Либеральные политические учения

Слово «либерал» восходит к латинскому «liberalis» — занятия, достойные свободного человека[1]. Термин же «либерализм» вошел в политическую лексику Европы в 30—40-е гг. XIX в.

Концептуальное ядро либерализма образуют две идеи. Первая состоит в признании личной свободы и частной собственности каждого человека высшими социальными ценностями. Вторая — в утверждении, что только через развитие личности наступит развитие общества.

Хотя истоки духовной свободы можно найти чуть ли не в Античности, либерализм как идеология и система духовных ценностей мог появиться лишь при высоком уровне развития рыночной экономики и наличии значительного (с точки зрения политических амбиций) слоя собственников, среднего класса. Разные исследователи по-разному определяют этот момент. Некоторые полагают, что основателем либеральной теории был Дж. Локк. В качестве аргумента эти исследователи указывают на теорию естественного права, под которой он подразумевал права человека на жизнь, свободу и собственность.

Другим же этот аргумент не кажется серьезным, поскольку английская буржуазная революция проходила под религиозными лозунгами. Массовые светские политически оппозиционные настроения возникли лишь накануне Великой французской революции. Именно на рубеже XVIII— XIX вв. либерализм обрел черты идеологии.

Либерализм представляет собой тип политической культуры с присущим ему стремлением к индивидуальной свободе в рамках законов. Это была не только определенная модель социально-политического устройства, но и способы ее воплощения в жизнь, среди которых доминировали терпимость, уважение к традициям, стремление к компромиссу.

Родиной либерализма стала Англия, а его крупнейшим представителем — выдающийся английский философ, социолог и юрист, родоначальник теории утилитаризма и предтеча юридического позитивизма И. Бейтам (1748-1832).

Биографическая справка

Иеремия Бентам родился в семье адвоката. С самого детства он обнаруживал редкие дарования: уже в 8 лет писал латинские стихи, в десять — письма на греческом языке, а в тринадцать лет — был занесен в списки королевской коллегии в Оксфорде.

К 20 годам стал адвокатом. Однако вскоре разочаровался в юриспруденции, представлявшейся ему массой перепутанных, противоречащих друг другу прецедентов и законов. Поэтому решил заняться изучением общества и борьбе с его социальными пороками. После смерти отца (1792) он получил наследство, позволившее спокойно погрузиться в научные исследования. И. Бентам поселился в уеденном месте, где и проработал до конца жизни.

Английский философ живо интересовался русскими делами. Он не раз бывал в России, пользовался расположением князя Г. Потемкина, переписывался с императором Александром I, Н. С. Мордвиновым, М. М. Сперанским и другими выдающимися деятелями России.

И. Бентам

Свои политико-правовые взгляды И. Бентам изложил в «Тактике законодательных собраний», «Введении в основания нравственности и законодательства» (1789), «Принципах законодательства», «Фрагменте о правлении» (1776), «Руководящих началах конституционного кодекса для всех государств», «Деонтологии или науке о морали» (1834), «Анархические софизмы, являющиеся исследованием Декларации прав, изданной во времена Французской революции» (1795), «О законах вообще».

Хотя И. Бентам родился в середине XVIII в., его творчество было направлено не на борьбу с пережитками уходящего феодального строя, а на создание нового. Он отвергал школу естественного права и политико-правовые акты, возникшие под ее воздействием. Резко критиковал также теорию общественного договора как возбуждающую дух восстания. Вместо этого он предложил теорию утилитаризма, оказавшую большое влияние на многие страны Европы и Латинской Америки.

Смысл его теории состоял в утверждении, что ключевым принципом человеческой жизни является стремление к получению удовольствия, критерий же удовольствия он видел в полезности.

«Природа, — писал И. Бентам в своих «Началах законодательства», — поставила человека под власть удовольствия и страдания. Им мы обязаны всеми нашими понятиями; к ним мы относим все наши суждения, все действия нашей жизни. Тот, кто думает освободиться от этого подчинения, не знает, что он говорит. Единственная его цель — искать удовольствия и избегать страдания в ту самую минуту, когда он отрекается от величайших удовольствий и идет навстречу самым жестоким страданиям. Эти вечные и неодолимые чувства должны быть главным предметом внимания моралиста и законодателя. Начало пользы все подчиняет этим двум побуждениям»[2].

Интересы отдельного человека, в понимании И. Бентама, должны рассматриваться властью и обществом выше, чем интересы общества, так как общее счастье складывается из счастья каждого отдельного человека. Отсюда вытекала идея всеобщих и равных избирательных прав. Он одним из первых определил проблему гарантии интересов меньшинства (независимо от того, бедные ли они или богатые).

Поскольку понимание счастья каждым человеком индивидуально, то И. Бентам утверждал, что надо расширить свободу принятия каждым человеком решений и, следовательно, ограничить функции власти. Для этого надо:

  • — с одной стороны, развивать гражданское законодательство, предоставляющее человеку свободу в экономической сфере;
  • — с другой стороны, развивать уголовное законодательство, «которое удерживает людей от деяний, могущих вызвать у третьих лиц страдания, и удерживает именно путем причинения еще большего страдания самому преступнику»[3];
  • — развивать конституцию, которая определяет границы вмешательства власти в частную жизнь граждан.

И. Бентам стал одним из теоретиков политического либерализма. Он отвергал монархию даже в ее ограниченном английском варианте, ибо считал абсурдным доверять важнейшие полномочия лицам, чье положение зависит от случайной наследственности. Единственной формой правления, способной обеспечить наибольшее счастье наибольшего числа людей, он признавал демократию (хотя и не считал, что выбор народа всегда безупречен).

И. Бентам был не только одним из теоретиков политического либерализма, но предтечей юридического позитивизма.

Он отрицал идею разницу между правом и законом. На первый взгляд это означало, что он перечеркивает ту благородную идею естественных прав человека, идею справедливости, которой была наполнена философия права с древнейших времен. Однако следует признать, что эта идея возникла в условиях кричащей социальной несправедливости. Разумеется, этой несправедливостью законодательство, а особенно, правоприменительная практика были наполнены с момента возникновения. Но рано или поздно, по мере формирования гражданского общества и правового государства, противопоставление права закону постепенно теряло свой смысл. Впервые эго проявилось в Нидерландах и Англии — странах первых буржуазных революций. А первым увидел эту тенденцию И. Бентам.

Тех, кто различал закон и право, он упрекал в придании праву противозаконного смысла.

И. Бентам считал, что никаких естественных и неотчуждаемых прав человека, т.е. прав, предшествующих появлению государственной власти и законов, не существует. Теорию естественного права он называл «фикцией», «метафорическим выражением», «фантомом», «грандиозным ничто». По его мнению, «закон можно определить как собрание знаков, выражающих волеизъявление, установленное или санкционированное сувереном в государстве относительно желаемого в определенной ситуации поведения лица или группы лиц, подчиненных (или считающихся подчиненными) его власти. Это волеизъявление нацелено по своей сути на ожидание конкретных последствий, наступление которых оно подразумевает. Такое провозглашение в данной ситуации станет средством для осуществления этого волнения, а последствия, которые оно имеет в виду, выступят мотивом для тех, о чьем поведении идет речь». Используя игру слов, И. Бентам называл естественное право одновременно «ante-legal» и «anti- legal», т.е. дозаконными и противозаконными.

Б. Констан (1767—1830). Духовным отцом французского либерализма был Б. Констан — французско-швейцарский писатель, публицист и политический деятель.

Биографическая справка

Бенжамен-Анри Констан де Ребек (1767—1830) родился в Швейцарии, в дворянской семье протестантов. Учился в Германии, Англии, Шотландии, затем в Париже.

В 1795 г. он получил французское гражданство. В 1796 г. Б. Констан активно поддерживал Директорию. Наполеон оценил это, благодаря чему Б. Констан в 1799—

1802 гг. был членом Законодательного собрания. Но дальнейший политический курс Наполеона расходился с политическими представлениями Б. Констапа, и он оказался в рядах оппозиции, из-за чего наполеоновскую Францию пришлось покинуть.

В 1819—1827 гг. Б. Констан четырежды избирается депутатом французского парламента. Становится одним из самых ярких французских публицистов. В августе 1830 г. он назначается председателем секции Государственного Совета.

Б. Констан. Художник Э. де Рота (около 1830 г.)

Основные труды: «Принципы политики» (1815), «Курс конституционной политики» (1818—1820), «О религии, ее происхождении, формах и развитии» в пяти томах (1824—1831), «О римском политеизме в его отношении к греческой философии и христианству» (1833).

Основы политической теории Б. Констана сложились в годы Великой Французской революции. Как и все интеллектуалы Европы, он приветствовал эту революцию, был захвачен ее устремленностью в будущее. В какой-то момент даже симпатизировал Робеспьеру, однако террор якобинцев навсегда оттолкнул Б. Констана от революций. Он увидел, что свобода народа может породить тиранию более страшную, чем тирания периода феодальной монархии. Для него стала ясна ошибочность идеи Ж.-Ж. Руссо об обретении пародом власти как способе решения всех социальных проблем.

Взвесив особенности и недостатки различных форм правления, Б. Кон- стан в работе «Принципы политики» пришел к выводу, что опыт античных республик, когда все свободные граждане принимали участие в политической жизни, на рубеже XVIII—XIX вв. не годится. У древних греков и римлян свобода заключалась в коллективном осуществлении гражданами верховной власти, личное спокойствие и независимость приносились в жертву коллективным интересам. Сейчас же достижение благополучия человека возможно в частной жизни. Поэтому свобода должна превратиться в личную независимость, самостоятельность, безопасность и право не управлять, а влиять на управление государством.

Основу личной свободы, частного существования Б. Констан видел в частной собственности. «Цель наших современников — безопасность частной сферы; и они называют свободой гарантии, создаваемые общественными институтами в этих целях»[4].

По мнению Б. Констана, главное зло состоит не в форме правления, а в объеме власти, которая передается правителю. «Доверьте эту власть одному или многим, или всем, — писал Б. Констан, — она равным образом будет злом. Вы будете упрекать носителей власти, вы будете поочередно обвинять монархию, аристократию, демократию, смешанные правления, представительную систему. Вы заблуждаетесь; следует обвинять количество силы, но не тех, кто ею обладает. Высказывать негодование следует против оружия, а не против руки, которая его держит»[5].

Б. Констан предложил четко определить границы вмешательства в жизнь общества. «Никакая власть на земле, — пишет он, — не является безграничной — ни власть народа, ни власть людей, называющих себя его представителями, ни власть королей..., ни власть закона». То есть любая власть, в его понимании, должна иметь свои границы: как власть государства, так и власть гражданского общества.

«Есть сфера человеческого существования, которая, в силу необходимости, индивидуальна и независима и которая по праву остается вне всякой социальной компетенции... В точке, где начинается независимость и личное существование, юрисдикция суверенитета останавливается. Если общество переходит эту грань, оно оказывается столь же повинным, как и деспот, действующий лишь карающим мечом»[6].

«Современная свобода означает право каждого индивида подчиняться только законам, а также его право нс быть арестованным либо задержанным, либо подвергнутым другому наказанию в результате произвола равного ему индивида. Свобода также означает право каждого выражать свое мнение, выбирать себе профессию и работать в соответствии с ней, обладать собственностью и даже уничтожать ее, менять свое место жительства без получения па это какого-либо разрешения и без уведомления о мотивах таких передвижений. Свобода означает также право объединяться с другими индивидами либо для защиты общих интересов, либо для отправления богослужения по тому обряду, который они сами себе выберут, либо просто для того, чтобы вместе проводить время тем или иным образом. Наконец, свобода означает право каждого индивида влиять на управление государством — либо посредством выбора некоторых или всех должностных лиц, либо посредством внесения протестов, петиций и требований, более или менее обязывающих власти считаться с мнением общества»[7].

Новые требования управления, новое понимание свободы наилучшим образом, по мнению Б. Констана, обеспечивает представительная форма правления. При этом Б. Констан осуждает всякую форму всеобщего голосования. По его мнению, участие в выборах должно быть ограничено кругом граждан, удовлетворяющих имущественному и образовательному цензу.

Разумеется, Б. Констан не имел в своем распоряжении опыт применения своей теории в жизнь. Он не знал, что не все его идеи являются правильными. Как теоретик, он решал проблему перехода от власти абсолютистского государства к власти либерального государства и общества. Поэтому настаивал, например, на невмешательстве в отношения между предпринимателями и рабочими. Он утверждал, что безработица и конкуренция между рабочими позволяют предпринимателям снижать заработную плату, а это ведет к обилию недорогих товаров, от чего выигрывает общество в целом: «Разве конкуренция не низводит стоимость труда на самый низкий уровень, какой только совместим с поддержанием физического существования?» И настаивая на этом, он не ошибался, просто проблема социальной защищенности обездоленных и бедных станет теоретической проблемой мыслителей следующего поколения.

  • [1] Первоначально бог Либср был богом низших слоев римского населения. Он олицетворял собой избыток энергии, раскрепощение. В V в. до н.э. в Риме построили храм, гдебедняки могли молиться своим богам, в том числе Либеру. После уравнения сословий Либервошел в общеримский пантеон.
  • [2] Bentham. Introduction to the principles of morals and legislation. Ch. XIX. § 20.
  • [3] Бентам Иеремия // Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона.СПб.: Брокгауз - Ефрон, 1890-1907.
  • [4] Констан Б. О свободе у древних в ее сравнении со свободой у современных людей //Полис. 1993. № 2. С. 100-101.
  • [5] Федорова М. Бенжамен Констан. URL: http://www.sps.ru/?id=206905&cur_id=211415.
  • [6] Французский классический либерализм : сборник / пер. с фр. М. : Российская политическая энциклопедия (РОССПЭП), 2000. URL: http://vvw.sapov.ru/journal/02/constant_lto9.htm.
  • [7] История политических и правовых учений / под ред. О. Э. Лейста. URL: http://vkjournal.ru/doc/993.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >