Н. Макиавелли.

Художник Санти ди Тито

Во-первых, авторы большинства предшествующих трудов по философии политики были учеными или политическими оппонентами власти. Н. Макиавелли же раскрыл эту власть изнутри. В Европе до него фактически не было работ, принадлежавших перу высшего государственного деятеля. Читатели поразились цинизмом политики, в результате появилось понятие «макиавеллизм», под которым понимается пренебрежение нормами морали для достижения политических целей. (Правда, в наименьшей мере в этом стоит винить самого Н. Макиавелли: он описал то, что было в реальности в его родной Италии и в соседних странах в конце XV — начале XVI в.)

Во-вторых, как и христианство, классическая политическая философия (со времен Конфуция и Платона) ориентировалась на то, как человек должен жить. Создавались разного рода идеалистические проекты, где не было человеческих пороков, а общественный строй наконец-то оказывался совершенным. Н. Макиавелли решительно отказался от создания иллюзии и показал реальный механизм политической жизни.

В центре внимания Н. Макиавелли — способность правительства повелевать подданными. Политика (учреждение, организация и деятельность государства) рассматривалась им как особая сфера человеческой деятельности, имеющая свои закономерности.

По Н. Макиавелли, государь должен быть озабочен созданием прочного фундамента власти. Таким фундаментом в любом государстве являются хорошие законы и сильная армия. Причем опорой закона является именно армия. О праве и справедливости речи нет.

На основе анализа человеческой природы Н. Макиавелли пришел к шокирующему выводу о несовместимости морали и политики. Общепринятые нормы нравственности годятся для государя лишь как для частного лица. Макиавелли настоятельно советует государям строить свои отношения с народом сознательно и невзирая на моральные оценки.

«Выбор в пользу христианской морали означает политическое бессилие: вас будут использовать и подавлять сильные, умные, честолюбивые, беспринципные люди...»[1]. Он убеждал тех, кто захочет хранить в душе христианский идеал и одновременно практиковать управление людьми, что их ожидает неминуемое фиаско, ибо компромиссы в сфере принципов никогда до добра не доводят. «Можно заботиться о спасении души, можно создавать великое и славное государство, оборонять его или ему служить, но нельзя заниматься и тем и другим одновременно»[2].

В произведениях Н. Макиавелли политика не только отделялась от морали, но и противопоставлялась ей. Причинами могли быть как интересы общества, так стремление к власти. «Следует знать, — пишет Н. Макиавелли, — что, когда на весы положено спасение родины, его не перевесят никакие соображения справедливости или несправедливости, милосердия или жестокости, похвального или позорного, предпочтение следует отдать тому образу действий, который спасет ее жизнь и сохранит свободу». И добавляет: «Государь, если он хочет сохранить власть, должен приобрести умение отступать от добра и пользоваться этим умением смотря по надобности».

В политике единственным критерием оценки действий правителя государства является укрепление власти, расширение границ государства. Для достижения этой цели правитель должен использовать все средства, в том числе аморальные: «Пусть обвиняют его поступки, лишь бы оправдывали результаты, и он всегда будет оправдан, если результаты окажутся хороши».

Государь может отказываться от своих слов и обещаний. «Разумный правитель не может и не должен оставаться верным своему обещанию, если это вредит его интересам и если отпали причины, побудившие его дать обещание». Он должен обладать лисьей натурой, уметь ею прикрывать свое лицемерие. При этом в глазах людей надо являться сострадательным, верным слову, милостивым, искренним, благочестивым. Вероломство и жестокость должны совершаться так, чтобы не подрывался авторитет верховной власти.

Существуют два способа действия для достижения целей: путь закона и путь насилия. Первый способ — способ человеческий, второй — диких животных. Государи должны уметь пользоваться обоими способами.

Он считал, что в основе политического поведения лежат выгода и сила, в политике следует опираться на силу, а не на мораль, которой можно и пренебречь при наличии благой цели.

Современникам и многим поколениям следующих читателей II. Макиавелли запомнился именно своим политическим цинизмом. Но его реальный вклад в историю политической мысли был неизмеримо больше и шире.

Хотя Н. Макиавелли с хронологической точки зрения — представитель эпохи Возрождения, с точки зрения его учения он — основоположник политико-правовой идеологии Нового времени. Н. Макиавелли поставил ряд проблем, предопределивших развитие политической мысли более чем на двести лет вперед. Центральное место среди них занимает проблема необходимости формирования светского государства. Он раскрывает ее, в основном, в «Рассуждениях о первой декаде Тита Ливия».

Древнеримский историк конца I в. до н.э. — начала I в. н.э. Тит Ливий и его история Древнего Рима являются для Н. Макиавелли основанием для анализа современной ему Италии. Политические успехи римлян Н. Макиавелли объясняет совершенством их учреждений. О каком бы периоде он ни писал — республиканском или имперском, — он воспевает сильное государство. И всякий раз, «сопоставляя Древний Рим и современную Италию, он со скорбью отмечает глубокое различие между прошлым и настоящим. Там — величие, гражданская доблесть, строгие нравы; здесь — бессилие, господство своекорыстных стремлений, порок. Разъясняя причину этого различия — причину упадка Италии, Макиавелли во всем винит Католическую церковь»[3].

Политическая жизнь для него — это люди, группы людей, народы правители и их взаимоотношения по поводу власти. Эта жизнь протекает не по воле божьей, а под «воздействием действительного хода вещей». Религия, рассуждал Макиавелли, — могучее средство воздействия на умы и нравы людей, но она должна быть поставлена на службу государству.

В отличие от мыслителей эпохи Античности, которые под государством понимали, прежде всего, общество, для Н. Макиавелли государство — это политические отношения, сутью которых, с одной стороны, является господство, а с другой — подчинение. Другой трактовкой этого термина является — «аппарат управления». После него монархии и республики стали рассматриваться как формы государства, а демократия и тирания — как политических режим.

Н. Макиавелли рассматривал традиционные для политических мыслителей проблемы:

  • - предназначение государства (его целью и основой его прочности Н. Макиавелли считал безопасность личности и незыблемость собственности);
  • - формы государства (государства он делил на республики и монархии). Свобода наилучшим образом обеспечены в республике. Но в ней должны учитываться интересы разных социальных групп. Поэтому власть в республике должна быть смешанной. Что касается монархии, то при обычном течении дел единоличная диктатура вредна, поскольку абсолютная власть развращает, а в чрезвычайных же обстоятельствах она жизненно необходима.

Опираясь на труды античных авторов, Н. Макиавелли утверждал, что каждая из трех «хороших» форм правления имеет тенденцию перерастать в одну из трех «плохих»: самодержавие — в тиранию, аристократия — в олигархию, а народное правление — в разнузданность и анархию. Каждую из этих шести форм, взятую в отдельности, он считал губительной: «хорошие» по причине их кратковременности, а «плохие» — «в силу их злокачественности».

Высказался Н. Макиавелли и относительно права. По мнению Н. Макиавелли, законы не всегда способствуют установлению должного правопорядка. Во-первых, некоторые из них возникают в периоды политических кризисов и, стало быть, не могут быть долговечными. Во-вторых, прочность и жизненность законов во многом зависят от умения законодателя связать новые и старые порядки. Наконец, законы порой недейственны и, следовательно, недолговечны по причине их неточной формулировки, открывающей возможности неоднозначного толкования.

  • [1] Берлин И. Оригинальность Макиавелли // Человек. 2001. № 4. С. 153.
  • [2] Там же. С. 156.
  • [3] Новгородцев П. И. Лекции по истории философии права. М., 1914.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >