Трудный путь в литературу.

В 17 лет, влюбленный в море, Лондон записывается матросом на шхуну «Софи Сазерленд», занимавшуюся промыслом котиков. Это был труд изнурительный и жестокий. После восьмимесячного плаванья шхуна вернулась на родину; тогда же выяснилось, что семья Лондона в долгах. После этого он устраивается на джутовую фабрику.

Тогда же Лондон, описав один из эпизодов своего плаванья в очерке «Тайфуну берегов Японии», завоевывает первый приз на конкурсе в местной газете и получает за него 25 долларов. Затем, оставив работу на фабрике, Лондон устраивается на электростанцию кочегаром.

Очередная страница его биографии связана с движением безработных; став участником «армии Кокси», он вливается в ряды бродяг, люмпенов, безработных, искателей приключений. В итоге Лондой вместе с компанией бездомных был арестован в городе Ниагара Фоллс местным судьей и получил 30 суток исправительных работ.

Пережитое убедило Лондона в одном: пока он остается работником физического труда, ему не выкарабкаться со «дна» общества. За три месяца он одолевает двухгодичную программу старших классов, а затем поступает в Калифорнийский университет, но уходит оттуда из-за нехватки средств. В дальнейшем все свои знания Лондон приобретает в результате целеустремленного самообразования. В это время у него пробуждается неодолимая потребность писать, однако его ранние литературные опыты откровенно слабы, и его рукописи единодушно отвергаются. Эту ситуацию он позднее воспроизведет в романе «Мартин Иден».

В 1896 г., судьбоносном для Лондона, Калифорнию потрясает сенсация: на Аляске открыты золотые россыпи. Лондон вместе с компанией таких же искателей спешит на Север, в «страну белого безмолвия». Когда после немалых злоключений Лондон наконец добирается до поселка золотоискателей, то заболевает цингой и вынужден долго пролежать в госпитале. Золотые жилы были быстро истощены; не сумев разбогатеть, он отправляется в обратный путь и преодолевает на лодке около двух тысяч миль по реке Юкон. По возращении домой узнает о смерти отчима и бедственном положении семьи.

Хотя Лондон не привозит из «северной одиссеи» вожделенных золотых самородков, он обогащается, пожалуй, более ценным и долговечным — это завидный запас уникальных впечатлений и сюжетов, еще не освоенных литературой. Это была та плодоносная почва, на которой позже прорастут побеги его знаменитых «северных» рассказов, сделавших Лондона тем, кем он стал.

На Аляске страсть Лондона к приключениям и опасностям уже подчиняется профессиональной задаче. Наделенный наблюдательностью и воображением, он воспринимает людей, их судьбы, ситуации по-писательски.

Предмет его живого интереса также и проблемы социальной справедливости. Еще в пору скитаний по стране с бездомными и безработными он приходит к убеждению, что в их незавидной доле повинны не только они лично, но и во многом несправедливое общественное устройство. Альтернативу существующему порядку вещей Лондон, да и не он один, видит в это время в социализме, в системе, как ему казалось, способной предложить достойную жизнь для людей труда. Он начинает штудировать труды Маркса, равно как и социологов либерально-реформистского направления. В 1901 г. Лондон вступает в социалистическую партию.

Еще ранее, в 1899 г., он знакомится с Липой Струнской, уроженкой России, литератором и революционеркой. Общение со Струнской, с которой его связывали взаимная симпатия, общность духовных и интеллектуальных интересов, способствовало радикализации молодого литератора.

Правда, воззрениям Лондона были свойственны известные непоследовательность и эклектизм. Наряду с Марксом он увлекался Спенсером, который восхищал его как философ и писатель глубокого мировидения. Имея в виду классовую борьбу, Лондон придавал ей спенсериапскую окраску, трактуя конфликт труда и капитала как противоборство «сильных» и «слабых». Концепция коллективизма, лежавшая в основе социалистической этики, оставалась для него, убежденного индивидуалиста, неприемлемой. Он был привержен американским ценностям, полагая, что путь к успеху лежит через предприимчивость, энергию, волю человека. Для Лондона были привлекательны и некоторые стороны философии Ницше, позднее пересмотренные. Ницшеанская сильная личность, «белокурая бестия», «сверхчеловек» воспринимался Лондоном как антитеза миру трусливых обывателей и мещан. Правда, это представление, как показал роман «Морской волк», им корректировалось.

Литературный дебют. Но главным для Лондона оставались все же не политика и философия. Все свободное время он отдает целеустремленному штудированию художественных текстов. Анемичное, назидательное чтиво вызвало у него отторжение. Ему импонировала литература энергичная и динамичная, выраставшая из реальной жизни. По словам его биографа Ирвинга Стоуна (1903—1989), его увлекали писатели, шедшие своими неповторимыми путями, такие как Ч. Диккенс, Э. По, У. Уитмен и «триумвират гениев» — Шекспир, Бальзак, Гёте. «Дарвин, Маркс и Ницше научили его думать; духовные отцы в литературе — Киплинг и Стивенсон — научили писать». В январе 1899 г. журнал «Трансконтинентальный ежемесячник», наконец, публикует его ставший хрестоматийным рассказ «За тех, кто в пути». Через месяц в том же журнале печатается рассказ «Белое безмолвие».

Вдохновленный успехом, Лондон отныне безжалостно подчиняет себя четкому рабочему ритму, спит по пять часов в сутки и берет за правило писать шесть дней в неделю, не встает из-за стола, не «выдав» тысячи слов в день (около пяти страниц); но иногда эта норма достигает пяти тысяч слов. В 1900 г. выходит первый сборник его рассказов «Сын волка», а затем второй — «Бог его отцов» (1901). Он завершает работу над романом «Дочь снегов» (1902).

Стремительно к нему приходят известность, слава, а с ними материальное благополучие. Он женится на Элизабет Маддерн; вскоре рождается его первая дочь Джоан, затем вторая — Бэсси. Джоан позднее станет автором одного из первых серьезных жизнеописаний своего отца.

Популярность, а следовательно, и тиражи его книг растут, Джек Лондон приходит в литературу в нужное время со своей тематикой — тематикой, потребность в которой ощущалась, с героями, которых ждали миллионы читателей.

Герой и его типология. Полагаясь на личный опыт, Джек Лондон по-своему оспаривал представление о неотвратимой предопределенности судьбы. Он верил: человек — кузнец своего счастья. На страницах его «северных» рассказов действовали люди, самоутверждающиеся благодаря воле, предприимчивости, отваге. В этот характер, называемый джек- лондоновским, писатель, безусловно, вкладывал немало личного. Однако автобиографизм Лондона, как и большинства писателей, будь то Байрон, Жорж Саид, Бальзак и др., неправомерно абсолютизировать. С первых же шагов Лондона в литературе проявились самобытные черты его художественного почерка. Он сторонник реализма, но не «приземленного», а одухотворенного романтикой, словно поднимающего читателя над прозаической повседневностью. Это, условно говоря, поэтический, романтический реализм. Лондон близок к неоромантизму, образы которого он находил у Стивенсона, Киплинга, Конрада, столь им ценимых. Но одновременно заметны у него и натуралистические элементы, акцентировка в герое биологического начала.

Новеллистика: «Северные рассказы». Писателя влекли такие качества, как бескорыстие и дружба, столь ярко проявлявшиеся в экстремальных условиях Севера. Их носитель Мейлмот Кид — «сквозной» персонаж нескольких новелл Лондона {«Белое безмолвие», «Северная Одиссея» и др.). Благороден Хичкок из новеллы «Там, где расходятся пути». Героям Лондона приходится преодолевать холодную пустыню («Мудрость снежной тропы»), столкнуться со смертельной опасностью на острове, будучи отрезанными от материка начавшимся ледоходом («У конца радуги»). Апофеоз мужества — это знаменитый рассказ «Любовь к жизни», понравившийся

В. И. Ленину, который Н. К. Крупская читала ему незадолго до смерти. Врезается в память юноша Фелипе Ривера из новеллы «Мексиканец», преданный революционному делу и своему угнетенному народу. Среди героев Лондона и женщины — самоотверженные, готовые делить с мужчинами невзгоды. Пассук ради спасения любимого человека идет на все, жертвует и родным братом, и собой («Мужество женщины», 1900). Близка к ней другая лондоновская героиня — Лабискви из рассказа «Тайны женской души». Не уступает в мужестве и воле мужу Унга из «Северной Одиссеи».

Перспективы обогащения, которое обещает Север, — эго проверка героев, обнажение в них губительных качеств — алчности, трусости, вероломства. Джекоб Кент из рассказа « Человек со шрамом» — маньяк накопительства, для которого золото — предмет слепой страсти. Завистники и лентяи — персонажи новеллы «В далекой стране».

Индейская тема играет заметную роль в «северных» рассказах. Писатель симпатизирует индейцам, гибнущим под натиском «белой» цивилизации. Он противопоставляет героическое прошлое индейских племен, когда-то сильных, могущественных, их сегодняшнему униженному состоянию («Смерть Лигу на»). Но индейцы в рассказах Лондона далеко не всегда смиряются со своей долей. В рассказе «Лига стариков» они дают клятву освободить землю от «злого племени» пришельцев. Их гибель становится моральной победой.

Джек Лондон — один из первых, если не первый крупный писатель, обратившийся к теме спорта, прежде всего, такого его вида, как популярный в США бокс. В повести «Игра» (1905) показано нежное чувство боксера Джо и продавщицы Дженевьевы. Но спорт — а им увлекался и сам писатель — приносит не только радость победы. На ринге разыгрываются волнующие жизненные драмы, как это происходит с боксером Томом Кингом («Кусок мяса»). Позднее спортивная тема прозвучит в творчестве Хемингуэя.

На заре столетия. Первые годы XX в. — пора обогащения писательского дарования Джека Лондона.

Попав в 1902 г. в английскую столицу в связи с журналисткой командировкой, Лондон приступает к изучению жизни ее беднейшего квартала Ист-Энда. Плод его журналистко-социологического расследования — книга «Люди бездны» (1902). «Лондонская бездна, — суммировал свои наблюдения писатель, — это огромная бойня». За сухо изложенными неопровержимыми фактами боль и гнев писателя. Красноречивы заголовки некоторых глав книги: «Сошествие в ад», «Человек и бездна», «Гетто», «Необеспеченность», «Самоубийства», «Обжорка», «Те, кто на краю», «Вопль голодных». Книга «Люди бездны» близка к сенсационным разоблачениям «разгребателей грязи». Первую половину 1904 г. Лондон снова в командировке, на этот раз в Корее, как корреспондент на русско-японской войне.

По возвращении на родину он оформляет развод с Элизабет Маддерн и женится на Чармейн Киттредж, подруге своей бывшей жены. В отличие от домовитой первой жены, Чармейн была женщиной спортивной, разделявшей многие увлечения писателя. Но и во втором, бездетном, браке Лондон не был до конца счастлив, а разлука с дочерьми оставалась его неутихающей болью.

В своем развитии Лондон переболел «ницшеанской болезнью». Постепенно писателю стали открываться и негативные стороны культа силы и вседозволенности. Протоганист одного из самых знаменитых его романов «Морской волк» (1904) — капитан корабля «Призрак», ницшеанец Вульф Ларсен. Он физически крепок, бесстрашен, но жесток и бессердечен. И одновременно интеллектуал, эрудит, тонко ценящий литературу и поэзию.

Ларсен — неоднозначный персонаж. Характеризуя его, Лондон использует броские романтические краски: «необыкновенная сила», «широкие плечи и высокая грудь» в сочетании с духовной мощью; она готова проснуться в любой момент, «страшная и стремительная, как бешенство льва».

Ларсен убежден: жизнь — неизбывное зло. Ему ведомы лишь два мотива человеческого поведения — борьба за выживание и страх перед смертью. Жизнь человека для него ничего не стоит. Он привык полагаться только на себя, рассуждает в ницшеанском духе: современное общество либо уничтожает человека, превращая его в раба, либо формирует «сверхчеловека», сгусток энергии и воли, к каковым он себя причисляет. Ему неведомы жалость и сострадание. Команда его боится и ненавидит. Сюжет строится как постепенное развенчание аморального индивидуализма Ларсена. Его гибель в финале — справедливая расплата за зло, им содеянное.

«Железная пята»: мрачное пророчество. В начале 1900-х гг. Джек Лондон наряду с писательством отдает немало сил общественно-политической деятельности как член социалистической партии. В его лице она обретает увлеченного и неутомимого пропагандиста, совершавшего агитационные турне по стране. Свои письма он подписывает «Ваш во имя революции». В своих статьях и выступлениях с наивным простодушием Лондон провозглашает неотвратимую гибель капитализма, отдавая, конечно, дань агитационной риторике. Он то склоняется к идее насильственной революции, то ратует за реформистский путь.

Плод радикальных увлечений Джека Лондона — его утопический роман «Железная пята» (1907). Действие в нем происходит между 1912 и 1932 гг. Писатель прогнозирует, к чему могут привести опасные тенденции развития общества в результате обостряющегося противостояния власть имущих и трудящихся. Роман представляет публикацию рукописи, якобы найденную в V в. «эры Братства людей», когда социализм окончательно восторжествовал. Рукопись принадлежит перу Эвис Эвергард, вдовы социалистического лидера.

Протагонист романа — типичный джеклондоновский герой Эрнест Эвергард, сильный человек, движимый, однако, не личным интересом, а общественным благом. Считается, что Эвергард — образ собирательный, у него три прототипа: Юджин Дебс — популярный лидер социалистической партии; журналист радикальной ориентации Эрнест Унтерман, друг писателя; наконец сам Джек Лондон.

Эвергард — пролетарий, ставший интеллектуалом. В доме профессора Каннингхема он знакомится с его дочерью, будущей женой Эвис, которую увлекает своими идеями. Эвис принимает участие в судьбе рабочего Джексона, потерявшего на производстве руку, но попытки заставить компанию помочь ему безрезультатны. Для Эвис отныне очевидно, что все решают «денежные мешки». К горьким открытиям приходит и сам Эвергард, убеждающийся в бесполезности альтруистических призывов облегчить участь пролетариев.

В своем романе Джек Лондон провидел формирование террористической диктатуры тоталитарного типа, которой дает крылатое определение «железная пята». Крупный капитал в ответ на выступления рабочих встает на защиту своих прибылей, олигархия переходит в наступление. Формируются погромные организации, именуемые «черными сотнями». Их боевики, черносотенцы, провозглашаются «патриотами и спасителями» отечества. Подавляется социалистическая пресса. Запрещаются забастовки. Развертывается глобальная атака на права трудящихся.

Панорама грозного революционного катаклизма выписана яркими, плакатными красками. Невыносимая тяжесть «железной пяты», слепой к страданиям людей, толкает массы на отчаянные выступления. Однако рабочие предстают лишь как «люди бездны», утратившие надежду, действующие обреченно, импульсивно, стихийно. В романе показан разрыв между «слепой массой» и группой конспиративно действующих вожаков-революцио- неров.

Характеризуя олигархическую «железную пяту», Лондон проницательно улавливает тенденции ее фашизации. Но в романе налицо и другой аспект, обычно ускользающий от внимания критиков. Лондон предостерегает также и от кровавых эксцессов, неизбежных спутников революционного взрыва. В романе упоминается некая группа «Красные из Фриско», каждый член которой должен выполнить «обязательную норму» — совершить не менее 12 террористических актов в год. Из финала романа следует, что Эрнест Эведгард и его жена погибли в водовороте кровавых событий, но, как убежден герой романа, революционеры «многому научились», а их «великое дело возродится вновь».

Проблематика и сюжет требовали от Лондона корректировки традиционной художественной манеры. В отличие от других его романов «Железная пята» несет печать заданное™, схематизма, отмечена прямолинейной публицистичностью. В классической утопии (Кампанелла, Мор, Беллами и др.) будущее — это реализация мечты о справедливом общественном устройстве. У Джека Лондона оно безнадежно мрачное как итог опасных тенденций в развитии общества, расколотого губительным классовым антагонизмом. А его писатель представляет в заостренном, гиперболизированном виде. «Железная пята» — своеобразный роман-предупреждение. Это один из первых образцов антиутопии — знакового жанра XX в.

«Мартин Иден»: судьба писателя. Летом 1909 г. Лондон вернулся на родину после двухлетнего морского путешествия на построенной им яхте «Снарк». Среди произведений, в которых отразились впечатления писателя, выделяется сборник «Рассказы южных морей» (1911). В него вошли такие известные новеллы, как «Дом Мапуи», «Язычник», «Кулау прокаженный», «Под палубным тентом» и др. В них налицо присущие Лондону увлекательность сюжетных коллизий и экзотика, а также выпады по адресу колонизаторов. Правда, в некоторых новеллах Лондон отдает дань ложной идее «белого превосходства».

Но главный итог морского вояжа — создание самого знаменитого, безусловно, лучшего романа Лондона «Мартин Идеи» (1909), его художественного достижения. Впечатляющая сила романа — в его подлинности, в решительно выраженном автобиографическом элементе. Устами протагониста высказаны заветные мысли романиста о жизни, о творчестве, психологии писательского труда. Среди многих произведений о судьбе писателя и, шире, творческой личности, появившихся на рубеже столетий, — «Мартин Иден» — одно из самых убедительных и широко читаемых.

