Оскар Уайльд: необходимость красоты

Эстетика выше этики. Она принадлежит сфере более высокой духовности.

Научиться видеть красоту вещей — это предел того, чего мы способны достичь.

О. Уайльд

На богатом поздневикторианском литературном фоне Оскар Уайльд выделяется как ослепительный талант и неординарная личность. Это был человек трагической судьбы: его путь рано оборвался, но он успел зарекомендовать себя как оригинальный мастер практически во всех жанрах: прозаик, новеллист, драматург, поэт, эссеист.

«Принц эстетов». Оскар Уайльд (1856—1900) родился в Дублине в высокоинтеллигентной семье. Его отец был выдающимся врачом- офтальмологом, увенчанным не только многочисленными дипломами, но и титулом лорда. Мать, светская дама, женщина, художественно одаренная, высокообразованная, увлекалась литературой и политикой. Их сын рос в атмосфере рафинированной утонченности и театральных приемов, к которым питала пристрастие сто мать. Сызмальства Уайльд выказал интеллектуальную зрелость вкупе с пристрастием к внешнему лоску и модному среди молодежной элиты дендизму.

Он учился сначала в Дублинском университете, затем переехал в Англию, где, став студентом престижного Оксфорда, заметно преуспевал в разнообразных гуманитарных предметах, с особым энтузиазмом изучая античность. Затем Уайльд совершает путешествие в Грецию и Италию, что стимулировало его искусствоведческие пристрастия. Вернувшись в Лондон, он не только быстро интегрировался в художественно-аристократическую среду, но и сделался признанным законодателем моды: это были литературные вкусы, манера одеваться, самый стиль поведения. Его называли «принцем эстетов».

Теоретик искусства: видеть красоту вещей. Еще в бытность студентом Оксфорда Уайльд увлекся теориями лидеров эстетизма, философа Джона Рёскина и искусствоведа Уолтера Пейтера. Не без их влияния он пришел к убеждению в неотторжимой ценности «искусства для искусства», способного возвыситься над вульгарностью окружающей жизни, унылого мещанского существования и нриземленностью словесности, лишенной фантазии и вдохновения. В лекциях, прочитанных во время турне по США (1892), а также в сборнике трактатов и эссе («Кисть, перо и отрава», 1885; «Упадок лжи», 1889; «Критик как художник», 1891; и др.) Уайльд формулировал свои взгляды на природу искусства и популяризировал теорию эстетизма.

В основе художественной философии Уайльда — понятие красоты. Она воплощена в искусстве, которое выше жизни. Искусство — самоценно и развивается по своим внутренним законам. Огорчителен «упадок лжи», т.е. фантазии, творческого воображения, пагубна тяга искусства к подражанию жизни. А между тем жизнь призвана «подражать» искусству, ибо только оно — образец непревзойденного совершенства: «Научиться видеть красоту вещей — эго предел того, чего мы способны достичь». Значит ли это, что Уайльд ставит вещи с ног на голову, как его упрекали «материалисты», возвышая искусство над жизнью? Думается, что эго не гак. Уайльд не принимал плоского «копирования» серой действительности, видя, сколь превосходит се большая истинная литература.

Свои литературно-эстетические приоритеты Уайльд реализовал в художественной практике. Свидетельство тому — его поэзия: отмеченный изяществом сборник «Стихотворения» (1892), а также сказки — поэтичные, лиричные, заключающие в себе притчевое начало («Счастливый друг», «Соловей и роза», «Преданный друг», «День рождения инфанты» и др.); новеллы («Кентервильское привидение», «Преступление лорда Артура Сэвила»).

«Портрет Дориана Грея»: притча о художнике и искусстве. Роман «Портрет Дориана Грея» (1894) — «главная книга» Уайльда.

Налицо ее философско-аллегорический подтекст; таковы и прозрачные параллели с «Фаустом» И. В. Гете (тогда лорду Уоттону отводится роль Мефистофеля), с «Шагреневой кожей» О. де Бальзака (Уайльд был горячим поклонником французской литературы; некоторые произведения писал по-французски). Просматривается в романе и мотив двойничества, широко практикуемый у Гофмана, Достоевского (который восхищался немецким романтиком). Назовем также современника Уайльда Р. Л. Стивенсона, автора упоминавшегося романа «Необычайная история доктора Джекила и мистера Хайда» (1886).

Стимулом к созданию романа послужил следующий эпизод. Однажды в студии своего приятеля живописца Бэзила Уорда (в романе — Бэзил Холлуорд) писатель встретил натурщика — молодого русоволосого человека пленительной внешности. Уайльд с грустью посетовал художнику, как несправедливо, что подобное телесное совершенство будет побеждено со временем старостью. На это художник ответил, что готов многократно воспроизводить этот портрет, отмечая на нем черты неумолимого влияния времени ради того, чтобы оригинал сохранял обаятельную первозданность. Словно предугадывая возможную дискуссию о романе, Уайльд настаивал: «Нет книг нравственных или безнравственных. Есть книги, хорошо написанные и написанные плохо».

Роман Уайльда — произведение с неординарной жанровой структурой: его называют драмой в прозе, романом-аллегорией, романом-параболой, философской притчей. Очевидно, что это роман с «двойным дном»: помимо внешнего действия в нем есть внутренний символический план. Три главных действующих лица находятся в непростых взаимоотношениях. Каждый из них и индивидуальность, и носитель определенной жизненной философии.

Сюжетные коллизии. В студии талантливого художника Бэзила Холлу - орда происходит встреча его приятеля светского льва и аристократа лорда Генри Уоттона и 20-летнего пианиста Дориана Грея, над портретом которого работает художник. Красота Дориана восхищает и Бэзила, и лорда Генри. Разговор с лордом Генри побуждает Дориана Грея задуматься о быстротечности красоты, и, глядя на свой портрет, герой восклицает: «Если бы портрет менялся, а я мог всегда оставаться таким, как сейчас!» Это пожелание оказывается роковым.

Лорд Генри, увлеченный Дорианом Греем, выводит его в свет. Грей ведет праздную жизнь, полную чувственных удовольствий. Проходит время, но Дориан ничуть не меняется внешне, лишь портрет таинственным образом фиксирует следы его порочной жизни.

Дориан влюбляется в очаровательную актрису Сибилу Вейн, для которой он — прекрасный принц. В упованиях о реальной любви она начинает ощущать фальшь чувств, которым ей надлежит дать сценическое выражение. Сибила играет неубедительно и проваливает роль, после чего герой отворачивается от нее, полагая ее неудачу губительной для своей любви. Безжалостно отвергнутая Дорианом, Сибила кончает жизнь самоубийством. Ее брат Джеймс Вейн пытается отомстить за смерть сестры, но безуспешно.

Лорд Генри «уберегает» Дориана от угрызений совести, предлагая герою книгу К. Гюисманса «Наоборот». Она о человеке, вознамерившемся опробовать самые изощренные наслаждения. Дориан начинает «все сильнее влюбляться в свою красоту и с большим наслаждением наблюдать разложение своей души». Он коллекционирует драгоценности, антиквариат, модно одевается, увлекается наркотиками, коротает время в притонах, предастся гедоническим удовольствиям. Тщетно пробует художник Холлуорд образумить Дориана. В то время как герой сохраняет свою красоту, на портрете становятся зримыми пугающие следы его беспутной жизни. Видя это, Дориан в припадке ярости убивает Холлуорда и с помощью химика Кэмпбелла скрывает следы преступления, растворив труп в кислоте. Еще не раз судьба уберегает Дориана от возмездия. Но герой опустошен и одинок. Неодолимым укором встает перед ним его портрет, его лицо, постоянно меняющееся в худшую сторону. Дориан решает уничтожить портрет как нежелательного свидетеля своих преступлений. Ночыо он бросается на полотно с ножом и кромсает его.

Финал романа — сцена, открывшаяся перед слугами Дориана: «Войдя в комнату, они увидели на стене великолепный портрет своего хозяина во всем блеске его дивной молодости и красоты. А на полу с ножом в груди лежал мертвый человек во фраке. И только по кольцам на руках слуги узнали, кто это».

Философский смысл романа. Портрет — символ искусства, торжествующего над временем, его превосходства над жизнью, в которой все преходяще. Более того, реальность может быть пагубна для искусства: это иллюстрируется судьбой Сибилы Вейн. Бэзил Холлуорд поклоняется красоте, но он бессилен уберечь Дориана от пагубного влияния лорда Генри. Парадоксальные суждения этого эпикурейца, эстета и циника придают интеллектуальный блеск роману. Вот некоторые из них: «В наш век только бесполезные вещи необходимы человеку»; «Только два сорта людей по-настоящему интересны — те, кто знает о жизни все, и те, кто ничего о ней не знает». Дориан не в силах ускользнут:) от лорда Уоттона, который готов оправдать любое зло. Цепь горестных событий в романе — реализация того, что вырастает из философии лорда Генри.

В чем же пафос романа? Уайльд не одобряет аморализма лорда Генри и Дориана Грея, он сочувствует Сибиле, ее погубленным чувствам. Глубинная же мысль произведения: красота немыслима вне морали. Выход «Портрета Дориана Грея» стал событием не только литературным, но и общественным. И конечно, ошибались те, кто переносил на автора пороки его персонажей, предосудительные в викторианской Англии.

В романе, а также в некоторых сказках и новеллах Уайльда сказалась тонкая манера писателя в воспроизведении «гламурной» сферы, где сверкают украшения, драгоценные камни, роскошные костюмы и платья, ведутся рафинированные беседы по законам светского этикета. И одновременно роман — хрестоматийный образец английского языка.

Драматургия: «Идеальный муж». Драматургия, которой Уайльд отдавал немало сил в последнее десятилетие жизни, — замечательная часть его наследия. Шесть его пьес образуют две жанровые группы — романтические драмы и комедии. В романтических драмах сюжеты основаны на исторических материалах, а драматические коллизии носят трагический характер.

Особенно интересна выросшая из новозаветного сюжета «Саломея» (1893) о смерти Иоанна Крестителя.

Перу Уайльда принадлежат четыре комедии: «Веер леди Уиндермир» (1892), «Женщина, не стоящая внимания» (1893), «Как важно быть серьезным» (1895) и «Идеальный муж» (1895) — последняя заслуженно популярна. Уайльд работал как драматург в ту пору, когда английская комедия после Филдинга, Голдсмита и Шеридана пребывала в упадке.

Падение и взлет Роберта Чилтерна. Драматические коллизии в «Идеальном муже» развертываются в великосветской среде, которая, по словам одного из его персонажей, «состоит из красивых идиотов и остроумных сумасбродов». Конфликты пьес зачастую вырастают из обнажения неблаговидных и криминальных секретов тех, кого именуют «порядочными людьми». При этом Уайльд демонстрирует тонкий психологизм при создании портретов действующих лиц и искусство иронического, остроумного диалога.

События в его комедии «Идеальный муж» определяются прошлым и настоящим героя, сэра Роберта Чилтерна, баронета, товарища министра иностранных дел, государственного мужа с «безупречной» репутацией. Оказывается, что Чилтерн 18 лег назад выдал за взятку государственную тайну биржевому спекулянту барону Арнгейму, разбогатевшему на скупке акций Суэцкого канала. Тайна Чилтерна известна мисс Чивли, великосветской авантюристке, которая шантажирует героя, грозя безнадежно очернить его репутацию. Благодаря счастливому вмешательству лорда Торита, повесы, «самого праздного человека в Лондоне», мисс Чивли вынуждена расстаться с компрометирующим Чилтерна письмом. Чилтерн спасен, и ему «светит» завидное политическое будущее.

Пьеса буквально сверкает каскадом уайльдовских парадоксов. Вот некоторые из них, принадлежащие лорду Горингу: «Ничто гак не старит, как счастье»; «Любовь к себе — это начало длинного романа, продолжающегося всю жизнь» и др.

Горький финал. В 1895 г. жизнь Уайльда, этого, казалось бы, баловня судьбы, была сломана. К радости завистников и ханжей, он предстал перед судом по обвинению в аморальной связи с лордом Альфредом Дугласом. Вчерашний эстет, денди, художник с тонкой душой, был отправлен в одну из самых жестоких тюрем, где провел два года в одиночной камере. Пытка заключением была увековечена Уайльдом в знаменитой «Балладе Рединг- ской тюрьмы» (1896), одном из самых пронзительных образцов англоязычной поэзии. Испытав собственную боль, соприкоснувшись с муками товарищей по несчастью, став свидетелем смертной казни одного из узников, он понял, что предметом искусства может быть не только наслаждение и красота, но и людское горе. Таково содержание трактата «De Profundis» («Из глубин», 1897), в котором он сурово судил и самого себя.

Из тюрьмы он вышел сломленным человеком, «пародией на Оскара Уайльда». Он не только потерял семью; его покинуло вдохновение. Отринутый британским «истеблишментом», Уайльд уехал во Францию, где, бедствуя, одинокий и неприкаянный, умер в декабре 1900 г. на 45 году жизни.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >