Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Гофман: универсальный художник

Чудный, великий гений...

В. Г. Белинский

Среди выдающихся индивидуальностей, которыми славен немецкий романтизм, Гофман занимает уникальное место. Он — классик мировой литературы. Романтический идеал универсального художника как средо- точения разнообразных талантов, о котором мечтали его современники, обрел в Гофмане свой счастливый образец.

Жизненный путь. Эрнест Теодор Амадей Гофман (1776—1822) родился в Кенигсберге в Восточной Пруссии в семье юриста; к нескольким его именам добавили имя Амадей в честь Моцарта, которого обожествляли в семье, где царил культ музыки. Но в целом семейная атмосфера была несчастливой. Склонный к одиночеству, тяжело сходившийся с людьми, Гофман увлекался музыкой, сочинял, играл на разных инструментах. Он учился в музыкальной школе, в Кенигсбергском университете (1792—1795), где слушал курс юриспруденции.

Окончив университет, питая неутолимую страсть к искусству, Гофман принужден был избрать канцелярскую чиновничью стезю и служил в суде г. Глогау.

Из пресного мирка канцелярщины он переносился в волшебную страну искусства, вечерами музицировал, а также выказывал талант живописца, расписывая местную церковь. Некоторое время Гофман скитается по городам Восточной Польши, затем перебирается в Берлин, где художественная жизнь отличается известной живостью. Наконец, в 1804—1807 гг. он оседает в Варшаве, где успешно занимается музыкой, и два его зингшпиля (один из них «Веселые музыканты» на слова Брентано) появляются на сцене. Из композитора-дилетанта он превращается в профессионала; достойным оказывается его появление за дирижерским пультом. С 1808 по 1815 г. в Бамберге, где он трудился капельмейстером в местном театре, им было поставлено более трех десятков спектаклей, в том числе опера «Ундина». Одновременно он проявляет себя как авторитетный музыкальный критик.

Литературный дебют: новеллистика. Наконец, в 1809 г. в газете печатается новелла Гофмана «Кавалер Глюк», что означает его выход на писательскую стезю, открытие магистральной темы его творчества. В 1813 г. он пишет знаменитую «дрезденскую сказку» «Золотой горшок». Главный герой произведения, имевшего подзаголовок «Сказка из новых времен», студент Ансельм — жертва постоянных невезений. Он проходит через цепь невероятных приключений: он то пребывает в мире скучных серых будней, то переносится в волшебное сверкающее царство саламандр. Подобная двуплановость, двоемирие — важнейшая примета художественной манеры и философии Гофмана.

В 1814—1818 гг. выходит сборник его рассказов «Фантазии в манере Калло», в которых он демонстрирует свою самобытную манеру, искусство изображать жизненные явления, лица, ситуации в заостренном, гротесковом ракурсе.

В ранних рассказах и сказках Гофмана — характерные для него две сферы изображения: серая, мещанско-филистерская реальность и область мечты, красоты, творческого энтузиазма, возносящего человека над убожеством быта. Филистеру, обывателю противопоставляется художник, живописец, композитор. Это Крейслер, энтузиаст, беззаветно преданный своему искусству. Его образ во многом автобиографичен, Крейслер как бы двойник писателя. Он обречен вести скитальческий образ жизни (и в этом напоминает Гофмана), иногда просто для того, чтобы заработать на кусок хлеба. Музыкальная тема варьируется в ряде других новелл Гофмана, в частности, в «Дон Жуане». Нравственно-этический конфликт художника и обывателя филистера, коллизия двух жизненных позиций — эта тема, глубоко личная для Гофмана, проходит практически через все его творчество, обращаясь к читателю разными своими гранями. Тема вдохновляет многих немецких романтиков (Новалиса, Тика, Шлегеля, Гейне), что глубоко обоснованно.

В 1816 г. с успехом состоялась постановка на столичной сцене романа «Эликсир дьявола», был написан ряд новелл («Песочный человек», «Церковь иезуитов», вошедших в сборник «Ночные рассказы» (1817)). В 1819— 1821 гг. выходят четыре тома рассказов «Серапионовы братья». Гофман воодушевлен образом святого Серапиона, египетского аскета и великомученика, который ушел от людей, чтобы в пустыне предаваться самосозерцанию и фантастическим мечтам. В лучших новеллах сборника — дорогая для Гофмана мысль о том, что художник обязан служить искусству, искать совершенную форму. Таковы его новеллы «Мастер Мартин Бочар и его подмастерья», «Мастер Иоганн Вахт». Среди шедевров гофмановской фантазии — новелла «Щелкунчик», положенная в основу одноименного балета на музыку П. И. Чайковского.

Заключительные 5—6 лет жизни Гофмана, источенного чахоткой, оказались для него плодотворными и одновременно трудными. Ситуация в Германии оставалась безрадостной. Писатель готовит к публикации роман «Повелитель блох», когда ему предъявляют обвинение в том, что в главном герое, фигуре комической, просматривается прозрачная сатира на генерал-полицмейстера Берлина. Против писателя было возбуждено административное дело, чреватое большими неприятностями. В этих обстоятельствах его болезнь обостряется. Гофман скончался в июне 1822 г. в возрасте 46 лет; его похоронили «тихо и незаметно».

«Крошка Цахес»: блеск и нищета Циннобера. Эта сказка-повесть (1819) по праву приобрела мировую известность; в ней соединились счастливые качества, присущие «современной сказке» писателя: умение в малом, странном, фантастическом открыть большое, значительное, обогатить остроумные, комические детали и подробности пронизать глубоким социальным смыслом.

Парадоксальна история о том, как отвратительный уродец, ничтожество, достиг славы и стал всесильным министром.

Действие развертывается в крошечном государстве Керепес, князь которого Пафнутий «декретирует» у себя «просвещение», решает покончить со всякой магией, колдовством, изгоняет фей, а население побуждает заниматься делами практической пользы. В результате цветущий край фактически деградирует и лишь одна фея Розабельверде получает разрешение поселиться в приюте для благородных девиц.

Фее предстоит сыграть судьбоносную роль в жизни сына крестьянки Лизы, уродца по прозвищу Цахес. Сжалившись над ним, она вчесала ему в голову три золотых волоска, что приводит к совершенно неожиданной метаморфозе. Он не только воспринимается окружающими как приятный, миловидный юноша, но и заслуги, добрые качества других людей отныне приписываются уродцу, получившему прозвище Циннобер. После прибытия Цахеса в столицу княжества там разыгрываются невероятные события.

Студент-поэт Бальтазар — мечтатель, меланхолик, влюблен в Кандиду, приятную жизнерадостную девушку, дочь профессора Моша Терпина, заведующего вино-пищевым погребком князя. Цахес принят в дом Моша Терпина, в котором всех очаровывает, паразитируя на чужих заслугах: когда Бальтазар читает стихи, посвященные Кандиде, всеобщее восхищение обращено на наглеющего уродца. Поведение общества в Керепесе напоминает ситуацию в сумасшедшем доме, где произошло всеобщее помутнение рассудка. Циннобер становится министром и награждается орденом «зелено-пятнистого тигра». Избавление же является в лице доктора Проспера Альпануса, мага, который убеждает окружающих, что карлик Циннобер отнюдь не волшебник, а всего-навсего уродец, пользующийся покровительством таинственной силы. Альпанусу удается разыскать фею Розабельверде, которая лишает его магической силы, заключенной в трех золотых волосках. Во время бракосочетания Циннобера и Кандиды в присутствии князя Барзануфа и высших лиц княжества в зал врываются Бальтазар с друзьями и вырывают щипцами три волоска. Картина мгновенно меняется: всем очевидно, «король голый». Па голову Цахеса, представшего всем в виде уродца, обрушиваются насмешки и брань. Он спасается бегством, укрывается под кроватью и тонет в ночном горшке.

Финал сказки — иронически-благостный. Бальтазар женится на несравненной Кандиде. Их супружество — полная чаша, по высшим мещанским критериям.

«Житейские воззрения кота Мурра». На исходе жизненного пути Гофман работал над оставшимся незавершенным двухтомным романом «Житейские воззрения кота Мурра» (1821 — 1822), произведением, оригинальным по замыслу и структуре. В нем два действующих персонажа: ученый кот Мурр (вместе с плеядой кошек, бродячих собак и иного зверья) и знакомый капельмейстер Крейслер. Мурр излагает историю своей жизни, используя листы из биографий гениального музыканта. Создается эффект двуплаповости, излюбленный Гофманом, благодаря перебивкам, переходу от одной рукописи к другой, от «Муррианы» к «Клейслериане». Перед нами — своеобразный «животный эпос» в неповторимо гофманов- ском сатирическом преломлении.

В романе броско представлен главный антагонист писателя — филистерство, мещанство в облике чиновника, угодливого и трусливого. Филистерский менталитет иллюстрирует «ученый» кот Мурр, который мало чем отличается от рядового обывателя со всем комплексом его «прописных истин» и житейских «премудростей». Мурр женится, пребывает в разнообразных отношениях с другими котами, страдает от высокомерия собак, полагающих себя существами более значительным. Опасливый обыватель, он во всем следует «здравому смыслу», выражаемому в способности «не допускать никаких безумств» и стоять на точке зрения «безопасности и целесообразности».

Описывая похождения Мурра на чердаках и подворотнях крохотного государства Зигхартсвейлер, его общение с котами и собаками, Гофман представляет разные грани современного дворянско-буржуазного общества. В резко ироническом ключе выведен глуповатый князь Ириней, который страшится всего «непредвиденного». Даже во время спектакля он держит в руках пьесу, дабы актеры не рискнули хоть на йоту отклониться от цензурованного текста.

Нерадостна участь Крейслера, задыхающегося в условиях марионеточного царства, населенного людьми-куклами во главе со слабоумным Ири- неем, сонмом придворных ничтожеств, которыми управляет фаворитка советница Бенцон. Сатирические выпады Гофмана вызвали против него резкие нападки, он был вынужден прервать свой роман, а автора, Кота Мурра, «только что вступившего на порог славы», обречь на гибель...

Русский Гофман. «Волшебный Гофман», как его иногда называли, стал известен и популярен в России еще при жизни. Можно говорить о гофмановской традиции в русской литературе. «Чудному, великому гению» отдаст дань восхищения В. Г. Белинский. В «Пиковой даме», «Гробовщике», А. С. Пушкин осваивает фантастический элемент и включает его в свою реалистическую систему мира. У Н. В. Гоголя связь с Гофманом базируется на известной близосте мироощущения, что вызывает к жизни использование созвучных стилевых приемов: фантастику, гротеск, фрагментарность композиции. Еще более очевидную трансформацию переживает гофмановская традиция у Ф. М. Достоевского, который в молодости увлекался немецким романтизмом. Его опыт сказывается в романе «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова. Среди зарубежных писателей традиция Гофмана особенно ярко представлена в творчестве Ф. Кафки.

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы