи стати поэтические произведения широкого, масштабного звучания (романы в стихах), такие как «Евгений Онегин», «Дон Жуан», «Пан Тадеуш». Конечно, получили развитие и другие жанры, в частности, романтическая драма (Клейст, Мюссе, Гюго). Малые жанры, прежде всего, были представлены новеллистикой (Гофман, Ирвинг, По).

Литературные манифесты романтизма. Новые формы искусства и художественной философии стимулировали потребность в их теоретическом осмыслении и одновременно пропаганде. Эпоха романтизма, как когда-то классицизма и барокко, оказалась временем появления важнейших эстетических манифестов: среди них «Фрагменты» Шлегеля, предисловие к «Романсеро» Гейне, предисловие ко второму изданию «Лирических баллад» Вордсворта и Кольриджа, трактат «Защита поэзии» Шелли, предисловие к драме «Кромвель» Гюго и др.

Показательно и живое включение романтиков в литературные дискуссии и полемику («Английские барды и шотландские обозреватели»

Байрона, «Романтическая школа» Гейне и др.). Весом вклад романтиков, особенно немецких, в разработку общетеоретических эстетических проблем искусства (Фихте, Шеллинг, Шлегель, в США — Эмерсон). Одним из важнейших направлений теоретической деятельности романтиков было активное противостояние правилам и канонам классицизма, особенно его эпигонам.

Синтез искусств. Знаковая черта романтизма — тяготение к синтезу, плодотворному взаимодействию разных видов искусств, к их взаимоо- богащению. С особой решительностью это проявилось в сфере поэзии и музыки, в проникновении музыкальных форм в стихотворную ткань. Вообще музыкальность — замечательная черта романтической лирики Брентано, Шелли, Эйхендорфа, но особенно Гейне. Многие стихотворные тексты, созданные романтиками, получили дополнительную известность, будучи положенными на музыку такими композиторами, как Шуман, Шуберт, Лист, Шопен, Берлиоз и др. То же относится к воплощению их сюжетов и образов кистью великих живописцев романтической эпохи (Делакруа, Жерико, Тернер, Фридрих и др.). Романтиков вдохновлял идеал универсального художника, который оказывался счастливо одарен в разных сферах творческой деятельности. Гофман был не только писателем, но и музыкантом, режиссером, художником; Блейк — поэтом, художником, иллюстратором, типографом; Шатобриан, Ламартин, Констан сочетали литературную деятельность с политической. Мощно влияли на философско-эстетические концепции романтиков такие мыслители, как Шеллинг, Фихте, Кант, Гегель (о чем будет сказано позднее).

Романтизм и литературные традиции. Романтическое искусство активно использовало художественный опыт прошлого. Особенно значима оказалась литература эпохи Ренессанса. Наблюдался взлет интереса к Шекспиру, в котором видели художника, обладавшего внутренней свободой, раскованностью и смелостью. Резко возрастает внимание к античности, ее эстетике, философии, эстетическим свершениям. Новое дыхание обрел руссоизм особенно в американском романтизме (Торо, Купер). Широко использовались достижения сентиментализма, прежде всего Стерна.

Фольклор и литература. Эпоха романтизма отмечена ростом национального самосознания, что активизировало интерес к народно-религиозным корням, истокам самобытности и духовности. Это стимулировало поиски и публикации фольклорных, народно-песенных источников, сказок, легенд, в которых проявлялись национальный дух, традиции и колорит. Примером плодотворной работы в области собирания фольклора, его публикации стала деятельность немецких романтиков гейдельбергской школы. (А. фон Арним, Брентано, братья Гримм и др.). Активно используют фольклорные элементы и мотивы, сказки, преломляя их в своем творчестве Гофман, Байрон, Кольридж, Скотт, Гейне. Концепция «народности», выдвинутая И. Г. Гердером (1744—1803) еще в 1770—1780-е гг., получила у романтиков дальнейшее развитие.

История в творчестве романтиков. Романтики, творившие в переломную эпоху, были свидетелями меняющихся на глазах форм жизни; это определяло их интерес к прошлому, старине, Средневековью, историческому колориту и экзотике (Новалис, Гофман, Клейст, Гейне). Своеобразным образом преломлялась у романтиков тема Востока (Кольридж, Байрон, Шелли, Гюго и др.). Обращение к истории имело разные основания. Писатели стремились благодаря прошлому лучше понять настоящее, современность, а следовательно, уловить движущие силы исторического процесса. Именно в эпоху романтизма сформировался новый жанр — исторический роман, творцом которого был Вальтер Скотт. Особенно популярен этот жанр во Франции — стране, пережившей на рубеже веков судьбоносные политические потрясения.

«Мировая скорбь». Неприятие складывающихся буржуазных отношений с их культом денег, плоским практицизмом, разочарование в провозглашенных просветителями перспективах вызвало к жизни мрачное, пессимистическое умонастроение, горечь по поводу судьбы индивида и общества, в целом, получившее название «мировая скорбь» ( Weltschmerz). Наиболее ярко оно представлено в творчестве Байрона, а также Виньи, Леопарди (Италия). Важную роль играет и романтическая ирония, разработанная немецкой эстетикой: она исходит из противопоставления объективной реальности, обычно скучной, мещанской и поэтического вымысла, фантазии. Складывается и характерное для романтического сознания двое- мирие. При этом мечта, вымысел оказываются значительнее, привлекательней скучной и убогой действительности.

Межлитературные контакты и связи. В эпоху романтизма развивался, обретал новый уровень активный диалог культур. Творческое освоение опыта разных литератур вызвало к жизни такие явления, как шекспиризм, руссоизм, байронизм и даже жоржсандизм. Русских последователей Гофмана называли гофманистами.

В эпоху романтизма опыт западноевропейских писателей оказался востребованным в России; рецепция на отечественной литературной почве художников Запада: Гофмана и Гейне, Байрона и Скотта, Жорж Санд и Гюго, Ирвинга и Купера, Уитмена и Мицкевича — интереснейшая тема. К этим сюжетам, хотя и кратко, нам предстоит обращаться. Правда, русская литература была в это время на Западе известна явно в недостаточной мере. Среди первых ее пропагандистов во Франции был Мериме. Но начиная с 1860—1870-х гг., литературная ситуация резко изменилось. Сначала Тургенев, затем Толстой и Достоевский, а позднее Чехов и Горький выступили полпредами русской культуры на Западе, стали активно переводиться и стремительно вошли в литературную жизнь Европы и Америки, оказывая на нее плодотворное и всевозрастающее воздействие.

В условиях расширения и углубления межлитературных связей и контекстов резко возросла роль художественного перевода. На Западе им занимались и Скотт, и Тик, и конечно, Лонгфелло. В России в эпоху романтизма к переводам обращались те, кто составляли цвет отечественной словесности: Пушкин и Лермонтов, Жуковский и Тютчев, Одоевский и Козлов, Фет и Курочкин и многие другие. Они не только переводили, но выступали как интерпретаторы, пропагандисты западной литературы, критики и рецензенты. В этом проявилась «всемирная отзывчивость» на все оригинальное и новое, что появлялось на Западе, о чем не раз убежденно писал Достоевский. Об этой восприимчивости россиян высказался Александр Блок в строках, ставших хрестоматийными:

Мы любим все — и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно все — и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений...

Судьбы романтизма. Расцвет романтизма приходится на первую треть XIX в. В 1830—1840-е гг. заявило о себе новое художественно-эстетическое течениереализм, представленный великими именами Бальзака, Стендаля, Флобера, Диккенса, Теккерея; о них пойдет речь в пятой части настоящего тома. Анализ литературных явлений подтверждает: резкое противопоставление романтизма и реализма не продуктивно. Нам предстоит убедиться, что у Скотта сочетаются как романтические, так и реалистические черты. Бальзак отдавал дань романтической поэтике. Романтическая убежденность в торжестве добра, людей благородных, сердечных, равно как и религиозная вера, характеризуют Диккенса и определяет своеобразие его творчества.

Жесткие хронологические рамки применительно к романтизму также «не работают». 1830-е годы вовсе нс стали периодом его иссякания, хотя мода на романтизм уже спадала. В 1830—1850-е гг., когда зажглись звезды реалистов Бальзака, Мериме, Диккенса, а потом Флобера, одновременно активно творили Мюссе, Виньи, Гейне, Тик, а также Жорж Санд и патриарх романтизма Гюго, проживший долгую жизнь и не дававший отдыха перу даже в 1880-е гг., в пору расцвета натурализма и символизма. Что касается США, то в силу особенностей культурно-исторического развития Новый Свет отставал от Старого. Американский романтизм переживал рассвет в 1830—1870-е гг. (в творчестве Ирвинга, Купера, Лонгфелло, По, Готорна, Мелвилла, Уитмена).

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы