Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

Генрих Гейне: «Бей в барабан и не бойся»

Как часовой на рубеже свободы Лицом к врагу стоял я тридцать лет.

Гейне

Среди немецких художников слова, включенных в пантеон всемирной поэзии, великая триада: Гёте, Шиллер, Гейне. Отдавая дань восхищения каждому из них, россияне с особым теплым чувством относятся к Гейне. Он близок нам щедрой гаммой переживаний, задушевностью и лиризмом, иронией и юмором, трагизмом и сердечной болыо. «Трещина мира проходит через мое сердце», — говорил он.

Вехи биографии. Генрих Гейне (1797—1856) родился в Дюссельдорфе, в пограничной с Францией Рейнской области. С раннего возраста он выказывал особую симпатию к Французской революции (что нс раз находило отзвук в его стихах). Ему импонировали «скептический восемнадцатый век» и «французский дух». Отец поэта, еврей, небогатый торговец сукном, видел для сына перспективу преуспевания лишь в одной сфере — торговой. В 1816 г. он отправил Гарри (как его звали в юности) в Гамбург к состоятельному дяде Соломону Гейне, где тот провел несколько ненавистных лет, занимаясь унылыми бухгалтерско-коммерческими калькуляциями. Событием внутренней жизни поэта стала неразделенная любовь к своей кузине Амалии Гейне, самовлюбленной дочери Соломона. Тема первой безответной любви увековечена в его ранних стихах.

«Книга песен». Гейне стал систематически писать стихи с 16 лет, с тех пор поэзия «держала его в своих объятиях», в то время как «гнусная купеческая дыра» вызывала неодолимое отвращение. В 1819 г. он поступает в Боннский университет, затем учится в Геттингенском, а в 1824 г. заканчивает Берлинский, где получает степень доктора права. Но юриспруденция его не увлекала, а сделать служебную карьеру в Пруссии, с ее националистическим духом, было сложно.

В 1821 г. был обнародован его первый стихотворный сборник «Юношеские страдания», в который была включена ранняя трагедия «Альман- сор». Этот сборник образовал первый цикл одной из самых знаменитых поэтических книг, появившихся в Германии под названием «Книга песен» (1827). В ней Гейне заявил о себе как поэт романтического склада, прокладывающий свой новаторский путь. Основная тема цикла — неразделенная любовь — придает стихам минорную, горестную тональность («Зловещий грезился мне сон...», «Колыбель моей печали» и др.). В цикл помимо разделов «Сновидения» и «Песни», включен раздел «Романсы», а в него такие «хрестоматийные» стихи, как «Гренадеры» и «Разговор в Падерборнской степи». В романсах Гейне отходит от субъективно-лирической формы к стихотворению сюжетному, осваивая, например, историческую тему («Дон Рамирес», «Валтасар» и т.д.). Опробовал Гейне и такой популярный у романтиков жанр, как сонет.

Во втором цикле «Лирическое интермеццо» (1822) мастерство Гейне крепнет. Его автора уже называют «наш маленький Байрон». От стиха к стиху развертывается, как внутренний сюжет, история любви: зарождение чувства, приносящего блаженство, к которому, однако, примешиваются грусть и меланхолия, чувство, гармонически слитое с природой.

Стихи Гейне несут глубоко личное начало. Но главный предмет внимания — все же нс женщина, а лирический герой, одаренный живостью чувств, рефлектирующий, пылкий, психологически неоднозначный. Его чувства — подлинны и высказаны незамысловатыми искренними словами.

Третий цикл — «Возвращение на родину» (1823—1824) — мозаика лирических миниатюр, передающих богатую палитру настроений и мотивов, то светлых, то минорных. Поэт вспоминает ушедшую любовь, впечатления юности, мечтает о новых чувствах. Истинное очарование придают стихам Гейне фольклорные мотивы и образы. Таков его всемирно прославленный шедевр — «Лорелея». В основе текста — рейнская легенда о роковой деве Лорелее по имени скалы Лур-лей.

Разные грани образа Лорелеи воссоздают в своих переработках такие его соотечественники, как Брентано, Эйхендорф, фон Лебсн. Но у Гейне есть то, чего, в сущности, не хватает у других — неповторимое, подлинное лирическое чувство. Поэта влечет не событие, а переживания, настроения, им вызванные:

Не знаю, что стало со мною,

Печально душа смущена,

Мне все не дает покою Старинная сказка одна.

Пер. В. Левика

Гейне избежал внешне удобной «гладкости». Он варьирует размеры, не рифмует первую и третью строки. Особую прелесть придают стихам Гейне заключенные в них напевность, музыкальность', не случайно многие из них были положены на музыку выдающимися композиторами (П. И. Чайковский, С. В. Рахманинов, Н. А. Римский-Корсаков, Р. Шуман, Ф. Шуберт, Ф. Лист и др.).

Завершает «Книгу песен» написанный белыми стихами цикл «Северное море» (1825—1826), в котором главенствуют философски окрашенные образы водной стихии («Сумерки», «Закат солнца», «Ночь на берег» и др.), в частности, рожденные древнегреческой мифологией («Слава морю», «Пеень Океану», «Феникс» и др.). Гейне проявляет себя и кик художник- маринист, певец морской стихии, как мастер белого стиха. В стихотворениях «Морское видение», «Вопросы», «Безумец» он склонен к самоиронии.

«Книга песен» — свидетельство роста Гейне-поэта, его оригинальной манеры, дарования лирического и сатирического.

«Путевые картины»: проза поэта. Примерно с середины 1820-х гг., уже завоевав поэтическое имя, Гейне погружается в мир прозы: поездка по Германии, а также визит в Англию обогащают его ценнейшими впечатлениями. Итог — своеобразная тетралогия «Путевые картины» (1826—1831), которая включает книги «Путешествие по Гарцу» (1826), «Идеи. Книга Le Grand» (1827), «Италия» (1828) и «Английские впечатления» (1831). Гейне склонен к очерково-публицистической манере. Он новатор, его книги бессюжетны, фрагментарны, вбирают разнородный остроумно скомпанованный материал: публицистико-лирические отступления, пеструю мозаику образов, анекдотов, фельетонов, метких сентенций, сатирических эскапад, фрагменты светского разговора, пародии, явной и скрытой.

Стихия Гейне — жанр путевого дневника. Иронизируя над немецким убожеством, Гейне добивается сатирического эффекта излюбленным способом, оригинально сталкивая нередко в одной фразе разнополярные понятия: «В общем, жители Геттингена делятся на студентов, профессоров, филистеров и скотов, причем эти четыре сословия отнюдь не строго между собой разграничены. Сословие скотов преобладает».

«Путешествие по Гарцу» пропитывают остроумные выпады против мнимо ученых педантов, ура-патриотов, тевтономанов, агрессивных националистов.

Во второй книге «Идеи. Книга Le Grand» Гейне оживляет пору своей юности, то неизгладимое впечатление, которое произвела на него случайная встреча с Наполеоном в дюссельдорфском парке. Вспоминает он и седовласого французского барабанщика, увлеченно выстукивающего ему на барабане вдохновляющие мелодии песен французских революций. С тех пор образ барабанщика, как метафора поэта-бойца, пройдет через все его творчество.

Из Германии поэт держит путь в страну Данте, где ведет свой «итальянский дневник» — «Путешествие от Мюнхена до Генуи». Он не только пленен шедеврами итальянской живописи, архитектуры, скульптуры; поэт исполнен сочувствия к народу — творцу всемирно прославленных художественных сокровищ, томящемуся под гнетом местных феодальных властителей, а также австрийцев.

Финальная книга «Путевых картин» — «Английские впечатления» - это заметки о пребывании поэта на берегу «туманного Альбиона». Гейне импонируют буржуазно-демократические свободы и парламент, до которых было еще далеко в Германии; но у него вызывает отторжение дух торгашества и политического двуличия.

В «Путевых картинах» сложилась оригинальная стилистика Гейне-про- заика, столь непохожая на спокойную, упорядоченную, прозрачно-логичную прозу великих «веймарцев» — Гёте и Шиллера. Его манера прихотлива, изменчива, импульсивна, ассоциативна. Его острословие, броские метафоры, поистине, «томов премногих тяжелей». Вот как аттестует он одного малосимпатичного ему субъекта: «долговязый рвотный порошок в коричневом сюртуке».

Г. Гейне в 1830-е годы: публицистика. Летом 1830 г. поэт получает сообщение о победе Июльской революции, которое сравнивает с лучами солнца, завернутыми в газетную бумагу. Год спустя Гейне переезжает во Францию, где проводит последнюю четверть века, находясь в гуще общественно-политической и культурной жизни. Первое послевоенное десятилетие насыщено у него публицистической и журналистской работой. Гейне уделяет основное внимание критике, философии и эстетике.

В известной книге «Романтическая школа» (1833—1835) он не всегда объективно и справедливо отзывается о коллегах по романтическому движению. Очевидные полемические «перехлесты» вызваны задачами политической борьбы в Германии в канун революции 1848 г. Этим обстоятельством могут быть объяснены полемические, негативные оценки Новалиса, Тика, Шлегеля и других, кто пытался «воскресить немецкое средневековье, лежащее сгнившим в гробу». Особенно несправедливо суровым оказывается он по отношению к великому Гофману. Непростым было отношение Гейне к церковным кругам. Он осуждал писателей, поддерживавших иерархов, враждебных демократическому, антифеодальному движению. Среди художественных явлений, вызвавших его симпатию, — творческая деятельность гейдельбергских романтиков, фольклористов, создателей прекрасного сборника «Волшебный рог мальчика».

На исходе 1830-х гг. вопрос о задачах литературы в новой общественной ситуации остро вставал перед многими литераторами, считавшими себя «ангажированными». Вскоре после закрытия организации «Молодая Германия» (1835), один из ее лидеров, Людвиг Берне, выпустил книгу «О Гейне». В ней, находясь на позициях прямолинейной «тенденциозности», нападал на таких классиков, как Гегель и Гёте, аттестуя их «рифмованными и нерифмованными холопами». Принижая художественно-эстетическую функцию словесного искусства, Бернс и его сторонники отводили ему фактическую роль агитки, призванной незамедлительно реагировать на любые проявления произвола, бюрократизма и т.д. В 1840 г. (правда, уже после смерти Берне) Гейне ответил ему в книге «Людвиг Берне» (1840), указав на узость и мелкотравчатость представлений Берне о тенденциозности в искусстве. Гейне проницательнее «младогермапцев» понимал природу художественного слова, сущность его эстетического и нравственно-воспитательного потенциала. Литературная полемика была продолжена в комическо-пародийной поэме «Лтта Тролль» (1842), в которой перемешаны ирония, сказка, остроумный подтекст. Полемический смысл по отношению к его оппонентам несет в поэме образ глубокомысленного туповатого медведя, носителя «радикальной» идеологии, манипулирующего излюбленными у радикалов понятиями свободы, равенства и братства, доведенными до абсурда.

Г. Гейне в 1840-е годы. Это десятилетие — один из плодотворных и одновременно сложных периодов в творчестве Гейне. В это время происходит встреча 46-летнего поэта с 23-летним Марксом, они дружат, правят стихи, обсуждают общественно-политические вопросы. Это — пора решительной радикализации Гейне, свидетельством чего стало его стихотворение «Ткачи», отклик на восстание силезских ткачей 1844 г. Гейне создает в нем обобщенный образ пролетариев, могильщиков, несправедливого государства. В политической лирике Гейне, составившей сборник «Современные стихотворения» (1846), соединились патетика, ирония, сатира. Глубинный мотив его политической лирики — утверждение миссии поэта, воодушевленного революционной идеей: «Бей в барабан и не бойся беды».

Стихи Г. Гейне тенденциозны в подлинном смысле. Он высмеивает немецких феодалов, мнящих себя восточными властителями («Китайский богдыхан») и древними воителями («Новый Александр»), иронизирует над поэтами «оппозиции» с их трусостью и осторожностью; призывает соотечественников к решительным действиям («Просветление», «Только погодите»). Одно из самых резких обличений — стихотворение Гейне «Оборотень» — направлено против прусской монархии, оплота политической реакции.

«Германия. Зимняя сказка». Осенью 1843 г. после почти 12-летнего перерыва Гейне совершает поездку в Германию. Увиденное на родине произвело на него неизгладимое впечатление и отозвалось в поэме, жанр которой он определял как путевой сатирический эпос. Два образа, исполненных глубокого историко-философского смысла, определяют проблематику поэмы: Франции, вступившей на путь политического обновления, и Германии, все еще погрязшей в феодальной трясине. Поэма, одушевленная свободомыслием, строится как цепь сцен и эпизодов, контрастных, иронических, сатирических.

Эпизод на границе — завязка глубинной темы поэмы. Девочка-арфистка поет «старую песнь отреченья», она славит небесное блаженство. Это вечная тема! Но поэт за то, чтобы жизнь стала лучше, достойней на земле. И за нее стоит побороться.

Возвращаясь к теме миссии поэта, он верит: его слово сильнее жандармского сыска и цензурных препон. Проезжая по Германии, Гейне исполнен острокритического, порой иронического взгляда на некоторые «сакраментальные» события немецкой истории и разрекламированные националистами «святыни». Он посещает Кельи, некогда гнездо реакционных теологов, а также гору Кифгайзер, в пещере которой заточен Фридрих Барбаросса. Согласно живучей народной легенде старый кайзер — «жалкий миф» однажды выберется со своими воинами из заточения и объединит Германию. С подобной монархической версией решения национальных проблем Гейне решительно не согласен: «А мы... если трезво на вещи смотреть. На кой нам дьявол кайзер?» Однако трудно согласиться с Гейне, ненавистником политической реакции и титулованной знати, когда он на ряде страниц поэмы восхваляет революционный террор и «работу» гильотины.

Завершает путешествие поэт в Гамбурге, в доме у богини Гаммонии, покровительницы города. Богиня открывает поэту будущее Германии, предстающее как страшная картина, кажущаяся пророческим предвидением наступления фашистского варварства.

В финале поэмы Гейне возвращается к излюбленной теме: высокой общественной миссии «тенденциозного» поэта, видя своим союзником великого Аристофана.

Поэма «Германия. Зимняя сказка», будучи созвучна определенной исторической ситуации, реалиям и лицам эпохи, остается тем не менее одним из выдающихся поэтических созданий зарубежной литературы XIX в. Она острополемична, синтезирует разнородные художественно-стилевые элементы, сатиру и гротеск, фантастику, историко-литературные аллюзии, сказку и сновидения, полемические стрелы по адресу конкретных лиц — политиков, критиков, литераторов, реакционных «идеологов».

Последние годы: «Романсеро». В конце 1848 г. начался последний, заключительный этап жизни поэта, которого сразила тяжелейшая болезнь. Он уже не выходил из дома, прикованный к «матрацкой могиле», как он окрестил постель, названную так с грустной иронией. Но при этом выказывал редкое мужество, силу ума и чувство юмора, даже сознавая обреченность.

Поздний Гейне создает сборник «Романсеро» (1851), одну из жемчужин cm поэзии. Он состоит из трех главных частей. В первой — «Истории» - поэт обращается к историческим сюжетам, передавая колорит разных эпох и народов: это Древний Египет («Рампсенит»); Восток («Поэт Фирдоуси»); Англия («После битвы при Гастингсе», «Карл I»); Иудея («Царь Давид»). Блестяще осваивает Гейне и такую жанровую разновидность, как историческая стихотворная новелла, примером чего становится знаменитый «Невольничий корабль».

Вторая часть — «Ламентация» (или «Сетования»), В ней немало стихов, навеянных минорными настроениями, что естественно для безнадежно больного поэта. Но в этот же цикл включено стихотворение «Enfant Perdue» («Потерянное дитя»). Это поэтическое завещание Гейне; нам уже приходилось и придется изучать стихи, подводящие творческие итоги. С ними не раз выступали большие поэты; вспомним Горация, Овидия, Ронсара, Пушкина, Беранже, Байрона, Некрасова, Маяковского и др. Гейне имел право сказать о себе:

Как часовой на рубеже свободы,

Лицом к врагу стоял я тридцать лет...

В третьей части сборника — «Еврейские мелодии» — включающей всего три стихотворения, выделяется неподражаемый» «Диспут», один из классических образцов антиклерикольной сатиры.

Судьба Гейне в Германии была драматична. Вокруг его творчества не угасали жаркие споры. Нацисты ненавидели Гейне как еврея, обвиняли в анти патриотизме, сжигали его книги. Стихи, на которые распевались всем известные песни, объявлялись принадлежащими «неизвестному поэту».

В России же он нашел свою вторую родину. Наверное, ни один иностранный поэт не мог сравниться с ним по популярности. Среди переводчиков Гейне — цвет русской поэзии: М. Ю. Лермонтов, Ф. И. Тютчев, А. А. Фет и Н. А. Добролюбов, А. А. Блок и С. Я. Маршак, и др. И. С. Тургенев писал: «Кто не знает, что именно теперь Гейне едва ли не самый популярный чужеземный поэт у нас в России».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы