Правовая теория Чезаре Беккариа

Как и в остальных странах Европы, Просвещение в Италии нашло своих приверженцев и сторонников: последователь Декарта Г. Калопрезе (1650—1715), юристы Ф. Д’Андреа (1625—1698), Д. Валлетта (1636—1714), К. Гримальди (1667—1750), философ Д. Пьетро (1676—1748) и др. Среди этих блестящих имен звездой европейского масштаба стал выдающийся итальянский юрист, гуманист и просветитель.

Биографическая справка

Чсзарс Бонссано Беккариа родился в богатой семье миланских патрициев, но праву первородства унаследовал титул маркиза Бонесано. Учился в иезуитском колледже в Парме, в университете в Павии. Двадцатилетний маркиз увлекся философией и полностью посвятил себя идеям просветителей. В 1758 г. в университете Павии он получил степень доктора права.

Беккариа обратился к жгучей проблеме — пытки и смертная казнь. В возрасте всего 25 лет Ч. Беккариа за четыре месяца написал шедевр —

«О преступлениях и наказаниях». Эта небольшая по объему книга была сразу же переведена на несколько европейских языков.

Ч. Беккариа

Ч. Беккариа доказывал нерациональность жестокости, несправедливости и произвола существующего правосудия, убедительно раскрывал бессистемность и противоречивость законодательства.

«Факт преступления или определен, или не определен; если определен, для наказания достаточно стабильного закона и пытки не нужны, поскольку нет нужды в признании самого обвиняемого; если же факт не установлен, то нельзя мучить невиновного, потому что, согласно закону, невиновен человек, преступление которого не доказано».

Жестокие и несправедливые формы судопроизводства все равно неэффективны, поскольку пытками легче вырвать «признание» у невиновного, чем у закоренелого преступника.

Еще более резко он выступил против смертной казни. Смертная казнь, по мнению Беккариа, неприемлема по трем причинам:

  • — никто не имеет права лишать жизни, даже отдавая жизнь подозреваемого на произвол судьи;
  • - жизнь — высшее благо, и ее насильственное прекращение не входит в компетенцию общественного договора, который когда-то заключили люди друг с другом ради всеобщего счастья и благополучия. «Мне кажется абсурдным, что законы как выражение общественной воли презирают и осуждают убийство, но сами допускают его и для отвращения граждан от убийства назначают убийство публичное»;
  • - смертная казнь не удерживает преступников от нанесения обществу ущерба, но наносит душевную травму обществу.

В тоже время «смерть некоторых граждан необходима, когда нация теряет свою свободу, или в период анархии, когда беспорядки занимают место законов».

Ч. Беккариа призывал к постепенному смягчению наказаний. Он привел ряд аргументов в пользу отмены смертной казни, которые используются и поныне: невозможность исправить судебную ошибку, казнь уступает как средство устрашения зрелищу пожизненного рабства, ожесточает нравы, подавая людям пример жестокости, и т.п. Его книга по справедливости расценена как первое исторически значимое выступление против смертной казни.

«Выводы

Первый вывод, который следует из изложенных принципов, заключается в том, что наказания за преступления могут быть установлены только законом. Назначать их правомочен лишь законодатель, который олицетворяет собой все общество, объединенное общественным договором. Ни один судья (являясь членом данного общества) не может в соответствии с принципом справедливости самолично выносить решения о наказании другого члена того же общества. Наказание более суровое, чем предписанное законом, справедливо, но это уже другое наказание. И, следовательно, судья не может, даже под предлогом ревностного служения общественному благу, увеличивать меру установленного в законе наказания гражданину, нарушившему этот закон.

Второй вывод состоит в том, что каждый член общества связан с этим обществом. А оно, в свою очередь, равным образом связано с каждым из своих членов договором, обязывающим в силу своей природы обе стороны. Тот факт, что обязательства, пронизывающие все общество от престола до хижины и действующие одинаково, как в отношении самого могущественного, так и беднейшего его члена, свидетельствуют о всеобщей заинтересованности в соглашениях, признанных полезными большинством их участников. И нарушение хотя бы одного из этих обязательств было бы чревато наступлением анархии.

Верховная власть, говорящая от имени всего общества, компетентна принимать законы общего характера, обязывающие всех. Но она не может судить о том, нарушил ли кто-либо общественный договор, так как в подобном случае народ разделится на две партии: одна партия — партия верховной власти — будет утверждать, что договор нарушен, а другая партия — партия обвиняемого — будет это отрицать. И потому необходимо, чтобы некто третий установил истинное положение дел. Нужен судья, решения которого не подлежали бы обжалованию и состояли бы в простом подтверждении или отрицании отдельных фактов.

Третий вывод касается жестокости наказаний. Если бы даже удалось доказать, что жестокость наказаний не противоречит непосредственно общественному благу и самой цели предупреждения преступлений, что она лишь бесполезна, то и в этом случае жестокость не только явилась бы отрицанием завоеваний в области морали просвещенного разума, предпочитающего царить среди свободных людей, а не скопища рабов, жестокосердие которых увековечено постоянным страхом, но и справедливости, и самой сути общественного договора»[1].

Ч. Беккариа сформулировал принципы, на которых следовало бы основывать гуманное, справедливое и в то же время рациональное и эффективное уголовное законодательство.

Он призывал к установлению равенства всех граждан перед законом, прежде всего путем отмены привилегий дворянства и духовенства.

Ч. Беккариа настаивал на том, что только закон может определять круг преступных деяний и что виновный может быть приговорен только к тому наказанию, которое ранее было установлено законом. При этом закон должен соизмерять тяжесть преступления и наказания, а число деяний, влекущих за собой уголовную репрессию, должно быть сокращено до «разумного минимума» (прежде всего, путем отмены наказаний за ересь, колдовство и т.п.).

Наказанию следует подвергать только действия, а не слова или мысли людей: тяжесть наказания определяется тем вредом, который причинен «общественному благу».

Суждения Ч. Беккариа о причинах преступности стали одним из отправных пунктов для формирования новой науки — криминологии.

  • [1] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. М. : Юриздат, 1939. URL: http://www.gumer.info/bogoslov_Buks/Philos/Bekkar/_02.php.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >