Политические теории

Из трех направлений политической мысли Запада — либерализм, консерватизм и социализм, наибольших изменений в течение Новейшей истории претерпели социалистические теории.

Развитие социалистической мысли. Социалистическая мысль была представлена в виде социал-демократии и ее вариантов.

Социал-демократия. В течение XX в. социал-демократическая теория была второй по популярности и политическому влиянию после либерализма. Она возникла на рубеже XIX—XX вв. с критического переосмысления марксистской теории Э. Бернштейном (1850—1932), а чуть позднее — К. Каутским (1854—1938).

Биографическая справка

Э. Бернштейн

Эдуард Бернштейн родился в Берлине, в семье железнодорожника. Окончив коммерческую школу, он одно время работал банковским служащим. С 1872 г. активный член социал-демократической партии, представитель ее радикального крыла. В течение 1880—1890-х гг. находился в эмиграции. Сначала в Швейцарии, затем — в Англии. Англия в то время была одной из самых богатых капиталистических стран, что дало возможность Э. Берштейну заглянуть в будущее менее развитых стран Запада.

В 1901 г. Э. Бернштейн возвращается в Германию, где становится видным политическим деятелем.

В 1902—1906 гг. и в 1912—1918 гг. — депутат рейхстага.

После Ноябрьской революции 1918 г. Э. Бернштейн был назначен комиссаром республики по вопросам обобществления имущества. Он выступал против «обвального обобществления собственности», призывая к проведению реалистической политики, а не к социальным экспериментам.

Его наиболее известными работами были «Проблемы социализма и задачи социал-демократии» (1899) и «Возможен ли научный социализм?»

(1901). [1] [2]

«Когда говорят о научном социализме, то речь может идти лишь об обосновании социалистических стремлений, социалистических требований, о теории, лежащей в основе этих требований. Социалистическое движение как массовое явление представляет собой объект этой теории, который последняя старается понять, объяснить и затем защитить; но само собой понятно, что само социалистическое движение также не может быть названо научным, как и не может быть названа таковой Крестьянская война в Германии, Французская революция или какая-либо другая историческая борьба.

Социализм как наука ссылается на познание, социализм как движение имеет своим главным мотивом интерес, при этом следует, однако, оговориться, что здесь интерес не понимается как исключительно личный, узкоэкоиомический интерес. Существует также и моральный (социального характера) идеалистический интерес. Но без интереса нет социальной деятельности. Познание может пробудить интерес или руководить им, но само оно не обладает деятельностью, проявляющейся вовне, постольку, поскольку оно не вступает в тесную связь, не сливается с интересом. Со своей стороны материальный или идеологический интерес может, конечно, способствовать познанию, служить распространению познания; но он сознательно и намеренно делает это лишь до тех пор, пока познание способствует или по крайней мере не вредит его целям. Поэтому между наукой как носительницей познания и всяким политическим, экономическим, спекулятивным интересом всегда возможно противоречие».

Он обратил внимание на спорность выводов о невозможности дальнейшего развития капитализма. «Если победа социализма является имманентной необходимостью, — писал он, — то в основание ее должно быть положено доказательство неизбежности экономического краха современного общества. Это доказательство еще не дано, оно не может быть дано».

Развивающаяся политическая система капитализма, по его мнению, позволяет без революционной борьбы добиться улучшения положения рабочего класса. А эволюционное развитие однозначно предпочтительнее кровавых революционных потрясений.

Следовательно, отпадает необходимость в классовой борьбе, социальной революции и диктатуре пролетариата (программных положениях марксизма). «Классовая диктатура принадлежит более низкой культуре», — писал Бернштейн. Как считал Э. Бернштейн, в политической жизни только демократия является формой существования общества, пригодной для осуществления социалистических принципов.

И Э. Бернштейн делает вывод: если научные гипотезы К. Маркса и Ф. Энгельса не подтвердились, но их продолжают цитировать и строить на их основе политическую программу, то они превратились в догму и в этом качестве стали опасны.

До Первой мировой войны, в основном, это была его личная точка зрения. В Интернационале преобладала иная. На его конгрессах принимались решения о невозможности союза с буржуазией, недопустимости вхождения в буржуазные правительства и т.п. Но вскоре у Э. Бернштейна появился единомышленник-теоретик в лице К. Каутского.

Как и Э. Бернштейн, К. Каутский первые 50 лет своей жизни был ортодоксальным марксистом. К идеям Э. Бернштейна он отнесся отрицательно и в 1899 г. даже написал против него книгу «К критике теории и практики марксизма. Анти-Бернштейн. Метод. Программа. Техника». Однако перед мировой войной его отношение стало меняться.

К. Каутский признал:

К. Каутский

  • — развивающийся капитализм способен сгладить социальные противоречия;
  • — создание социалистического общества возможно и желательно путем завоевания рабочими парламентского большинства на выборах.

Окончательному способствовал отказу от марксизма как современного политической теории Р. Гильфердинг (1877—1941). Его главный труд —

«Финансовый капитал» (1910) — одна из самых крупных социал-демократических работ по экономике. В книге были проанализированы новые явления капиталистической экономики и тем самым обоснованна ошибочность ключевых положений марксизма. Р. Гильфердинг показал, что капитализм нашел инструменты смягчения экономических кризисов, что развитие демократии и профсоюзного движения позволяет улучшить бытовое положение рабочих. Тем самым ликвидируются социально-политические основания для революций.

После Первой мировой войны, несмотря на ее тяжелейшие последствия (особенно для Германии), начали решаться некоторые социальные проблемы, продолжилось развитие демократии. В результате идеи Э. Бернштейна, К. Каутского и Р. Гильфердинга потеснили идеи К. Маркса. В 1923 г. был создан Рабочий Социалистический Интернационал, стоящий на новых позициях.

После Второй мировой войны, в свете опыта сталинизма, европейская социал-демократия пошла на решительный разрыв с марксизмом. В принятой в 1951 г. Франкфуртской декларации Социнтерна заявлено об отказе от марксизма, как идейно-теоретической основы рабочего движения и переходе к реформизму. Социал-демократическая теория стала соединять социалистические идеи с либеральными. Многие принципы, установки, ценности, нормы политической демократии, которые раньше были полем ожесточенной борьбы между социал-демократами и либералами, стали общим достоянием.

Пожалуй, наиболее емко и лаконично суть демократического социализма выражена в Годесбергской программе СДПГ 1959 г., в которой в качестве «основных целей социалистического стремления» провозглашены свобода, справедливость и солидарность. Эти три пункта в различных модификациях с дополнением «равенства», «демократии» и т.д. в той или иной форме вошли в программы большинства социал-демократических партий стран Западной Европы.

В 1974 г. был образован союз социал-демократических партий Европейского сообщества. Причиной такого объединения стали прямые выборы в Европейский парламент. В этом парламенте социал-демократические партии объединились в самостоятельную фракцию.

Социал-демократия сыграла огромную роль в формировании современного Запада. В 1970-е гг. в ряде стран социал-демократы возглавили правительства: в Германии — В. Брандт, в Швеции — У. Пальме, в Австрии - Б. Крайски, во Франции — Ф. Миттеран и др. Социал-демократические партии и поддерживающие их профсоюзы стали инициаторами многих реформ (национализация ряда отраслей экономики, беспрецедентное расширение социальных программ государства, сокращение рабочего времени и т.д.). Им же принадлежит большая заслуга в создании и институционализации государства благосостояния.

В 1970—1980-е гг. большинство социал-демократических партий приняли новые программные документы, где ключевыми положениями стали политический плюрализм, частнокапиталистические рыночные принципы экономики, государственное регулирование экономики на основе кейнсианских рекомендаций, социальная помощь неимущим слоям населения, обеспечение максимального уровня занятости.

В 1989 г. в Стокгольме принят новый программный документ — «Декларация принципов». В соответствии с этим документом демократический социализм обладает следующими характеристиками:

  • — сохранение частной собственности, государственное регулирование экономики, участие профсоюзов в разработке экономической политики, участие трудящихся в принятии решений на уровне компаний и предприятий;
  • — разработка социальных программ, направленных на обеспечение роста среднего класса;
  • - достижение политической, социальной, экономической свободы, социального равенства и справедливости;
  • - разработка и поддержание программ, обеспечивающих стабильность в мире.

В конце XX в. социал-демократия представляла собой весьма многообразное общественно-политическое движение: существует «скандинавский» (или «шведский») вариант, специфика есть у германского, французского, испанского вариантов социал-демократии. О значимости социал-демократических идей говорит то, что ряд исследователей и политических деятелей, не принадлежащие к социал-демократии, не без оснований называли XX столетие социал-демократическим веком.

Коминтерн. Вытеснение из социалистических учений марксизма как доминирующего учения отнюдь не означало его полного исчезновения.

В 1919 г. усилиями В. И. Ленина был создан 111 Коммунистический интернационал (Коминтерн). Первый конгресс принял «Платформу Коминтерна» и «Манифест к пролетариям всего мира», где была продекларирована верность марксизму. На втором конгрессе Коминтерна (1920) были приняты Устав Коминтерна и так называемое «21 условие о приеме», представлявшие собой детальное описание идеологической платформы, общеобязательной для коммунистических партий: тезисы о диктатуре пролетариата, разрыве с реформистской социал-демократией, обязательности решений Коминтерна для отдельных партий, о большевистской трактовке принципа интернационализма и т.п. Фактически Коминтерн являлся не международной организацией, а одним из органов РКП(б). Его деятельность во многом предопределялась изменениями взглядов в узком кругу советских руководителей. Для членов коммунистических партий других стран положение, в котором они оказались в Москве как официальные члены Коминтерна, обернулось не только крахом иллюзий, но вполне реальным жизненным крахом.

Руководители РКП(б) в течение 1917—1925 гг. строили свою тактику на основе теории К. Маркс и Ф. Энгельс, которые полагали, что капитализм в результате территориального раздела мира превратился в мировую экономическую систему, поэтому и его свержение должно осуществиться в таком же масштабе. В ходе Первой мировой войны большевикам и ряду европейских коммунистов показалось, что мировая коммунистическая революция началась. В 1918—1919 гг. в Германии, Венгрии, Финляндии действительно вспыхнули социалистические революции, и приближение мировой революции у большевиков не вызывало сомнений. Во всех своих работах В. И. Ленин вписывал Октябрьскую революцию в общемировой революционный контекст. Коминтерн ориентировал коммунистические партии на подготовку и проведение мировой пролетарской революции. Однако в начале 1925 г., в условиях спада революционной волны в Европе, на пленумах ЦК и ЦКК ВКП(б) этот курс был признан ошибочным, после чего аналогичные решения приняли все партии, входившие в Коминтерн. Коминтерн на время потерял смысл своего существования. В 1930-е гг. Коминтерн вроде бы ее обрел: он был ориентирован руководством ЦК ВКП(б) на борьбу с фашистами и социал-демократами. Но в 1939 г. советским руководством были подписаны сначала пакт о ненападении, а затем — договор о дружбе и границе между СССР и Германией. Это союз парализовал деятельность Коминтерна. В 1943 г. он был распущен.

В течение 1945—1947 гг. советское руководство не форсировало распространение советского политического устройства в странах Восточной и Центральной Европы. Все изменилось с началом холодной войны. Осенью 1947 г. в Польше на совещании делегаций коммунистических партий СССР, Франции, Италии и восточноевропейских государств было принято решение о создании нового координационного международного центра — Коммунистического информационного бюро (преемника Коминтерна). Эта структура просуществовала до апреля 1956 г. К этому времени функции этой международной организации были переданы «Совету экономической взаимопомощи» (1949) и «Варшавскому договору» (1955).

IV Интернационал. Идея создания IV Интернационала принадлежала Л. Д. Троцкому. Это не значит, что его большая организационная деятельность развернулась на пустом месте и не имела под собой никаких объективных оснований, но без него эта международная организация возникнуть бы не смогла.

Л. Д. Троцкий принадлежат к числу революционеров романтиков. Хотя он многие годы прожил за границей, как и В. И. Ленин, он не увидел рационального зерна в аргументах Э. Берштейна и К. Каутского, не заметил ничего заслуживающего внимания в теории солидаризма Л. Дюги, не обратил внимания на теорию элит В. Парето, Г. Моска, Р. Михельса и М. Вебера.

Поэтому он и в 1930-е гг. продолжал верить в мировую пролетарскую революцию.

Идея создания IV Интернационала возникла у Л. Д. Троцкого в 1933 г. в силу следующих причин.

Во-первых, отказ большевистской партии в 1925 г. от курса на мировую революцию он воспринимал как личную ошибку И. В. Сталина. Он подчеркивал, что сталинисты недооценивают революционность пролетариата капиталистических стран. Но до 1933 г. он все еще надеялся вернуться в СССР. Теперь же он ясно увидел, что сделать это ему уже не удастся и, следовательно, не удастся изменить внутреннюю и внешнюю политику ВКП(б). «Так же как доктор не оставляет пациента, в котором еще есть дыхание жизни, — писал он, — так и мы надеялись на реформу партии до тех пор, пока оставалась хоть малейшая надежда. Но было бы преступным питать привязанность к трупу».

Во-вторых, подобно авторам теории элит, он подошел к пониманию природы власти ВКП(б) и Коминтерна, но неправильно оценил политику Коминтерна. «На собственных ошибках партии учатся, отбирают кадры, воспитывают вождей. Но в нынешнем Коминтерне мы имеем не ошибки, а ложную систему, которая делает правильную политику невозможной. Социальным носителем этой системы является широкий бюрократический слой, вооруженный огромными материальными и техническими средствами, фактически независимый от масс и ведущий бешеную борьбу за свое самосохранение ценой дезорганизации пролетарского авангарда и его ослабления перед классовым врагом. Такова сущность сталинизма в мировом рабочем движении». Он пришел к выводу, что Коминтерн перестал быть революционной силой, превратившись в послушное орудие И. В. Сталина, поэтому нужно создавать новый Интернационал.

В-третьих, приход к власти в Германии фашистов и разгром немецкого рабочего движения показал, что деятельность Коммунистической партии Германии и Коминтерна является уже не теоретической ошибкой, а порождает крайне опасные международные процессы. Но фашистов не смогла остановить и западная демократия. Поэтому силой, способной остановить будущую катастрофу, является лишь мировая пролетарская революция.

Учредительный конгресс IV Интернационала состоялся в сентябре 1938 г. На него приехал 21 делегат из 11 стран. Был принят манифест «К рабочим всего мира», в котором говорилось, что «IV Интернационал с гордостью провозглашает себя наследником и продолжателем дела I Интернационала Маркса, русской революции и Коммунистического Интернационала Ленина». Манифест провозгласил неизбежность мировой социалистической революции. Документ был направлен против фашизма, а также «московской бюрократии», которая «установила ненавистный тоталитарный режим».

После Второй мировой войны IV Интернационал вступил в период дробления. В конце XX в. он распался на ряд организаций, не играющих в политике какой-либо роли: «Четвертый интернационал», «Международная социалистическая тенденция», Комитет за рабочий интернационал», «Международная марксистская тенденция».

Еврокоммунизм. Это политическое течение представляло собой попытку развития марксизма в новых исторических условиях. У его истоков стояли Антонио Грамши и Дъердь Лукач.

А. Грамши (1891 — 1937) — выдающийся итальянский мыслитель, основатель и руководитель Итальянской коммунистической партии.

Биографическая справка

А. Грамши

А. Грамши окончил филологический факультет Туринского университета. В 1913 г. вступил в Итальянскую социалистическую партию. В январе 1921 г. вошел в основанную Коммунистическую партию Италии (КИИ). В 1922—1923 гг. был делегатом от КИИ в Исполкоме Коминтерна и жил в Советском Союзе. В 1924—1926 гг. возглавлял парламентскую группу коммунистов. В 1926 г. фашисты арестовали А. Грамши, в 1928 г. приговорили к 20 годам тюремного заключения. Его освободили через девять лет.

Но здоровье было подорвано, и через несколько дней после освобождения А. Грамши скончался.

Находясь в тюрьме, написал ряд работ по истории, философии, культуре, которые позже были объединены в семь томов и вышли иод общим названием «Тюремные тетради». Идеи, высказанные в таких условиях, А. Грамши был вынужден выражать иносказательно, что создает трудности в понимании и интерпретации его текстов.

А. Грамши был марксистом более высокого уровня развития общества и более высокого уровня развития науки. Поэтому, бесконечно уважая К. Маркса, он не полемизировал с ним, а предлагал новые теоретические обобщения.

Во-первых, он полагал, что исторические изменения не могут быть поняты как линейное развитие, что считалось в соответствии с формационной теорией. На самом деле траектория развития каждой отдельной страны определяются ее историческими и политическими особенностями.

Во-вторых, бесконечно более сложной оказалась природа власти. Власть основывается не только на насилии, как это считали К. Маркс и Ф. Энгельс, но и на идеологическом и культурном влиянии (доминировании). «Класс может стать гегемоном только, если он может добиться активного согласия подчиненного класса. Согласие, при этом, не является постоянным. Оно принимает форму классовой борьбы между конкурирующими идеологиями, постоянно изменяющимися для того, чтобы соответствовать изменяющимся историческим обстоятельствам, требованиям и отражающим это действиям людей»[3].

В-третьих, идея «диктатуры пролетариата» — была актуальная лишь в середине XIX в. В XX же веке основная политическая задача состоит в установлении контакта между «простыми людьми» и интеллигенцией. Основная работа по созданию нового общества ложилась на плечи интеллигенции. Она состояла в интеллектуальном возвышение масс. Только культурное общество могло создать социализм.

В-четвертых, А. Грамши считал, что политическое противостояние в XX в. происходит не по линии пролетариат — буржуазия, а между гражданским обществом и государством. В передовых западных обществах это общество во многом уже обладает политической властью, но возможность утраты гражданских свобод чрезвычайно высока. В этом плане А. Грамши попытался проанализировать причины установления фашизма и пришел к выводу, что он является результатом духовного и политического кризиса. Подобные режимы стали закономерным результатом попыток власти проводить модернизацию общества, не имея широкой социальной поддержки.

В 30—40 е гг. XX в. идеи А. Грамши были никому не известны. Но в 1970-е гг., т.е. через многие годы после смерти А. Грамши, его идеи стали теоретической основой коммунистов Европы в целом.

Биографическая справка

Д. Лукач

Д. Лукач (1885—1971) — сын крупного будапештского банкира, тонкий интеллектуал. Н. Бердяев назвал его «самым умным и интересным, наиболее самостоятельным из коммунистических писателей». К марксизму его привело «неприятие капитализма как общественного строя, который, по его глубокому убеждению, несет угрозу развитию человечества и прежде всего самому существованию культуры»[4]. После Первой мировой войны он стал членом коммунистической партии Венгрии, членом Коминтерна, одним из самых горячих поклон ников В. И. Ленина.

В декабре 1929 г. Д. Лукач приезжает в Москву, где остается до 1945 г. Все эти годы он принимал советский вариант социализма, его строительства, усматривая в нем антипод ненавистному ему миру капитала. Оценивая годы своего пребывания в Москве, он говорит: «Мы вынуждены были наконец признать, что причины столкновения между обогащающим марксистскую культуру прогрессивным направлением и догматическим давлением деспотической бюрократии надо искать в системе Сталина и его личности... Я вынужден был вести за свои идеи партизанскую борьбу... Издания своих трудов я делал возможным путем начинки их ссылками на Сталина, я развивал их по возможности самым осторожным способом».

После Второй мировой войны Д. Лукач разорвал с марксизмом как политическим курсом, хотя остался неомарксистом как философ. Его идеи обсуждались преимущественно среди левых интеллектуалов.

А. Грамши и Д. Лукач теоретически подготовили переход коммунистических партий Европы на новые — неокоммунистические позиции.

Новое политическое движение получило название «еврокоммунизм». Его объективной основой стало возникновение постиндустриального общества.

Идеологи еврокоммунизма не могли не учитывать, что социально-политическая база коммунистических партий сократилась. Принципиально изменилась и социально-политическая обстановка (в сравнении со временем, когда К. Маркса и Ф. Энгельс создавали свое учение). Поэтому в 50-х гг. XX в. сначала компартии Великобритании и Италии, а потом и остальные компартии отошли от курса на завоевание власти через революцию и удержание ее посредством диктатуры пролетариата и взяли курс на приход к власти через победу на парламентских и президентских выборах.

Серьезный удар по политическим позициям зарубежных коммунистических партий нанесли выступление Н. С. Хрущева на XX съезде КПСС, вторжение советских войск в Венгрию в 1956 г., в Чехословакию в 1968 г.

В 1970-х гг. компартии Великобритании, Испании, Италии, Нидерландов, Франции стали открыто критиковать КПСС и компартии стран Восточной Европы за их недемократические режимы и предприняли попытку создать либерально-демократическую версию коммунизма — еврокоммунизм. Какое-то время течение имело влияние и вне Европы (например, в политике компартий Японии и Австралии, левых партий Венесуэлы и Мексики).

Со временем еврокоммунисты приняли либеральные ценности и как движение фактически прекратили свое существование[5].

  • [1] До конца 1890-х гг. Э. Бернштейн оставался ортодоксальным марксистом. С 1888 г. он жил в Лондоне, дружил с Ф. Энгельсом. Именно емуФ. Энгельс завещал архив К. Маркса и свой собственный. Однако в конце1890-х гг. он высказался ряд идей, поставившиех под сомнение истинностьвыводов К. Маркса и Ф. Энгельса. Сначала он обратил внимание партийных товарищей на то, что в периодсвоего становления марксизм не являлся единственным направлением социалистической мысли. Не менее популярным социалистическим лидеромв 50—60-е гг. XIX в. был Ф. Лассаль (1825—1864), авторитет которого былравен авторитету К. Маркса. Это позволило Э. Бернштейну снять с ученияК. Маркса ореол абсолютной истины и проанализировать степень применимости марксизма к новым историческим условиям.
  • [2] Бернштейн предложил посмотреть на марксизм не как на догму, а какна научную гипотезу. Он исходил из того, что наука не может предугадатьбудущее, но может определить тенденции развития общества. Э. Бернштейн считал, что выводы К. Маркса и Ф. Энгельса 30—40-летней давности не соответствуют концу XIX в.
  • [3] Алексеева Т. А. Современные политические теории. М. : РОССПЭП, 2000.
  • [4] Хевеши М. Марксизм Д. Лукача и его неприятие советской идеологии. URL: http://mesotes.narod.ru/lukacs/heveshi.htm.
  • [5] Например, на первом раунде французских президентских выборов в апреле 2003 г.кандидат коммунистов и руководитель компартии Ю. Робер набрал всего 3% голосов.
 
Посмотреть оригинал
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ   ОРИГИНАЛ     След >