Естественно-правовые теории Германии

Политико-правовые теории Германии имели специфику, поскольку специфичной (по отношению к соседним европейским странам) была сама Германия.

Во-первых, германская буржуазия еще не обладала политической силой и даже теоретически не могла выступить в качестве альтернативы абсолютной монархии. Поэтому государственно-правовые и политические воззрения немецких мыслителей не были столь же радикальными, как у их современников из соседних стран. Они не столько противопоставляли веру и разум, сколько старались примирить эти два противоположных образа мысли.

Во-вторых, в отличие от Нидерландов и Англии, где победили буржуазные революции и начались новые политические процессы, в Германии сохранялся все тот же феодальный строй. Ее мыслители не могли перейти к анализу того, что не появилось в их собственной стране. Поэтому новое мышление формировалось в виде критики средневековых духовных основ. Эта новизна являлась логическим продолжением идей эпохи Возрождения, Реформации и научной революции. В совокупности эти эпохи породили такое направление мышления, как рационализм.

Рационализм заменил идею сотворения мира Богом выводами естествознания и математики. Как отмечает В. Н. Порус, рассматривая Бога как разумную первопричину мира, человеческую историю — как последовательное действие этой первопричины, просветители выдвинули программу социальных преобразований на основе общественного договора, реализуемого целенаправленными усилиями человечества, объединенного принципами разума[1]. Среди немецкий философов наиболее крупную роль в этом направлении сыграл X. Вольф, а среди политологов и правоведов — С. Пу- фендорф и X. Томазий.

Христиан фон Вольф (1679—1754) — немецкий ученый-энциклопедист, философ и математик, по существу родоначальник философского просвещения в Германии, почетный член пяти крупнейших иностранных академий (в том числе Петербургской).

Биографическая справка

X. Вольф родился в бедной семье. Изучал математику, физику и философию в Йснском университете. Будучи профессором математики и философии, т.с. наук достаточно абстрактных и, вроде бы, исключающих упрощенную популяризацию, он со временем оказался настолько широко известным ученым, что король Фридрих II пригласил его в Пруссию, где он сначала преподавал, а затем стал ректором университета в Галле. (Одним из его учеников был М. В. Ломоносов.)

В немецкой философии до начала XVIII в., т.е. до того, как X. Вольф начал писать свои философские труды, безраздельно господствовала схоластика. Даже острожная полемика с ее представителями с позиций рационализма в то время требовала известного мужества. Поэтому первые сочинения X. Вольфа были политически безобидны: «Разумные мысли о силах человеческого рассудка и их исправном употреблении в познании истины» (1713).

X. Вольф.

Художник И. M. Бернигерот. Лейпциг. 1755 г.

Государственно-правовые и политические воззрения X. Вольфа носили умеренно-консервативный характер: он выступал сторонником просвещенной монархии, целью которой должно быть спокойствие в государстве, благополучие и счастье всех граждан. Государство в понимании X. Вольфа — это результат соглашения между семьями, заключенного ими в силу того, что каждая семья в отдельности не могла бы обеспечить все необходимые удобства для жизни.

Слабость политических позиций немецкой буржуазии была основанием для еще одной теории X. Вольфа — он стал фактическим создателем теории полицейского государства. Сущностью этой теории являлась забота и ответственность государства за жизнь подданных. X. Вольф возложил на государство обязанность сделать подданных добродетельными и этим путем обеспечить их счастье. О том, что эта забота может перерасти в чрезмерную опеку, что все это, в конце концов, может обернуться вытеснением общества из политики и экономики, для X. Вольфа было не важно, так как при его жизни в Германии вытеснять было некого.

Что касается права, то, как и все просветители, X. Вольф делил его на естественное и позитивное. То есть он выступал в этой области не как первооткрыватель, а как прогрессивный популяризатор чужых идей.

Его основная заслуга как просветителя состоит в объяснении права с позиций рационализма. Вывод, что наука и право в частности должны объясняться с помощью разума, а не веры, являлся для Германии XVII — начала XVIII в. откровением и стал основным вкладом X. Вольфа в историю немецкой науки. Имя первого немецкого просветителя X. Вольф носит вполне заслужено.

Самуэль фон Пуфендорф (настоящая фамилия Фрайхерр) (1632— 1694) — правовед, философ и историограф, первый в Германии представитель школы естественного права.

Биографическая справка

Родился в Саксонии в семье сельского священника в один год с Дж. Локком и Б. Спинозой. Отец, естественно, надеялся, что талантливый сын станет богословом. Но юноша, попавший в университетскую атмосферу Лейпцига и Иены, выбрал иной путь — он увлекся правом.

С. Пуфендорф

Уже к 30 годам он становится известным и авторитетным ученым. В 1661 г. персонально для 29-летнего С. Пуфендорфа учреждается первая в Германии кафедра «естественного и международного права» в Гейдельбергском университете. Кроме этого С. Пуфендорф читал лекции сыну курфюрста. Но молодого, рационально мыслящего профессора, доказывавшего, что источник права не в божественном откровении, а в разуме, его протестантские оппоненты объявили в безбожии. В те времена это грозило реальными карами. Пришлось спасаться бегством. К счастью, в 1670 г. шведский король Карл XI пригласил Пуфендорфа в основанный им университет в Лунде на кафедру международного права. Это был наиболее плодотворный период его научного творчества.

Через несколько лет С. Пуфендорф получает и принимает приглашение от короля стать придворным историографом. Пробыв в этой должности около десяти лет, С. Пуфендорф переехал на службу в Берлин на такую же должность.

С. Пуфендорфу принадлежит более 20 работ по правоведению, истории, среди них «Введение в общей юриспруденции» в двух книгах (1660), «О праве природы и народов». В восьми книгах «Об обязанностях человека и гражданина согласно естественного права» (1673). В них он пытался ответить на вопросы о том, каковы пределы ограничения государством индивидуальной свободы личности, каким образом индивид может обеспечить себе защиту от злоупотреблений государственной власти и др. Он не только констатировал противостояние государства и индивида, но и осмелился на критику государства с позиций рационализма[2].

С. Пуфендорф отнюдь не был атеистом. Он вовсе не утверждал, что процесс происхождения государства и права выпал из поля зрения Бога. Наоборот, именно Бог — инициатор создания государства. Но этот желаемый самим Богом институт, по мнению С. Пуфендорфа, не мог возникнуть без предварительного согласия людей. Пуфендорф приходит к заключению, что учение о божественном происхождении власти — это заблуждение[3].

В своем учении о праве и государстве С. Пуфендорф исходил из представления о существовании когда-то естественного состояния. Потребности людей удовлетворяются, отсутствует стеснение естественного равенства и свободы. Однако человеческая природа достаточно эгоистична. Кроме того, со временем увеличивается численность населения. Все это рано или поздно порождало стремление людей объединиться ради собственной пользы. В результате возникают государство. С. Пуфендорф давал ему такое определение: «Государство является сложной моральной личностью, воля которой воспринимается, как воля всех; образуется эта воля единением многих свобод путем договора, чтобы использовать силы и способности каждого для всеобщего мира и безопасности». Социальный инстинкт человека достаточен для образования общества, и государство обязано своим возникновением волеизъявлению граждан. Но для формирования государства нужна общая воля, зафиксированная в договоре.

В отличие от Т. Гоббса, который считал, что создание государства оформляется одним актом, С. Пуфендорф разработал сложную конструкцию общественного договора:

  • - первый этап — договор между людьми об объединении и выборе формы правления;
  • - второй этап — договор между людьми и избранным ими правителем об обязанности подданных подчиняться власти и обязанности правителя заботиться о подданных. Этот договор предполагает сохранение у людей некоторых естественных прав (свободы вероисповедания, свободы убеждений), но не допускает сопротивления власти.

В соответствии с концепцией С. Пуфендорфа государство и индивид не соперники, так как индивид вступает в государственный союз по доброй воле и с ясным сознанием того, что государство необходимо для его собственного блага. Государство неизбежно ущемляет естественную свободу гражданина, но не отменяет ее совсем. Что касается каждого отдельного человека, то меру отказа от своей естественной свободы решает он сам на основе разума, здравого смысла и опыта.

Основной вклад С. Пуфендорфа в юриспруденцию заключается в обосновании светских основ юридической науки. После него немецкие юристы уже не ставили под сомнение его вывод, что этим источником является разум. Все стали рассматривать естественное право как универсальную этику, нормы которой должны регулировать поведение всех людей независимо от их ранга и имущественного положения, государственной принадлежности и политических убеждений.

Естественное право — это разумное право, поэтому оно не может основываться на религиях, различных у разных народов: право — это «правило действий и отношений между людьми не в качестве христиан, но в качестве людей». Нормы этого права регулируют поведение всех людей, независимо от их титулов, имущественного положения, государственной принадлежности и внутренних убеждений.

Право распадается на обязанности человека по отношению к Богу, к самому себе и другим людям. Самым внимательным образом С. Пуфен- дорф рассматривает обязанности человека по отношению к другим людям. На первое место Пуфендорф ставит обязанность не нарушать права других. Среди прочих обязанностей каждого ко всем правовед выделяет обязанность признавать другого человека равным себе.

Учение С. Пуфендорфа оказалось настолько популярным, что все его сочинения были очень быстро переведены на французский, английский, голландский языки. Его труд «Об обязанностях человека и гражданина» служил руководством при обучении правоведению во многих западноевропейских учебных заведениях. С момента открытия в 1725 г. первого российского университета при Академии наук в нем преподавали этику, политику и «право натуры» по Пуфендорфу.

X. Томазий

X. Томазий (1655—1728) — немецкий философ и юрист, один из основателей просветительского движения в Германии. Христиан Томазий — автор почти пятидесяти научных работ. Наиболее полно его взгляды раскрыты в «Установлениях Божественного законотворчества»

(1688) и «Основах права естественного и общенародного» (1709).

Основная цель X. Томазия состояла в борьбе с религиозными предрассудками.

Поэтому, хотя он и был профессором права и даже ректором, его профессиональная деятельность служили, прежде всего, средством достижения цели. В ряду немецких правоведов он занимал далеко не первое место, тем не менее его роль в истории немецкого права чрезвычайно высока: он был борцом за свободу мысли и поставленная им проблема — отличие права от морали — стала основной в творчестве великого И. Канта.

Он доказывал ошибочность преследования за инакомыслие. «Уголовные наказания имеют в виду действия человека, как выражения его воли. Между тем ересь есть выражение мысли, а не воли. Став на эту психологическую почву, Томазий отверг наказуемость ереси»[4].

За свои взгляды он многие годы балансировал на грани уголовного преследования. Его наиболее опасным противником была церковь. Но и монархи видели в нем своего опасного противника, поскольку X. Томазий пытался логически обосновать ошибочность представлений о божественном характере их власти. В результате одна из его книг в Копенгагене была предана публичному сожжению, из университета Лейпцига его вынудили уехать. Лишь спустя многие годы его научные труды заставили церковь и консерваторов отступить.

X. Томазий был менее рационален, чем его соотечественники-философы, и полагал, что, в конечном счете, всем в мире повелевает Бог. Вместе с тем он считал, что это не исключает наличия в обществе общепринятых норм и необходимости воздержания от дурных поступков. В «Установлениях» X. Томазий определяет естественное право как «божественный закон, записанный в сердцах людей, обязывающий их делать, что по необходимости согласуется с природой разумного человека, и воздерживаться от того, что противно этому», а в «Основах права естественного и общенародного» он идет дальше и заявляет, что право и «все моральные наставления» устанавливают «рассуждения спокойного духа»[5].

Когда-нибудь, в отдаленном будущем, считал X. Томазий, установится идеальной строй, основой которого будет отсутствие частной собственности и морально совершенное общество.

  • [1] Порус В. Н. Рационализм //Новая философская энциклопедия. М.: Республика, 2003.URL: http://www.terme.ru/(Iiсtiоnary/879/word/.
  • [2] Машшева И. И. Политико-правовое наследие Самуила Пуфендорфа // Правоведение.1999. № 1.С. 122-127.
  • [3] История политических и правовых учений : учебник / под ред. О. Э. Лейста. М. :Юрид. лит., 1997.
  • [4] Шершеневин Г. Ф. История философии права. М., 1906.
  • [5] Реале Дж., Антисери Д. Западная философия от истоков до наших дней. Т. 3. От Возрождения до Канта. СПб.: Пневма, 2002. С. 744.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >