Меню
Главная
Авторизация/Регистрация
 
Главная arrow Литература arrow ИСТОРИЯ ЗАРУБЕЖНОЙ ЛИТЕРАТУРЫ ОТ АНТИЧНОСТИ ДО СЕРЕДИНЫ XIX ВЕКА
Посмотреть оригинал

«Озерная школа»: Вордсворт, Кольридж, Саути

...Произведения английских поэтов... исполнены глубоких чувств и поэтических мыслей, выраженных языком честного простолюдина.

А. С. Пушкин

На первом этапе романтизма (1790—1810) в поэзии задавали тон представители старшего поколения, которых относили к так называемой «озерной школе» и называли «лейкистами».

Термин «лейкисты» (от англ, lake «озеро») достаточно условен; поэты Вордсворт, Кольридж, Саути были разными по масштабу таланта, художественной философии и стилю, но они жили в центральной Англии, в краю озер, поэтому и возникло название «лейкисты».

Общим у поэтов было то, что они заявили о себе в 1790-е гг., испытали влияние Великой французской революции, которую поначалу приветствовали, но в которой позднее разочаровались, узнав об эксцессах якобинской диктатуры. Их политическая эволюция (прежде всего, у Вордсворта и Саути) была отмечена постепенным переходом на консервативные позиции. В художественном плане они прокламировали разрыв с эстетикой классицизма и утверждали принципы романтической стилистики и поэтики. Они, как и многие романтики, активно осваивая фольклор, осуществили реформу поэтического языка, сблизили поэзию с жизнью.

Уильям Вордсворт (1770—1850), старший среди «лейкистов», был выдающимся мастером слова, поэтом-философом, певцом сельской Англии и ее природы. Он запечатлел горестную судьбу крестьянства в пору промышленного переворота. На родине Вордсворта его ставят выше Байрона и отдают ему пальму первенства среди поэтов XIX столетия.

Выпускник Кембриджа, он увлекался идеями Руссо. В молодости Вордсворт проявлял интерес к просветительству, в котором разочаровался, как и в революции во Франции.

Эстетическая программа. В 1795 г. произошло его знакомство с С. Кольриджем и началось их творческое сотрудничество. Совместно они приступили к выработке новой эстетической программы, сформулированной в предисловии ко второму изданию тома «Лирических баллад» (1800). Это предисловие по праву относится к числу важнейших литературноэстетических манифестов романтизма. Вордсворт и Кольридж настаивали на необходимости обращения к обыденному, повседневному, простому, к тому, что полагалось тематикой «непоэтической». Они полагали: «Быт самого необразованного класса общества характеризуется теми же горестями и радостями, что и быт всех других классов». Но чувства простых людей выказываются с большей непосредственностью; они должны привлекать внимание и вызывать сострадание. Особую роль в поэзии призвана играть интуиция художника, его воображение, способность проникать в глубинную суть вещей. Выступали они и против искусственного, книжнорафинированного поэтического языка, ратуя за тот, который характеризи- рует людей в их повседневном общении. Их стихией был мир природы, гармонирующий с эмоциональным состоянием героев. Природы, в которой словно разлито скрытое божественное начало. Уловить его — высшая цель поэта. Для Вордсворта поэтический гений — способность в простом, обыденном уловить нечто новое, прежде неведомое, «открыть очарование и чудеса окружающего нас мира». В лучших произведениях Вордсворта изображены простые люди и события, жизненно достоверные.

Баллады и лирические стихотворения. Хрестоматийными стали баллады Вордсворта, запечатлевшего горькую участь сельских тружеников. Маленький мальчик, один из семи братьев и сестер, рассказывает о том, как один за другим умерли пятеро из них. На вопрос, сколько же осталось, он упрямо повторяет: «Нас семеро»; тех, кто отправились на небо, он числит среди живых («Нас семеро»), В балладе «Последний из стада» говорится о крестьянской семье, которая держала большое стадо овец. Чтобы прокормиться, овец пришлось резать, пока не остался всего один ягненок, да и тот, по словам крестьян, в «чужие руки перейдет». В балладе «Юродивый мальчик» поэт умиляется наивным детским восприятием психически нездорового человека. Трогательный образ милой и доброй деревенской девушки, рано умершей, олицетворявшей «малую сельскую родину», воссоздан в стихотворении «Люси».

Вордсворт был одним из выдающихся в английской поэзии мастеров сонетной формы. «Не хмурься критик, не отринь сонета», — писал он, упоминая Шекспира, Петрарку, Тассо, Данте. Пушкин в стихотворении «Сонет» так отозвался о Вордсворте:

И в наши дни пленяет он поэта:

Вордсворт его орудием избрал...

В последние десятилетия своей долгой жизни Вордсворт несколько снизил поэтическую активность. Он обратился к иной форме. В поэме «Прогулка» мир поэтического воображения он противопоставляет практицизму и делячеству буржуазного существования. Почти пол века (1805—1850) Вордсворт трудился над поэмой «Прелюдия» (подзаголовок «Автобиографическая поэма»), в которой он размышлял над своей творческой эволюцией, пересматривал и корректировал взгляды. В итоге пришел к убеждению, что радикальные надежды его молодости были эфемерны и что революционные перемены не могут принести какого-либо блага. После смерти Р. Саути в 1843 г. звание поэта-лауреата было пожаловано Вордсворту.

Кольридж: «Сказание о старом мореходе». Сэмюэль Тейлор Кольридж (1772—1834), друживший с Вордсвортом, был во многом его художественным антиподом. В отличие от спокойного, уравновешенного Вордсворта, он обладал бурным нервическим темпераментом, богатой фантазией, тягой к фантастическому, красочному; переживал различные творческие увлечения. Как и другие «лейкисты», он на первых порах приветствовал Великую Французскую революцию. Затем Кольридж загорелся созданием «Пантисократии» — утопической общины, некоего совершенного сообщества философов и поэтов, которое вместе с Р. Саути надеялся основать в Америке. Но план сорвался. Кольридж успел, правда, вместе с Саути написать драму «Падение Робеспьера» (1794), в которой осуждал якобинскую диктатуру. Совместно с Вордсвортом они выпустили том «Лирических баллад» (1798), в который Кольридж включил ряд своих стихотворений («Полуночный мороз», «Соловьи», «Эолова арфа» и др.).

В сборник входит самое знаменитое произведение Кольриджа, его поэма «Сказание о старом мореходе» (1797), исполненная загадочной символики и иносказаний и вызвавшая немало разноречивых интерпретаций.

Сюжет поэмы фантастичен. Трех молодых людей, спешащих на свадебный пир, останавливает таинственный старик с горящим взором и просит выслушать его историю. Однажды он, молодой моряк, отправился в плаванье, «лютый шквал» отнес корабль во «мглу полярных вол», в царство льда и холода. Там на корабль прилетает белая птица Альбатрос и приносит кораблю избавление из ледяного плена. Альбатрос, птица добрых предзнаменований, пользуется симпатией моряков, с ней играют, ее кормят. Но герой неожиданно беспричинно убивает птицу. Для корабля начинается полоса несчастий. Достигнув экватора, он впадает в штиль и останавливается. На судне свирепствует эпидемия, команда вымирает. Глаза мертвецов с укором смотрят на оставшегося в живых моряка, на шее которого вечным укором висит застреленный Альбатрос. После невероятных приключений герою удается спастись. Старый мореход желает явить своим примером необходимость быть верным заветам Бога, любить всех людей и божьих тварей.

Поэма — эго не только повествование о сказочном странствии героя, но и своеобразное путешествие в мир человеческой души, в которой совмещаются добро и зло. Эгоизм и своеволие индивида (убийство Альбатроса) взрывают гармонию человека и природы, а следовательно, божественный порядок.

Средневековый колорит, популярный у романтиков, присутствует в поэме Кольриджа «Кристабелъ» (1797), действие которой происходит в феодальном замке и исполнено причудливой фантастики, сновидений, странных образов. Глубинная тема поэмы — неизбывное человеческое одиночество. Другая поэма, «Кубла-Хан» (1816), фрагментная по своей структуре, построена как видение. По свидетельству поэта, он сочинил поэму, записав свои фантазии, рожденные под влиянием принятого опиума.

Периоды большой творческой активности Кольриджа перемежались с полосами кризисов и спадов. Со второй половины 1810-х гг. он оставляет поэтическое творчество и сосредотачивается на эстетике и философии в одном из главных своих трудов, трактате «Литературная биография» (1815—1817), где основное внимание уделяет творческому процессу, художественному познанию, а также роли фантазии и воображения, отводя им главенствующую роль в системе поэтических средств. Он также подчеркивает огромную значимость опыта Шекспира. Эстетические воззрения Кольриджа определялись также его религиозностью, убежденностью в том, что только церковь, а также единая, непоколебимая вера способны соединить людей моральной связью.

Кольридж — замечательная фигура английской романтической поэзии. В его стихах, во многом новаторских, — синтез музыкальности, живописности и полета фантазии. Вместе с Вордсвортом, а позже с Байроном он осуществлял поэтическую реформу, использовал разные строфы: четверостишия, пятистишия, шестистишия — приемы народной баллады, видя высшую цель в том, чтобы «привести в движение всю душу человека».

Роберт Саути (1774—1843), младший из трех «лейкистов», уступал в силе таланта своим старшим собратьям по перу. Он дебютировал с драмой «Уот Тайлер» (1798), героем которого стал вождь мощного антифеодального восстания 1381 г. Другая его драма, уже упоминавшаяся, «Падение Робеспьера» (1794) означала уже бесповоротный разрыв Саути с радикализмом.

С середины 1790-х гг. Саути начинает активно работать в жанре народной баллады; среди героев его произведений — бедняки, нищие, жертвы социальной несправедливости («Мэри, служанка постоялого двора», «Жена солдата», «Похороны нищего» и др.). Свидетельство демократизма молодого Саути — его баллада «Жалоба бедняков».

Другую группу образуют баллады, основанные на восточной и средневековой тематике и «страшных», фантастических сюжетных коллизиях. В знаменитой балладе «Суд божий над епископом» (1799), известной по переводу В. А. Жуковского, повествуется об алчном епископе, который в пору всенародного голода не только не поделился с несчастными и страждущими, но сжег просителей в амбаре.

Любит Саути з'страшающие сюжетные подробности. Такова и переведенная В. А. Жуковским баллада со следующим интригующим заголовком: «Баллада, в которой описывается, как одна старуха ехала на черном коне вдвоем и том, кто сидел впереди». В финале выясняется, что ее спутником был черт. Саути также работал в жанре поэмы («Медок», «Талаба-разру- шитель», «Проклятье Кехамы»).

С годами Саути все откровеннее заявляет о себе как поэт-официоз, апологет государственной политики. В 1813 г., когда Вальтер Скотт отказался от предложенного ему звания поэта-лауреата, его передали Роберту Саути. Его главным литературным оппонентом, в травле которого он усердствовал, был Байрон, а тот, в свою очередь, иронизировал по поводу сервиль- ности «милого ренегата Боба Саути».

 
Посмотреть оригинал
Если Вы заметили ошибку в тексте выделите слово и нажмите Shift + Enter
< Предыдущая   СОДЕРЖАНИЕ   Следующая >
 

Популярные страницы