Драматические коллизии романа вырастают из концепции главного героя. Поначалу малообразованный моряк, оказавшись в респектабельном доме богачей Морзов, воспринимает этот не знакомый ему мир как воплощение утонченности и высокой культуры. В глазах Мартина Идена, привыкшего к грубой рабочей среде, дочь Морзов Руфь — едва ли не олицетворение изящества и женственности. Но и Руфь неравнодушна (хотя и тщательно это скрывает) к сильному мужчине, не похожему на молодых людей ее круга. Здесь завязка психологических конфликтов, которые получат развитие в романе.

Любовь героя к Руфи близка к поклонению. Вспыхнувшее чувство облагораживает Мартина. Ему хочется быть достойным девушки из «высшего общества». И он действительно преображается и внутренне, и внешне, становится завсегдатаем библиотеки. Л после очередного выхода в море всепоглощающей становится пробудившаяся потребность Идена писать. Изложить на бумаге пережитое и увиденное. Эта внутренняя мотивация, столь хорошо знакомая самому Лондону, представлена с несомненной убедительностью.

В романе показаны этапы становления и роста героя, человека и писателя. Мартин Иден сочиняет в скромной каморке рассказы и очерки, вкладывая в них свои знания и понимание жизни. Он одарен и крепок духом. Ни провал на экзаменах в старшие классы, ни пренебрежительное отношение редакторов к его рукописям не могут подорвать его веру в себя. Однако в Руфи Мартин не находит столь необходимого ему, творческому человеку, единомышленника. Она в силу воспитания и понятий видит в его текстах лишь «грубость», а порой «грязь». Мир человеческих страстей, запечатленный Иденом, чужд ей.

Руфь — достойная дочь своих родителей, собственников, которые мыслят плоскими категориями пользы и прибыли. Единственное мерило человеческих ценностей для них — деньги. Узнав о первых мизерных гонорарах Мартина, Руфь советует ему бросить писательство, чтобы найти себе более пристойное занятие. По мере духовного и интеллектуального развития перед Иденом обнажаются эгоизм и лицемерие Морзов. А отсюда вырастает внутренняя тема романа — одиночество творческой личности.

Среди немногих, верящих в Мартина Идена, — тяжело больной поэт Расс Бриссенден, который с горечью, а порой с цинизмом воспринимает жизнь. Он одобряет написанное Иденом, но предсказывает молодому автору удачу, за которой последует разочарование.

Судьба молодого автора зачастую зависит от Его Величества Случая. Когда-то в этом довелось убедиться самому Лондону. Вскоре после смерти Бриссендена философское эссе Идена неожиданно пробивается в печать. Издатели, до этого третировавшие начинающего автора, понимают, что отныне печатать его прибыльно. Рассказы Идена, прежде отклоненные, идут в набор. Иден быстро богатеет. Толстосумы, мало сведущие в искусстве, наперебой уверяют, что он большой талант. Однако герой знает цену их лести, для него очевидно: слава эфемерна, а его почитателями движет лишь «слепое и тупое стадное чувство». Он испытывает опустошенность и разочарование. Когда Иден был беден и безвестен, в его голове рождались сюжеты, свежие мысли, он излучал энергию. Ныне, обретя благополучие, он почувствовал, что не может «выжать» из себя ни строчки. Достижение желанной цели и деньги оказались пагубными для творческого вдохновени я. И это психологически достоверно с точки зрения природы писательского труда и находит подтверждение в истории литературы.

Естественна реакция Руфи: когда-то она Мартина отвергла, а теперь является к нему, в сущности, с повинной. Он же, охладевший и уязвленный, уже не желает возобновлять прежних отношений.

Драматична ситуация, в которой оказался герой. Чужой в стане богатых, он не может вернуться и к тем людям труда, из среды которых вышел. Чтобы освободиться от опостылевшего окружения, Мартин отправляется в морской круиз на лайнере «Марипоза», но в минуту неодолимой тоски выбрасывается из иллюминатора в открытый океан. Так Лондон предсказал в финале собственный добровольный уход из жизни.

Поэтика романа. «Мартин Иден» — одно из наиболее цельных в художественном плане произведений писателя. Оно отличается четкой композицией: есть кульминация — отказ Руфи Мартину и самоубийство Брис- седена и развязка, связанная с крушением надежд героя. Лондон опускает все лишнее, отказывается, например, от подробного описания путешествия Идена, от включения «морских» эпизодов, которые могли бы замедлить развитие главной сюжетной линии. В структуре просматривается симметрия, а также завершенность поставленных в романе проблем. В начале романа Иден — моряк, в заключительной главе его посещает желание возвратиться в среду, из которой вышел. Руфь видится Идену при первой встрече идеалом, в финале лишается былого ореола. Наоборот, приниженная в начале Лиззи Конолли в конце произведения предстает в положительном свете. Люди, явно недоброжелательно относившиеся к Мартину, после обретения им известности ищут его благосклонности. Издатели, поначалу отвергавшие его рукописи, теперь ссорятся, оспаривая честь открытия его таланта. Принцип контраста, проведенный через весь роман, позволяет отчетливей выявить индивидуальные черты героев.

Есть в романе известная прямолинейность в обрисовке характеров, что свойственно манере Лондона в целом. Одновременно роман притягивал свежестью фактуры, а главное — глубоким проникновением в творческие и психологические проблемы, встающие перед писателем.

Поздний Лондон: драма писателя. После «Мартина Идена» наступает заключительный этан творчества Лондона (1910—1916).

Меняется стиль его жизни. Он обосновывается в Калифорнии, купив большой участок земли в долине Сонома (в Лунной долине, если перевести с индейского). Хотя иногда Лондон выходит в море на яхте, его поглощают фермерские заботы, которым он отдается с присущей ему увлеченностью. По собственным чертежам он возводит усадьбу, названную «Дом волка», однако, когда строительство было завершено, пожар полностью его уничтожает. Это был тяжелый удар для писателя.

Разнообразные хозяйственные работы Лондон сочетает с интенсивным творческим трудом. В 1913 г. Лондон считается самым популярным и высокооплачиваемым писателем мира. Он отличается большей плодовитостью, чем в былые годы, а у его книг огромные тиражи.

И все же налицо был очевидный творческий кризис, хотя неправомерно рассматривать позднего Лондона лишь как переживавшего упадок.

С одной стороны, Лондон чувствовал, что вдохновение и фантазия его покидают. Он через силу «выдавал» ежедневную норму в четыре страницы и даже покупал сюжеты (например, у начинавшегося в ту пору писателя Синклера Льюиса). Стремясь поддержать свой писательский статус пользоваться вниманием читателей, Лондон, ориентированный на максимальные тиражи и гонорары, отдает щедрую дань мелодраматическим ситуациям, неглубоким, но броским, интригующим сюжетам. В этом отношении он в известной мере подлаживался под вкусы массовой беллетристики. Из-под его пера выходят книги, значительно уступающие его лучшим произведениям — «Морскому волку» и «Мартину Идену». Это романы «Время не ждет», «Мятеж на “Эльсиноре”», «Маленькая хозяйка большого дома», «Сердца трех» и др. Но с другой стороны, кумир широкого читателя, Лондон как серьезный художник не мог жить старым багажом, повторять уже наработанные сюжеты и темы. Он стремился — и не без успеха — осваивать новые сферы жизни и новые художественные подходы.

В эти годы Лондон проявляет себя как блестящий писатель-анималист. С любовью и знанием дела писатель описывал мир животных, их поведение и повадки. Еще на заре творчества героями его книг становятся собаки, преданные друзья человека в условиях Севера (повести «Зов предков», 1903; «Белый клык», 1906). У позднего Лондона незабываем пес «голубой крови» в позднем романе «Джерри-островитянин». Гуманность и доброта как залог дрессировки — один из мотивов романа «Майкл, брат Джерри» (1917). Стремясь придать сюжетам занимательность, Лондон сочетает реалистические описания с фантастикой (повести «До Адама», «Алая чума», «Звездный скиталец» и др.). Не всегда эго получалось удачно и органично. Однако тем самым он провидел некоторые нарождающиеся тенденции развития литературы, в частности явления научной фантастики. Из-под его пера выходит несколько интересных произведений - это новый цикл «северных» рассказов «Смок Белыо», знаменитая новелла «Мексиканец» (1912), пьеса «Кража» (1910).

«Лунная долина». Этот роман (1913), в котором присутствуют автобиографические мотивы, — одно из наиболее удачных произведений позднего Лондона.

Главные герои романа Билл Робертс, бывший боксер, и его возлюбленная Саксон Браун, прачка, — простые труженики в Окленде. В романтическом ключе рисует Лондон светлую историю их взаимоотношений, в основе которых целомудрие, дружба, уважение, терпимость. Их жизненная судьба показана на широком социальном фоне. Город разбужен стачкой грузчиков, в которой Билл принимает участие, но выступление терпит поражение. Берт, друг Билла, сторонник активного протеста, погибает в столкновении с полицией. Сам Билл попадает в тюрьму. После освобождения он вместе с женой решает покинуть город, чтобы обрести какой-то устойчивый жизненный статус. Они отправляются в Калифорнию, где встречают таких же неустроенных, как они сами, бродяг. Добравшись до Лунной долины, Саксон и Билл обосновываются там. Начинается интенсивный созидательный труд героев.

Лондон делает героев наследниками первых землепроходцев, энергичных и трудолюбивых. В романе с его руссоистскими мотивами выразились привязанность писателя к земле, утверждение нравственной ценности фермерской работы. С любовью живописует он красоту Лунной долины. Для Лондона символ веры — это жизнь и труд на лоне природы, мирное преодоление проблем, связанных с социальными конфликтами, от которых не была свободна Америка начала XX в.

Финал. В период Первой мировой войны социалистические, революционные идеалы, которые увлекали Лондона в молодые годы, теряли свою привлекательность. Когда в 1914 г. в Мексике разгорелась крестьянская революция, Лондон отправился туда корреспондентом. В отличие от Джона Рида, симпатизировавшего повстанцам, Лондон поддерживал умеренные силы, разделял официальную американскую точку зрения и ратовал за наведение порядка. Недоверие вызывали у него и «интегрированные» в официальный «истеблишмент» реформистки настроенные бывшие радикальные лидеры. В итоге в 1916 г. Лондон официально заявил о выходе из социалистической партии, объяснив это тем, что она заражена реформизмом и оппортунизмом.

Между тем нарастающая усталость, разочарование в жизни, депрессия привели к его не лишенной загадочности кончине в ноябре 1916 г. Это было либо самоубийство, либо результат передозировки лекарств, облегчавших течение его тяжелой болезни. В одном из некрологов, появившихся в русской прессе, он был назван «американским Горьким». В их судьбах было немало общего. Их стремительный взлет проходил почти одновременно: ему предшествовали многотрудные жизненные университеты. Лондон откликнулся обстоятельной рецензией на повесть Горького «Фома Гордеев»(1902).

Американское академическое литературоведение недооценивает Лондона, усматривая в нем «популярного писателя», ориентированного на успех у массовой аудитории, а потому недостаточно заботившегося о художественной форме и отделке, что не вполне справедливо. Для таких критиков его произведения с их внешней простотой и безыскусгвенно- стыо не представляют ин тереса для специального литературоведческого анализа, центр тяжести перенесен на изучение биографии и публикаций из его архива.

После кончины Лондона вышло двухтомное жизнеописание, созданное второй женой писателя Чармейн (1921), книгу об отце написала дочь Джоан (1939). Интерес к писателю стимулировала книга известного мастера биографического жанра Ирвинга Стоуна «Моряк в седле» (1938). С конца 1990-х гг. начата реализация огромного проекта — полного собрания сочинений Джека Лондона в 67 томах.

«Русский» Джек Лондон. Без преувеличения, Джек Лондон обрел в России вторую родину. Были периоды, когда по тиражам книг он опережал у нас других зарубежных писателей. Отмеченная еще Уитменом близость русских и американцев, привыкших к огромным просторам и борьбе с суровой природой, во многом объясняет популярность Лондона в России. В Сибири даже есть озеро, носящее его имя.

Джек Лондон стал переводиться на русский языка с начала 1900-х гг. (о нем писали А. Куприн, Л. Андреев, О. Мандельштам, С. Есенин, Ф. Сологуб и др.). О том, что его имя было у всех на устах, свидетельствуют строки из ранней поэмы Маяковского «Облако в штанах» (1914):

Вы говорили: «Джек Лондон,

Деньги, любовь, страсть».

А я одно видел: вы — Джоконда,

Которую надо украсть!

Маяковского вообще увлекал Лондон (наряду с Уолтом Уитменом). В 1918 г. вышел немой фильм «Не для денег родившийся», снятый по мотивам романа «Мартин Иден», в котором Маяковский играл главную роль поэта, носившего экзотическое имя Иван Нов.

 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >