Общая характеристика марксистско-ленинской теории государства и права

Марксистско-ленинское учение в том виде, в каком оно было официальной идеологией советской тоталитарной системы, представляло собой марксистскую доктрину, дополненную результатами теоретических изысканий идеологов большевизма (В. И. Ленина, Н. И. Бухарина, И. В. Сталина). Утратив свой официальный характер, марксизм и по сей день остается одним из направлений обществоведения и учения о праве и государстве, нуждаясь, однако, в осмыслении с новых теоретических позиций и с учетом практики его реализации.

К основным чертам марксистско-ленинского учения о праве и государстве можно отнести следующие.

  • 1. Вывод об обусловленности генезиса и природы государства и права как надстроечных явлений экономической сферой общества и прежде всего – характером производственных отношений (экономическим базисом общественноэкономической формации). И если не преувеличивать значение данной закономерности, оценивать ее лишь "в конечном счете", то в принципе историко-материалистический подход марксизма к государству и праву является верным.
  • 2. Объяснение происхождения и сущности государства и права расколом общества на антагонистические классы. По Марксу, природа государства и права не может быть понята вне контекста борьбы классов. Теоретики большевизма придали этому тезису первостепенное значение. Для них государство – это прежде всего "машина" классового подавления.
  • 3. Идею о применении мер насилия в целях ликвидации "старой организации общества". Эта идея в теории и практике большевизма, как известно, была доведена до крайних форм.
  • 4. Отрицание принципа разделения властей. Идея соединения в одном органе как законодательной, так и исполнительной власти – один из теоретических постулатов, положенных в основу создания Советского государства.
  • 5. Идею отмирания государства: государство должно исчезнуть вместе с делением общества на классы. При этом праву предстоит отмереть вместе с государством.
  • 6. Недооценку роли права, тезис об отсутствии у него исторических перспектив, скептическое отношение к идее правового государства. В связи с этим многие западные авторы относят марксистское учение о праве даже к числу юридико-нигилистических. Вместе с тем в рамках теории марксизма было высказано и немало теоретически ценных положений о праве и его природе. В частности, оценка права как равного масштаба, применяемого к фактически неравным субъектам.

Таким образом, критически пересматривая марксистское учение о праве и государстве, следует сохранить те теоретические положения, которые прошли проверку временем и представляют ценность для современной юридической науки и обществоведения в целом. Прежде всего это касается общеметодологических принципов и подходов, таких, как принцип историзма, принцип диалектики, подход к праву и государству как социальным явлениям, зависимым от материальной жизни общества и его дифференциации на большие социальные группы, и др.

Эволюция представлений о праве в отечественной юриспруденции

До Октябрьской революции 1917 г. Россия входила в романо-германскую правовую семью. Основные черты русской юриспруденции второй половины XIX в. сформировались под определяющим влиянием правового позитивизма (подхода, отождествляющего право с положительным, "писаным" правом). Причем для России был характерен этатический позитивизм (позитивизм, рассматривающий право как порождение и инструмент государства).

В начале XX в. российский этатический позитивизм вступил в кризисное состояние и распался на два направления:

  • 1) формально-догматическое, основанное на логической интерпретации юридических понятий (Евгений Владимирович Васьковский, Давид Давидович Гримм и др.);
  • 2) социологизированное, основанное на проблеме интереса в праве (Сергей Андреевич Муромцев, Николай Михайлович Коркунов и др.).

В это же время значительная часть российских теоретиков права отошла от позитивизма и образовала несколько школ. Так, серьезному натиску в конце XIX – начале XX в. российский позитивизм подвергся со стороны возрожденного естественного права. Эту идею отстаивали Павел Иванович Новгородцев, Богдан Александрович Кистяковский,

Владимир Матвеевич Гессен, Евгений Николаевич Трубецкой, Николай Иванович Палиенко и др.

Возникла "психологическая школа права" (Лев Иосифович Петражицкий, Питирим Александрович Сорокин).

Накануне Первой мировой войны социальные процессы в России приобрели жестокий и неуправляемый характер, что послужило почвой для возрождения этатического позитивизма. И наиболее ярким его представителем выступил Габриэль Феликсович Шершеневич.

В первые годы Советской власти отношение к праву среди ученых-правоведов и интерпретаторов марксизма было явно нигилистическим (Александр Григорьевич Гойхбарг, Владимир Викторович Адоратский, Михаил Андреевич Рейснер, Евгений Брониславович Пашуканис, Петр Иванович Стучка и др.).

Однако потребности самой жизни и бурная нормотворческая деятельность Советской власти объективно требовали теоретических разработок права и четкого определения позиции в правопонимании. В связи с этим в конце 1920-х – начале 1930-х гг. началось интенсивное развитие правовой теории. При этом наряду с марксистским направлением в теории права (П. И. Стучка и Е. Б. Пашуканис) появились и другие концепции. Так, имели место попытки возродить традиции психологической школы права (М. А. Рейснер и др.).

Вместе с тем постепенно начинает набирать силу этатическое правопонимание, которое получило официальную поддержку на Первом Всесоюзном съезде марксистов-государственников и правовиков в 1931 г. Становление тоталитарного режима Сталина требовало соответствующего теоретико-правового обеспечения. И в 1938 г. на Всесоюзном совещании работников науки советского права была принята дефиниция права как совокупности правил поведения (норм), установленных или санкционированных социалистическим государством и выражающих волю рабочего класса и всех трудящихся, правил поведения, применение которых обеспечивается принудительной силой социалистического государства. Это определение, предложенное правовым идеологом сталинского режима Андреем Януарьевичем Вышинским, составляло основу всех последующих дефиниций советского права.

Во второй половине 1950-х гг. рядом российских правоведов была выдвинута идея "широкого" понимания права. Предлагалось наряду с нормами включать в право и правоотношения (Степан Федорович Кечекьян, Андрей Андреевич Пионтковский), правоотношения и правосознание (Яков Филиппович Миколенко), субъективные права (Лев Самойлович Явич). По сути, эго была попытка социологизации правопопимания в рамках позитивистской концепции. Однако, как заметил В. С. Нерсесянц, "широкое" понимание права еще не означало различения права и закона.

С начала 1970-х гг. в советском правоведении начали появляться работы, в которых такое различение как раз стало проводиться (В. С. Нерсесянц, Г . В. Мальцев, Р. 3. Лившиц, Л. С. Мамут, В. А. Туманов и др.).

В дальнейшем Нерсесянц предложил интересную концепцию цивилитарного права. Вместе с тем, как верно отметил профессор Геннадий Васильевич Мальцев, проблема поиска новых определений права остается открытой.

 
< Пред   СОДЕРЖАНИЕ     След >